о ВЧК

Поскольку на днях мы отметили 100-летие со дня рождения академика Сахарова - хотелось бы несколько строк вспомнить о той организации, которая так или иначе курировала деятельность этого неординарного человека.
 Тем более, что "отголоски" информационных диверсий советских лет - появляются и сейчас.
Но, начать хотелось бы с цитаты президента Путина газете "Труд"
<…Достаточно вспомнить расстрелы заложников во время Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьянства, уничтожение казачества. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды. И всегда это случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд, но пустые на поверку идеалы ставились выше основной ценности — ценности человеческой жизни, выше прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия. Потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причём это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось.>>

 Интересно - как эта цитата перекликается с недавно высказанной о "выбивании зубов".

 Но, вернувшись к академику Сахарову.
Начну с личности, которыми сегодня полны просторы Интернета.
Николай Николаевич Яковлев.
Об этом человеке есть несколько интересных историй.
Историк Борис Клейн, ссылаясь на мемуары американского дипломата Джорджа Кеннана, рассказывает о случае проникновения в июле 1952 года в посольство США молодого человека, который «заявил, что он — сын министра госбезопасности СССР. Его отца недавно посадили, семья страдает, и он сам в безвыходном положении. Примерно то же случилось и с несколькими его друзьями. Благодаря прежним связям они знают входы и выходы в Кремль. Если им дадут деньги и оружие, заверил незнакомец, они покончат с нынешним советским руководством». В посольстве посчитали это провокацией. Борис Клейн утверждает, что этим молодым человеком был Николай Яковлев.

 Он и отец при Сталине в 1952 были посажены, но сразу после смерти Сталина - освобождены.

Несмотря на своё освобождение и закрытие дела, Николай Яковлев не был полностью реабилитирован и оставался «невыездным» — ему не разрешали покидать СССР. В 1970-х годах учёный обратился в КГБ СССР с просьбой разрешить ему поездки в США, что было связано с его специальностью. В результате своего визита в КГБ Яковлев был завербован для проведения «идеологических операций», чему способствовал его страх перед КГБ, связанный с тяжёлым опытом тюремного заключения и допросов в 1952 году. Согласно свидетельству самого Яковлева, беседовал с ним лично председатель КГБ Юрий Андропов, а позже необходимыми материалами для написания книг, в том числе и явно сфальсифицированными, его снабжал начальник 5-го управления КГБ генерал Филипп Бобков. Андропов убедил Яковлева участвовать в идеологических операциях, сообщив ему, что в прежние времена с разведкой сотрудничали Иван Тургенев, Виссарион Белинский и Фёдор Достоевский.

 "Председатель, посверкивая очками, в ослепительно-белоснежной рубашке, щёгольских подтяжках много и со смаком говорил об идеологии. Он настаивал, что нужно остановить сползание к анархии в делах духовных, ибо за ним неизбежны раздоры в делах государственных. Причём делать это должны конкретные люди, а не путём публикации анонимных редакционных статей. Им не верят. Нужны книги, и книги достойного содержания, написанные достойными людьми."
Н. Н. Яковлев, «О „1 августа 1914“, исторической науке, Ю. В. Андропове и других»

 Самыми известными книгами, которые автор написал по заданию КГБ, были «1 августа 1914» и «ЦРУ против СССР». В первой книге излагается мнение о масонском заговоре внутри Временного правительства после Февральской революции, а вторая книга винит в проблемах СССР советских диссидентов и американскую разведку. Доказывая, что ЦРУ и американские дипломаты в Москве принимали непосредственное участие в редактировании и переписывании произведений А. И. Солженицына, который, по словам Яковлева, был «верным слугой ЦРУ», Яковлев совершил подлог цитаты из мемуаров американского посла в Москве Джейкоба Бима. Во второе издание книги о ЦРУ Яковлев добавил сведения о личной жизни жены академика-диссидента А. Д. Сахарова, Елены Боннэр, которые, по некоторым оценкам, «порядочные люди сочли гнусными» и являлись «клеветой самого низкопробного содержания, рассчитанной на низменные инстинкты читателей». Наиболее непристойные отрывки из этой книги, включая раздел о Елене Боннэр, были также опубликованы в журналах «Смена» и «Человек и закон» с многомиллионными читательскими аудиториями.

 В качестве отступления нужно напомнить читателю о личности Елены Бонэр.
И по ее семье прошлись "бурные" 37-е.
Но, я хочу обратить внимание на более поздние годы.
С началом войны была мобилизована медсестрой. Работала в одной из санитарных «летучек», — поездов, перевозивших раненых и эвакуированных из Ленинграда с берега Ладоги в Вологду. В результате авианалёта получила тяжёлое ранение и контузию, находилась на излечении в госпиталях Вологды и Свердловска. После выздоровления работала сначала медсестрой, а с 1943 года — старшей медсестрой в военно-санитарном поезде № 122. К 1945 году имела воинское звание лейтенанта медицинской службы.

День Победы 9 мая 1945 года встретила под Инсбруком (Австрия).

После возвращения с фронта в середине мая 1945 года была назначена заместителем начальника медицинской службы отдельного сапёрного батальона на карело-финском направлении. Демобилизована в конце августа 1945 года. В 1971 году была признана инвалидом Великой Отечественной войны II группы. Бабушка Елены Боннэр погибла в Ленинграде во время блокады.

 С 1947 по 1953 год Боннэр обучалась в 1-м ЛМИ. Была исключена из института за высказывания по поводу «Дела о сионистском заговоре в МГБ»; через три месяца после отчисления и спустя месяц после смерти Сталина восстановлена. По окончании института работала участковым врачом, затем врачом-педиатром родильного дома, была заведующей практикой и учебной частью медицинского училища в Москве, преподавала там детские болезни.

Кроме того, печаталась в журналах «Нева», «Юность», в «Литературной газете», в газете «Медицинский работник», участвовала в сборнике «Актёры, погибшие на фронтах Отечественной войны», писала для программы «Юность» Всесоюзного радио, сотрудничала как внештатный литконсультант в литературной консультации Союза писателей, была редактором в ленинградском отделении Медгиза. Была одной из составительниц книги о своём друге и однокласснике, сыне поэта Эдуарда Багрицкого «Всеволод Багрицкий, дневники, письма, стихи» (1964).

В 1965 году вступила в КПСС.

Переосмыслив после подавления «Пражской весны» 1968 года свою жизненную позицию, в 1972 году вышла из КПСС в связи с несоответствием своих убеждений политике партии.

После - был брак с Сахаровым, участие в разных правозащитных действиях и постоянное преследование КГБ.

 29 августа 1985 года на заседании Политбюро ЦК КПСС, обсуждавшем вопрос о просьбе А. Сахарова разрешить Е. Боннэр выезд за границу, многие его участники резко критиковали как самого А. Сахарова, так и Е. Боннэр. В частности, тогдашний секретарь ЦК Михаил Зимянин заявил:
Можно не сомневаться, что на Западе Боннэр будет использована против нас. Но отпор её попыткам сослаться на воссоединение с семьёй может быть дан силами наших учёных, которые могли бы выступить с соответствующими заявлениями. Тов. Славский прав — выпускать Сахарова за границу мы не можем. А от Боннэр никакой порядочности ожидать нельзя. Это — зверюга в юбке, ставленница империализма.
— Рабочая запись заседания политбюро ЦК КПСС 29 августа 1985 года. // печатается по газете «Российские вести» от 3 октября 1992 года.

Нужно отметить, что она - лаурет ордена Отечественной войны.
Читатель имеет возможность сравнить биографию Бонэр с ее характеристикой в ЦК.

 Вернемся к Яковлеву.

14 июля 1983 года Яковлев приехал в Горький и пришёл в квартиру, где Андрей Сахаров находился в ссылке, объяснив это желанием взять у академика интервью для третьего издания книги, хотя на самом деле имел намерение позлить Сахарова. Сахаров вначале долго и терпеливо пытался переубедить Яковлева, но когда тот стал повторять оскорбления в адрес жены академика, Сахаров дал ему пощёчину и выгнал из квартиры. Через несколько дней Сахаров попытался подать судебный иск, обвиняя Яковлева в клевете, но местный суд отказался принять у него документы.

26 сентября 1983 года Боннэр подала в народный суд Киевского района Москвы исковое заявление о защите чести и достоинства, в котором сообщала, что в журнале «Смена» № 14 (июль 1983 года) Николай Яковлев в статье «Путь вниз» порочит её.

 Надо сказать, что люди подобные Яковлеву - были в КГБ - не одиноки.
Куратором и "серым кардиналом" этой деятельности КГБ был Филип Бобков.
На рубеже 70-80-х борьба с инакомыслящими вышла едва ли не на первый план в работе КГБ. К моменту прихода Михаила Горбачева к власти движение диссидентов было практически разгромлено. Все его основные представители были либо высланы, либо сосланы, либо посажены. И это тоже было заслугой Бобкова, ставшего первым заместителем председателя КГБ, — в знак признания его заслуг и важности его деятельности.
(стоит обратить на этот момент внимание тем, кто обвиняет диссидентов в развале СССР)
 Но, и в новые времена наш "ветеран" - не затерялся.

Почти что семидесятилетний ветеран показал чудеса проворства и хитрости, возглавив в 1992 году аналитическое управление группы «МОСТ» Владимира Гусинского и консультируя телекомпанию НТВ. С той же способностью оставаться в тени он принял участие в олигархических войнах 90-х, в кремлевских и околокремлевских интригах.

Гусинский взял на работу Бобкова не только из соображений собственной безопасности, но и для престижа. Его самолюбию льстило, что его — вчера еще никому не известного постановщика комсомольских праздников — обслуживает легендарный и грозный чекист, генерал армии. Александр Коржаков, который в 1994-1995 боролся с «МОСТом», вспоминал: «Бобкова, кстати, угнетала работа у Гусинского. Он мне об этом сообщил и намекнул, что если бы Барсуков смог воспользоваться его опытом, он, возможно, оставил бы группу «МОСТ». Правда, в группе, опять же по признанию Филиппа Денисовича, ему платили десять тысяч долларов в месяц, а в ФСБ таких денег даже директор за год не получает».

Даже на девятом десятке Бобков не терял способности улавливать, куда дует ветер. Разгром империи Гусинского не отразился на отношении к нему официальных структур. Он выступал с интервью, писал книги, получил почетную должность при министерстве обороны и даже встречался с Владимиром Путиным.

 Ну вот. "Круг замкнулся".
Такая вот "честь и совесть".
Сами можете сравнивать и сопоставлять.
Интересно, что даже по прошествии вот уже более 35 лет изобретенные "товарищами" фейки остаются востребованными, отдел - похоже создал себе достойных приемников. И вранье льется на головы граждан с такой же унылой и настойчивой чекисткой твердостью.


Рецензии
Пробил чакру. Навылет!

Юрий Николаевич Горбачев 2   12.06.2021 09:11     Заявить о нарушении
ЮРИЙ - ВЫ ИРОНИЗИРУЕТЕ? Троллинг?

Иванко Иванович   12.06.2021 10:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.