Глава 2. Неведомое

Вера в предназначение всегда слепа...
                Карон Фир.


Тогда...
В каком-то году Валианской эпохи.
Не за долго до создания Великих светильников.
Там-же...

Спустя некоторое время после встречи на утёсе...


 Сквозь сумрак прибивались голубые огни поселения. Туман, рваными тканями, стелился меж домов. Минуту назад в кузне был слышен стук молота. Воздух дрожал над горячими углями горнила. Майрон завершил работу и присел на ровный, гладкий, отполированный камень.
 Чело в поту. Длинные, ровные, белые волосы превратились в беспорядочное сплетение влажных локонов. Огненные глаза блестели в свете фонаря, стоящего на земле. Телом овладела приятная усталость. Да, именно приятная.
 Ему нравилось это чувство, как и его дело. Казалось, с одной стороны, он творил для других обычные вещи, но с другой, всё это выглядело на  столько искусно, что любой позавидовал бы такому мастерству. Конечно, майа не стремился к этому.
 Просто, Майрон до безумия любил творить. Каждый раз, при изготовлении чего-то  нового, его талант совершенствовался. Это было похоже на некое предчувствие того,  как будущее изделие могло бы выглядеть.
 Казалось, всё в кузне говорит с ним, направляет, подсказывает, учит. Он взял  глиняный кувшин с водой, стоящий рядом на камне, и поднёс к губам. В этот миг  подул лёгкий, прохладный ветерок со стороны гор, потревожив редкую ткань тумана. 
 Поток свежего воздуха принёс с собой отголоски дивного голоса, доносящегося  откуда-то с высоты, где был вход в пещеру.
 Майрон превосходно знал в ней каждый камешек, ведь бывал там часто, добывая руду  и прочее для своих изделий. Он чуть поднял голову верх и  увидел странное, призрачное, радужное свечение, струящееся из глубины шахты. Майа напился воды из  кувшина, поставил его на место. Предчувствие ему подсказало, что нужно прихватить кирку и мешок, с которыми он постоянно отправлялся туда.
 Взяв фонарь, кузнец направился к горе по натоптанной тропинке, которая всегда вела ко входу в пещеру. По мере приближения призрачный свет в шахте угасал. Он манил Майрона, а майа послушно следовал за ним в каменном лабиринте.
 Пения уже не было слышно. Тот голос замолчал. Свечение таяло, как будто некто с  фонарём шёл впереди на приличном расстоянии и постоянно терялся из виду, заворачивая за угол. Ещё один поворот. Майа увидел, как на перекрёстке ходов  свет потух, уйдя в глубь стены.
 Он поспешил к тому месту. Достигнув его, Майрон огляделся по сторонам. Свет больше нигде не показывался. Кузнец чуть в стороне поставил фонарь, а возле него положил мешок. Взмах киркой. Ещё и ещё один. Осколки породы падали под ноги.
 Но вот что-то блеснуло в свете фонаря. Майа продолжил долбить стену. Камни послушно отваливались, явив взору добытчика самоцветы невиданной красоты, жилу белоснежной платины и две жилы обсидиана. Одна была похожа на мелкие осколки зеркала, а другая на чёрный мрамор. Он на миг замер, любуясь сокровищем.
 До этого момента Майрон никогда ранее не видел ничего подобного, и ему, как мастеру горных дел и кузнецу, эта находка показалась большой редкостью. Ценнее, идеальнее этого больше нигде в Арде просто не существовало. Майа не догадывался, что прав в своих суждениях.
 Шахтёрская работа возобновилась. Не так скоро, как хотелось, но Майрон извлёк богатую находку из стены до мельчайшей крупицы. Сложил всё в мешок, и прихватив  орудие труда с лампой, направился к выходу...



Сейчас...

26 марта 3019 года Третьей эпохи.
Аман. На западе Валинора. В чертогах Мандоса...

 Блестели звёзды в безоблачном небе. На открытой террасе высокой башни стоял Дэримон. Почти сутки он ждал хозяина замка, не сходя с места ни на минуту и практически не отрывая глаз от горизонта. Владыка мог вернуться обратно в любой момент. Подул ветер и повелитель теней принял телесный облик. Майа воскликнул:
– Господин!
– Доброй ночи, мой верный друг. Ты что-же, воспринял мои последние слова с нашей  прошлой беседы буквально?
– Но, владыка...? – Начал вопросительную фразу Дэримон с замешательством в интонации. Хозяин замка перебил его с еле ощутимой мягкостью в голосе:
– Не стоит произносить лишних фраз. Идём со мной. Для тебя есть задание.
– Да, мой господин.
 Повелитель теней пошёл быстрым шагом вперёд, а майа вслед за ним. Они вышли из  башни на витую, каменную лестницу. На стенах факела загорались синим огнём.
 Затем несколько коридоров и залов, а после тронный зал. Дэримон предположил в мыслях, куда они могут направляться. Так и есть. Первая догадка подтвердилась.
 Из тронного зала оба, пройдя парадный коридор, оказались на широком, длинном балконе без перил. Перед ними открылось огромное помещение, в котором были видны  этажи этой части замка. Здесь не было видно пола или крыши.
 Высота и глубина уходили в неизвестность, а между этажей в разные стороны перемещались каменные лестницы с особой периодичностью и интервалом времени. Их смена мест всегда была разной, что полностью препятствовало угадать где, когда и  какая из них будет на каком месте.
 Но не только здесь творилось подобное. Почти все помещения в замке меняли своё  положение, которое можно легко не заметить. Это строение не просто являлось домом  повелителя теней. Оно было настоящим лабиринтом, в котором можно сразу заблудиться и блуждать вечно. Лишь хозяин замка знал, как всё в нём устроено, и те, кому он дал особый предмет, служивший поводырём.
 Владыка остановился с обращением к Дэримону:
– Найди Алтариса. Я буду ждать вас внизу. Ты знаешь, где это.
– Да, повелитель. – Ответил майа. Он шагнул на лестницу справа, край которой отошёл от балкона. Ещё немного и майа вышел из замка через главные ворота. Там он  обернулся в белый туман и с ветром удалился на восток в сторону Валимара.
 К тому времени владыка теней уже прибыл на нужное место встречи. Это был небольшой зал с колоннами, находящийся где-то очень глубоко под замком. Он подошёл к большому столу, расстелил на нём мягкую, белую ткань, а на неё кокон, величиной с куриное яйцо.
 Повелитель теней провёл раскрытой ладонью по дивному предмету. Хрустальная оболочка приняла первоначальный размер, затем раскрылась, аккуратно и плавно, рассыпаясь осколками на пол. Движение рук способствовало тому, чтобы никаким образом не поранить новорождённых малюток.
 Процедура была завершена. Хозяин замка пристально смотрел на спящих детей. В его  разуме теснились вопросы. Кто они? Чьи они? Почему и как оказались в стволах тех  кристаллических деревьев? А главное, когда и зачем? Что за руны были у них на  запястьях? Семь колец и меч. Что это?



Той-же ночью...

Средиземье. Мордор. Пропасть на месте плато Горгорот...


 Прошло чуть больше суток с того момента, как безжизненная пустыня обрушилась вниз. Но не только плато Горгорот превратилось в пропасть. Вместе с ним рухнула крепость Наргот. Ещё вчера она находилась в нескольких десятках миль от края массивной, горной цепи Амон-Амгрэн, которая тянулась с севера, где соединялась с хребтом Эрэд-Литуи. А сегодня обломки высоких бастионов и башен покоились на глубоком дне в непроглядной тьме.
 Среди руин то тут, то там слышались чьи-то стоны. Затем послышался шорох и треск. Несколько орков чудом смогли выжить. Они пробирались сквозь завалы. Раны и  ушибы были ни по чём, ведь жажда к выживанию сильней.
 Один из них смог выбраться из-под груды наваленных брёвен. На крае древесной кучи тлела балка. В тухнущих углях древесины ещё теплился тусклый огонёк. Орк заметил факел неподалёку. Он поднял его и зажёг, прислонив к тлеющему бревну. Факел вспыхнул ярким пламенем, разорвав светом непроглядную тьму.
– Рарух, помоги мне! – Послышался голос за спиной, на который тот обернулся.
 Орк увидел командира своего отряда, заваленного камнями. Ему придавило ногу. Военачальник мог ней пошевелить, но не мог освободиться. Камни были слишком тяжёлыми, да и поза, в которой командир находился, не сопутствовала этому.
 Рарух подбежал к нуждающемуся в помощи. Он бросил факел. Забыв о ране, из которой торчало сломанное ребро, орк взобрался на каменную кучу. Обняв обеими  руками холодную глыбу, он напряг все мышцы и попытался её сдвинуть, упираясь ногами в обломок стены. Камень сдвинулся с места, но за ним последовали другие, находившееся радом и сверху.
– Остановись, Рарух! – Кто-то окликнул его.
 Орк замер на месте, прекратив сдвигать глыбу. И только сейчас он почувствовал адскую боль в боку, от чего взвыл. Крик боли эхом унесло в непроглядную тьму. Тяжело дыша, Рарух посмотрел туда, откуда исходила прозвучавшая фраза. Возле завала стоял олог-хай, который сказал следующее:
– Разве не видишь, что сейчас всё обрушится?
– Как-то я этого не заметил. – С сарказмом в интонации прорычал Рарух, а после язвительно спросил. – И что ты предложишь?
– Не стоит ухмыляться. Мне есть что предложить. Лучше спустись и послушай.
 Орк зажал рану и сошёл вниз к олог-хаю. Тот, стерпел предыдущие колкости в свой  адрес, и произнёс следующее:
– Ты ранен. Силы тебя покидают с каждой минутой.
– Я это и сам знаю! – На повышенных тонах, озлобленно произнёс Рарух.
– Потому, нужно сделать всё по-иному и быстро.
– Быстро? Ты мою рану видел? У меня кости торчат наружу.
– Но тебе хватит сил вытащить капитана, когда я слегка подыму край камня.
– Думаю, что хватит. Давай попробуем, Ар-Хаш.
 После одобрения орка, олог-хай подошёл к завалу и руками упёрся в каменную глыбу. Благо его рост около трёх метров, да непомерная сила позволили  осуществить задуманное. Ар-Хаш приподнял обломок. Рарух схватил командира отряда  за руки в тот момент, когда нога военачальника была освобождена. Сжав зубы от  боли, он оттащил его в сторону на несколько метров. Олог-хай опустил глыбу и произнёс:
– Ну, вот и всё. А ты огрызался.
 Рарух посмотрел на Ар-Хаша с еле заметной ухмылкой на лице. Рана в боку опять  напомнила о себе. У орка всё поплыло перед глазами, но олог-хай успел его поймать, не дав упасть на каменистый грунт. Он аккуратно положил Раруха, а тот на  миг очнулся и произнёс.
– Возьми факел. Сходи, посмотри вокруг, может ещё кто-то уцелел.
– Он прав. – Произнёс командир. – Сходи, а я побуду с ним и перевяжу ему рану.
– Да, капитан Раграт. – Произнёс Ар-Хаш и ушёл куда-то в сторону, прихватив с собой факел. Оба орка остались одни посреди кромешной тьмы, из которой  послышалась фраза:
– Где-же мы?



27 марта 3019 года Третьей эпохи.

Аман. Валинор. Валимар...


 Ночь медленно уходила. Небо наполнялось ранним заревом утренних лучей, но некто  в тёмно-коричневой одежде, находившийся в небольшой, но уютной комнате, не спал.  Он со вчерашнего вечера сидел за столом и при голубом свете светильника в  толстой книге марал пером чистые листы бумаги.
 Но усталость взяла своё. Карие глаза послушно закрылись, голова упала на книгу, а длинные, каштановые локоны накрыли исписанные страницы и руку с пером, которое  оставило безобразную, чернильную кляксу.
 Вот только майа не суждено было насладиться безмятежным сном. Стук в дверь и за  ней громко прозвучал чей-то голос, как гром среди ясного неба:
– Эй, Тириас, ты дома?! Открой дверь сейчас же!
 Хозяин дома проснулся, услышав этот шум. От неожиданности, будучи сонным, он
вздрогнул и спонтанным движением руки задел чернильницу, содержимое которой выплеснулось на исписанный лист книги.
– Орк тебя побери, кому неймётся в столь раннюю пору?! – Услышал не званный  гость громкий возглас с нотами досады и возмущения. Звук грузных шагов. Дверь
открылась. Хозяин дома, прищурив глаза, изрёк вопрос в той-же манере:
– Дэримон, какой лихой ветер тебя принёс к моему порогу? Что за срочность такая?
– Прошу прощения за столь раннее вторжение, но я здесь по крайне важному делу. И  поверь, Тириас, это очень срочно. Алтарис где? Король Намо ждёт его.
– А, что случилось?
– Прости, но я и сам толком не знаю.
– Да, да...
– Так Алтарис дома или нет?
– Что за шум, ранним утром? – Послышался молодой голос из дома. К этим двоим вышел сын Тириаса. Сонное, бледноватое лицо слегка прикрывала белоснежная прядь.  Наспех одет, а в прищуренных от лучей Солнца тёмно-синих глазах, играли утренние  блики.
– Смотритель? – С удивлением спросил юноша.
– Да, это я. Собирайся. Мандос ждёт тебя.



В тот-же день...

Средиземье. Узаханд. Тэлгор...


 Никто не думал о том, что новый день предвещает неожиданный поворот событий. Воины по приказу короля устроили облаву. Они вламывались в каждый дом. Целью был  любой, кто знал, общался или пустил к себе жить монахов из синего ордена.
 В окно королевского дворца влетела небольшая птичка. Она приземлилась на пол, приняв человеческий облик. Хозяин комнаты был изрядно удивлён этому явлению, но  не превращению, а появлению того, кого совсем не ожидал увидеть.
– Ратэрис? – Удивлённо произнёс первый советник короля.
– Да, я. Все вопросы потом, Манрис. Тебе немедленно нужно бежать из города.
– Почему? Что случилось?
– А ты посмотри в окно.
 Советник послушал монаха и выглянул на улицу. Королевская стража хватала всех подряд. Крики отовсюду. Тэлгор погрузился в хаос. Воины забирали с собой людей, а  кто сопротивлялся, казнили на месте.
– Что там происходит? – С ужасом и негодованием в голосе произнёс Манрис.
– За это нам стоит благодарить Рарина. Он ослушался меня, и его поймала гвардия Гиртида. Я не смог спасти глупца. Его пытали. Рарин выдал имена всех в Риэлмаре и  здесь.
– Но почему стража Шируфа устроила облаву на нас, ведь о нас королю ничего не известно?
– Уже известно.
– Но как?
– Из Риэлмара прибыли послы.
– Когда?
– Я вижу, что ты явно не на своём месте, если не ведаешь о том, что твориться у тебя под носом. Ты – первый советник короля Шуруфа и не знаешь, что несколько часов назад они вошли во дворец?
– Нет.
– Тогда, грош цена тебе. Брось всё и иди за мной. Нам нужно убраться отсюда, как можно быстрей. – Произнёс Ратэрис, шагнув к двери, но Манрис его остановил:
– Нет, не туда. Во дворце есть тайные ходы.
– И ты знаешь, где они?
– Конечно. – Ответил  советник.
 Он подошёл к книжным полкам в стене и чуть надавил на одну из них с краю. Стена  слегка отодвинулась с правой стороны, явив скрытый вход.
– Ну, хоть на это ты годен. – Ехидно пробормотал Ратэрис.



28 марта 3019 года Третьей эпохи.

Аман. На западе Валинора. Чертоги Мандоса...


 В полу-мрачной колоннаде мерцал синий свет факелов на стенах небольшого зала. Намо с задумчивым выражением лица не спеша прохаживался вокруг круглого стола. Он смотрел на спящих младенцев и предметы, которые были при них.
 Владыка теней решил разложить детей в том порядке, в каком они находились ранее.  Осторожно он взял одного из них, и ориентируясь по рунам на запястье, переложил  младенца. Тоже Мандос проделал с остальными. Затем возле каждого ребёнка он  разложил кольца и меч.
 "Кажется, всё было так..." – Подумал он. Намо не был в том уверен, но некое предчувствие подсказывало об этом. Его терзали вопросы. Какая связь есть между детьми? Что общего у них с этими древними реликвиями? Многое было непонятно, даже  ему – мудрейшему из валар.
 Один из младенцев проснулся. Глазки глубокого, пурпурного цвета уставились на незнакомую личность в чёрном одеянии и внимательно изучали её. Ребёнок издал радостный возглас. Улыбка на лице была сопровождена серией резких движений ручек  и ножек в разные стороны.
 Затем это чувство резко сменилось задумчивостью и погружением в себя. Мандос внимательно изучал ребёнка. Вдруг руна на запястье малыша засветилась пурпурным цветом. Его ручка потянулась к кольцу того-же цвета и оно испустило свечение в ответ.
 Синий свет факелов сменился пурпурным. Намо с негодованием посмотрел на них и  его взгляд остановился на входе в зал. То, что он увидел, одновременно испугало и  удивило.
 Владыка теней лицезрел свой призрачный силуэт, входящий в помещение. Он поймал  себя на мысли, что это тот самый момент, который произошёл некоторое время назад.  Видение исчезло, как-только руна на запястье малыша погасла и он убрал ручонку  от кольца.
 Пламени факелов возвратился прежний цвет. Ошарашенный происшедшим, Мандос
рухнул на стул возле стола, но через пару секунд, придя в себя, он забрал со  стола все реликвии.
 Несколько минут спустя послышались шаги и в помещение вошли Дэримон и Алтарис.  Они увидели восьмерых младенцев на столе. Их удивление на лицах нельзя передать словами, а в глазах чётко отображались вопросительные знаки.
– Не торопитесь задавать вопросы. – Остановил их Намо. – Я не знаю на них ответ. – Но откуда они взялись? – Всё-же вырвалось из уст Дэримона.
– Друг мой, ты служишь мне с самого сотворения Арды.
– Да, господин. Это так.
– Рад, что ты помнишь об этом и благодарен за преданность мне.
– Благодарю, владыка. – С поклоном произнёс смотритель.
– Повелитель, но как это касается меня? – Встрял в диалог Алтарис.
– Подожди, юноша. Это касается не только тебя, а абсолютно всех. Но пока всем  знать о них не следует. – Сдвинув брови остановил его Намо.
– Да, повелитель. – С почтением, но недопонимание ответил Алтарис.
– А теперь послушайте внимательно. Я не знаю, чьи они, кто, и как появились там,  где я их обнаружил. И даже не могу сказать, где именно я нашёл малюток. Могу сказать только одно, это место очень древнее.
– Но что это за место, владыка? – Спросил Дэримон.
– Руины. Причём такие старые и мрачные, что я затрудняюсь сказать, когда они появились. Туда ни какой свет не проникает. Скорее всего эти руины находятся под землёй, причём очень глубоко.
– Может быть эти развалины когда-то были одним из городов в Белирианде.
– Возможно. Не могу отрицать, но и твёрдо подтвердить тоже. Об этом позже ещё поразмыслим. Сейчас побеседуем о детях. В них есть нечто такое, что меня сильно настораживает.
– Что именно, мой повелитель?
– Всего лишь сутки прошли с момента их рождения, а в них уже живёт такая сила, которую я никогда, нигде и ни в ком не видел.
– Сила? – Воскликнул Дэримон.
– Да, мой верный слуга. И она чудовищно непомерна. Я покажу. Смотрите.
 Мандос положил пурпурное кольцо возле ладошки малыша, который показал часть своего умения владыке теней перед приходом майар. Ребёнок коснулся его. Кольцо и руна на запястье засветились. Огонь факелов вновь сменил цвет и возникло видение.
 Все трое увидели то, что ещё не произошло. Призрачный силуэт Намо разложил остальные реликвии возле младенцев. В этот момент они услышали чей-то шёпот. Он  произнёс:
– Штаймус.
 Видение резко оборвалось. Малыш убрал руку от кольца. Алтарис взбудоражено и с тревогой в голосе спросил:
– Что это было?
– Странно... – Произнёс Мандос с задумчивым видом. – Прошлый раз было совсем по-иному.
– По-иному?! – Переспросил Дэримон.
– Да, по-иному. Тогда он показал мне кусочек прошлого. Ну, а сейчас, если я понял
правильно, мы видели скорое будущее.
– Мой повелитель, что вы хотите этим сказать? И что это за голос? Такое уже
происходило? Штаймус... Это его имя?
– Ничего подобного, до вашего появления, не возникало. Голос... Затрудняюсь дать
ответ. И нечто мне подсказывает, что он назвал имя малыша. Да, так и есть.
– Так давайте узнаем остальные имена. – Предложил Дэримон.
– Давайте. – Согласился владыка. Он разложил остальные реликвии возле малышей.
 Младенцы начали просыпаться. Не дожидаясь окончания пробуждения, Алтарис подходил к каждому из них и воспроизводил прикосновения детей к кольцам сам. С каждым новым действием цвет света факелов в комнате менялся, а шёпот провозглашал
имена:
– Адэз, Фэар, Пирэса, Дэстиш, Фрида, Фатус.
 Что было интересно и удивительно, но кроме свечения колец, рун и смены цвета
пламени факелов, да с голосом, объявляющим имена, больше ничего необычного не
происходило.
 Юноша подошёл к последнему ребёнку, возле которого лежал зеркальный меч и
дотронулся маленькими пальчиками малышки к его рукояти. В эту секунду возникло
новое мимолётное видение будущего, которое внезапно оборвалось, но смотритель и
Намо успели его увидеть. Дэримон с диким воплем закричал:
– Алтарис, берегись!
 Пламя факелов поднялось до потолка. Мандос, вытянул вперёд руки с раскрытыми
ладонями и невидимая сила швырнула Алтариса в сторону. Голос шепнул:
– Касандра.
 Зеркальный меч рассёк воздух, выскользнув из ручонки ребёнка, и встрял в стене.
Владыка теней незамедлительно сделал жест ладонью. Кольца скользнули со стола, и
паря в воздухе, оказались в его руке. Всё стихло.
 Юноша со стоном встал с каменного пола. Шок был ярко выражен на его лице, ведь если бы не видение, то он уже был бы мёртв. С его уст слетел вопрос:
– Что это было?
– Сегодня твой второй день рождения, мой юный друг. – Ответил Намо.
– И что нам теперь делать со всем этим? – Обеспокоенным, дрожащим голосом произнёс Дэримон.
– Да, что? – Утвердительно спросил Алтарис и добавил. – Эти дети – явная угроза.
Нам остаётся лишь одно – уничтожить их и эти предметы.
– Нет, так нельзя! – Возразил смотритель.
– Нельзя? – Возмутился юноша. – Ты разве не видел, что было сейчас?
– Высший совет должен решить. Мы не имеем права сами чинить расправу, и тем более над младенцами.
– Над младенцами? Это чудовища во плоти! Их нельзя оставлять в живых или они
погубят всё и всех!
– Хватит! – Выкрикнул Мандос. – Я уже решил, что будет с ними дальше. Как их
явить нашему миру? Вот задача. Но я и это решу. Вам же мой приказ под страхом
смерти. Всё, что произошло здесь, о том, откуда они и чем являются, вы будете
молчать до последнего дня вашей жизни. О руинах древнего города тоже никому ни
слова. Надеюсь, вам  сё понятно?
– Да, повелитель. – Ответили оба.
– Вот и чудно. – Одобрил Намо и обратился к Алтарису. – Совсем скоро ты мне понадобишься. Мы ещё поговорим с тобой о руинах. Я чувствовал нечто древнее и
злое там... И это не малютки. Было нечто ещё, что мне не удалось разглядеть.
– Да, владыка. – Промолвил юноша.
– Вы оба свободны. И помните, о чём я говорил.
 Майар молча кивнули в ответ и удалились. Мандос подошёл к стене, освободил из неё зеркальный меч, взявшись за рукоять ладонью окутанной в край плаща. Но даже через ткань он почувствовал его непомерную мощь. Владыка теней обернулся в
сторону малышей, спокойно лежащих на столе, подошёл к ним, и усевшись на стул,
произнёс с тяжестью в душе:
– Что-же мне делать с вами?



В тот-же время...

Средиземье. Мордор. Пропасть на месте плато Горгорот...


 Где-то там, наверху расцветало утро, лучи которого разрезали ярким светом пелену рваных, чёрных туч. Зарево нового дня проникало в каждый уголок Мордора, но оно
не могло пробиться на дно глубокой бездны, как ни старалось. Там царил мрак.
 В нём мерцал лишь один огонёк, исходящий от факела в руке олог-хая, который
вытащил из-под завала ещё одного орка. Ар-Хаш обошёл всю территорию, где были
слышны стон, шорох и призыв о помощи. И этот орк, освобождённый им, оказался
последним выжившим.
 Всех уцелевших олог-хай проводил к одному месту, где был раненный Рарух и
командир отряда Раграт. Только эти трое были из одного подразделения, остальные
из другого.
 Многие, среди найденных орков, отделались ушибами, а меньшее число имело серьёзные раны с переломами костей. У них не было командира. Он погиб во время
обрушения, из-за чего возник этот диалог.
– Я, конечно, благодарен за своё спасение. Но кто-нибудь знает, где мы? – Произнёс один из орков, которого практически не было видно из-за тусклого света.
– Мы в Мордоре, а вернее на его дне, если для тебя это так важно. – Послышалось
с другой стороны.
– Да, важно! Но кто там тявкает? Покажись! Я не вижу твою уродливую морду! – Огрызнулся собеседник, начавший диалог.
– Прояви уважение, червь! – Громогласно крикнул Ар-Хаш.
– С чего бы это?
– С того, что ты говоришь не с подобными тебе крысами, а с командиром Рагратом.
– Допустим. Вот только он – не мой командир.
– Да, Нарих. Правильно говоришь. Он нам никто. – Наперебой заголосили остальные.
– Теперь понял, жалкий прихвостень? Теперь я – вольный урук, как и они. Великого
ока больше нет. Нашего командира тоже. Потому, не пристало нам подчиняться
самозванцу, у которого даже отряда своего нет.
 Ар-Хаш подошёл с факелом и увидел, лежащего на камнях, орка со сломанной рукой и наглым выражением лица. Спокойным голосом олог-хай ответил:
– Ты прав. Из нашего отряда осталось только трое... Но сейчас наши ряды резко увеличатся.
 После этой фразы Ар-Хаш взял орка за шею. Тот даже не успел пикнуть, а лишь
напоследок ощутил жуткую боль. Хрустнули позвонки и Нарих больше не произнёс
ни единого звука.
– Кто ещё желает продолжить этот разговор? Есть желающие? Подходите. Меня на
всех хватит. – Угрожающе произнёс олог-хай.
 Раненные притихли, прижавшись к камням, а остальные орки попятились назад,
прячась во тьму. Ар-Хаш расцвёл ухмылкой умиления. Он презрительно швырнул к
их ногам задушенного Нариха со словами:
– Может, кто из вас голоден? Прошу к столу. Сегодня подают свежее мясо.
 Недолго раздумывая, орки набросились на бездыханное тело. Фонтаном брызнула
чёрная кровь, полетели внутренности в разные стороны. Хрустнули суставы, после
чего руки и ноги были оторваны от туловища. Зубы жадно вгрызались в плоть.
 Олог-хай подошёл к командиру и присел возле. Притронувшись к его спине, как бы по-дружески, своей массивной ладонью, обратился к Раграту:
– Я же говорил о пополнении отряда? Вот оно. Но что нам делать с Рарухом? Он,
как мне кажется, не жилец.
– Мы возьмём его с собой. Он поправится. Я позабочусь об этом. – Ответил ему
командир, но заметив вопросительное выражение лица у олог-хая, изрёк фразу из
убеждений. – Нас всего трое. Остальные – чужаки, не смотря на то, что ты сделал.
Кто знает, что у них на уме? А ведь их больше и даже ты не сможешь справиться со  всеми. Я верен вам, как и вы оба мне, а им я не верю...
– Ну, я бы так не сказал... – Произнёс Ар-Хаш и в туже секунду сдавил туловище
доверчивого Раграта, прошептав следующее. – Не твой отряд я пополнил, а обрёл
свой. К тому-же, я голоден не меньше. Вас двоих вполне хватит...
 Олог-хай раздавил тело командира одной рукой, а другую сжал в кулаке и ударил
ним Раруха, который рядом лежал без сознания. Узрев коварное предательство, орки
замерли на миг. Ар-Хаш незамедлительно запихнул обе жертвы в пасть и произнёс,
двигая челюстями:
– Чего застыли? Раненных в расход! Мне нужны сильные воины, а не лишний груз!
 Орки незамедлительно принялись за дело. Крики разорвали пустоту тьмы, но через
минуту вновь воцарилась тишина, которую нарушали звериное рычание и жадное
чавканье.
 Один из пожирателей плоти подполз почти на четвереньках, показавшись из тьмы. В свете факела, брошенного на камнях, было отчётливо видно, как чёрная кровь недавних жертв поблёскивала на коже орка. Его глаза сверкали безумием. Он приблизился к олог-хаю и спросил:
– И что дальше, командир?
 На лице Ар-Хаша растянулась довольная и гордая ухмылка, ведь орк назвал его тем,  кем он добивался стать прошедшие минуты, используя подлость и коварство себе в угоду. Олог-хай задал встречный вопрос:
– Как твоё имя?
– Крисар, мой командир. – Ответил тот с ярким желанием подлизаться.
– Так вот, Крисар, возьми кого-то в помощь. Глянь вокруг, нет ли поблизости ещё
факелов. И хорошо бы поискать оружие. Всё, что найдёте, тащите сюда...


Рецензии