Шестая часть романа место встречи, жизнь моя!

 28
Но видимо впечатление от прослушивания у них было настолько мощных, что никто  из компании, когда ветром навеяло ночь  все наверху спали в спальнях не смыкая глаз вертелись в кроватях. Но когда наступило молчание, после которого стали  родители  Алины   и она с Джузеппе  тихонечко по душам делиться впечатлениями от прослушанного. И конечно же, Степан и Светлане не сошлись во мнениях  по душам, а их дочь зять нашли компромисс.   И даже  занялись  любовью и позанимались ею не теряя времени до раннего  утра среды, когда супруги были оба на кухне и готовили вместе, и вертя головами  смотрели друг на друга любящими глазами  обнимались, держались за руки и ласкали Джузеппе   губы Алины, а она его поцелуем.

Сегодня Алина закончила свой урок русского языка на  час пораньше и пришла на работу к мужу и сидела рядом с ним на кухне после у его приятеля Луиджи  день рождения. Но когда наступило молчание, после которого именинник принимал искренние  поздравления с сорока двухлетием  от жены  друзей, что приходятся его коллегами.
Но Джанбатиста омрачил  праздничное настроение Луиджи тем, что оскорбил его при жене. И Моника не сумела промолчать, и обняв нежно Луиджи она заступилась за любимого супруга и отстояла  его честь и честное имя, но предупредительно сказала Баститтини –  Что прежде, подумайте, пожалуйста, а потом говорите. Но Джанбатиста хоть и выслушал раздражённую Монику, но всё, равно над ней  посмеялся и заявил ей – это, а мне-то что. И подлил масла в огонь оскорбив её мужа  Луиджи, который  тоже не промолчал, а тоже вступился за жену перед бесцеремонным хамом  Баститтини.
 

Потом, когда празднество закончилось и все вышли из кухни, то Луиджи снова попало по голове от Джанбатисты бутылкой с вином по голове. И  муж Моники благодаря её подруги  Алины сейчас находится в больнице в палате реанимации и она, конечно же,   сидит у изголовья   постели её рука лежит на руке у мужа и после наступившего молчания  Моника искренно и слёзно взывает к Богу читая  молитвы о том, что её муж  пришёл в себя.

Вьелма Сеттефанни  и Лоберто Рузелли  – это родители  Луиджи и его братьев Пьетру и Унтониу Рузелли и его сестёр Лючии и Джуванны Сеттефанни  он носит фамилию  матери. Их дочери четырнадцатилетняя  Лелла и Пинета семи лет сейчас у них  и дочери искренно и слёзно молятся за выздоровление отца он им ещё нужен и они, как и мать нуждаются в нём.

У Лючии есть любимый муж – это  Джанкарло они оба родились  осенью 1967 года.  Вместе воспитывают дочь Донату семнадцать лет и ещё трёх детей Эли и двух сыновей Чикку и Карло им пятнадцать.
Её супруг  скульптор, а она учитель русского языка и литературы.   Учились в Москве он в МГАХИ, а она на филфаке МГУ.

 Обетать в домашней обстановке  Джузеппе было хорошо с детьми и  женой Алиной, что  сидела с ним в гостиной комнате на диванчике, но когда наступило молчание.  – И Моника  и Луиджи наши с тобой  друзьями и мы их любим как любили бы своих братьев и сестёр, если бы они были у нас, но их к сожалению нет и мы оба единственные  дети у наших родителей.  – Да, конечно,  любовь моя! И любим  наших друзей ты Монику, как сестру, а я Луиджи как брата. – Да!  Душа моя! – А как же я и братья –  Марк  с интересом спросил у родителей, когда повернулся и посмотрел на них по-сыновьи с любовью и добавил – это Вы нас любите?
– Марк сынок, конечно,  мы с мамой  любим тебя и твоих братьев вы для нас самые дорогие частички наших душ, сердец и любви. –  Джузеппе  с радостью нежностью и любовью поддержал его.


Прошло полторы недели. И только январским вечером следующего муж Моники  впервые пошевелил бровью открыл глаза посмотрел на неё любящими  пошевелил  пальцами сжал её руку. Но когда в палате очутился  врач –реаниматор  Донателло посмотрел на пациента убедился что Луиджи может дышать отключил его от ИВЛ и перевёл в обычную палату. Где Моника помогла ему подняться на кровати  поела сама и накормила. Помогла ему лечь,  присела на колени у кровати прикоснулась губами к его больной голове и ласкала её поцелуем.

Но когда  Моника и Луиджи  оказались на коридоре потому что навестить её пришли золовка с девочками и Джузеппе. Наступило молчание. – Коллега скажи мне, пожалуйста, как твой муж и мой друг Луиджи себя чувствует?
- Опасность миновала. Уже он хорошо себя чувствует, хотя голова у Луиджи ещё болит.
Но как только Луиджи держась за руку своей жены Моники  опустился на коленки  и присев на пол обнял своих дочерей и они  поцеловали папу в щёки. -  Мы живём у бабушки, но нам нужен ты отец – это  Луиджи с любовью  и нежностью в голосе  сказала старшая дочь  Лелла.  – Доченька я люблю и тебя и твою сестрёнку и очень по вам скучаю мои родные. –  Невестка может быть ты пойдёшь с нами домой? – Моему мужу  Луиджи ещё плохо у него болит голова  а я пойду домой да, конечно, однако нет, пока  он не поправится и его не выпишут я туда одна не вернусь.  –  Ты так любишь моего брата? – Да, дорогая Лючия  до безумия  и пока он не поправится  я не вернусь даже на работу в художественно-скульптурное бюро. – Это я, конечно, понимаю, потому что сама люблю моего мужа.
                ******
Вечером во вторник когда Луиджи выписали и из больницы вернулись   в домашнюю обстановку, где он и Моника по отдельности побывали в ванной комнате ополоснулись и переоделись. И когда сидели в гостиной комнате, то были счастливыми ведь их дочки тоже были с ними.  Луиджи обнимался  и целовался с дочками  по-отцовски нежно и с их матерью и своей женой  Моникой.


Вечером, который прилип двенадцатого января Джузеппе и Луиджи сходили и подали на коллегу в суд за причинение вреда их здоровью , и наследующий день когда Баститтини получил повестку явился в здание суда, где узнал что его привлекают за хулиганство и сразу увезли в тюрьму поджереале 

Родители Алины  впервые посетили музей, а когда вернулись в домашнюю обстановку,   где сидели на кухне за столом и за распитием чая, между которой наступило молчание и они тихонечко делясь по душам друг с другом впечатлениями от увиденных картин сошлись во мнениях и плавно перейдя на шутки немного посмеялись.

 
А их внук Марк уже работает вечерами и получает пока не большие деньги.

И когда ночью пришёл в домашнюю обстановку, где все спали и Марк, конечно же, потихонечку сходил в ванную комнату ополоснулся в  душе и переоделся. Выйдя из ванной комнаты  он немного прошёл поднялся по ступеням наверх, сделал пару шагов до своей комнаты зашёл туда притворив за собой дверь  прилёг в постель, где его свалило от усталости.   И между тем  Алине приснился кошмар где она видела своими глаза, что её муж Джузеппе  шёл на работу и дошёл, потому что в трёх шагах от  художественно-скульптурного бюро оказался сбит машиной и попал в больницу.  И после  того как она повернулась и  тревожно с испугом посмотрела на мужа пододвинулась  нежно  обняла его и взяла за руку.  И ранним утром, что поднялось тринадцатого января, когда между ними  наступило молчание, после которого Алина рассказала  Джузеппе о своём кошмаре, где она видела его  всю ночь сбитым машиной и очень испугалась, что потеряет его навсегда. – Любовь моя! Не бойся за меня, пожалуйста – это же всего лишь кошмар –  Предрассудок и потом я же тут с тобой,  моя милая. 

В пятницу утром, когда  Джузеппе  оказался
на работе в  художественно-скульптурном бюро куда потом днём пришла Алина и принесла ему  покушать суп из морепродуктов и пепероната. И, конечно же, когда Джузеппе вылез из-за стола  развернулся ласково обнял её взял за руку, и ласкал ей губы поцелуем в знак благодарности за заботу о себе. 

Эти три вечернее часа, что  пробежали и
пришедший с работы в центр Джузеппе  остановился у лестницы, но когда посмотрел и увидел, что к нему спустилась его жена Алина подошла остановилась и сразу ласково его обняла и взяла за руку и поцеловала, как он её.   Шли по улице дышали воздухом  слушали пение птиц от которого по душам получали удовольствие.
Но когда они оказались в доме в прихожей, куда к ним пришли их сыновья сев на корточки которых Алина и Джузеппе по отдельности  ласково обняли и поцеловали.
Наступило молчание. –   Мои родители с вами, и я  спокойна. – Но мама мне и братьям и вы с отцом нужным  мы нуждаемся в вас.
                ****
Ночью после спектакля  Света со Степаном пришли в домашнюю обстановку, где наступило  в прихожей молчание, после которого они по душам тихонечко поделились впечатлениями от оперы Ж.Бизе Кармен, которую привезла из Парижа в Неаполь французская артистическая труппа поющих актёров-певцов и Степа  разошёлся по душам во мнении с женой Светой.  Следом за ними пришёл и их внук Марк.


Рецензии