Кто же ты, Наташа?

            ; Все имена и место действия изменены.
    ; Анатолий сидел за кухонным столом и тупо глядел на бутылку. На дне оставалось еще на пару пальцев коньяка, но он чувствовал, что если допьет и это, то до кровати дойти ему не удастся и он заснет прямо за столом. Он в первый раз в жизни пил в одиночестве, подумав, что хоть это на время снимет душевную боль. Он не представлял как сможет жить когда от него отберут дочь, то единственное, что у него осталось на свете и чему он хотел посвятить свою жизнь. Ведь в его жизни не осталось ничего другого, ни семьи, ни любимой женщины, ни даже желания изменить это положение. Все это отобрала его мать.

    ;  Адвокат, которого посетил он днем, подтвердил его опасения:
    ; «Анатолий Николаевич, к сожалению я должен Вас предупредить — шансов получить опекунство над Наташей у Вас практически нет. Если не будет доказано, что ее формальный отец не имеет к ней никакого отношения, а это не возможно без генетической экспертизы в которой Вам отказали его родители, опекунство отдадут им. Да и кто будет сомневаться — бабушка с дедушкой, у которых есть еще дети и внуки или Вы, одинокий мужчина, хоть и единоутробный брат».

    ; Анатолий встал и стараясь не разбудить дочь, спящую в маленькой комнате, доплелся до постели и не раздеваясь рухнул на нее. Не смотря на почти выпитую бутылку коньяка, сон почему-то не приходил и его мысли все время возвращались к временам его молодости, когда и началась эта история.

    ; Сколько он себя помнил, они всегда жили вдвоем с мамой. Отец растворился в пространстве в его раннем детстве и не оставил о себе ни каких воспоминаний. Он не платил даже алиментов и Анатолий никогда не спросил у матери — почему? Мама работала бухгалтером на небольшом заводике и как у многих матерей-одиночек дни ее проходили по графику: дом-работа-дом или дом-работа-магазин-дом. Субботы и воскресенья мама всегда проводила с Анатолием, то есть личной жизни у нее не было вообще.

    ; Он любил, нет просто обожал свою мать и поскольку мама сильно расстраивалась, когда он приносил плохие оценки — он стал отличником, раз мама хотела, чтобы он научился играть на фортепьяно — он посещал музыкальную школу и неплохо научился играть, хотя больше ему бы хотелось играть с мальчишками в футбол во дворе.

    ; Чтобы у них были хоть какие-то деньги мама часто брала дополнительную работу, помогала сводить баланс мелким частным фирмам. Она работала, а все хозяйство было на нем. Времени свободного почти не было, он учился, делал большинство дел по дому, ходил в музыкальную школу.

    ; У него практически не было друзей, вернее были приятели с которыми он проводил редкие свободные часы, но близких друзей, в том, истинном понимании этого слова — нет.

    ; А уж чтобы завести дружбу с девушкой об этом он не мог и мечтать, кому нужен такой друг, который сразу после школы бежит по магазинам за продуктами, потом в музыкальную школу, делает какие-то работы по дому или занимается музыкой.

    ; Все изменилось тринадцать лет назад. Тогда произошли два не связанных между собой события — он поступил в институт, а мама нашла себе новую работу главным бухгалтером в небольшой частной фирме.

    ; Для Анатолия настали более веселые времена. Мама стала зарабатывать вполне прилично, так чтобы он не задумывался о том сколько стоят цветы для девушки, хватит ли ему денег чтобы сводить ее в кафе, купить в подарок какую-нибудь безделушку и проводить ее к ней домой на такси.

    ; В институте вокруг него быстро сложился кружок парней и девиц для которых посещение клубов, кафе, вечеринок по поводу и без повода, а отнюдь не учеба, составляло основной смысл жизни. И в этой компании красивый и достаточно обеспеченный Анатолий занимал одно из первых мест. Девицы так и липли к нему. Так что вниманием противоположного пола Анатолий не был обделен и заимел значительный опыт общения с ним.

    ; Первые пару месяцев мама и в новой фирме сохраняла прежний образ жизни. Но потом с мамой постепенно стали происходить заметные изменения, она стала часто задерживаться на работе, ездить в командировки (он недоумевал — какие у главного бухгалтера могут быть командировки), причем часто с захватом субботы и воскресенья. И наконец Анатолий понял, у мамы появился мужчина и он с интересом стал наблюдать как мама шифровала встречи с ним.

    ; Вообще-то он даже был рад такой перемене случившейся с мамой. Она стала более жизнерадостной, веселой, стала за собой лучше ухаживать, у нее появился дорогой макияж, она сделала себе модную прическу и подолгу крутилась у зеркала перед уходом на работу.

    ; Наконец мамина скрытность ему надоела и в один из вечеров, когда она пришла с работы только в двенадцатом часу, он вошел в ее комнату и на вопрос, «что тебе нужно?» сказал:

    ; «Мамуля, я же вижу, что у тебя кто-то появился, кончай скрывать это от меня. Я ведь буду только рад если ты обретешь свое счастье. Кто как не ты заслуживаешь это? Ведь тебе только тридцать семь лет, а я уже достаточно взрослый, чтобы жить одному. Расскажи мне все!»

    ; Мама смутилась, густо покраснела, как школьница после первого поцелуя, но потом призналась, что уже больше месяца встречается с заместителем генерального директора по финансам той фирмы, где она работает и что тот на днях предложил ей переехать к нему.

    ; «Мамочка, соглашайся. Ты всей жизнью заслужила счастье, а я обойдусь и без тебя, тем более, что ты будешь ко мне часто приезжать».
    ; Мама расцвела и стала рассказывать Анатолию какой хороший человек Вадим, что он вдовец, немного старшее ее и что она его очень любит. Ну и главное — он хорошо обеспеченный человек и с ним она ни в чем не будет нуждаться, а ей так надоело жить от зарплаты до зарплаты.

    ; «Ну тем более переезжай, чего тянуть!»
    ; Через три дня мама переехала к Вадиму и Анатолий остался один. Он совсем не горевал получив свободу, тем более, что мама приезжала к нему каждые три-четыре дня приготовить пищу, сделать уборку, постирать и погладить. А в остальные дни квартира была в полном его распоряжении и стало куда приводить очередную пассию. Мама только смеялась заметив следы очередной бурной ночи:

    ; «Ну ты, сексуальный герой, смотри окрутит тебя какая-нибудь из твоих девиц, а тебе институт сначала надо закончить, а уже потом женись на ком хочешь».
    ; Но мама зря волновалась, ни с одной из девиц, время от времени посещавших его квартиру, он не собирался заводить серьезные отношения и безжалостно расставался с теми, кто проявлял в этом отношении хоть какую-то инициативу.

    ; А еще через месяц он встретил Свету. На одной из вечеринок у институтского друга он заметил девушку сидящую в стороне от всех и не принимающую никакого участия в их веселье. Невысокая, стройная, с очень милым лицом с практически полным отсутствием макияжа, что резко контрастировало со всеми девицами участвовавшими в вечеринке. Оказалось, что это младшая сестра хозяина дома, студентка первого курса педагогического училища, готовившего учителей для детей первых-третьих классов.

    ; Он подсел к ней, в начале разговора Света односложно отвечала на его вопросы, но постепенно они разговорились и он скоро понял насколько ее внутренний мир отличается от всех девиц, с которыми он до этого имел дело. Ее мало интересовали шмотки, вечеринки, модные телевизионные шоу и все то, что он привык выслушать от очередной из своих пассий, прежде чем затащить их в постель. Она отлично разбиралась в современной и классической литературе, музыке, обожала авторскую песню и джаз. Видимо и он чем то понравился Свете, поскольку она согласилась встретиться с ним в парке в следующую субботу.

    ; Они долго гуляли в парке, ели мороженое, катались на лодке и Анатолию все больше и больше нравилась эта необычная, для его круга, девушка. Когда, уже поздним вечером он проводил Свету до парадной и по выработанной привычке попытался перед расставанием обнять и поцеловать ее, он встретил неожиданный отпор:

    ; «Анатолий, не надо портить впечатление от хорошего дня, я не такая, как те, с кем ты видимо привык иметь дело. Ты мне нравишься, но целоваться после первого же свидания - это не для меня».

    ; И это почему-то ему понравилось, он извинился за свое поведение, попросил простить его и не думать о нем плохо. Света улыбнулась и сказала: «Ну ладно, дам тебе еще один шанс, но если ты опять начнешь приставать без моего согласия — мы расстанемся».

    ; Они продолжали встречаться и только почти через месяц он наконец решился снова попробовать поцеловать Свету. У самой Светиной парадной, он взял ее за руку и медленно потянулся губами к ее лицу, ожидая ее реакции, но она не возражала и даже робко ответила ему, зардевшись при этом как алая роза и сразу убежала домой.

    ; Раньше он бы бросил добиваться любви этой недоступной девушки, ведь вокруг полно других, более красивых и доступных претенденток, но сейчас все мысли Анатолия сосредоточились только на Свете. И чем дальше он встречался с ней, тем больше понимал, что именно с ней он хотел бы провести всю свою жизнь.  Они встречались почти каждый день, гуляли в парках, ходили на спектакли, она таскала его на концерты в любимую ей филармонию и ему постепенно даже стала нравиться классическая музыка.

    ; Наконец однажды после спектакля в БДТ она согласилась зайти  к нему домой. И тут он неожиданно узнал, что он первый парень в ее жизни и это его потрясло. Первым он еще никогда не был, а она смотрела на него такими чистыми и доверчивыми глазами, что обмануть ее и просто воспользоваться ее даром ему было абсолютно невозможно. Любовь и нежность к этой замечательной девушке заполнили все сердце Анатолия и он твердо решил   при следующей же их встречи просить руки Светы и поставить мать перед фактом своей женитьбы. Он не попросил руки сразу только по тому, что у него не было колец, а просить руки и сердца без кольца показалось ему невозможным.

    ; Но следующим был день, который полностью изменил его жизнь.
    ; В это день мама приехала к нему довольно поздно и сказала, что останется у него на ночь, поскольку Вадим в командировке, а спать одной в пустой квартире ей не хочется. Анатолий с радостью согласился провести вечер в компании мамы. Они поужинали, посмотрели телевизор, поболтали о разных пустяках и разошлись спать по разным комнатам.

    ; Но не успел Анатолий заснуть, как услышал, что в его комнату вошла мама. Он открыл глаза и увидел ее, одетую в легкий, коротенький полупрозрачный халатик, через который просвечивали соски грудей. Она присела с края кровати и с каким-то отрешенным выражением лица произнесла:

    ; «Сынок, ты должен мне помочь!»
    ; «В чем? Ты же знаешь, что я для тебя сделаю все, что угодно»
    ; «Видишь ли, Вадим вдовец и очень хочет иметь детей. Когда мы с ним сошлись, он сразу предупредил меня, что женится на мне только после того, как я забеременею. Мы уже несколько месяцев стараемся, а все не получается и если все так и пойдет дальше, то он меня бросит. А он мне очень нравится, тем более, что он очень обеспеченный человек и с ним я получу все, что захочу».

    ; «А чем же я могу тебе помочь?»
    ; «Сынок, сделай мне ребенка, это можешь сделать только ты, ведь в любом другом случае до Вадима могут дойти слухи, а на тебя никто не подумает».
    ; Эти слова как обухом ударили Анатолия, он не понимал, как его любимая мама, его идеал может предлагать ему это.

    ; «Что ты говоришь? Ты что с ума сошла? Ведь я твой сын!»
    ; Лицо мамы стало злым и отчужденным, видимо она, привыкшая, что сын всегда выполняет все ее малейшие не то что просьбы, а пожелания, не ожидала отпора.
    ; «Если любишь меня — сделаешь!»
    ; С этими словами мама скинула халатик, под которым ничего не было и легла в постель к нему.

    ; Когда все кончилось и мама ушла в свою комнату, Анатолий долго не мог заснуть, он лежал на спине с открытыми глазами и пытался осмыслить произошедшее. Все, что произошло, было настолько неправильным и неожиданным, мерзким и в тоже время соблазнительным, противоречащим всем нормам морали и одновременно таким сладким и приятным. Он лишился уважения к своей матери и большей части любви к этой беспринципной женщине, но желание вновь и вновь обладать ее телом, слышать ее протяжные стоны и слова полные страсти полностью завладело им. И в следующий приезд мамы он сам с радостью пригласил ее в постель. Мама улыбнулась:
    ; «Вот видишь, я знала, что тебе это понравится».

    ; Так продолжалось почти два месяца. Он совсем забыл о Свете и когда она сама позвонила узнать не случилось ли с ним чего-нибудь, разговаривал с ней холодно и отчужденно, после чего, конечно, звонков от нее больше не было.

    ;  Наконец в очередной мамин приезд она, на предложение лечь в постель, радостно сказала:
    ; «Сын, я беременна, больше спать мы не будем». И на вопрос Анатолия — «и от кого?», беззаботно ответила:

    ; «А я откуда знаю, я же спала с Вами обоими. Вот когда родиться ребенок, тогда и посмотрим. А ты забудь обо всем что у нас с тобой было, никогда об этом никому не говори, тем более, что тебе никто из знающих нас людей не поверит».
    ; Он стал просить, а затем умолять маму хоть еще один раз заняться с ним любовью, но она жестко отказалась и сразу ушла. С тех пор, до свадьбы матери, которая произошла еще через пару месяцев он не видел ее и даже не разговаривал с ней.

    ; Вернуться к прежнему образу жизни Анатолий так и не смог, никакие окружающие его девушки были ему не интересны и не вызывали в нем никакого сексуального желания. Постепенно вся компания, раньше окружавшая его, куда-то исчезла и он остался один.

    ; А еще через шесть месяцев у мамы родилась дочь, Наташа. Вадим был абсолютно счастлив и не обращал ни малейшего внимания на то, что дочь вообще не была похожа на него. Все говорили — вся в мать, но лишь Анатолий и мама знали в кого она. Но когда однажды он попытался наедине с ней заговорить об этом, она жестко прервала его:

    ; «Не пытайся даже думать, не то что говорить об этом, никто тебе не поверит, а я прокляну и запрещу вообще видеться с Наташей».
            ; ***
Прошло двенадцать лет. Все эти годы Анатолий старался держаться поближе к Наташе, часто оставался с ней когда родители куда-нибудь уходили, а пару раз проводил с ней по две-три недели когда ее мама и папа уезжали отдыхать в Турцию и Таиланд. Постепенно они подружились, Наташа стала доверять Анатолию и когда он приходил к маме в гости часто уводила его в свою комнату и на ушко рассказывала ему свои детские секреты. Ни мама, ни Вадим не протестовали против их отношений, наоборот, поощряли их дружбу.

Это случилось ранней весной 2020 года. Анатолию на работу позвонила мама и попросила посидеть с Наташей пару вечеров, так как они с Вадимом должны уехать на своей машине в командировку во Псков заключать какой-то крупный контракт. Анатолий конечно согласился и провел с Наташей этот вечер и, взяв на работе отгул, весь следующий день.

Вечером, как планировалось, мама не вернулась, а ее телефон был «выключен или находится вне зоны действия сети». Когда мама с Вадимом не вернулись и на следующий день Анатолий всерьез забеспокоился и позвонил на фирму Вадима. Там все были в панике поскольку до фирмы во Пскове они так и не доехали, а связь с ними пропала часа через три после их отъезда.

Анатолий обратился в полицию и через день, когда выяснилось, что никаких происшествий на трассе в тот день не было, было заведено уголовное дело об исчезновении двух человек.

Примерно через три недели его пригласили к следователю, который рассказал, что по их сведениям в машине была большая сумма «черного нала», необходимого для заключения выгодного для фирмы контракта. Видимо об этом кто-то узнал и перехватил машину на трассе.

«Теперь машина с двумя трупами лежит где-нибудь в лесном болоте или озере, если на нее кто-нибудь наткнется, то мы об этом узнаем, а если нет то извините, ничем не можем помочь. Следствие, конечно будет продолжено, но шансов узнать правду очень мало». Эти слова следователя убили в Анатолии последние робкие надежды увидеть маму живой и если бы не дочь, ожидавшая его дома он бы точно запил. С этого момента весь мир сузился на том, чтобы сохранить дочь, а официально, единоутробную сестру, у себя, ведь больше в его жизни ничего не осталось.
Анатолий легко получил на шесть месяцев временную опеку над Наташей и она переехала жить к нему. Первое время Наташа очень часто вспоминала маму и особенно папу, который в ней души не чаял и всячески баловал, стала дерзкой, грубила ему, забросила учебу и хотя в школе понимали ее состояние и пытались строго не относиться к ее прогулам и успеваемости, но все же оценки бывшей отличницы резко пошли вниз. Анатолию приходилось почти насильно заставлять хоть как-то делать домашние задания.

Наконец, после очередного вызова в школу, Анатолий решил попробовать достучаться до Наташи. Он усадил ее напротив себя и сказал: «Наташенька, я понимаю, что не могу заменить тебе родителей, но я стараюсь как могу. Я твой единоутробный брат, значит в нас течет одна кровь, кровь нашей общей мамы, которую мы оба любили и которую мы оба потеряли. Если ты думаешь, что я не переживаю потерю мамы, то ты глубоко ошибаешься, я только стараюсь не показывать при тебе свои чувства. А если я делаю что-то не так, то прости меня, пожалуйста. Скажи об этом и я постараюсь исправиться, но нам дальше придется жить вместе. Ты же знаешь, что я тебя очень люблю и сделаю для тебя все что угодно…».

Тут Наташа вскочила со стула, подбежала к Анатолию, обняла его и со слезами стала покрывать его лицо поцелуями, повторяя:

«Толик, родной, это ты прости меня, я больше так не буду, ну прости ты меня».
Потом они долго сидели обнявшись, он гладил ее по голове и Наташа наконец вдоволь выплакалась. С этого момента ее поведение, почти стало нормальным, она вновь начала прилично учиться и даже иногда улыбаться его шуткам.
В течение шести месяцев он собирал все необходимые документы для назначения постоянной опеки и когда весь пакет документов был собран, обратился с ними в суд. Там неожиданно выяснилось, что документы на опеку подали и родители Вадима, проживающие в небольшом городке под Петербургом.

Через фирму в которой работал отец он нашел хорошего адвоката по бракоразводным делам, а также по делам об усыновлении и опекунстве. Созвонившись с ним, Анатолий уже на следующий день был у него на приеме. Он ничего не утаил от адвоката и рассказал всю историю с малейшими подробностями. Когда он закончил рассказ, адвокат надолго задумался, по лицу его было видно, что даже с его большой практикой с такими делами раньше ему сталкиваться не приходилось. Потом он попросил пару дней на размышления и консультации со специалистами.
Все два дня, между посещениями адвоката Анатолий не находил себе места и уже за час до назначенного времени он снова был у него. Адвокат встретил его довольно с грустным выражением лица:

«Анатолий Николаевич, к сожалению я должен Вас расстроить. При современном положении дел, выиграть дело об опекунстве у Вас шансов нет. Не найдется такого суда, который отдаст опекунство одинокому, хоть и единоутробному брату, когда у ребенка есть бабушка и дедушка, у которых в свою очередь есть другие дети и которые прекрасно материально обеспечены. Доказать свое отцовство по средством экспертизы ДНК у Вас тоже не получится, поскольку Вы единоутробные брат и сестра, то понятно, что экспертиза покажет родственные отношения. Вот если бы у Вас был сын, тогда по Y-хромосомам, передающимся только от отца к сыну, можно было бы доказать Ваше отцовство, в отношении девочек, к сожалению такого маркера нет».

«Что же мне делать?»
«Единственный шанс получить постоянное опекунство — это доказать, что ее формальный отец не является ее биологическим отцом и тогда иск его родителей автоматически обнуляется. Но в связи с тем, что прошло уже пол года, получить биологический материал для генетической экспертизы, я думаю Вам не удастся, ведь даже могилы для эксгумации не существует. Попробуйте поговорить с родителями отца Наташи, вдруг у них осталось что-нибудь от сына, например, расческа с его волосами, не чищенная бритва или что-то подобное».

И Анатолий поехал в Павловск, где жили родители Вадима. Там состоялся очень тяжелый для него разговор. Анатолию пришлось рассказать им всю историю - о себе, матери, обмане их сына. Ему показалось, что отец Вадима поверил ему, по крайней мере, он во время и после его рассказа не проронил ни слова, только пару раз клал в рот таблетки «Валидола».

Но вот мать восприняла его рассказ в штыки:
«Как ты можешь наговаривать на свою мать? Я тебе не верю, ты просто хочешь оставить Наташу с собой и отобрать у нас последнее, что у нас осталось от сына — нашу внучку, нашу «кровиночку». Немедленно покинь наш дом и никогда больше не приходи к нам!» И указала ему на дверь.

После чего ему ничего не оставалось, как встать и уйти.
И вот сейчас, лежа в кровати, понимая, что его почти, да не почти, а наверняка, через неделю, когда состоится судебное заседание, лишат опекунства, а после разговора с родителями Вадима и даже возможности видеться с Наташей, Анатолий пытался придумать хоть какой-нибудь выход из создавшейся ситуации.
Но ничего путного в голову не приходило. Уехать с Наташей в другой город — все равно найдут, купить новые документы — так он не знал, как и у кого это можно сделать, уехать за границу — так у него нет загранпаспорта, да и не пустят его никуда накануне судебного заседания.

 Утром он позвонил на работу и взял отгул, идти туда с похмелья и после бессонной ночи было безумием. Он кое-как приготовил дочери завтрак и отправил ее в школу. Потом достал из шкафчика на кухне остатки вчерашнего коньяка, выпил прямо из горлышка и так и не закусив, сел в кресло, закрыл глаза и вновь предался мрачным раздумьям. Незаметно сон сморил его. Вдруг раздался звонок городского телефона, Анатолий машинально посмотрел на часы, было уже почти два часа и взял трубку.

Звонил отец Вадима и предложил через час встретиться с ним в кафе у Витебского вокзала.
Анатолий, написал записку Наташе, что задерживается по делам и с зародившейся надеждой, быстро собрался и уже через сорок минут сидел за столиком кафе. Отец Вадима опаздывал, прошло больше часа и когда у него уже возникло подозрение, что встреча не состоится, он вошел в дверь кафе.
За прошедшие с их встречи два дня отец Вадима постарел как минимум на пять лет.  Не твердой, шаркающей походкой он подошел к столику, с видимым удовольствием сел на стул напротив него, достал из кармана какую-то таблетку, выпил ее, посидел молча с минуту, а потом сказал:

«Анатолий, честно говоря, я не знаю верить Вам или нет, но по-моему, если эта история правда, хоть она и мерзка до невозможности, лишать Вас возможности воспитывать собственную дочь я не имею права. Я не знаю как это переживет моя жена, но я решил помочь Вам. У моей жены в ладанке хранятся прядка волос Вадима и первые два молочных зуба, один зуб и несколько волосков я принес Вам, возьмите их».
И он протянул маленькую бумажную коробочку. Анатолий попытался поблагодарить его, но он только махнул рукой, встал и медленно вышел из кафе.
Прямо из кафе Анатолий радостно позвонил адвокату, но его ответ вновь разрушил все его надежды:

«Анатолий Николаевич, а как Вы докажите, что этот биологический материал принадлежит отцу Наташи, и не является материалом любого другого человека. Ни один суд не примет такое доказательство без письменного подтверждения родителей Вадима, что они лично сохранили эти волосы и зуб сына. Попробуйте еще раз поговорить с его родителями, тем более, что отец на Вашей стороне».
Собравшись с духом, Анатолий уже через три часа вновь звонил в квартиру родителей Вадима. Дверь ему открыла мать и всем телом преградила ему вход. Из квартиры резко пахло лекарствами.

«Ты зачем пришел? Ведь ты получил в
се, что хотел. Уходи, я не хочу ни видеть, ни слушать тебя. Мужа ты уже довел до сердечного приступа, от него только что уехала скорая, хочешь чтобы у него вообще случился инфаркт?»

Тут из комнаты раздался слабый голос отца:
«Оля, впусти его, так просто он бы не пришел. Давай хоть выслушаем его».
Мать молча посторонилась и Анатолий вошел в комнату, где на диване лежал отец Вадима.

Анатолий, ничего не скрывая, объяснил сложившуюся ситуацию.  Пока он говорил лицо матери Вадима, сначала выражавшее только гнев и разочарование, несколько успокоилось  и она обратилась к мужу:
«Слава богу, что твое предательство не привело к необратимым последствиям, вся эта история настолько гадка и омерзительна, что даже будь это правдой, я бы никогда не доверила воспитание дочери такому бесчестному человеку». А потом она обратилась к  Толи: «Немедленно покиньте наш дом и никогда больше не приходите сюда!»

Анатолий, собрав все свои силы в кулак, и как можно спокойнее сказал:
«Ладно, сейчас я уйду, да, действительно, я много лет скрывал от Вадима правду о отцовстве Наташи, но подумайте сами, что мог сделать восемнадцатилетний парень в таких условиях. Предать мать? Какая бы она не была — но это мать. Она бы никогда не простила этого, а я не смотря ни на что любил ее. Вы поймите, мне же не надо ничего кроме возможности любить и воспитывать свою дочь. Мне не надо денег Вадима, тем более, если будет доказано, что он не отец Наташи, то ей ничего не светит...»

Тут его прервал отец Вадима:
«Оля, подумай, а что если бы у тебя отобрали Вадима или Марину и отдали их в чужую семью? Что бы ты чувствовала при этом? Поставь себя на место Толи. Если это все правда, то как мы можем лишать дочь родного отца, а если нет — то Наташа через неделю будет у нас».

При этих словах из мамы Вадима как будто выпустили воздух и она бессильно опустилась на стул.
«Ладно, что и как мы должны написать?»
Анатолий позвонил своему адвокату, который пообещал договориться с ближайшим нотариусом для заверения бумаг и уже через пол часа в квартиру позвонила женщина, которая заверила документ о том, что переданный Андрею биологический материал действительно является материалом Вадима, опечатала конверт с волосами и зубом и сказала, что лично передаст его на генетическую экспертизу, которую сделают в самые короткие сроки.

Проведенная генетическая экспертиза показала, что формальный отец Наташи не является ее биологическим отцом, родители Вадима отозвали свое ходатайство об установлении опеки и суд без всякого разбирательства, поскольку он был единственным претендентом, передал Наташу под постоянную опеку Анатолия.
Его радости не было предела, но только одно омрачало ее — он опекун, а не отец. По достижению Наташи восемнадцатилетнего возраста, он снова станет только братом. Стать настоящим отцом ему не суждено, ведь для этого надо рассказать дочери всю правду о себе и маме, а это совершенно не возможно.

Анатолий все чаще стал задумываться о дальнейшей жизни. Ему тридцать один год, надо создавать семью, ведь для Наташи нужен не только отец или брат, но и мать или хотя бы та женщина, которая сможет принять Наташу как свою дочь. Но как это сделать, если после мамы он не встречался ни с одной женщиной. Даже друзья, видя такое отношение перестали знакомить его с одинокими подругами или родственницами.

Все чаще и чаще он вспоминал об упущенном счастье, о Свете. Через друзей он узнал, что она так и не вышла замуж, заочно окончила педагогический институт и работает преподавательницей русского языка и литературы. И однажды не выдержал, нашел в старой записной книжке ее телефон и позвонил ей.
Света сразу узнала его голос, но сказала только:
«Анатолий, я не хочу с тобой разговаривать» и повесила трубку.
Промучившись неделю, он решил сделать вторую попытку, купил цветы и стал ждать Свету в сквере у ее дома.

Наконец она прошла мимо него, он окликнул ее: «Свет!»
Но она сделала вид, что не видит и не слышит его и ни разу не оглянувшись зашла в парадную. Он вбежал в нее вслед за ней и догнал ее у лифта.
«Света, прошу тебя, дай мне возможность объясниться и потом, если ты захочешь я никогда в жизни не напомню тебе о своем существовании. Пожалуйста, я же знаю, что ты великодушная и добрая, а ведь даже преступникам дают возможность сказать последнее слово».

Света долго смотрела в глаза Анатолию и видимо в них была такая боль, что она смягчилась и сказала:
«Ладно, пойдем ко мне. У тебя десять минут, но если попытаешься распустить руки получишь по морде».

Они вошли в ее квартиру. Сели на кухне и Анатолий ей выложил все без утайки, о себе, маме, Наташе, о том почему расстался с ней и как он жалеет об этом. Света  выслушала его молча, не перебивая, не задавая никаких вопросов, а когда он закончил — встала, подошла к сидевшему Анатолию, обняла, положила его голову на грудь и гладя по волосам тихо произнесла:

«Господи, какой же ты несчастный дурак, а ведь я тебя так любила»!
« А может быть ты мне дашь второй шанс?»
Света подняла ему голову, так чтобы он смотрел ей прямо в глаза, и долго-долго смотрела в них:

«Может быть, посмотрим. Только давай начнем все с начала».
И Анатолий понял, что может быть и в его жизни и в жизни Наташи все таки наступят счастливые дни.

___________________________
Прочитавшие, пожалуйста, не пожалейте пары минут и напишите свое мнение о произведении. Мне это очень важно. Заранее спасибо!


Рецензии
Андрей, здравствуйте. Прочитала и не знаю, что и сказать. Моральная сторона заставляет просто промолчать. Маленькая надежда на счастье есть, но очень маленькая.
О произведении. Стиль ровный, хороший. Звучит как пересказ чьей-то истории.
Хочу пожелать Вам успехов в творчестве и добропорядочных читателей.
С уважением

Мирослава Завьялова   10.05.2021 19:33     Заявить о нарушении
Мирослава, здравствуйте!
Вы вообще-то правы, это и есть пересказ настоящей истории. Изменены имена, место действия, значительно сдвинуто время, но основная канва - правда. Рассказал с разрешения настоящего героя.
А за Ваш отзыв большое спасибо!

Никонов Андрей 2   10.05.2021 19:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.