Сорок лет программе Спейс Шаттл

Сорок лет программе Спейс Шаттл

Программа «Спейс Шаттл» дала США уникальные возможности по работе в космосе, но, с точки зрения разницы «что хотели — что получили» приходится сделать вывод о том, что она не достигла своих целей.

Не достигнутые цели и провалы:

Качественное облегчение доступа в космос. Вместо снижения цены за килограмм на два порядка, «Спейс Шаттл» стал одним из самых дорогих средств доставки спутников на орбиту.
Быстрая подготовка шаттлов между полётами. Вместо ожидаемого срока в две недели между полётами, шаттлы готовились к пуску месяцами. До катастрофы «Челленджера» рекорд между полётами составлял 54 дня, после «Челленджера» — 88 дней. За все годы эксплуатации шаттлов они запускались в среднем 4,5 раза в год вместо минимально допустимых по расчетам 28 раз в год.
Простота обслуживания. Выбранные технические решения были очень трудоемкими в обслуживании. Главные двигатели требовали демонтажа и много времени на сервис. Турбонасосные агрегаты двигателей первой модели требовали полной переборки и ремонта после каждого полёта. Плитки теплозащиты были уникальны — в каждое гнездо ставилась своя плитка. Всего плиток 35 000, к тому же, они могут быть потеряны или повреждены в полёте.
Замена всех одноразовых носителей. Шаттлы никогда не стартовали на полярные орбиты, что нужно в основном для разведывательных спутников. Велись подготовительные работы, но они были остановлены после катастрофы «Челленджера».
Надежный доступ в космос. Четыре орбитера означали, что катастрофа шаттла — это потеря четверти флота. В первые секунды полета из стыка хвостовой и второй секций правого твердотопливного ускорителя космической системы пошли клубы серого дыма. На 59-й секунде, в момент максимального скоростного напора, из стыка начало бить пламя. На 65-й секунде полета огонь прожег водородный бак, и началась утечка топлива. На высоте 14 километров на 73-й секунде полета оторвалась нижняя стойка крепления правого ускорителя и, повернувшись относительно верхней стойки, многотонная ракета отбила правое крыло «Челленджера» и пробила кислородный бак. Одновременно оторвалось нижнее днище водородного бака, что привело к взрыву огромной силы.
После катастрофы полёты прекращались на годы.
За три с половиной минуты до того, как «Колумбия», согласно плану полета, должна была приземлиться, в Центр управления полетами пришло сообщение: «По телевидению показывают, как падают обломки корабля!»
Действительно, в этот момент в прямом эфире одно из телеканалов демонстрировали эффектную картинку: с неба, оставляя яркий след, на землю летела целая россыпь «метеоритов». Как оказалось, обратный отсчет до катастрофы начался еще ... на 82-й секунде полета. Внешний топливный бак челноков покрывался термоизоляцинным покрытием, предназначенным для предотвращения образования наледи на оболочке бака, заправленного жидким кислородом и водородом.
На 82-й секунде кусок изоляции отделился и с силой ударил по композитной панели на левом крыле «Колумбии». В результате удара образовалась пробоина диаметром 15-25 см.
Еще во время полета эксперты анализировали запись старта, и обратили внимание на этот момент. Руководство НАСА, получив доклад, отмахнулось — раньше такие случаи были? Были! Серьезные последствия наступали? Нет! Значит, нет повода поднимать панику.
Была и еще одна причина, по которой в НАСА решили не обращать внимания на происшествие. Дело в том, что помочь экипажу было практически невозможно.
Но борту «Колумбии» не было скафандров, в которых можно было бы выходить в открытый космос, так что произвести ремонт самостоятельно не получилось бы. Не говоря о том, что не было также нужных материалов и инструментов. Состыковаться с Международной космической станцией челнок не мог из-за отсутствия стыковочного узла. Дождаться на орбите помощи астронавты тоже не могли — запасы воды, воздуха и продовольствия были ограничены, и их бы не хватило на время, нужное для подготовки полета еще одного многоразового корабля.
Удивительно, но с «Колумбией» повторилась история «Челленджера» — и в том, и в другом случае боссы НАСА просто отмахнулись от сведений о наличии опасных неполадок, рассчитывая на американский «авось».
Также, шаттлы были печально известны постоянными переносами пусков.
Грузоподъемность шаттлов оказалась на пять тонн ниже требуемой спецификациями (24,4 вместо 30)
Большие возможности горизонтального маневра никогда не применялись в реальности из-за того, что шаттл не летал на полярные орбиты.
Возврат спутников с орбиты прекратился в 1996 году. С орбиты было возвращено всего пять спутников.
Ремонт спутников тоже оказался слабо востребован. Всего было отремонтировано пять спутников (правда, Хаббл обслуживали пять раз).
Принятые инженерные решения негативно влияли на надежность системы. На взлете и посадке были участки без шансов на спасение экипажа при аварии. Из-за этого погиб «Челленджер». Миссия STS-9 чуть не кончилась катастрофой из-за пожара в хвостовой части, который возник уже на посадочной полосе. Случись этот пожар минутой раньше, шаттл бы упал без шансов на спасение экипажа.
То, что шаттл всегда летал пилотируемым, подвергало риску людей без необходимости — для рутинного запуска спутников хватало автоматики.
Из-за низкой интенсивности эксплуатации шаттлы устарели морально раньше, чем физически. В 2011 году «Спейс Шаттл» был очень редким примером эксплуатации процессора 80386. Одноразовые носители можно было модернизировать постепенно новыми сериями.
Закрытие программы «Спейс Шаттл» наложилось на отмену программы «Созвездие», что привело к потере самостоятельного доступа в космос на многие годы, имиджевым потерям и необходимости покупать места на космических кораблях другой страны.
Новые системы управления и надкалиберные обтекатели позволили запускать большие спутники на одноразовых ракетах.
Шаттл держит печальный антирекорд среди космических систем по количеству погибших людей.
Шаттлы были результатом множества компромиссов между интересами нескольких больших организаций. Возможно, если бы был один человек или команда единомышленников, которые имели бы четкое видение системы, она могла получиться удачнее.
Требование «быть всем для всех» и заменить все одноразовые ракеты повысило стоимость и сложность системы. Универсальность при объединении разнородных требований приводит к усложнению, удорожанию, излишнему функционалу и худшей эффективности, чем специализация. Легко добавить будильник в мобильный телефон — динамик, часы, кнопки и электронные компоненты уже есть. Но летающая подводная лодка будет сложнее дороже и хуже специализированных самолёта и подлодки.
Сложность и стоимость системы растет с размером экспоненциально. Возможно, шаттл на 5-10 тонн полезной нагрузки (в 3-4 раза меньше реализованного) был бы более успешен. Их можно было бы построить больше, часть флота сделать беспилотными, сделать одноразовый модуль для повышения грузоподъемности редких более тяжелых миссий.
«Головокружение от успехов». Успешная реализация трёх программ последовательно увеличивающейся сложности могла вскружить головы инженерам и менеджерам. В самом деле, что пилотируемый первый пуск без беспилотной отработки, что отсутствие систем спасения экипажа на участках выведения/спуска говорят о некоторой самоуверенности.
Комиссия Роджерса пришла к выводу, что определяющими факторами, приведшими к катастрофам, послужили «недостатки корпоративной культуры и процедуры принятия решений NASA». По сути, выводы комиссии были прямым обвинением в адрес NASA;—;руководство полетами виновато в гибели людей и космических кораблей.
Тезис местных ублюдочных западников, прорвавшихся к власти в России о том, что у американцев все легче и проще: что не героические усилия тысяч ученых, напряжение сил НИИ и КБ, многократные проверки, межотраслевые состыковки, ранняя седина и инфаркты, а просто правильное планирование, высокая культура производства, контролируемая не мозгами, а деньгами, - и никаких проблем. Хоть на Луну, хоть на Марс. Не то, что у наших ученых! Разлетелся в прах.
Небезызвестное высказывание президента Кеннеди: “Учите физику, иначе придется учить русский", - отражало реалии того времени. Советская наука была явно сильнее и увереннее. А вот насчёт выхода «лунных» технологий США в космическую технику картина оказалась вообще неутешительная. Американские специалисты - пара сотен человек, работавших над лунной программой незаметно канули в Лету. Их либо больше не найти, либо они не дают интервью, либо ушли в мир иной. Они забыты всеми. Hе найти даже их имен. Hе доступны архивы, считающиеся утерянными. Уничтожена масса материалов, касающихся полетов на Луну. А те материалы, что остались, подверглись жесточайшей цензуре и, вполне возможно, обработке, представляя сегодня из себя «Легенду о Луне», рассчитанную на веру и созданную по канонам библейских эпосов в рамках обоснования исключительности американской нации. Именно такую роль играет высадка на Луне американца в американском сознании, и это обстоятельство не стоит преуменьшать. Исчезла совершенно без следов чудо ракета «Сатурн-5» вместе с её «замечательными» двигателями Ф-1. Забыт даже её предшественник «Сатурн – 1Б», «молча» уступивший более практичному и более мощному нашему «Протону».
Ракеты «Протон» и «Союз», созданные 50 лет назад, до сих пор состоят на службе российских и международных программ. «Протон», в частности, использовался для вывода модулей «Заря» и «Звезда» — основополагающих элементов МКС. Ракета «Союз» выводит на орбиту корабли «Союз» и «Прогресс», обслуживающие МКС.
С 1970 г., после полётов «Зондов-7 и 8» Россия даже сегодня способна осуществить пилотируемый облёт Луны с помощью ракет «Протон» и кораблей «Союз». А у США такой техники до сих пор нет. Правда, можно ожидать, что, благодаря постановке советских (российских) двигателей на американские ракеты, необходимый носитель у США всё-таки скоро появится. Но это будет, опять же, наследство от СССР. Попытки авантюриста Илона Маска пока ничего не дали.
«Корабли «Союз» ныне известны всему миру. А ведь их первоначальной задачей был именно облет Луны с человеком на борту, а не околоземные полёты. Создание корабля заложило основу для развития космонавтики на десятки лет вперёд. «Союзы» и «Прогрессы» на практике доказали свои преимущества». Так говорят наши специалисты.
Так отзываются о них и титулованные иностранные специалисты. Недавно «руководитель НАСА Чарльз Болден признал ракету «Союз» и одноименный корабль самыми надежными в мире. Он заявил, что «Союзы» должны быть для россиян предметом национальной гордости. Ч.Болден забыл при этом напомнить, что их «шаттлы» стали могилой для 14 американских космонавтов. На «Союзах» погибли 4 человека.


Рецензии