Банька

1.
Пляшут тысяча чертей
на угольях алых.
Жар такой, что до костей
пробирает малых.
Ну, а им всё нипочём.
Прыская со смеха,
ловят пар под потолком:
тоже мне потеха!
Дед ворчит: "Не дело, мол,
баловство в парилке.
Будь степенным, кто вошёл
сюда слишком пылкий.
Баня - всё равно, что храм:
действуя телесно,
в разговорах по душам
души лечит честно.
Хвори всякие леча,
требует вниманья.
Что, мол, вы, как саранча,
набежали в баню?
Развлекаться и шалить
есть места другие.
Цыц! И хватит воду лить!
Здесь - душа России!"
На серьёзные слова
дети присмирели,
и душистая листва
их коснулась еле,
и чудесный банный дух
им расправил плечи,
и открылась тайна вдруг -
тайна русской печи.

2.
Поддай ещё, товарищ!
Полковшичка плесни.
Как веничек запаришь,
хлестни меня, хлестни.
По всем родимым пятнам,
по бесу под ребром,
чтоб не полез обратно
когда-нибудь потом.
Пусть пот выносит шлаки
из печени моей!
Без злобы и не в драке
хлестни меня больней:
чтоб не забыл невольно
ни маму, ни сестру,
чтоб помнил, как им больно
дарить нам детвору,
чтоб истово и яро
отстукивало путь
сердечко после пара,
переполняя грудь.
И я тебя ответно
так щедро отхожу,
как может только светлый,
вкусивший куражу.
Стоградусная ярость
насытит нас с тобой.
Поддай ещё хоть малость!
Поддай, мой дорогой!

3.
Из жара в купель ледяную,
восторженным страхом дыша,
как в музыку ловко нырну я
с улыбкой смешной малыша.

Берёзовый на ягодице
листок отраженьем своим
в купели слегка удивится
и я удивлюсь вместе с ним.

Ведь это не лист, а мышонок
принюхался к стылой воде,
потешно чихая спросонок
и думая: "Где же я? Где?

Не погреб, не склад, не квартира,
не видно ни крошки кругом,
и яростно хочется сыра...
И что за мужик нагишом?"

А я - из купели обратно -
туда, где поджилки печёт.
Мышонка спугнул, вероятно:
теперь там зевающий кот.

4.
Клубится пар над каменкой.
Вдыхают ноздри жар.
Лежишь свободно, пряменько,
подруга-госпожа.
Хлещу духмяным веничком
распаренную плоть,
а ты лежишь себе ничком,
прося ещё пороть.
Любовно, с ярой удалью
гоню по жилам кровь.
Как знать, я мужем буду ли,
любовником ли вновь,
сердечною занозою,
игрушкой, другом ли?
Я банный пар использую,
как магию: внемли!
Скрестив огонь и воду, я
творю судьбы пути;
исполнившись свободою,
нам впредь по ним идти.
Ты будешь Светом венчана,
водой освящена,
мистическая женщина,
подруга и жена.

5.
Я забулдыга старый
с потёртою душой.
С разбитою гитарой
делюсь своей бедой
по вечерам на кухне
в кругу друзей моих,
когда закат потухнет
и месяц явит лик.
И на столе бутылка
креплёного вина.
И на губах ухмылка,
а плачет лишь струна.
Живу своей печалью
шесть дней за песней песнь.
Глаза грустить устали.
Но всё-таки Аз Есьмь,
и раз в неделю, сбросив
всю тяжесть бытия,
бегу сохатым лосем
на встречу с банькой я.
Там я горяч и молод,
там снова предо мной
раскрыт и не расколот
мой жизни путь прямой.
Там не до грустных песен,
печалей или слёз.
Там ничего не весит
проблем житейских воз.
И старый забулдыга
там снова юн и свеж,
и снова жизни книга
исполнена надежд.

6.
Ах, подруженьки мои милые!
Ах, цветочки мои, красавицы!
Как покойница пред могилою,
я меж вас, не успев состариться.
Натопили мне баню русскую,
нанесли воды родниковой мне.
Я ж ни холода не почувствую,
ни жары, своим страхом скована.
Не гулять мне теперь свободною,
выдают меня за нелюбого.
Ах, умойте водой холодною!
Отхлещите, подружки, грубо вы,
чтобы тело горело белое,
чтобы больно и чтобы весело,
чтоб невестушка стала смелою,
чтоб головушку не повесила,
чтоб смеялась на свадьбе девица,
расставаясь с девичьей волею.
Расстелите мне полотеньица,
да плесните воды поболее.
Закружись ты, моя головушка!
Заходи по мне, крепкий веничек!
Выпью счастьица я до донышка
в этот день свой последний девичий.

7.
Вхожу туда, где был зачат,
ложусь на полок разогретый -
и слышу голоса девчат,
что здесь бывали не одни.
И год, и двадцать лет назад
Водили их в парную эту
мужчины, зная, что грешат,
но так ведётся искони.

А может, первородный грех -
не грех, а жизни продолженье,
закон, что дан един для всех
и непреложен потому?
Телесных капище утех,
огня с водою единенье,
где зарождался человек,
Творцу подобный самому.

Вхожу один. Здесь лёгок пар.
В моей руке дубовый веник.
Отец мой был ещё не стар,
когда был с мамой здесь вдвоём.
Здесь было очень много пар,
их в полумраке вижу тени.
Плоды любветворящих чар
живут себе в миру большом,

и живы только потому,
что баня - место высшей силы,
где требно русскому уму
сливаться с русским духом так,
чтоб не под силу никому
свести народ такой в могилы.
И я рождение приму
как высший светоносный знак.

И следом за моим отцом
введу в парную красну деву,
и семь потов с неё потом
сгоню любовно и шутя,
а после пламенным жезлом
ей вскрою девственную плеву,
чтоб миру подарить вдвоём
ко сроку новое дитя.


Рецензии
Это произведение настолько Талантливо, настолько колоритно, с такими глубинами и широтам, что невозможно не восхищаться!!!!

До чего же я рад встрече с Вами,дорогой Михаил!!!...

Сейчас я новичок на новом, незнакомом мне сайте поза.ру.... но когда-то в прежней жизни мы с Вами много и тепло общались.. не только в пределах сайта, но и по почте.... А Ваши отзывы были ТАКИМИ, что каждый раз читал их с замиранием сердца!!!

Так уж случилось, что вернулся сейчас таким незнакомцем. Но я безмерно рад,что Вы здесь!!! Что могу читать Вас снова!!!! Общаться с Вам и, надеюсь не разочаровывать Вас произведениями, которые не того уровня, что Вы читали у меня прежде... Разве что то,что разместил сегодня!!!

Буду Вас очень ждать в "Мой милый Мюнхаузен"!!! С нетерпением, волнением бОльшим,чем прежде!!!

С уважением и теплом. Алекс

Алекс Лукинский   03.05.2021 18:13     Заявить о нарушении
УВАЖАЕМЫЙ МИХАИЛ. ПРОЧТИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, МОЁ ПИСЬМО В СООБЩЕНИЯХ В КАБИНЕТЕ....СПАСИБО!

Алекс Лукинский   04.05.2021 01:11   Заявить о нарушении