6. Чужая планета

***
Алекс успел доесть макароны, допить кофе, поставить затейливый мат одному из бортовых компьютеров, – а Рик все не возвращался. Беспокоиться пока не стоило: у Алекса первое знакомство с окрестностями заняло около двух часов, Рик же всегда подходил к новому месту основательней и въедливей. И к тому же, если бы что-то случилось, браслет передал бы сигнал. Взяв вторую чашку кофе, Алекс устроился поудобнее на стуле в крошечной столовой и снова повернулся к компьютеру. Связи со всемирной сетью тут, конечно, не было, но он заранее сохранил все, где хоть как-то упоминалась Земля-Дальняя.
– Найди мне все про эвакуацию с Земли-Дальней, – сказал он машине. – В первую очередь – не общеизвестные официальные данные, а личные дневники, рассказы очевидцев и прочее.
Через миг на экране запестрели заголовки. Алекс быстро пробежал взглядом по строчкам, пытаясь по первым фразам понять, стоит вчитываться в материал или нет. Система оповещения «Артемиды» радостно пиликнула, уловив приближение шлюпки. Значит, Рик уже рядом. Еще через пару минут Алекс увидел на одном из экранов, как шлюпка мягко опускается на землю рядом с кораблем. Единственный иллюминатор на «Артемиде» находился в пилотской рубке, но видеть, что творится снаружи, можно было из любого отсека – везде были установлены большие экраны, на которые выводилось изображение с внешних камер. Алекс смотрел, как поднимается дверца шлюпки. Свет падал так, что высокая крупная фигура Рика казалась темным силуэтом. Этот силуэт приблизился к кораблю, и через миг охранная система радостно пикнула, узнав своего. Тихо заворчала переходная камера, на всякий случай обеззараживая человека, вошедшего с другой планеты, – хотя Трил не один раз проверил пробы здешнего воздуха, взятые в разное время и в разных местах. Наконец щелкнула дверь, отъезжая в сторону, и через пару мгновений Рик, пригнувшись, втиснулся в крошечную столовую.
– Решил никого пока не звать? – тихо спросил он.
– Пока нет. И Трил, и Клара в своих каютах, у них еще три часа сна, и будить их после такой работы раньше времени – зверство просто.
– Угу, угу. Скажи уж честно – хотел сначала поговорить вдвоем.
– Ну вот, сам же все знаешь.
Алекс отхлебнул остывший кофе. Рик, пробравшись к столу, повернулся к кухонному роботу, пробежал пальцами по его панели, тоже выбирая себе кофе.
– В заброшенном космопорте? – спросил он Алекса, дожидаясь, пока наполнится чашка.
– Да.
– У выхода из зала ожидания на летное поле?
– Да, – Алекс снова кивнул. – Черт, Рик, не можем же мы ошибаться вдвоем.
– Не можем. И чувствовали мы оба человеческий взгляд.
– Или другого разумного существа?
– Нет, Алекс, – Рик покачал головой. – У нас с тобой, конечно, инстинкты и чутье обострены до предела, мы оба – потомственные охотники, и оба этим занимаемся с детства. Но другое разумное существо мы вряд ли бы так почувствовали. А вот человека – да.
Алекс посмотрел на дверь, быстро включил незаметную звукоизоляционную завесу.
– Не хочу пока беспокоить Трила и Клару.
– Можешь не объяснять.
– Планета давно покинута, это и Трил говорил, и во всех источниках так написано… да и по космопорту, по-моему, все видно. И ни один из наших беспилотников не заметил ни малейшего намека на людей. Нигде.
– После эвакуации прошло больше двадцати лет. Если вдруг предположить, что тут остались дети – сейчас это взрослые люди. Если остались взрослые – сейчас они уже, может, совсем не молоды.
– С чего бы тут кто-то остался? – Алекс вспомнил яркую куклу, брошенную в кресле. – И потом… могли и не остаться. Могли потом прилететь. Планета почти идеальна: атмосфера, вода, комфортная гравитация… Землянам подходит. Центаврийцам тоже наверняка подойдет. Жителям Гельветиосаи или Альфы Северной Короны – тоже. 
– Ага. Такая идеальная планета, что ее бросили.
– Похоже, не совсем. Черт, Рик, если мы оба уверены, что чувствовали на себе взгляд человека, – значит, именно так и было.
Рик кивнул вместо ответа.
– Что ты сделал, когда почувствовал, что на тебя смотрят? – спросил Алекс.
– Ничего. Пошел дальше, не подавая вида. Когда отошел совсем в сторону – связался с тобой.
– Кто мог остаться здесь после эвакуации? Трил много раз говорил, что нехватки мест в звездолетах не было. Багаж, да, строго ограничивали, но людям мест хватало.
– Он уверен, что точно помнит?
– Ну слушай, Трил не дитём же был, ему уже девятнадцать тогда исполнилось. Да и потом… – Алекс кивком указал на экран, где было открыто несколько материалов о последних звездолетах с Земли-Дальней, – я как раз до твоего прихода полез на всякий случай пересмотреть статьи и прочее – про вылет людей отсюда.
– И что?
– И нигде нет ни одного упоминания, что кому-то пришлось остаться. Как люди срывались с обжитых мест, как пришлось бросать все имущество – да, про это есть.
– А ведь странно, что никто не захотел остаться. Планета полностью пригодна для жизни, оставайся себе и живи. Съедобных растений полно, рыбы полно, птиц и животных – тоже.
– Да брось. Кто тут жил? Ссыльные и их дети, беглые левши да редкие авантюристы. Кто из них умел себя прокормить – охотиться, рыбачить? Да никто. И земных животных сюда еще не завезли – ни скота, ни домашней птицы. А разводить и одомашнивать здешних еще не научились. Первые несколько лет и продукты-то все были привозные – народу было совсем немного, дешевле оказалось привезти с Земли, чем выращивать тут.
– Это тебе Трил рассказал?
– Он не все помнит. Это я сам вычитал. Население крошечное. Несколько поселков, названных в честь крупных земных городов, и все.
– Столица еще.
– Ага, аж триста человек там жили. Ну, потом еще добавилось, я последние данные и не видел. Трила надо расспросить. Короче, прожить здесь и без связи с Землей вполне можно. Топи зимой дом, таскай воду, добывай еду – и живи себе. Но желающих не нашлось.
– Или как раз нашлись, – хмуро откликнулся Рик.
– Черт. А ведь похоже на то. И кто тут мог остаться?

***
Спускаясь в капсуле обратно в центр города, Марк Лефевр быстро повторил про себя разговор с Лео Бринком. Он был уверен, что Бринк не лжет, что он действительно находился под чьим-то воздействием, когда отправил Нестерова в систему Ню Волка за мантикорой. Надо бы пойти со всем этим в полицию – но Бринк прав, стоило выждать хотя бы день-другой. Алексу уже все равно, он почти в пятидесяти световых годах от Солнечной системы, и если что-то с ним случится или уже случилось – земная полиция никак не поможет. А Бринк предупрежден и теперь явно будет настороже. А заодно и постарается сам раскопать, что же произошло.
Капсула опустилась на улицу и замерла, выравниваясь. Стеклянные двери разомкнулись. Марк вышел, с наслаждением подставив лицо ветру с моря – еще теплому, но уже почти осеннему. Он думал, что беседа с Бринком займет не больше двадцати минут, но провел в кабинете хозяина биржи почти полтора часа. Если он хочет успеть к драмтеатру вовремя, надо поторапливаться. Марк свистнул прокатной машине, которую оставил прямо под летучим кабинетом Бринка, и проскользнул в поднявшуюся дверь. Пульт весело замигал, мягкий женский голос, почти как живой, произнес:
– Добрый вечер! Поведете сами или предпочитаете автоматику?
– Сам, – ответил Марк, защелкивая ремень. – Ты так не умеешь, а мне надо побыстрее.
Он резко, немного грубовато поднял машину и рывком направил ее в сторону старого вокзала и ратуши – к имперскому театру. Небо над городом кишело снующими туда-сюда огоньками. Марк ловко проскользнул в плотный поток других машин и через пару минут уже выискивал сверху место поближе к театру, где можно было бы оставить прокатную колымагу. Главный вход был закрыт, огни в фойе не горели. Марк опустил машину на удобный пустой пятачок.
– Вы рискованно водите, в следующий раз предлагаю воспользоваться автоматикой, – сказала машина. В синтезированном голосе слышалась почти настоящая обида.
– Обязательно.
– Можно принимать другие заказы? Или вы пока оставляете бронь?
– Пока оставляю. Стой тут и жди.
Он направился к служебному входу. Марк совершенно не собирался делать вид, что он тут случайно. И его не смущало то, что он почти наверняка встретится с сестрой. Дверь открылась, начали выходить люди, некоторых Марк помнил в лицо еще с недавнего вечернего приема. Его, похоже, тоже помнили: кто-то из выходивших поздоровался кивком. Мрак ответил улыбкой и снова перевел взгляд на служебный вход, где из распахнувшейся двери показалась очередная группка людей, а потом, через несколько секунд, наконец вышла Инель Ланге вместе с молодой женщиной. Ее Марк тоже вспомнил – кажется, новая ведущая актриса. Вместе женщины смотрелись так, словно их подбирал художник. Высокая белокожая Инель с роскошными светло-золотистыми локонами – и ее спутница, миниатюрная смуглая брюнетка, яркая почти до неприличия. Девушки о чем-то оживленно говорили. Черноволосая вдруг, явно кого-то изображая, приосанилась, вздернула подбородок, сжала губы, и Марк еле сдержал смех, мгновенно узнав свою сестру. Он сделал пару шагов вперед, Инель его заметила и словно растерялась.
– Встречаете Мадлен? – вежливо спросила она. – Но она уже ушла.
– Нет, вас.
– Меня?
– Мне показалось в прошлый раз, что вы не будете против чашки кофе.
Черноволосая чуть отступила в сторону и лукаво улыбнулась:
– Инель, мне пора, – она сделала еще шаг назад, снова улыбнулась. – Приятного вечера!
– Ники, постой, – еще больше растерялась Инель. Взгляд ее заметался – она была готова смотреть куда угодно, лишь бы не встречаться глазами с Марком. Он, заметив это, мягко сказал:
– Похоже, я нахально вторгся в вашу беседу.
– Мы обсуждали кое-какие тонкости театральной критики, – наконец выдавила Инель. – Если я правильно помню, это совсем не ваша сфера интересов.
– Пока нет, но я быстро учусь.
– Ну так начните пока с азов. Вам есть у кого все разузнать, – она обернулась к брюнетке и, не давая Марку ответить, схватила ее под руку. – Ники, пойдем.
Быстро развернувшись, Инель направилась в сторону от служебного входа – видимо, туда, где стояла машина. Брюнетка, чье имя Марк опять забыл, хотя только что слышал, шла рядом. Еще через миг обе девушки скрылись за углом.
«Вам есть у кого спросить». Это она о Мадлен, разумеется. Что такого могла написать его сестрица? Почему внучка Ланге в такой ярости? Да что угодно могла написать. Известно же, что Мадлен никогда ни о ком еще не сказала доброго слова.

Машина была уже в воздухе, когда Ники наконец спросила:
– Ты что его так отбрила? И при чем тут Мадлен? Очень интересный мужчина. И так на тебя смотрел!
– Смотрел, ага. Лучше б он на Мадлен смотрел. На свою жену.
– Что?
– Этот тип – муж Мадлен Лефевр.
– Да ладно? То-то я чувствую, что где-то его уже видела.
– Они вместе были на приеме. И он меня всю насквозь просмотрел, держа при этом свою женушку под руку.
– Вот зараза! – засмеялась Ники. – Он и сейчас за полминуты тебя взглядом чуть не съел! А кто он? Совсем не похож ни на критика. Да и мы бы его знали.
– Нет-нет, он к театру не имеет никакого отношения. Занимается чем-то… – Инель сделала вид, что с трудом вспоминает, хотя на самом деле ей казалось, что сердце вот-вот проломит изнутри ребра. – Что-то насчет иноземных животных. А, охотник, вот. Ловит зверей на заказ.
– Правда?!
– Наверное. Я не интересовалась, вот еще.
– Так давай посмотрим! – Ники нашарила в сумочке телефон.
– Я не собираюсь ничего о нем искать!
– Так это же не ты, а я. Можно?
– Ну… ну давай. Все-таки охотник… вдруг там какие-то приключения, может, сюжет для пьесы? – ответила Инель.
Ники уже вбивала в телефон имя.
– Ого, сколько всего! О нем много пишут. Он какой-то известный, да?
– Я не интересовалась. Ну и что там? Да ткни в самую первую.
– Ага. Ого! Муж Мадлен Лефевр, ты говоришь?
– Ну да, а что? – Инель заглянула в телефон Ники и замерла.
Это была, похоже, одна из статей с какого-то портала об известных охотниках. С красочной фотографией в самом начале. На фоне покрытых снегом гор Марк Лефевр – он выглядел на несколько лет моложе, чем сейчас – обнимал хорошенькую смеющуюся девушку. Рядом с ними стояли три маленькие девочки в одинаковых платьицах. Девочки были разного возраста, но очень похожи и друг на друга, и на Марка, и на смеющуюся девушку.
Идеальная счастливая семья с рекламного плаката.
Инель с трудом отвела взгляд от фотографии и уставилась в заголовок. «Самая красивая пара: Марк Лефевр и Рута Вайтоните, которые счастливы и без свадьбы».

***
Рик пожал плечами.
– Кто мог остаться? – переспросил он. – Да кто угодно, всякий сброд.
– Планета изначально именно им и заселялась.
– Ну не знаю… сектанты какие-нибудь? Преступники, которых на Земле ждало наказание? Левши, в конце концов?
– Трила и Клару поднимать пока не будем, ничего особенного не случилось. Браслеты всегда держим включенными, в полном режиме.
– Ну еще бы, – Рик понимающе кивнул. – Наружу теперь – только вдвоем?
– Наоборот. Только поодиночке – или я, или ты. Пока не поймем, что это за люди, сколько их, почему они тут. Клару и Трила без защиты оставлять нельзя, тревожно за них.
– Особенно за Трила.
– Да, Клара-то может за себя постоять, – согласился Алекс. – Если что – все сам знаешь. Решения во время полета, как обычно, принимает Клара, в остальное – придется тебе.
– Тьфу, сплюнь.
– Да сплюну. Но если что – ты за них отвечаешь. И за то, чтобы не затягивать поиски и вовремя улететь.
– Понял, понял.
– А в лесу в паре мест прямо так и хочется ловушки поставить, да? Вот должна там быть мантикора. Из всего, что мы о ней знаем, – должна.
– Ага, – согласился Рик.
Алекс поднялся, поставил пустую чашку из-под кофе в лоток посудомойки.
– Когда Трил проснется – возьму его на вылазку. Вдруг на местности что-то вспомнит. Родные места все-таки. И про мантикору, и про остальное.
– Да. В родные места он точно тянется, но не подает виду.
– Вижу. Поэтому и думаю – предложу ему долететь до бывшего дома, тут совсем рядом.
– Не думаю, что он что-то скрывает, – Рик с сомнением посмотрел на напарника. – Трил-то?
Алекс улыбнулся. Трил Харс, прекрасный биолог и ветврач, был замечательным специалистом в работе – и почти беспомощным растяпой в быту. Он с одного взгляда понимал самых разных зверей из самых разных миров, но терялся, когда приходилось выбирать продукты к обеду.
– Не скрывает, конечно. Но может и сам чего-то не осознавать – столько лет же прошло.   
– И ты думаешь, что он увидит родные места – и прямо вдруг с ходу что-то интересное вспомнит? То, что и сам не знал?
– Память – странная штука, порой такие фортели выкидывает, – Алекс потянулся к пульту, чтобы снять звукоизоляционную завесу. – Посмотрим. В конце концов, это максимум час времени и немного топлива, так что мы ничего не теряем. И вообще, твой ход.
– Конь b5, – быстро отозвался Рик.
– Пешка d6.
– Пешка с4.
Из коридора раздался еще сонный голос Трила:
– Вашим кофе на весь корабль пахнет!
– Присоединяйся, – Рик подвинулся, освобождая место у края стола. – Алекс как раз хотел тебя вытащить на вылазку. Мне в лесу в паре мест прямо чуйка подсказывала – должны, должны они тут жить.
– Ага, и мне, – Алекс выбрался из-за стола, посмотрел на экран, на котором отображался ясный солнечный день. – Погода там снаружи, как в сказке. Слетаем, глянем еще раз. Заодно к твоему дому подберемся. Хочешь ведь?
– Да, – признался Трил.

Через час шлюпка «Артемиды» уже подлетала к лесу. Алекс видел, что Трил Харс изо всех сил старается выглядеть спокойным и невозмутимым. Но сейчас в лице биолога, который провел вместе с Алексом, Риком и Кларой уже с десяток экспедиций, появилось что-то незнакомое, новое. Ну еще бы – двадцать с лишним лет не бывать в родных местах, и тут вдруг увидеть их.
Алекс опустил шлюпку на опушке леса.
– Волнуешься?
– Ага, – признался Трил.
– Мы с Риком были тут утром. Сначала я, потом он. Присмотрели пару интересных мест… – Алекс кивком указал на полосу деревьев и вдруг замер на полуслове. – Трил, – выдохнул наконец он, обращаясь к биологу беззвучно, одними губами. – Смотри. Вон там, видишь?
Трил осторожно повернул голову и застыл.
– А ты говорил, не подпустит на расстояние выстрела, – еле слышно шепнул Алекс.
В сотне метров от шлюпки на огромном высоком дереве, напоминавшем земную сосну, сидела мантикора. Крупный самец, роскошный, как на картинке в определителе редких иноземных тварей. Яркие перепончатые крылья сверкали на солнце, темные чешуйки на спине переливались радужными отблесками. Длинный хвост свисал с ветки, мантикора лениво им помахивала из стороны в сторону. Алекс подумал, что будь они чуть ближе – можно было бы разглядеть и шипы на кончике хвоста. Он залюбовался: в мантикоре была та особая притягательная красота, которая встречается только у смертоносных животных и растений.
Мантикора гордо посматривала по сторонам, не обращала на шлюпку никакого внимания и совершенно не пыталась улететь. Алекс осторожно, словно боясь отвести от мантикоры взгляд, покосился в сторону, на заряженный и готовый к выстрелу метатель с обездвиживающими дротиками.
– Подействует? – шепнул он. – Не крупновата она?
– Должно, – кивнул Трил. – Не промажешь?
– С чего вдруг?
Мантикора снова покрутила головой, чешуйки на шее загорелись всеми цветами радуги. Алекс потянулся за метателем, пытаясь понять, что же не так. Что-то не сходилось, не складывалось.
– Черт, – сообразил он наконец. – Черт, Трил, она же дрессированная!
Он опустил метатель, повернулся, почувствовал резкий быстрый укол в правое плечо – и больше не осознавал уже ничего.

***
Звуки, которые еще полминуты назад бестолково роились в голове, оформились в четкую связную речь. Алекс сделал осторожный вдох, потом другой – уже смелее и глубже. Ничего не болит, вроде ничего не повреждено, но он связан по рукам и ногам. Не веревками, нет. Силовым полем. Из веревок можно было бы попробовать выпутаться.
В стороне от него говорили на интерастро. Язык, знакомый с самого детства, звучал чуть по-другому, непривычно. Местный диалект?
Где он вообще? Что с Кларой, Трилом и Риком?
Голос Трила Харса раздался вдруг совсем рядом:
– Физические данные прекрасные, да. Сознание жалко стирать, у него масса полезных охотничьих навыков, да еще и несколько языков свободных, – но, боюсь, придется стереть. Продадим только оболочку. Это все равно весьма приличные деньги.
– Можно же подавить личность, оставив в сохранности навыки. Так цена не слишком упадет.
– С ним, боюсь, подавить не выйдет. Только стереть.
– Вы говорите, второй лучше?
– Оба хороши. Второй физически сильнее, но этот намного выносливей. У второго можно попытаться подавить личность, но, боюсь, тоже бесполезно.
– Стоит ли возиться? Вы уверены, что они оба здоровы?
– Не раз приходилось оказывать обоим помощь, так что вполне.
– Вы же ветеринар, – хмыкнул собеседник Трила.
– Врача в команде нет, а работа охотников – постоянные травмы, хотя обычно по мелочи.
– А женщина? Тоже оставлять только тело?
Трил замялся.
– У нее почти вся ценность – именно в пилотских навыках. Без них она станет просто молодой женщиной, каких сотни.
– Она хотя бы красива?
– Даже очень.
– Ну, разберемся. Справитесь с поимкой оставшихся двух? Нужен кто-нибудь в помощь?
– Справлюсь. Кстати, он уже наверняка пришел в себя. Посмотрите сами.
Алекс услышал, что Трил с собеседником направляются к нему. Он не раз встречал байки о работорговцах, но всегда считал их бродячими страшилками вроде средневековой легенды о Летучем голландце. Что за чушь, какая работорговля может быть в современном мире, где для любого тяжелого труда давно созданы роботы – дешевые, неприхотливые и простые в обслуживании?



Рецензии
...банально, + незнание темы + отсутствие таланта = редактору единица.

Александр Кандинский-Дае 4   24.04.2021 19:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.