Седьмая часть романа, место встречи

37               
Нику был в прихожей, но когда открыл дверь и увидел на пороге брата с невесткой пригласил их они вошли и Марио притворил за ними дверь. А потом, когда они с Нику по-братски крепко обнялись пожав руки показав  любят друг друга, но когда возникла пауза и они тихонечко по душам разговорились о юморе, но потом испечерпав тему замолчали. – Брат, как ты сейчас себя чувствуешь? –  Ты же видишь, что хожу? – Вижу брат, но когда Марчедду мне позвонил  и сообщил о твоём нездоровье, то я расстроился, но мы с Настей и детьми молились о твоём выздоровлении дорогой брат.  – Спасибо вам всем большое, а самое главное моей жене Джине. Но может быть  не будем говорить о грустном.  –  Конечно, давай.  И когда сидели на кухне за столом и пили чай, который вкусно заварила и красиво подала Джина крепко и нежно обнявшая Нику повернулась посмотрела на него любящими глазами и поцеловала его.
Но когда они заговорили о футболе то поссорились по душам, потому что их мнения оказались разные. – Марио милый  с кем у тебя  случился конфликт с Нику – это  же твой родной  брат, которого ты любишь. – Да люблю, конечно. И Нику меня думаю, что тоже. – Конечно, брат. – Что конечно? – Люблю тебя.  Но когда Марио и Настя  вышли из-за стола и отблагодарив Нику и Джину за гостеприимство  ушли из дома племянника  в свою домашнюю обстановку ночью, в которой они поднялись наверх зашли к себе в спальню легли в постель, но Марио из-за ссоры братом был напряжён изнутри как пружина и сильно переживал  чувствуя – это Настя также поднялась в постели крепко обняла мужа и взяла за руку. 
- Любовь моя вы с деверем помиритесь, а сейчас Марио отвлёкся от мыслей  о ссоре с братом расслабился в объятьях у жены  и она его лобызала. Но как только они легли, то спали, держась в обминку за руки и целовались. А утром  в пятницу, когда вся семья сидела на кухне за столом  и вкусно завтракала, но когда закончили трапезу  то рука Марио лежала на руках у детей  старшей дочки Джении  и среднего сына Дольфо. – А мне в вашей компании найдётся место? – Найдётся, любовь моя сядь рядом.
И как только Настя села рядом с мужем  обняла и покрыла своей руки их руки, которые для неё родные. И, конечно же, потом Марио и Настя зашли за братом и невесткой и гуляли по улице уже десятером, но когда возникла паза, после которой Нику и Марио в разговоре друг у друга искренне попросили прощения и помирившись выдохнув напряжение крепко по-братски обнялись и пожали руки.  Главный праздник души у них был вечером на Красной площади, где они получали удовольствие от прослушивания оперных арий в исполнении оперного тенора Евгения Клипманкова отмечавшего на сцене свои шестьдесят пять лет. Его концерт был бесплатный, но живой.
У есть жена и дочь, но свою жизнь начиная с молодости после окончания консерватории посвятил без остатка опере.  Если намечается спектакль, за несколько дней до премьеры он молчит, потому что считает, что разговаривать – это  самое трудное для голоса  или говорит едва слышно.  И он служит в опере тридцать восемь лет.

Их дочери Веронике тридцать лет девушка в 1997  году окончила  институт истории и политики, и через два года магистратуру МПГИ по специальности педагогическое образование.  Преподаёт в школе, где училась историю. Не замужем.

Но когда они шли по дорожке  Марио и Нику с жёнами и слушают пение птичек, но после появления паузы все разговорились по душам о концерте, но потом когда тема была ими исчерпана то они, чтобы не поссориться замолчали. И потом, когда к ним присоединили  Йеннарьелло и Пепенье с жёнами, но Нику был счастлив их встретить и обнять. И он, конечно же, вместе с братьями тихонечко  танцевал Тарантелло.

Но когда  братья  их жёны попрощались друг с другом и разошлись по домам, но Нику и Джине с сыновьями у себя в домашней обстановке  оказалось хорошо у  него, где они все по отдельности побывали в ванной  ополоснувшись в душе переоделись. И сидели  в спальне на кровати  и он был  в  крепких объятьях Джины посмотрел на неё   любящими глазами и держал за руку. А потом она выполнила искреннюю  просьбу своего мужа Нику и его поцеловала, и он её  но когда возникла пауза и они стали вести  диалог по душам на тему картин, что видят в одном из музеев у себя в Неаполе тема не была ими исчерпана, поскольку оба разошлись во мнениях.

Лучу  разговаривал с братом Анджело о футболистах и разошёлся с ним во мнении напряглись оба изнутри как пружина. И ночью, которая образовалась они вертелись в кроватях не смыкая своих глаз, а потом, когда поднялись сидели до воскресного утра, когда Анджело первый вылез из постели немного прошёл присел на коленках у изголовья кровати, где сидит брат, но когда наступила пауза, после которой  он сказал ему – это  Лучу братик ты прости меня, пожалуйста.  – Всё хорошо брат  я люблю, и прощаю тебя, но и ты меня прости.  – Господь тебя простит. – А ты? – И я.

То время, что осталось от полудня они гуляли по улицам, где встретили его братьев  с жёнами  и зашли в музей изобразительных искусств имени Пушкина, где от осмотра картин  получили огромное удовольствие.

Но потом, когда снова ходили танцуя  по улице Тарантелло, где после наступившей паузы их дети  тихонечко разговорившись разошлись по душам во мнениях и конечно же, как пружины изнутри напряглись, а родители   Лучу и Анджело и его  братьев  и сестёр исчерпав тему замолчали.

- Сын ты, что  Анджело же – это твой родной брат, а  Титу и Чиччотту, Дольфо и Мазе и  Джения и Ана ваши двоюродные братья и сёстры. Давайте миритесь друг с другом сын. И за несколько часов до ночи, когда все танцевали Тарантелло и в его суматохе наступила пауза, после которой дети   Джины с Нику Марио и Насти и Таи и Пепенье поговорив друг с другом выдохнули изнутри по душам напряжение и обнявшись крепко  помирились.
               
Утром пятого июля  Нику сходил со своим сыном Лучу и его девушкой Глафирой в ювелирный магазин, и купил ему в подарок обручальные кольца, потому что тот решил женится. На у входа в ювелирный магазин Лучу спросил у Глаши – это Ты согласна стать моей женой. – Да, любимый.
               
Вечером  на собеседование  к Архитеков Архипу в архитектурное бюро пришёл   со своим портфолио рисунков  студент МГАХИ по имени Лучу и когда оказался в кабинете и показал ему и тот поглядев  одобрительно сказал ему – это  Вы приняты на работу.

 
Осенью, что пришла и Марк и Мимми по президентскому гранду отправились из Неаполя в Москву, в которой  поступили  на музыкальный факультет МПГИ.

У Лучу и Глафиры перед росписью возникли сложности, но она состоялась в ЗАГСЕ, где были их родственники, которые у него дома куда внёс жену на руках, но потом, когда   молодожёны сидели на кухне на столом, и после возникшей паузы принимали искренние поздравления с бракосочетанием.

Но как только  гости Лучу и Глафиры  отблагодарили их за радушное гостеприимство и его родители пожелали уйти, чтобы им не мешать. – Отец и мама вы куда оставайтесь? – Нет, сын теперь ты женатый человек хочешь побыть наедине с супругой и поэтому мы уйдём снимем номер в гостинице. – Какая гостиница, когда здесь живут папины братья и мои дяди и думаю, что один из них вас примет у себя.


Таисия была в прихожей и наводила порядок, но когда открыла дверь увидела на пороге невестку и деверя пригласила их они зашли, но дверь за ними притворил их сын Анджело. Она потом по отдельности крепко обняла и поцеловала, и только после Джина с мужем  а следом за ними и сын по отдельности побывали в ванной комнате ополоснулись под душем и переоделись.

Их комнатой на одну ночь стала гостиная, где они в компании его брата, который был рад встрече с Нику и Джиной и племянником, как и Таисия с сыновьями. И братья имена, которых Титу и  Чиччоту обрадовались тому что увидели кузена.


В полдень родители и брат Лучу из Москвы вернулись в Неаполь, но он оказался счастливым, когда услышал в телефоне голос папы и узнал от Нику, что все долетели хорошо и уже отдыхают дома.


Рецензии