Глава 21. Пикник на обочине

Проснулся он, видимо, от того, что услышал, как Аснат возится на кухне.
- Что ты делаешь? – Прокричал он, не вставая с постели.
- Пытаюсь сварить нам кофе. Поторопись, а то он остынет.
- Я в душ. Быстро…
На кухне, кроме чашки ароматного кофе, его ждал хрустящий тоненький тост с ломтиками свежего манго. Аснат, в лёгком шёлковом халате со свирепыми китайскими драконами, села напротив.
- Как изыскано!
- Ты заслужил… – Улыбнулась она пикантной двусмысленности сказанного.
- Что собираешься делать?
- Мне нужно закончить статью для National Geographic.
- О чём статья?
- Сравнительный анализ уголовно-процессуального права Хаммурапи и ТАНАХа.
- Вау! Ты работаешь из дому?
- Не всегда. А что?
- Предлагаю сегодняшний день провести в Шароне.
- Пикниковая зона в центре Тель-Авива?!
- Да. Я знаю там один итальянский ресторанчик: под вековым платаном мы будем есть пасту-спагетти – альденте, в сливочном чесночном соусе, посыпая всё это тёртым пармезаном из ручных стеклянных мельниц и запивая молодым кьянти. И только не говори: «А как же статья?!». В данных обстоятельствах вопрос безнадёжно-риторический.
- Ну хорошо. – Снова улыбнулась она. – Ты умеешь быть убедительным. Только переоденусь.
- А на чём будем добираться? – Спросила Аснат уже из гардеробной. – Тут рядом станция аэро-маршрутки – не хочу за руль! – Добавила она, выходя в салон.
- Мы не будем «добираться». Мы там ОКАЖЕМСЯ.
- В смысле?! – Её удивление было искренним, до некоторой грубоватости интонаций.
- Ты забыла, что я маг. Я нас телепортирую.
- Среди «бела-дня»?! – Аснат сама удивилась своей озабоченности чьим-то сторонним впечатлением. Видимо, это была инерция удивления предложенным «способом передвижения». – Думаю, это может вызвать несколько нездоровое изумление окружающих.
- Видишь ли, обыкновенные, то есть – непосвящённые, люди не могут зрительно зафиксировать факт телепортации. Это что-то эволюционно-глубинное, заставляющее восстанавливать субъективную причинно-следственную непрерывность окружающей среды. Очень удобно! Ты готова?
- Да!
Эхо собственного голоса ещё звучало в её ушах, когда она обнаружила, что они находятся посреди зеленой лужайки, приятно пахнущей свежей травой. Под вековым платаном, как и было обещано, был вкопан одноногий стол с квадратной грубой деревянной столешницей и такими же, нарочито грубыми, но удобными, скамьями по обе его стороны. Её спутник (кстати, как его зовут?) ушёл делать заказ.
- Как тебя зовут? – Спросила она, когда он вернулся с бутылкой умерено дорогого кьянти, бокалами и странным устройством, похожим на электронную «няню».
- В этом времени меня называют Оскар.
- А не в этом?
- Имя, данное мне при рождении, для современного человека – это довольно нелепое и труднопроизносимое сочетание звуков. Не «парься».
Вскоре «няня» возвестила, что их заказ готов. Ожидаемо-приятный аромат сливочного соуса и давленного чеснока на отдельных блюдцах не оставлял, живописно дымящимся на широких тарелках, спагетти «никакого шанса», а мельницы с пармезаном обеспечивали «ритуальную занятость» не только рук, но и мыслей. Когда паста стала лишь воспоминанием, реальность которого доказывали только остывшие на тарелках следы, перемешанного с сыром, соуса, Аснат с любопытством осмотрелась по сторонам. Внимание её привлекла необычная компания, только что разместившаяся за столиком Шотландского паба на боковой стороне пикниковой поляны и, в ожидании своего заказа, с видимым удовольствием потягивавшая светлое нефильтрованное пиво. Компания состояла из трёх молодых людей – атлетического сложения парня и двух красивых, но красивых совершенно по-разному, девушек, а обращающую на себя внимание необычность, ей придавал четвертый участник – спортивного вида, но явно более солидного возраста, мужчина с резкими, но неожиданно гармоничными («а-ля Грегори Пек») чертами лица, в обрамлении густых тёмных седеющих волос. Лицо показалось ей знакомым, но не так, как вчера – лицо Оскара. Образ незнакомца имел ощутимый «вербальный» след, просто ещё не воплотившийся в конкретное воспоминание.
- Слушай, ты заметил вон ту компанию у Шотландского паба?
- Да. – Голос Оскара был нарочито безразличным. Может быть, чуть более нарочито, чем нужно, чтобы быть естественным. – Но думаю, нам пора возвращаться.
- Вспомнила! – Воскликнула Аснат. – Он профессор Смитсоновского Института. Пару лет назад изучал у нас документы «сакрального» свойства в хранилище Свитков Мёртвого Моря.
В этот момент, человек, о котором шла речь, будто почувствовав это, обернулся к ним и приветливо помахал рукой, жестом приглашая их присоединиться.
- Надо подойти поздороваться. Ну же! – Продолжила Аснат, видя кислую гримасу на лице своего спутника. – В конце концов, это невежливо!
- Предпочитаю быть невежливым, чем идиотом! – Попробовал возразить Оскар.
- Одно не исключает другого! – Несколько агрессивно ответила Аснат, решительно направляясь в сторону профессора и его спутников. – Здравствуйте, профессор! Кажется – Николас?!
- Здравствуйте, Аснат! Совершенно верно. У Вас хорошая память. Ну а Вас забыть просто невозможно! Знакомьтесь. – Он сделал широкий жест в сторону молодых людей. – Лейла, Эстер и Самсон.
Те дружелюбно-сдержано кивнули в ответ.
- Это Ваши студенты?
- Можно сказать и так. Присаживайтесь. Заказ мы уже сделали, но, очевидно, не будет проблемой его дополнить.
- Нет, что Вы! Мы только из-за стола. Такими темпами мне скоро придётся кардинально менять гардероб, а такие глобальные потрясения моим бюджетом, в ближайшее время, предусмотрены не были.
- Меня всегда восхищал Ваш прагматизм. Я искренне рад, что мы встретились и просто настаиваю, чтобы Вы и Ваш спутник присоединились к нам.
- Ну, если Вы настаиваете… – Неожиданно согласился Оскар. –  Как Вы нас нашли?
- Когда знаешь, что или кого искать – это нетрудно.
- Так вот, – продолжил Оскар, когда все разместились за столом, покрытым скатертью в крупную красно-серо-зелёную клетку, воспроизводящую Каледонский орнамент Шотландского килта – позволь – он посмотрел на Аснат – представить тебе Великого Магистра Ордена, именующегося Принципат Совести – самопровозглашённого правопреемника Ордена Розенкрейцеров.
Аснат ошеломлённо переводила взгляд с одного на другого.
- Вы ошибаетесь. – Невозмутимо парировал «профессор». – Подобная «монархическая» иерархия уже в прошлом. Относительно давно, мы пришли к выводу, что коллегиальное руководство гораздо более эффективно. Гибкость структуры – залог её выживания. Я лишь один из участников этой «коллегии».
- Ну да! Типа «политбюро» в Советской России!
- Слушайте! – Возмутилась Аснат. – Всё это начинает походить на старую сказку о Гарри Поттере! Какой-то «детский» балаган!
- Ну что Вы! – В тех же невозмутимых интонациях, продолжил Николас. – Гениальная сказка Джоан Роулинг не имеет с действительностью ничего общего. Маглы, сквибы, грязнокровки – всё это плод её богатой фантазии. Иерархия в мире магов никак не связана с генетикой. Любой человек обладает магическими способностями, но, конечно – в разной степени. Способность к Магии – это разновидность ТАЛАНТА и, как всякий талант, она требует развития, «тренировки». Примерами таких «тренировочных систем» являются еврейская Каббала, индийская Йога, эзотерические практики монахов Тибета… Но Магия – это особый талант. Поэтому, независимо от выбранного Пути, его завершением всегда должен быть Обряд Посвящения – без него нет мага. На самом деле, Магия – это энергия, вид энергии, способный возмущать естественное течение энтропийных потоков. Соответственно, Маг – это человек, способный ОСОЗНАННО абсорбировать и управлять этой энергией. Ключевым здесь является слово «осознанно». Разрушение Второго Иерусалимского Храма привело к тому, что «в открытом доступе» оказались предметы невероятной магической силы, хранившиеся ранее под крышей Храма. Первым из таких предметов достиг берегов Европы Святой Грааль – Чаша с Манном. Но были и другие. Их появление в Европейском «цивилизационном ареале» связано с Крестовыми походами, а их история полна истинного трагизма. Обладание ПРЕДМЕТОМ давало разрушающую иллюзию обладания СИЛОЙ. На самом деле, это СИЛА обладала ими – ПРЕДМЕТЫ переходили из рук в руки, чем и объясняется динамика появления, взлёта и исчезновения различных эзотерических объединений, называемых «орденами». Лишь немногим ИЗБРАННЫМ хватало мудрости осознать собственную ограниченность перед лицом этой СИЛЫ. К середине XV века, то есть, примерно через 350 лет после Первого крестового похода, возникла, ощущаемая как необходимость, центростремительная сила, объединяющая все эти разнородные явления, Розенкрейцерство – невероятный сплав идеализма и мистики. Официально декларируемой целью адептов нового ордена являлось (и является до сих пор) Всеобщее Благоденствие (а не «всеобщее равенство»), как отдельных лиц, так и государственных объединений, а путь к достижению этой цели определяется как мистика, Магия. Это сочетание оказалось «электорально» популярным. Разрушающе популярным – носителями «вечной истины» под символикой Розенкрейцерства, в разное время, объявляли себя разные шарлатаны с различной степенью харизмы. Всё это, примерно 200 лет назад, привело Истинных Адептов к необходимости учреждения нового, по-настоящему тайного, ордена. А его мистико-образующим ПРЕДМЕТОМ стал Гримуар. Да, мы его хранители! Новый Орден сконцентрировал свою деятельность на выявлении и инициации настоящих Магов, предоставив остальное Великому Провидению! Но оказалось, что подобная созерцательная позиция не является универсальной. Периодически в поступательном течении истории возникают моменты, или – ситуации, не всегда объяснимые рациональными причинами, однако требующие своевременного, интенсивного вмешательства. Скажите – он повернулся к Аснат, в Вашей группе в Лондоне не было ли кого-то СТРАННОГО, чьё поведение или облик вызывали чувство НЕСООТВЕТСТВИЯ?
- Да нет… – Аснат на минуту задумалась. Хотя был один археолог, чех, Ян Масарик. Он очень гордился тем, что является однофамильцем великого Томаша Масарика, первого президента независимой Чехословакии после Первой Мировой Войны. Мы все подсознательно сторонились его, даже не отдавая себе отчёт – почему. Я ещё удивилась, когда мы с Малковичем встретили его в Гластонбери. Почему-то это было неприятно, но если бы не Ваш вопрос, это так бы и осталось на подсознательном уровне.
- А Вы знаете, что сейчас он находится в психиатрической клинике и утверждает, что никогда в жизни не был не только в Лондоне, но и вообще – в Соединённом Королевстве?
Глаза Аснат округлились почти испуганно.
- Это ОН! – Не удержавшись, выдохнул Оскар.
- Да, это ОН! Мы не знаем, его имени. Очень приблизительно представляем, как ОН стал тем, кем стал. Но ОН не прошёл Обряд Посвящения… Так же, как и Вы! – Николас в упор посмотрел на Оскара. – Очень редкая, но симметричная аномалия. Помимо Магии, ОН виртуозно владеет искусством точечных воздействий, направляющих текущее развитие событий, больших и малых, в нужное ему русло. Его появление в Вашей группе и было одним из таких воздействий. В конечном итоге – это всегда искусство манипуляции. Не удивлюсь, если и наше появление здесь укладывается в, спрогнозированную им, схему.
- Неужели всё так безнадёжно? – Озадачено спросила Аснат.
Несмотря на очевидную невероятность, услышанное вызывало стойкое чувство достоверности. И объяснялось это не только харизмой рассказчика.
- Не совсем. – Глаза Николаса потеплели. – Слабость ЗЛА в его СИЛЕ. Неизменно достигая поставленных целей, ЗЛО разваливается под их разрушающим воздействием. Ибо сами цели эти «токсичны». А выбрать другие ЗЛО не может – иначе это будет НЕ ЗЛО. Так, например, развалился коммунистический режим в России. Но наша цель – «минимизировать ущерб», ибо в балласт этого «сопутствующего ущерба» ложатся человеческие судьбы.
- Как трогательно. – В голосе Аснат зазвучали металлические нотки. – Но вот, что меня интересует – почему Масарик? Если его целью была я, а точнее – манипуляция моими «астральными» воспоминаниями, представить себе человека, более далёкого от «круга моих интересов», просто невозможно! Когда ты принимаешь чей-то облик, – метнула она взгляд в сторону Оскара – что ты узнаёшь о прототипе?
- Всё. Это похоже на эффект, подмеченный когда-то ещё Эдгаром По – если хочешь узнать, о чём человек думает, постарайся принять его выражение лица.
- Масарик – член Ордена. – Ответил Николас. – Он возглавлял аналитическую группу, изучавшую Свитки Мёртвого Моря, а также, осуществлявшую мониторинг всего, что появлялось в сети на эту тему.
- Тогда почему в хранилище послали Вас, а не его?
- Потому что он НЕ МАГ!
- Я так и думала! Но тогда, что Вы, господин хороший, искали в хранилище?! И почему для этого понадобилась целая аналитическая группа?!
Взгляды всех с удивлением обратились на Николаса.
- Ну что ж, рано или поздно это должно было случиться. Не думал, что это произойдёт так «рано». Однако, нам лучше продолжить в Гластонберийском Аббатстве – дело даже не в том, что мой рассказ будет долгим, а в том, что мне придётся предъявить некоторые наглядные доказательства.
- Плакала моя статья для National Geographic…

(Продолжение следует)


Рецензии