Седьмая часть романа, место встречи

44
Утром третьего Ана и Джустино тоже приехали из Неаполя в Позилиппо и сняли себе домик, где отдыхали, а  вечером находились на пляже и ходили купались в море и купали в нём свою малышку. Но после паузы, что наступила Джустино сказал Ане любя –  это Наши родители живы и живут с нами но наша жизнь у нас только началась и я не хочу её портить  ревностью, потому что она порождает  обиду боль и недоверье, неуверенность а мы любим друг друга. – Да дорогой, конечно, любим! И потом у нас дочь растёт мы нужны ей оба.
– Конечно любимая! И когда  к ним в домик с Аной и Джустино пришли её кузен с невесткой, которые немного посидев выпили чаю вышли из-за стола отблагодарили их за гостеприимство и уходя от них, ушли в свою маленькую домашнюю обстановку. Но когда прибежала ночь и Рина и Чиччотту спали на расправленном диванчике в крепких объятьях. -  Тебе хорошо со мной? – Да мне с тобой очень здорово – это  с радостью и любовью в голосе Рина поддержала мужа.
- У нас растёт наш сын  Чорджи ему  три года и мы нужны ему оба. – Конечно, милая! – Чиччотту  любимый. – Что? – Можно я буду спать в твоих объятьях. И когда он протянул руку и позвал её, то  Рина легла к нему на плечо и они смотрели друг на друга любящими глазами, что были слегка приоткрыты. – Твой отец ревновал, и был когда нибудь твою мать и при тебе и при девере. –  Мой отец Пепенье, конечно, ревновал мою мать Таисию, но никогда при мне и при брате её не бил он благодарен ей за то, что она его любит, уважает, и заботиться о нём. – Это здорово!
– Конечно!  И мой отец тоже любит уважает  ценит мою маму и заботиться о ней по сей день. Утром четвёртого июля  малыш Чорджи проснулся  поднялся слез с кровати подошёл к диванчику залез на него с маминой стороны, а потом когда Чиччотту первый слез с дивана немного прошёл в кухню, где стал чего-то готовить  чем потом они с Риной и сыном сели за стол и позавтракали. Но Чиччотту всё, же  крепко обнял жену и сына, которые  ему дороги и им любимы.


Днём ближе вечеру приехала четвёрка, с которой  у моря встретились Ана с Джустино и Джузеппе и Алина, но после наступившей паузы она с интересом спросила у свёкра – это   Синьор Винченцо вы когда-нибудь ревновали и били мою свекровь?  - Когда мы с ней не были женаты, но я уже ревновал её. И с того дня, когда  я оказался женат на моей Розане никогда не бил её ведь она моя жена, и мать моего сына Джузеппе ту, которую очень уважаю и ценю и я их обоих безумно люблю и по сей день несмотря на то что у вас уже с ним взрослые дети и вы имеете внуков. И твой муж не видел жестокости у нас дома. Напротив сидели на полотенце, что было расправлено Марк с Мимми с детьми и старшая малышка отошла от родителей к прабабушке с прадедом и стала ласкаться к Винченцо и конечно, он крепко и ласково обнял Люду. Потом, когда Розана отошла с правнучкой и ходила по водичке, которая ласкала им ноги.    Малыш Хозе, которому как его сестре Арине семь лет  купались в море  с родителями.
Но Мимми видит, что муж оглядывается и стреляет по сторонам глазками  глядя на других молодых девушек, как она, но значения этому не предаёт и поэтому она подошла к Марку  и он уже окунался  вместе с ней в её  крепких объятьях с детьми.

                ________________   

Через полторы недели все вернулись из Позилиппо в Неаполь и отдыхают у себя в жилищах. Но когда Чиччоту был в прихожей открыл дверь увидел на пороге брата и невестку, которые вошли и Титту притворил за ними дверь. И теперь братья крепко обнялись, а с Леллой обнялась  очутившаяся в  прихожей  Рина.  Но сидевшие с ними на кухне гости пили чай, а потом когда налетела ночь, то  Лелла и Титту остались ночевать. И, конечно, она была счастливая посекретничать по душам с Риной о  музыке и певцах, что её исполняют но не исчерпав темы они поссорились и когда та ушла то также была внутри как пружина напряжена. И находившая  в спальне с Чиччотту  его жена  Рина  плохо спала она подняла голову с подушку, а  потом, когда прилегла то не смыкая глаз  вертелась в постели с боку на боку, потому что была в тревоге из-за ссоры с Леллой.


Воскресным утром, когда Рина  и Чиччотту и их гости сидели на кухне за столом и трапезничали. По после наступившей паузы  Лелла попросила у Рины прощения за то, что вчера перед ночью учинила с ней конфликт. – Ты просишь у меня прощения, а я и не помню уже, что мы с тобой ссорились.  – Ты простила меня дорогая? – Ну, конечно! –  Подруги?   – Да, подруги.  – Ну вот и Здорово!   –  Очень здорово!  – Да! Но когда оказались  на  уличной прогулке, где Дольфо был счастлив встретить и крепко обнять своего брата Мазе пожав с ним руки. А он  его и сестру с зятем и свою невестку Чичиллию. И потом  компания из семи человек танцевала Тарантелло,   две руки Рины  лежали с внешней  стороны кисти на бедрах; одна на поясе, а другая открыта вперёд ладонью вниз ит.д. Но Ана была в стороне она стояла с коляской следила за дочерью. Но когда к них компании присоединились её бабушка с дедом, но Джаннеттия  сменила внучку у коляски с малышкой, а Ана с синьором Грабьелло сразу же присоединились к танцующим.

Ана заметила что стреляя по сторона глазками посмотрел на её ровесницу Нину, Чодорре, но не придав этому значения она крепко
 его обняла и ласково поцеловала, а он её и сыпала шутками и все и  она  дружно смеялись. Но плавно перешли на обсуждения вкуса еды, исчерпали тему и замолчав  наслаждали пением птичек получая от него удовольствие. И – это грело  им всем души.

________________________________

Отпуск Аны Дольфо и Марка  уже закончился, но вернулись они из Неаполя в Москву  субботним вечером, что есть наследующей неделе свежими отдохнувшими и бодрыми, но Марк и  Мимми, которые отдыхали в своём доме в гостиной комнате, где сидели  на диванчике и после  возникшей паузы вспомнили   по душам радостно о том, как провели на море и какие  музеи и концерты  посетили.
Но в  гостях у Аны оказались  приятель  мужа Марк со своей женой и своим братом, и её кузен с женой Риной, но после того как  она созвонилась с ними по отдельности пригласила их.  Но когда все сидели на кухне за столом и чаем, что  распивали  вдыхая носами его ароматную бодрость. Потом, когда  гости вышли из-за стола и отблагодарили за гостеприимство и уходя от них со своими жёнами Марк, Пиппо, Чиччотту  не были напряжены, как пружины изнутри, а оказались расслаблены потому что, когда эмоционально обсуждали по душам вкус чая, то исчерпав тему замолчали и перешли плавно на шутки и смех.


Рецензии