Великий Гомер и Алексей Навальный

   Великий и вечный Гомер со своими бессмертными божественными "Илиадой" и "Одиссеей" помогает вот уже без малого три тысячелетия всякому порядочному, честному и мыслящему человеку верить, надеяться и, главное, несмотря ни на что, оставаясь человеком, бороться по мере своих сил и в силу сложившихся условий со злом. Гомер - это великий светоч в борьбе за Добро против всякой даже самой подлой, самой гнусной и самой, как может показаться на первый взгляд, всесильной мрази. Гомер - это великая интеллектуальная и моральная опора в этой борьбе!

   Павел Александрович Шуйский в своём переводе 1948 года так переводит, строго следуя тексту великого Гомера, 262-265 стихи двадцатой песни "Одиссеи"(Телемах обращается к своему отцу, принявшего по воле богини Афины образ беззащитного, слабого состарившегося нищего, сидящего на пороге собственного дома):

                "Здесь теперь сиди, распивая вино с женихами;
                Буду я сам отражать обиды от них и насилья,
                Ибо этот дом не общественный вовсе, но частный,
                Собственный дом Одиссея, ко мне от него перешедший.
                Вы, женихи, от насилий и брани душу сдержите,
                Чтобы у нас не возникло вражды никакой между нами."

   Что сделал в итоге Одиссей с женихами, беззастенчиво и нагло грабившими его дом, очень хорошо известно.

   Василий Андреевич Жуковский за 99 лет до этого(в 1849 году) следующим образом перевёл эти строки:

                "Здесь ты сиди и вином утешайся с моими гостями,
                Новых обид не страшася; рукам женихов я не дам уж
                Воли; мой дом не гостиница, где произвольно пирует
                Всякая сволочь, а дом Одиссеев, царёво жилище.
                Вы ж, женихи, воздержите язык свой от слов непристойных,
                Также и воли рукам не давайте, иль будет здесь ссора."

   Шуйский так прокомментировал перевод Жуковского:               
               
   ""...мой дом не гостиница, где произвольно пирует Всякая сволочь, а дом Одиссеев, царёво жилище." Вместо - "это не общественный дом, а Одиссея, который мне его передал." Таким образом, энергичное выражение "где пирует всякая сволочь", совсем не соответствующее Гомеру, целиком принадлежит Жуковскому, как и "царёво жилище"."

   Мне же, в наше время, вот так слышатся великие Гомеровские строки, обращённые самим великим Греком к Алексею Навальному:

                "Здесь ты живи и, бесстрашно борясь за Свободу и Право,
                Новых гонений не бойся - я отражу все насилья.
                Лапам пахана к тебе дотянуться не дам я отныне.
                Ваша Россия не сходка пахана, где грабит, пирует
                Всякая сволочь; а дом для народа, его лишь владенье!
                Вы ж, упыри, приготовьтесь к расплате, к расплате народной.
                Если же лапам вы волю дадите, народ разорвёт вас -
                Я и Афина(богиня ума и войны) с Алексеем!" 


Рецензии