Дядя Гена

В две тысячи одиннадцатом году, я наконец решился переехать в другой город и начать жизнь с нуля. Причин было несколько, и моё терпение лопнуло. Перед отъездом я решил попрощаться с теми, кто оказал на меня в жизни сильное позитивное влияние. Многих уже не было в живых, и я решил навестить дядю Гену, человека, который два с половиной года моей работы в локомотивном депо был моим фактическим наставником.

Делал он это добровольно, видимо реализовывал несбывшуюся мечту о воспитании сына, поскольку был отцом дочери. Мне было семнадцать лет, ему около сорока, я работал радистом, а он – слесарем КИПиА. В депо их называли «точниками», уж не знаю почему. Помимо обучения технологических тонкостей работы с инструментами, дядя Гена воспитывал во мне рабочего человека, «рабочую косточку», как тогда называли. Я рос без отца, а мамино воспитание было слишком мягким, для такого разгильдяя как я.

Мой напарник, ветеран войны, любил повторять: «Работает – не трогай!» А дядя Гена лаконично пояснил мне суть профилактики техники: «Я здесь был, мне здесь делать нечего». Интуитивно я принял концепцию дяди Гены, а напарник назвал меня дураком. Прошло много лет, а до сих пор, работая с инструментом, я всегда вспоминаю дядю Гену.

Однажды он сказал, что я проявляю излишнюю торопливость в работе. Возник спор, и дядя Гена привёл меня в слесарную. Там он вручил мне велосипедное колесо с раскрученными спицами, и предложил натянуть спицы так, чтобы колесо крутилось без биения. Я решил, что это издёвка, и включил режим «я не ленивый, но кому это надо»?

- Дядь Ген, да проще купить новое колесо, - прогундосил я.
- Новое денег стоит, а зачем их тратить, если можно починить старое? – ответил дядя Гена.
- Хотите, я вам принесу колесо? У меня на балконе запасное валяется? – предложил я.
- Нет, сделай мне это. Я прошу тебя. А если сделаешь на пятёрку, то я тебя со своей дочерью познакомлю, она у меня красивая!

С колесом я возился после работы. Не хотелось огорчить дядю Гену, да и себя испытать не мешало. Знакомство с дочерью меня не мотивировало, какой отец не назовёт свою дочь красивой? Колесо я починил. Дядя Гена проверил его на отсутствие биений, и крепко пожал мою руку. Уже потом я узнал, что на этом колесе, дядя Гена проверял всех новичков, которых ему давали стажёрами.

Об обещании познакомить с дочерью я не напоминал, пока не увидел её воочию. Она была красивой, и я был готов сделать ей предложение. В конце смены, я напомнил дяде Гене о его обещании. Дядя Гена неожиданно смутился и сказал извиняющимся тоном:

- Я бы мог слукавить, и сказать, что колесо ты сделал на «четвёрку», но врать не хочу. Я рассказал супруге о нашем договоре, и она решила навести о тебе справки.
- И что? – поинтересовался я.
- Всё плохо, репутация у тебя кобелиная. Поэтому не быть тебе моим зятем!

В депо работали многие, кто служил на флоте. Все они носили береты, были подтянутыми. А на день Военно-морского флота, приходили на работу в тельняшках и приносили свои ремни, на обороте которых были записи о посещениях портов. «Флотские» садились за стол, выпивали по сотке водки, и начинали рассказывать морские байки. Диалог был стандартным:

- Помню, зашли мы в Мурманск, а там, - начинал дядя Гена.
- Заходил ли ты туда? – сомневался кто-то.
- Вот, смотри! – говорил дядя Гена, снимал ремень, и показывал записи на внутренней стороне.

За ним снимали остальные, и начинали проверять, может вместе заходили? А кто не служил на флоте, наблюдали со стороны, немного завидую.

Как дядю Гену бесило моё обращение к нему! Он каждый день мне говорил:

- Называй меня по имени-отчеству или просто Гена. Какой я тебе дядя?
- Не могу, вы старше меня, вот когда я стану вашим зятем…
- Забудь об этом!

И я победил! Дядя Гена смирился и махнул на меня рукой.

Адрес дяди Гены мне подсказал знакомый. Он же посоветовал мне купить бутылку хорошей водки и разных деликатесов. Пенсия у дяди Гены была очень скромной. И вот я стучу в окно небольшого дома, с крохотным огородом. К окну подошла старушка, открыла форточку, и спросила скрипучим голосом:

- Вам кого?
- Геннадия Парамонова, - ответил я.
- А зачем он вам?
- Пришёл навестить своего наставника.
- Он спит, приходите завтра, мы сегодня в гостях были.
- Можно я оставлю пакет с гостинцами?
- От профсоюза?
- Нет, от меня.
- Бесплатно?
- Да, в знак признательности.
- А как ваша фамилия?
- Буер Артур. Радист, в семьдесят девятом году работал в цехе АЛСН и радиосвязи.
- Приходите завтра, часа в четыре вечера.

На следующий день я шёл к дому дяди Гены и волновался. Ведь мы не виделись тридцать лет! Дядя Гена уже меня ждал около калитки. Он постарел, но глаза были прежними, добрыми и озорными.

- Здравствуйте, дядя Гена! – заголосил я.
- Здравствуй, Берг! – улыбнулся дядя Гена.
- Я не Берг, а Буер, Артур.
- Помню, помню! – улыбнулся дядя Гена, и вопросительно на меня посмотрел.

Мне стало понятно, что дядя Гена меня не вспомнил, ведь ему уже за семьдесят лет, да и сколько через него прошло стажёров. Я ожидал, что меня пригласят в дом, за накрытый стол, но пауза затянулась. Дядя Гена докурил папиросу, и сказал:

- Берг, был рад тебя увидеть, передавай привет своим радистам!
- Так они все умерли, - ответил я.
- А мои точники пока живы, и Сашка, и Володя. Мы каждый год встречаемся, на день железнодорожника. А сколько тебе уже лет?
- Сорок девять.
- Бежит время, но не буду тебя задерживать.
- Спасибо вам за всё, что вы для меня сделали! Здоровья вам!
- И ты не хворай! – улыбнулся дядя Гена, и быстро зашёл в дом.

На обратном пути я пытался оправдать поведение дяди Гены. Ничем особенным я не мог ему запомниться. И ещё неизвестно, какая память будет у меня в его возрасте. Я сделал главное – поблагодарил дядю Гену за всё, что он для меня сделал. Когда тридцать лет назад я увольнялся из депо, я этого не сделал…


Рецензии