Дмитрий Трипутин Философские аллюзии романа Бегуны

Дмитрий Трипутин

Философские аллюзии в романе Ольги Токарчук «Бегуны»

В данной работе будет предпринята попытка показать в тексте романа «Бегуны» наличие аллюзий, отсылающих читателя к фундаментальным понятиям различных философских школ Запада и Востока.

Польская писательница Ольга Токарчук впервые серьёзно заявила о себе в 1993 году, опубликовав роман «Путь людей книги». Польское общество книгоиздателей отметило книгу наградой за лучший дебют. В настоящее время за плечами писательницы более полутора десятков изданных книг, многие из которых высоко оценены профессионалами и удостоены престижных премий. В 2019 году Ольга Токарчук стала лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Роман Ольги Токарчук «Бегуны» несколько необычен как по форме, так и по содержанию. На первый взгляд это сборник коротких рассказов, новелл, эссе, и произведение можно назвать романом лишь условно с некоторой натяжкой, но по мере прочтения начинают прорисовываться отчётливые сюжетные линии.

По форме и лаконизму некоторые главы напомнили мне буддийские притчи, которые не стали отдельным литературным жанром, но прочно занимают своё особое место в литературе. Конечно, при этом автор бесконечно далёк от того, чтобы поучать или каким-либо образом наставлять читателя. Он выступает в роли раскрывающего свой внутренний мир, предельно искреннего рассказчика, очень приметливого к мелочам и явлениям, на которые обычно не обращают внимания.

Суть путешествий показана в романе скорее с философской и психологической точек зрения, а не в смысле простого физического перемещения. При этом чувства и переживания людей продемонстрированы настолько реалистично, что появляется эффект присутствия.

Проза Ольги Токарчук необыкновенно легка и прозрачна, язык писательницы понятен и красив, и, видимо, поэтому произведения её пользуются практически равным успехом и у читателей, и у критиков.

С первых же строк романа автор захватывает внимание читателя и, обволакивая, погружает в свой непостижимый мир: «Тьма плавно изливается с неба. Оседает повсюду чёрной росой. Мучительнее всего неподвижность: густая, зримая…» В юности Ольга Токарчук писала стихи, и это проявляется в поэтичности её прозы.

Рассматривая произведения такого уровня, необходимо отмечать и указывать переводчиков, потому что их роль в этих случаях неизмеримо высока. Переводчик фактически становится соавтором произведения. Он должен быть равен автору в его гениальности и в то же время уметь приглушать свой талант, не открывая своего понимания прочитанного.
И не случайно, получая в мае 2018 года Международную Букеровскую премию – за роман «Бегуны», – Ольга Токарчук делит её с переводчицей Дженнифер Крофт, которая блестяще перевела её работу на английский язык. В России роман переиздан в превосходном переводе Ирины Адельгейм.

Ольга Токарчук окончила психологический факультет Варшавского университета и работала психотерапевтом.
В дальнейшем она использовала этот опыт в литературной деятельности, в большой степени вдохновлённая работами Карла Юнга, которые с увлечением изучала в студенческие годы. Ирина Адельгейм, рассказывая об Ольге Токарчук, пишет: «Токарчук по профессии – психолог. К тому же пишущий серьёзные специальные статьи. Известно – от неё самой, – что она увлечена идеями Юнга» [1].

Швейцарский учёный, создатель аналитической психологии Карл Густав Юнг, несомненно, является одним из наиболее выдающихся мыслителей XX века. Известно, что, обладая невероятно широким кругом интересов, он изучал восточные вероучения и философию. В большинстве работ Карла Юнга имеются ссылки на древнеиндийские тексты. Также у него есть работы, полностью посвящённые исследованиям восточной философии, написанные в жанре комментариев или предисловий. Именно Карл Юнг написал предисловие к столь популярной на Западе книге Дайсэцу Тэйтаро Судзуки «Основы дзэн-буддизма».

Полагаю, что именно глубокое знание принципов и направлений восточной и западной философий позволяет Ольге Токарчук создавать столь значимые литературные произведения.

Рассмотрим, на что же именно обращал внимание, изучая религиозные и философские воззрения Востока, Карл Юнг, который оказал столь сильное влияние на творчество писательницы.

Открытие Карлом Юнгом коллективного бессознательного раздвинуло горизонты аналитической психологии и значительно расширило возможности её применения на практике. В то же время это привело Карла Юнга к разрыву с Зигмундом Фрейдом, учеником и последователем которого он долгое время считался. Фрейд не принял новую теорию Юнга.

Развивая идею коллективного бессознательного, Карл Юнг ввёл понятие «архетип», занимался сбором материала, изучал мифологию разных народов, религиозные воззрения и философию Востока. Описывая обнаруженное им коренное различие между западной и восточной философиями, Карл Юнг писал: «Запад всегда ищет возвышения, вознесения; Восток – погружения и углубления…» [2].

Карлом Юнгом впервые были введены термины «интроверсия» и «экстраверсия». В более поздней работе он писал: «…Саму идею бессмысленной неподвижности западный человек отвергает с ходу, во всём он должен видеть какой-то смысл. Восточный человек не нуждается в подобном допущении, скорее он сам воплощает в себе этот смысл. Там, где западный человек стремится осмыслить этот мир, человек восточный находит смысл в себе самом, отрешаясь от иллюзий мирского существования.

Я думаю, что правы оба. Западный человек, похоже, в большей степени экстравертирован, восточный же, наоборот, скорее интроверт.
Первый видит смысл вне себя, проецируя его на объекты, второй ощущает его в себе самом. Но смысл существует как извне, так и внутри нас» [3].

Рассматривая произведение Ольги Токарчук с этих позиций, сразу видим, что названия некоторых глав романа «Бегуны» откровенно символичны. Наиболее характерны наименования первых глав: «Я существую», «Мир в голове», «Голова в мире».

В первой главе автор провозглашает: «Я существую». А мы помним, что понятия «личность» и «я» до сих пор не имеют точного определения, и это является одним из вечных вопросов философии. До сих пор неясны суть и границы этих понятий. С появлением «я» сразу возникает система «я – не я», и отношение к ней у западноевропейских и восточных философов различно. Максимально обобщая, можно сказать, что если западноевропейские философы тщательно изучают компоненты этой системы и особенности их взаимодействия, то на Востоке нередко стремятся просто стереть границу между «я» и «внешним миром», чтобы достичь их слияния и тем самым познать истину и гармонию. Восточные философы не придают внешнему миру столь большого значения, как это принято в западной культуре.

Название второй главы – «Мир в голове» – напоминает нам о том, что смысл можно найти в себе самом – так, как это делает восточный человек – интроверт. Символично, что в главе упоминается известное высказывание Гераклита о том, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Образ реки нередко встречается у восточных философов. Она может символизировать не только изменчивость и непостоянство, но и вечность, а иногда и очищение.

И, соответственно, название третьей главы – «Голова в мире» – говорит о западном типе мышления, стремящемся осмыслить внешний по отношению к себе мир. Здесь автор высказывается довольно скептически: «Нас учили, что мир можно описать и даже объяснить с помощью простых ответов на умные вопросы. Что по сути своей он хаотичен и мёртв, подчиняется нехитрым закономерностям, которые следует растолковать и наглядно представить – желательно с использованием диаграмм». А далее по тексту ещё жестче: «…Умей мы взглянуть на мир с открытым забралом, честно и бесстрашно, – умерли бы от разрыва сердца».

Полагаю, что названия глав и некоторые отсылки в тексте являются интертекстуальными элементами, подключающими дополнительные смыслы и связи из их источника. При этом используются фоновые знания читателя. В итоге роман становится местом соприкосновения различных культур и традиций – восточной и западной.

Заголовок произведения является наиболее сильной позицией для явного или неявного раскрытия идеи текста. В интервью «Российской газете» Ольга Токарчук сообщила, что в частной беседе с одним философом узнала о реально существующей секте «Бегуны». Они верят, что, оставаясь на одном месте, подвергаются опасности нападения дьявола и спасают свои души, постоянно перемещаясь. Ольга Токарчук призналась, что это произвело на неё сильное впечатление. Идею «Бегунов» в качестве метафоры она взяла именно оттуда.

Поэтому, учитывая всё вышеизложенное, в романе «Бегуны» можно выделить очень тонкое и хорошо сбалансированное сопоставление двух культур, двух философий – восточной и западной. Результат этого сравнения явно не в пользу западного образа жизни и обслуживающей его философии. И такой вывод хорошо согласуется с тем, что известно об общественной деятельности писательницы. Ольга Токарчук состоит в редколлегии леволиберального журнала «Политическая критика» и является членом партии «Зелёные».

Таким образом, в данной статье предложен и обоснован новый подход к прочтению романа Ольги Токарчук «Бегуны» [4].

 
Список литературы

1. Адельгейм И. Игры, в которые играет писатель. Писатель, который играет в игры / И. Адельгейм // Иностранная литература. – 1997. – № 11.
2.;Юнг К.;Г. К психологии восточной медитации / К. Г. Юнг // О психологии восточных религий и философий. – Москва, 1994. – С. 77–79.
3. Юнг К. Г. Жизнь после смерти / К. Г. Юнг // Воспоминания, сновидения, размышления. – Минск, 2003.
4. Токарчук О. Бегуны / О. Токарчук; предисл. Э. Худобы; пер. с польского И. Адельгейм. – Москва : Новое литературное обозрение, 2010.


Рецензии
Сергей Баталов

Мысль интересная, но простое сопоставление художественного текста и психоанализа не слишком убедительно. В любом случае, без опоры на текст выводы автора остаётся принимать на веру.
Или не принимать.

Клуб Вологжан Ступени   01.09.2021 00:32     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.