Открытое письмо деятелям культуры и искусства

Художественное творчество – один из немногих путей преодоления отчуждения, хоть в какой-то мере доступных эксплуатируемому классу. Голос и мысль – это природные средства производства, данные практически каждому. И неотъемлемые. Как говорил Пушкин: «Не продаётся вдохновенье…» Да, можно продать рукопись, но нельзя купить то, что её породило. Поэтому любой труженик, способный поднять голову над обыденностью и запеть, не является рабом в полной мере. И необразованная мещаночка, способная заплакать при звуках музыки Моцарта или Баха, не в полной мере принадлежит к обществу потребления. Люди, жаждущие сочинять, даже если они никогда не слышали о Толстом и Достоевском, носят в себе зёрна будущих революций и эволюций, искры вольного огня. И потому они опасны для любой бюрократии.

Но подлинное художественное творчество возможно лишь тогда, когда возникает тесный контакт между автором и аудиторией, ибо всё, что мы называем художественным высказыванием, всегда обращено к какому-то адресату.

Сейчас над человечеством ставится колоссальный эксперимент, одна из главных черт которого – максимальное перекрытие каналов живого человеческого общения. Причём в первую очередь разрушаются именно культурные и религиозные связи, те нити, которые в и в условиях капитализма и посткапитализма соединяли человека с его родовой сущностью.

Теперь их насильственно обрезают. Академический певец не может реализоваться в маленькой комнатке перед монитором. Балерина не может крутить фуэте, а фигуристка прыгать тулуп на пятиметровой кухне. Оркестровые музыканты не существуют как таковые вне общего дыхания коллектива и дирижёра, в общий для всех момент времени неповторимым жестом диктующего творческую волю. Театр как явление невозможен без живого дыхания зрительного зала, напрямую передающего актёру свои эмоции здесь и сейчас. Именно в этом его отличие от искусства кино и перфоманса. Священник, принимающий исповедь по скайпу вне сакрального пространства – нонсенс, противоречащий внутренней сути любой религии.

Огромное число артистов, спортсменов, музыкантов, религиозных деятелей сейчас лишено не просто профессии. Они лишены смысла жизни! Сейчас уже ясно, что интернет-суррогаты с неизбежными искажениями звука, изображения, взаимодействия между людьми не способны восполнить эту утрату. Массы людей: верующих, слушателей, творцов-любителей, школьников и студентов теперь лишены единственной двери в свободу. Даже негры-рабы, согнутые непосильным трудом на американских плантациях, могли петь. А теперь миллионы брошены в пучины неопределённости и одиночества, придавлены финансовыми проблемами и лишены возможности получить утешение в живом отклике товарищей по несчастью.

Иными, более понятными словами, длительная самоизоляция с почти полным погружением в виртуальный мир не даёт людям средств для психологической разгрузки. А такая разгрузка крайне необходима особенно в условиях пандемии, потому что позволяет организму сохранять энергию для поддержки иммунитета, на расходуя силы на стресс.

Энергия стресса ведёт человека к деструктивным действиям, вплоть до суицида и терроризма. Тот, кто потерял смысл жизни, уже не разбирает, кто прав, кто виноват, чьи намерения благие, а чьи – негативные.

Поэтому потери от глобальной самоизоляции и массового «закручивания гаек» не только могут оказаться, но и гарантированно окажутся куда масштабнее потерь от самой болезни. И в экономическом плане, что уже примерно подсчитано и составляет потери, сопоставимые с совокупными экономическими потерями от двух мировых войн в сумме, и в политическом плане, что спрогнозировать сложнее, но можно с большой долей вероятности предположить обрушение большинства действующих демократических систем в мире, но также ещё и в плане конкретных человеческих жертв (взрывной рост депрессий, уже зафиксированный в ряде регионов мира резкий всплеск преступности, ухудшение общего психофизического состояния больших масс народа и так далее).

И ещё один аргумент за ослабление режима самоизоляции исторический. В Англии времён Елизаветы Первой чума была частым и практически постоянным явлением. Эпидемию с закрытием общественных учреждений (в том числе театров) власти объявляли при достижении порога от 30 до 50 смертей в неделю (в разные годы). Сопоставьте это с численностью тогдашнего населения Лондона, чтобы понять масштаб.

Сейчас у нас как будто не Средневековье. Изобретено много способов дезинфекции, лекарств, поддерживающих аппаратов. Открыты больницы и научные центры. И чума как будто побеждена.

Но задумайтесь вот о чём. Если бы королева Елизавета руководствовалась нынешними статистическими данными и принимала такие же жёсткие решения, что и мы сейчас, возможно, не было бы ни «Ромео и Джульетты», ни «Гамлета», ни «Короля Лира», ни ряда других выдающихся произведений.

А без этой культуры хватило бы у англичан боевого духа, чтобы справиться с испанской агрессией и стать великой мировой державой, ещё неизвестно.

Те силы, которые сейчас проводят в жизнь режим самоизоляции, какими бы мотивами они ни руководствовались, фактически уничтожают самые тонкие и самые важные для цивилизации социальные надстройки, складывавшиеся веками и по сути единственно определяющие человечество как разумную систему. Если не остановить процесс их разрушения сейчас, дать ему зайти далеко и глубоко, не останется ни малейшей гарантии от того, что вооружённая цифровыми технологиями виртуальная сфера в какой-то момент включит алгоритм уничтожения цивилизации тем или иным способом. И тогда уже будет поздно вспоминать лозунг о «раскрепощении и пробуждении высших творческих способностей в каждом человеке», выдвинутый гуманистами прошлого века, ибо настанет эпоха борьбы за физическое выживание биологического вида как такового, а не устремлённого в будущее Человека. Через включённый механизм всеобщего разобщения мы можем запросто и очень быстро прийти к повторению пути цивилизаций майя, ацтеков, фригийского и шумеро-вавилонского царств, а то и участи динозавров.

Борьба с любой эпидемической угрозой во все времена строилась на изоляции очага поражения, а не всей популяции. Посадить планету на карантин имело бы смысл только ради недопущения распространения инфекции за пределы планеты. Но перед нами такой задачи не стоит. Следовательно, всеобщая самоизоляция как средство защиты не работает, становясь средством разрушения. А потому она должна быть полностью и повсеместно отменена как негодное средство борьбы.

(М.Журавлёв, С.Журавлёва)


Рецензии