Сонет 26 Шекспира. Кто написал?

Сонеты Шекспира сейчас переводят, как поётся в песенке о сапожнике, если кто помнит бенефис Людмилы Гурченко, «все, кому не лень». Но далеко не все придерживаются нестратфордианских версий. Нестратфордианцы полагают, что автором шекспировских книг не был ростовщик и спекулянт из Стратфорда-на-Эйвоне, который подписывал своё имя как Шакспер. То есть нестратфордианцы не верят официальной версии о Шекспире.

Когда я стала переводить сонеты, я придерживалась нестратфордианской версии о том, что Шекспиром был Роджер Мэннерс пятый граф Ратленд (Rutland, другие транскрипции – Рэтленд, Ретлэнд). В этом меня убедила книга И.М.Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса».

Но не только работа И.М.Гилилова убедила меня. Я люблю проверять гипотезы. И я обнаружила, что скульптурный портрет юного Ратленда похож на портрет-гравюру Шекспира из Первого Фолио - посмертного издания пьес Барда. Похож Ратленд и на давенантовский бюст Шекспира. Так что если меня спросят, почему я считаю, что Шекспир - это граф Ратленд, я отвечу одним словом: "Похож". (Об исследовании портретов специалистами и о моём вИдении облика Шекспира моя статья "Портреты Шекспира заговорили" http://proza.ru/2019/03/20/2053   http://proza.ru/2019/03/22/1677   http://proza.ru/2019/03/22/1759 )

Сонеты я переводила не по порядку номеров, а вразброс, но начиная с больших номеров, потому что полагала, что истинный порядок сонетов – обратный. О своей версии касательно обратного порядка сонетов я написала в статье «Таинственное величие шекспировских сонетов» https://newlit.ru/~saprygina/5406.html.

Однако при тщательном вглядывании в содержание и смысл каждого сонета, который я переводила, всё оказалось сложнее. Некоторые идеи статьи, в частности, об адресации сонетов, нужно пересмотреть и уточнить. Об этом позже.

Я перевела чуть больше, чем треть сонетов, а до перевода всего корпуса ещё далеко. Но я уже могу сделать вывод, что большинство переведенных мною сонетов касается биографии графа Ратленда. В них - восторженное обожание Эссекса и попытка его предупредить об опасности перехода к мятежу. В них отражены события после восстания, заключение и ссылка Ратленда, думы о казнённых друзьях, его странные отношения с супругой, переживания о предполагаемой опасной болезни.

Но позже я стала переводить сонеты из массива первых номеров. И тут возникло удивление. Где знакомый сложный синтаксис, витиеватая логика изложения мысли? Почему в сонетах с большими номерами у меня оставались значительные лакуны-пропуски информации, а в первых сонетах удаётся в те же 14 строк уложить почти всё?

Более простой стиль первых сонетов наводил на мысль, что у них другой автор.

Идея о том, что у сонетов Шекспира несколько авторов, встречалась нередко, но в качестве авторов разные исследователи предполагали не одних и тех же лиц. Я долго противилась этой идее, потому что она резко усложняет направление мысли переводчика. Ведь желательно представить ту реальность, о которой говорится в стихотворении, чтобы лучше его понять и лучше перевести. А как раз с образом предполагаемой за сонетами реальности у переводчиков самые большие проблемы.
Версия о том, что Шекспир – это граф Ратленд, существенно помогла мне при переводе сонетов с большими номерами. Но вот теперь допустить и другого человека, а может, и третьего, и четвёртого? Тогда хаос в голове переводчика гарантирован. И чью биографию теперь изучать?

К счастью, судьба подарила мне встречу с книгой Марины Дмитриевны Литвиновой «Оправдание Шекспира», а позже и с самой Мариной Дмитриевной.

Марина Дмитриевна Литвинова (1929 - 2020) - доктор филологических наук, профессор кафедры переводоведения и практики перевода с английского языка университета МГЛУ (ранее МГПИИЯ имени Мориса Тореза). Мастер художественного перевода. Переводила классиков английской литературы и современных авторов.
Была главным редактором научно-художественного журнала переводчиков "Столпотворение". Работала над материалами своей книги в Фолджеровской Шекспировской библиотеке в Вашингтоне, в библиотеках Кембриджа и Оксфорда, в Британской библиотеке в Лондоне, в нью-йоркской Публичной библиотеке.

 (Это я к тому, что нестратфордианцев часто упрекали в некомпетентности. Не избежала подобных упрёков и Марина Дмитриевна. Сумела дать достойный ответ.  Профессиональный статус М.Д.Литвиновой и её уровень владения материалом говорит сам за себя.)

М.Д.Литвинова поддерживала версию о том, что Шекспир – это граф Ратленд, и помогла Илье Гилилову издать его книгу. Сама идея об авторстве Ратленда принадлежит не Гилилову, но Гилилов её прекрасно изложил и дополнил собственными доказательствами, полученными в архивных изысканиях. Однако в отличие от Ильи Михайловича Литвинова полагала, что за псевдонимом Шекспир скрываются два автора. Это Роджер Мэннерс граф Ратленд и Френсис Бэкон.

У версии, что Шекспир – это Бэкон, много сторонников, но принять её мешает то обстоятельство, что у Бэкона не было яркого литературного дарования. Он более философ, чем художник.

Френсис Бэкон был домашним учителем юного Роджера Мэннерса.

Идея о двух авторах –  один поэт, другой философ - помогает объяснить такие загадочные, на взгляд ортодоксальных шекспироведов, факты, как «плохие» кварто - первоначальные варианты пьес «Гамлет» и «Король Лир», которые были выпущены в свет прежде, чем появились любимые зрителями и читателями более поздние версии этих пьес. До М.Д. Литвиновой появление «плохих» кварто объясняли «пиратством» актёров. Якобы некоторые из них на слух записали тексты по ходу спектаклей. Однако М.Д.Литвинова обоснованно возразила такому предположению. В ранней версии «Гамлета», в «плохом» кварто, персонажа, которого мы знаем как Полония, звали Корамбис. Вряд ли те, кто ставил задачу записать пьесу, стали бы менять имя действующего лица. Это делает автор.

Итак, по Литвиновой, Бэкон писал первые «плохие» кварто и исторические хроники. А Ратленд перерабатывал «плохие» кварто, насыщая их духом поэзии, и писал свои пьесы. Восемнадцать пьес, которые до того не были опубликованы, вошли в посмертное издание Шекспира – Первое Фолио 1623 года.

Версию о Шекспире – Ратленде отклоняли из-за того, что в период появления первых произведений Шекспира – в 1590-1592 годах - граф был слишком юн, чтобы не сказать «мал». Он родился в октябре 1576 года.

Версия о соавторстве Ратленда и Бэкона уравновешивает это несоответствие.

О сонетах с первыми номерами Марина Дмитриевна Литвинова говорила вначале так. Бэкон попросил юного Ратленда написать сонеты о продолжении рода, чтобы уговорить жениться старшего друга Ратленда графа Саутгемптона. Позже версия Литвиновой была такова, что первые сонеты написал Бэкон, а Ратленд их поправлял. Ещё позже окончательно остановилась на том (и это было наше общее впечатление), что первые сонеты писал Бэкон.

Хорошо, а где в корпусе сонетов кончаются «первые», которые написал Бэкон, и начинаются те, которые написал Ратленд? Пока ответа у меня нет.

А недавно ко мне обратились энтузиасты, занимающиеся переводом сонетов (целая литературная студия и её руководительница), чтобы я попробовала перевести сонет 26. Не сразу у меня вышло нечто приемлемое. Думаю, что с моими темпами я безнадёжно отстала от членов этой литстудии. Желаю им успеха.

Но само содержание сонета 26 заслуживает глубокого внимания. Оно подтверждает версию о двойном авторстве Ратленда и Бэкона под псевдонимом Шекспир.

В сонете автор (или лирический герой; его любят обозначать так, как мы раньше обозначали любимую в СССР «Литературную газету» - ЛГ) обращается к знатному адресату, которого он называет «Возлюбленный мой Лорд». Ранее, в статье «Таинственное величие шекспировских сонетов» я предположила, что это обращение к Богу. Но нет. Адресат обладает человеческими качествами. Одно из них - conceit. Переводить это как «тщеславие», «самонадеянность» неверно. (Стал бы автор обижать человека, к которому он обращается с просьбой?) Это «способность к созданию изысканных метафор». У адресата есть и другие качества – открытость сердца и ума, вплоть до обнажения. Автор говорит, что у него есть моральный долг перед адресатом. Разум автора "может показаться голым", но эти добрые качества адресата оденут его. Автор также надеется на свою путеводную звезду, которая украсит священным знаком (или священной одеждой; apparel - часть одежды священнника) его лохмотья, и надеется, что адресат примет его с уважением. Хочет хвастаться любовью адресата, но подождёт, пока адресат не даст ему поручение или руководство чем-то, и таким образом испытает способности автора. А до той поры автор просит не указывать на него, не раскрывать.

По-моему, информации первых двух катренов вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что подтверждается гипотеза Литвиновой о соавторстве Ратленда и Бэкона.

Бэкон (сам не аристократ) обращается к Ратленду (аристократу, графу) с предложением о соавторстве. У Бэкона мощный ум, который почти что гол, а Ратленд – поэт, обладает способностью создавать изысканные метафоры и сможет достойно одеть в них идеи Бэкона. Бэкон сможет руководить «проектом Шекспир», но просит не раскрывать своё участие в мистификации.

Марина Дмитриевна Литвинова не анализировала этот сонет и не указывала на него в своей книге и статьях. Получается, что я сама вышла не него.

Содержание сонета - предложение о соавторстве – может служить доказательством гипотезы Литвиновой о двух авторах, Ратленде и Бэконе, создавших творческий псевдоним «Шекспир».

P.S. Привожу свой перевод сонета 26.

СОНЕТ 26
Владыка сердца! Верный шлёт вассал
Посольство слов, дабы уверить вас:
Заслуги ваши я не забывал,
Долг разума признал не напоказ.
Гол разум, долг велик, но есть надежда,
Что вам присущее воображенье,
И помыслы, и добрые движенья
Распахнутой души его поддержат.
Пока, звездой обласкан путеводной,
Что на меня укажет, глянув вниз,
Ответ не получу я благородный,
Что вы ко мне достойно отнеслись,
     Не разглашу, как вас боготворю.
     А вы не открывайте роль мою.

P.P.S. Оригинал:
Lord of my love, to whom in vassalage
Thy merit hath my duty strongly knit,
To thee I send this written ambassage,
To witness duty, not to show my wit.
Duty so great, which wit so poor as mine
May make seem bare, in wanting words to show it,
But that I hope some good conceit of thine
In thy soul's thought, all naked, will bestow it:
Till whatsoever star that guides my moving,
Points on me graciously with fair aspect,
And puts apparel on my tattered loving,
To show me worthy of thy sweet respect:
   Then may I dare to boast how I do love thee,
   Till then not show my head where thou may'st prove me.


Рецензии
Позволю себе ряд замечаний.

"Одно из них - conceit. Переводить это как «тщеславие», «самонадеянность» неверно".
Никто и не переводит "conceit" в современном его значении. Это "мысль, идея, задумка", "a thought, a notion, that which is mentally conceived.

'apparel - часть одежды священнника'. В эпоху Средневековья (14 век) это слово могло означать, "доспехи", затем, с середины того же века - "верхняя одежда", затем - просто одежда, облачение (dress, vestments), и, наконец, "ряса" (a priest's vestments). Т.е. apparel - не обязательно часть одежды священнника.

"По-моему, информации первых двух катренов вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что подтверждается гипотеза Литвиновой о соавторстве Ратленда и Бэкона."
Не уверен в подтверждении гипотезы. В ряде сонетов ЛГ прямо называет себя Уиллом, иногда обыгрывая личное имя Уилл со словом will; прямо называет себя "шутом", выступающим на потеху публики; прямо указывает, что его социальный статус низок (это у графа низкий статус?). Прямо обзывает возлюбленную "проезжей дорогой", что для графа как-то не комильфо. Уж если рассматривать двоицу ЛГ - адресат в части сонетов, то скорее поверишь в пару Шекспир - граф Саутгемптон (my lovely boy одного из сонетов), чем в пару граф Ретленд - Бэкон.

Алексей Аксельрод   29.09.2021 13:08     Заявить о нарушении
В ряде сонетов ЛГ прямо называет себя Уиллом, иногда обыгрывая личное имя Уилл со словом will; прямо называет себя "шутом", выступающим на потеху публики; прямо указывает, что его социальный статус низок (это у графа низкий статус?). Прямо обзывает возлюбленную "проезжим двором", что для графа как-то не комильфо. Уж если рассматривать двоицу ЛГ - адресат в части сонетов, то скорее поверишь в пару Шекспир - граф Саутгемптон (my lovely boy одного из сонетов),
-------------
Автор называет себя Уиллом, потому что таков был его псевдоним -- Уилл Шекспир.
Граф Рэтленд мог называть себя шутом, потому что таково было его мироощущение (граф-аутсайдер).
На мой взгляд, двоица -- это часто (НО НЕ ВСЕГДА) автор и его внутреннее Я, к которому он обращается lovely boy, love, sweet self и т.п.

Леввер   29.09.2021 11:01   Заявить о нарушении
Автор называет себя Уиллом, потому что таков был его псевдоним -- Уилл Шекспир.
Граф Рэтленд мог называть себя шутом, потому что таково было его мироощущение (граф-аутсайдер).

Мог, конечно, назваться именем и фамилией актера и для отвода глаз утверждать в сонете, что он не child of state. И в сонетах, вставляя слово manners, мог давать понять несведущим, кто он на самом деле. Конспирология была в моде тогда, да и сейчас она популярна.

На мой взгляд, двоица -- это часто (НО НЕ ВСЕГДА) автор и его внутреннее Я, к которому он обращается lovely boy, love, sweet self и т.п.
Увы, считаю это домыслом.

М. Литвинова пишет: "... нет никаких, даже косвенных, свидетельств знакомства Шекспира-стратфордца и Фрэнсиса Бэкона. И, значит, познакомиться с мыслями Бэкона он не мог."
Но у П. Экройда я читал, что Ф. Бэкон организовал в Грейс-инне "просмотр" одной из шекспировских пьес (не помню какой, но в моей "Тайне...", кажется, она названа); коллеги Бэкона пьесу освистали и даже собирались его побить. Значит, есть все-таки косвенное свидетельство о знакомстве "стратфордца" с "философом".
Суждение, что студента Ретленда его однокашники звали Шекспиром, требует доказательств, сама М. Литвинова говорит другое: "Почему были взяты имя и фамилия этого актера? Тут я могу только предполагать. Наверное, Бэкона, Ратленда, а, возможно, и Бена Джонсона и других поэтов того времени позабавило, сходство этой фамилии с именем Афины Паллады ("Паллада" восходит к древнегреческому причастию "потрясающая")." Примечательно, что М. Литвинова приводит здесь версию, что др.греческое "паллас", ВОЗМОЖНО, происходит от "палло" - потрясаю. Однако известна и другая версия: в битве богов с титанами Афина почему-то КАМНЕМ повергла похотливого титана Палланта наземь и содрала с него, еще живого, кожу, и, следовательно "Паллас" надо переводить "победительница Палланта". Есть еще и третья версия, в которой Палладой звали подружку Афину, убитую богиней в ссоре. Четвертая же версия гласит: "богиня добавила к своему имени имя Паллада в знак скорби по товарищу детских игр Палланту, нечаянно убитому ею, когда они сошлись в шутливом поединке, вооруженные мечами и щитами." Неужели М. Литвинова не привела бы аргумент о студенческом прозвище Ретленда, если бы такой аргумент существовал?

Алексей Аксельрод   29.09.2021 14:25   Заявить о нарушении
Кстати, в интервью, цитаты из которого я привел выше, М. Литвинова неточна. Она утверждает, что завещание Шекспира подписано Шакспер - Shakspere, но оно подписано неразборчиво, а спеллинг выглядит как Shakspeаrе. Кстати, начинается завещание словами SHAKESPEARE'S WILL, IN THE PREROGATIVE OFFICE, LONDON. И далее: T. Wmi Shackspeare.
In the name of God, amen! I William Shackspeare, of Stratford
Как видим, в документе даны три печатных варианта написания фамилии одного и того же человека. И потом, Марло подписывался по-разному, как по-разному выглядела его фамилия в печатном варианте, но никто ведь не завет его "Марли" или Марлор.

Алексей Аксельрод   29.09.2021 14:42   Заявить о нарушении
М. Литвинова пишет: "... нет никаких, даже косвенных, свидетельств знакомства Шекспира-стратфордца и Фрэнсиса Бэкона. И, значит, познакомиться с мыслями Бэкона он не мог."
============
Это частный вопрос, и подобных вопросов сотни. Если мы будем обсуждать все эти частности, мы просто потонем в них и до главного не доберёмся.
Мне кажется, Вы не представляете, до какой степени Рэтленд был необычным человеком. "Умом его нам не понять и общей меркой не измерить".

Леввер   29.09.2021 14:50   Заявить о нарушении
Уважаемый Алексей,
приятна Ваша неослабеваемая заинтересованность в шекспировской теме.
Ваши приведенные значения слова включают и те, что описала я. Так что сочту их за комплимент.
---------
"Не уверен в подтверждении гипотезы. В ряде сонетов ЛГ прямо называет себя Уиллом, иногда обыгрывая личное имя Уилл со словом will; прямо называет себя "шутом", выступающим на потеху публики; прямо указывает, что его социальный статус низок (это у графа низкий статус?)".

Вы, очевидно, не заметили главную мысль моей статьи, скорее всего потому, что у Вас другой Шекспир. Мысль в том, что авторов двое. Один незнатный, второй знатный. Например, в сонете 91 автор говорит, что у него есть авторитетная родословная.
В отношении тех сонетов, которые я ещё не переводила (и поэтому не анализировала), скажу, как мой отец, когда ему задавали сложный вопрос. Он говорил: "Я над этим ещё не думал". Я сонет 36 ещё не переводила и над ним не думала.

Нина Сапрыгина   29.09.2021 15:57   Заявить о нарушении
Уважаемый Алексей,

"Как видим, в документе даны три печатных варианта написания фамилии одного и того же человека".
Какие печатные варианты, если речь идёт о рукописи в одном экземпляре?
Кстати, Шакспер расписался на трёх страницах завещания, и каждый раз по-разному.

Нина Сапрыгина   29.09.2021 16:28   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.