Сценарий к фильму Шестая власть

               
                СЦЕНАРИЙ  К  ФИЛЬМУ
                ШЕСТАЯ  ВЛАСТЬ
                Sexsta virtus  (лат.)
                (18+)
               
                Действующие лица
((Некая небольшая страна, с достаточно хорошо развитой промышленностью. Для удобства запоминания мужские имена и фамилии оканчиваются на О, женские – на И))
1.  Такорчино Толаро (Та-Толаро) – 70 лет, мультимиллионер, владелец двух судостроительных заводов, рыболовного и перерабатывающего комбината. ( Сеньоро Толаро, Та-Толаро-до – уважительно- подчинительное обращение; или Толаро-то – родственные, особо близкие.)
2.  Баори Мулли (Ба-Мулли) – 52 года, жена Та-Толаро, руководитель конструкторского отдела на его заводе (Саньори Мулли, Ба-Мулли-ди – уважительно- подчинительное обращение; или Мулли-ти – родственные, особо близкие).
3.  Фаческо – 27 лет, инженер- конструктор.
4.  Семья садовника (Кеперы) у Такорчино Толаро: мистер Тезако (садовник), миссис Самни (повар, жена Тезако), их дочь Пити – «почти шестнадцать лет».
5.  Джакоэно Коэто (Джа-Коэто) – 62 года, миллионер, владелец фирмы по производству домашних роботов «Умный робот» (Джа-Коэто-до; Коэто-то.)
6.  Масиво Томото (Ма-Томото, Томото-до, Томото-то.) – 57 лет, технический директор этой фирмы.
7.  Ноэфи (Ноэфи-ти, Ноэфи-ди, миссис Ноэфи) – 31 год, секретать у Ма-Томото.
8.  Точини – 22 года, горничная у Джа-Коэто, телохранитель, консультант сексопатолог.
9.  Валенсо Коэро (Ва-Коэро, мистер Коэро, Ва-Коэро-до) – 55 лет, руководитель отдела безопасности.
10. Чивито Матозо (Чи-Матозо) – 40 лет, шеф механо- сборочного отдела.
11. Мохиси Туки – 24 года, шеф кадрово- психолого- рекламного отдела.
12. Ковичёно Вичёно – 25 лет, шеф отдела продаж.
13. Сокроно – 30 лет, шеф отдела программирования.
14. Чукасо – 26 лет, лучший программист.
15. Бихеко – 29 лет, шеф отдела электроники.
16. Кетлесо Делсо – 33 года, шеф настроечно- испытательного отдела, инженер на эксперименте.
17. Горнепи Форпи – 43 года, шеф- экономист.
18. Соречи Фуоки – 33 года, консультант психолог- социолог.
19.  Довохо – 20 лет, мальчик из механического.
20.  Сигнор и Стиса – (25) и (20) лет, пара экспериментальных роботов.
21. Кориозо Посэно – 32 года, шеф отдела материалов, настройщик- испытатель.
22. Кириоми – 28 лет, инженер- психолог, испытатель, жена Посэно.
23. Монисо – 28 лет, водитель- охранник у Джа-Коэто.
24.  Чинано – 42 года, ?????  тательного отдела. ??????
25.  Викоши…
26. дети Кориозо – Лири, 9 лет; Виго, 6 лет.
27. двое военных – Шозоко, 24 года и Вамхар, 22 года.
28. Командир – Распико, 32 года.
29. Бельяно Ваяко - ?
30. Салики Нохи - ?
31. Басоко - ?
32. Саки - ?
33. Кибер, Овиска, Пробок, Кочик,  – роботы.

                ЧАСТЬ  ПЕРВАЯ
                ФИЛЬМ  ПЕРВЫЙ
                Глупые девочки
                Сцена первая

((Совместная спальня мульти- миллионера Такорчино Толаро и его жены Баори Мулли. Лежат в кровати после неудачного секса))
Мулли:  Странно всё-таки жизнь устроена – рожать уже нельзя, а секса хочется. Как-то несправедливо… и не логично.
Толаро: В жизни, Муля, всё не логично. Логика это случайное совпадение множества нелогичностей. Вот оказывается как, на старости лет перестаёшь быть мачо и становишься философом.
Мулли:  Э-э, владельцу пароходов и морей вредно философствовать, каждый должен заниматься своим делом.
Толаро:  Интересно, а секс это ещё наше дело, или уже не наше? Или может ещё твоё, но уже не моё? Никогда не думал, что разница в восемнадцать лет, это так серьёзно. А ведь ещё лет пять назад, как только к тебе поворачивался, так у меня вставал.
Мулли: Вовремя кутяжить перестал после первой жены, не успел привыкнуть к смене девочек. И что странно, меня ты почти всегда хотел, хотя я первая к тебе никогда не навязывалась, спали мы первое время порознь, и вообщем-то секс был не частым.   
Толаро: Ну, как не частым, нормальным, раз троих короедов выточили.
Мулли: Да, не каждый мультик может похвастаться пятью короедиками, а сколько у них – я уже имена начинаю путать.
Толаро: Зато теперь видимо слишком привык… или изработался.
Мулли:    Ой, Ларик, прекрати. Секс это… это случайное совпадение кусочков страсти и удачи, а случайное не стоит того, чтобы над ним долго размышлять, сегодня не получилось, завтра получится. Мы, бласта, даже думать одинаково стали, а когда-то по каждому пустяку спорили. Видно из-за этого и секс стал скучным… А в общем-то мы с тобой счастливые люди… чтобы это счастье поддерживать приходится много работать, даже в нашем возрасте, и от этого и нервный напряг… Всё же надо найти тебе молодую девочку, я для тебя давно уже старушка. Может зря я тогда горничную выгнала…
Толаро:  Не зря, наверное, она уже начала речи о замужестве заводить, а на двадцать восемь лет младше. Что бы я с ней сейчас делал.
Мулли:  А вообще ты мне часто изменял?
Толаро:   Нет, не часто, но бывало.  Между деловыми людьми это считается за норму, точнее не считается за измену… А мы с тобой тогда ещё так друг друга не любили. А сейчас… вот в прошлый раз посоветовал тебе найти любовника, а потом напугался – вдруг уйдёшь, денег тебе сейчас и своих хватит, говорили мне наши – не пускай её в бизнес, слишком самостоятельной станет… а теперь пытаюсь доказать что я ещё мачо. Скажи, всё-таки, деньги играли роль в твоём выборе?
Мулли:  Да, играли, но как-то не сами по себе, денег мне в принципе хватало, жила я скромно… наверное больше как эквивалент сильного мужика… Я когда тебя встречала, не о деньгах думала, у меня меж ног свербило… Так что успокойся, никуда я не уйду… Куда я от тебя – таких больше нету…  Ой, всё, хватит хвилософии разводить, вставать пора. Наши сегодня моего робота запускают – волнуюсь как девочка перед свиданием.
Толаро; Нашла над чем волноваться. Не серьёзно всё это, роботы человека никогда не заменят. Так, на подхвате будут работать. А волнуешься ты, наверное, от чего-то другого… Этот инженер Фаческо… как-то он на тебя так смотрит.
Мулли:  Ха-ха, чего ты выдумываешь, он ещё совсем мальчик, наверное и тридцати лет нет… Ха-ха-ха, я его однажды за мастурбацией застала. В обеденный перерыв иду мимо кабинета, слышу будто стоны какие-то, дверь открываю, а он стоит на коленях перед видиком, смотрит эротику и мастурбирует. Я даже засмотрелась – в первый раз видела чужой орган, всегда только твой перед глазами. А он меня увидел, а остановиться не может, и шепчет – «пожалуйста не уходите, посмотрите»…  Короче маньяк… Потом меня нашёл, извинялся, просил чтобы не уволили – дома ребёнок и жена беременная на последних сроках.
Толаро: Хе-хе, спалила парня… И даже досмотрела до конца?
Мулли:  Сама не понимаю, как будто заклинило. Не ожидала такой наглости. Зато в ту ночь я тебя три раза раздразнила, ты даже до обеда проспал потом. Не помнишь?
Толаро: Помню… Так вон в чём дело, а я думал случайно гормоны разыгрались… Ты смотри там, не расслабляйся, молодые они любят баб в годах, а ты ещё девка, что надо. Чёрт, я даже возбудился, давай ложись обратно.
Мулли:  Ой нет, опаздываю. А ты мучься, это тебе в наказанье – за столько лет не приучил его во время возбуждаться… Заехать надо в секс-шоп, купить какой-нибудь набор фильмов, на всякий случай.
Толаро: А эротический канал уже не забирает?
Мулли: А-а, туфта. Мой режиссёрский талант всегда не вовремя просыпается и начинает подсказывать – то не так, другое не этак.
Толаро: Ты лучше начни делать мачо- робота, к нему я может не буду тебя ревновать.
Мулли:  Не выдумывай, мне и с тобой хорошо. От добра, добра не ищут.  ((Целует, уходит))
                (Конец первой сцены, 5 мин.)

                Сцена вторая
((Мулли едет на завод. Сидит в своём передвижном кабинете, отгороженном от водителя. Перед ней рабочий столик, телефон, рация, пара журналов, кофе, пирожное. Открывает журнал, видит рекламу секс-шопа. Делает запрос, приходит подробный номерной каталог. Набирает номера, разговаривая сама с собой.))
Мулли:  Та-ак, фильмы… Вот эта подборка вроде ничего… Себе вот это и это… И вот это попробовать… Эк, тебя растащило… А Ларику что? Ну не мастурбатор же… Куклу? Вот эту – самая дорогая, может цена соответствует… А это что такое? Вау, женщина- робот…  ну а почему бы и нет? Ха-ха, и чтоб заказ срочно доставили, а то ещё девочку вызовет… ((звонит мужу)) Привет, ты ещё в муках? Не спеши девочку вызывать, я тебе срочный заказ сделала.
Толаро:  Чего ещё придумала?
Мулли: Секрет. Потерпишь?
Толаро:  Да я уже забыл. Могу и до вечера потерпеть.
Мулли:  Думаю часа через полтора гувер уже завезёт. И будь смелее, я не обижусь, ха-ха-ха.
(((Приезжает на завод, едет на электробусе, подъезжает к трёх этажному экспериментально- конструкторскому цеху. Около наружного лифта видит рабочего, колеблется, подходит, смотрит, входит в кабину лифта, поднимается на третий этаж, медленно идёт по коридору. Перед кабинетом инженера Фаческо останавливается, мнётся, входит. Инженер сидит за столом, задумчиво смотрит в окно. Увидел её, вскочил.))
Фаческо:  Д-д-доброе утро… саньори Мулли-ди.
Мулли: Доброе… Как у вас дела? Там внизу у лифта не наш сварщик?
Фаческо:  Нет, это из сварочного.
Мулли:  Один работает, не положено.
Фаческо:  Я позвоню, скажу.
Мулли: Сегодня Роба запускаем, как думаете, потянет новая прога? Вам надо бы посмотреть.
Фаческо:   Да, обязательно… обязательно буду…
Мулли: Как дома дела? Родила жена?
Фаческо: Уже четыре месяца, мальчику… А я сегодня о вас думал, как раз перед вашим приходом… Ой, простите… Вы меня простите за тот случай, не знаю, что на меня нашло…
Мулли:  А, ерунда, дело житейское. Молодая девочка могла бы не понять, а в моём возрасте это воспринимается проще.
Фаческо: Да возраст на вас как будто и не действует…
Мулли: Скажешь, тоже, не действует.
Фаческо:  Конечно, у меня при встрече с вами ноги отнимаются…
Мулли:  Ха-ха, от страха?
Фаческо: Н-нет, от… простите, что-то… на меня опять затмение находит…
Мулли:  Как в прошлый раз?
Фаческо:  Да… кажется… ещё сильнее
Мулли:  Да куда уж сильнее-то, так быстро тогда закончил… Правда, я не помню сколько времени прошло – то ли минутка, то ли полчаса…
Фаческо: Что вы, полчаса… Это на фильме я бы мог… а вы как на меня посмотрели, я так сразу… С женой у меня никогда так не получается… Не обижайтесь на меня за тот случай…
Мулли:  Ну, случай, да и случай… Страсть, она такая, захватит, и ничего не слышишь и не видишь… Боже, ты что возбудился? Ты весь дрожишь…
Фаческо: Ничего не пойму… как вас увижу…
Мулли:  Да ладно, ничего страшного… Я лучше пойду… Я уйду и ты успокоишься… Или помастурбируешь, только закройся, увидит кто-нибудь…
Фаческо: Не смогу… без вас…
Мулли:  ((Нервно)) Ну вот ещё, хочешь чтобы я ещё раз посмотрела? ((Фаческо сжимает брюки, кивая головой хочет что-то произнести но не может)) Боже, какой ты не  сдержанный… Ну хорошо,  всё равно я видела, придётся ещё раз посмотреть… ((Фаческо расстёгивает ширинку, начинает мастурбировать. Мулли закрывает замок на двери)) Это лучше никому не видеть. Пусть останется между нами. Не спеши, всё нормально, никто не зайдёт… Он у тебя аж посинел, бедный… Опусти брюки-то пониже… о боже, давай помогу… встань на коленки… Ох, молодёжь, какие же вы ещё дети… ((встаёт рядом, приподнимает платье)) Потрогай моё бедро, вас это хорошо возбуждает. ((Фаческо гладит колено, бедро, рука поднимается всё выше)) Ты что… хочешь чтобы я  тоже показала? (Фаческо мычит что-то непонятное) Ну хорошо, хорошо… ((больше поднимает платье, сдвигает трусики в сторону)) Моя старушка не так уж и красива…
Фаческо: Она всех прекрасней! К-как я хочу её целовать!
Мулли:  Бласта, я уже сама возбуждаюсь ((тихо нервно смеётся)) Ты правда хочешь поцеловать? Ну ладно… ладно… ((встаёт теснее, поднимает ногу на стул, Фаческо целует, бурно заканчивает, она просит целовать ещё, он продолжает и доводит её до оргазма, сам снова возбуждается, она устало его ласкает, оба возбуждаются, входят в полный секс)) Хочу, чтобы одновременно… Ты хочешь вот так?  ((Бурно заканчивают, лежат в обнимку на полу, засыпают, просыпаются, Мулли смотрит в потолок)) Что я наделала… Это конец…
Фаческо: Вы не бойтесь, никто не узнает что здесь произошло, я ни кому, ни чего не скажу.
Мулли:  Да при чём здесь ты… Я Ларика так люблю, что не смогу это от него утаить… Всю жизнь он был для меня как свет в окошке… У меня, по-моему, и мыслей-то таких никогда не возникало… ((Встаёт, поднимает с пола трусики, удивлённо разглядывает, отбрасывает в угол)) Какая же я, оказывается, дрянь… О, если бы время можно было вернуть на час назад!
Фаческо: А вы смогли бы что-то изменить?
Мулли: ((Смотрит на него непонимающе)) А ты полагаешь… Думаешь не смогла бы?
Фаческо: Не знаю… Мы оба вели себя как-то… 
Мулли:  Хм, значит я совсем конченый человек…
Фаческо: Хорошо кончивший, это не часто бывает…
Мулли:  Ты надо мной издеваешься?!
Фаческо: Я вами восхищаюсь, и не перестану восхищаться, даже если ваш муж подвергнет меня самым жестоким пыткам.
Мулли:  Зачем ему тебя пытать?
Фаческо:  А что, сразу пристрелит?
Мулли:  Мой муж мирный человек.
Фаческо:  Не в этом случае… Но я не жалею… Ради того, что сегодня было с нами, можно и умереть. Тем более, что его я тоже обманул.
Мулли:  А ты в чём его обманул? Ты ему обещал, что никогда не тронешь его жену?
Фаческо: Дела инженеров, при приёме на работу, он всегда рассматривает сам лично, и если он дал добро, значит поверил в мою порядочность. А я на своей порядочности поставил крест… Маленький человек наверное смог бы закрыть на это глаза, ну по морде бы надавал… А Он… Да что тут говорить.
Мулли:  Погоди, не люблю трагедий. Если хочешь, я скрою это, и ничего ему не расскажу, да для его здоровья это и не желательно.
Фаческо:  Если только ради меня, то не надо. Это будет двойной обман.
Мулли:  В этом ты прав. Лучше сдохнуть, чем с этим жить. Да и не смогу я обмануть его. Вот какая дура, другие бабы ни одного смазлявинького не пропускают, и никто, и ничего… Дура и дрянь… И самое дрянное во всём этом то, что я тоже не жалею о случившемся… Сознанием вроде бы жалею, а в глубине всё заливается восторгом.
                (Конец второй сцены, 12 мин.)

                Сцена третья
((Та-Толаро дома, в столовой. Роботизированный сервировочный столик привозит завтрак, подаёт на стол. Толаро завтракает, через открытую дверь видит на кухне молодую девушку, встаёт, входит на кухню.))
Девушка: ((Делает реверанс)) Доброе утро, саньоро Та-Толаро-до.
Толаро:  Доброе утро… А ты, кажется, дочь садовника, мистера Тезако?
Девушка: Так и есть, и ещё дочь Вашего повара миссис Самни. Мамочка сегодня приболела, и отправила меня подать завтрак. Моё имя Пити.
Толаро:  Пити?! Да когда же ты успела вырасти?
Пити:  Просто вы меня не замечали, а мне уже почти шестнадцать лет.
Толаро:  Да ты что, совсем взрослая… Знаешь что, Пити, принеси мне, пожалуйста, моего вина и сыру… не помню название, недавно завезли…
Пити:  А, веренского. Одну минутку, мистер Та-Толаро-до.
Толаро:  ((Возвращается за стол. Пити приносит Заказ.)) Большое спасибо. Садись, посиди, расскажи как живёшь. 
Пити:  ((Неуверенно)) Мами ругаться будет, она не позволяет за стол в столовой садиться.
Толаро:  Ого, строгая у тебя мама. Но она же не будет ругаться, если ты выполнишь мою просьбу?
Пити:  Н-н-аверное нет. ((Садится))
Толаро: Я так мало про вас знаю, вроде рядом живём… У тебя есть ещё сёстры и братья?
Пити:  Да, братик, одиннадцать лет.
Толаро: А, да, правильно… Чем же ты занимаешься?
Пити: Учусь, уже в скултреке. Потом дальше буду, вашими заботами. Папа говорит, что мой учебный счёт вы регулярно пополняете. Большое спасибо вам за это, мистер Та-Толаро-до.
Толаро: А-а, не стоит благодарности. Сегодня же положу ещё… сто тысяч.
Пити: Вы так добры. Мами мне всегда вас в пример ставит.
Толаро: А ты уже выбрала, на кого будешь учиться?
Пити:  Да, на конструктора, как ваша жена сеньора Ба-Мулли.
Толаро: Ого, почему же?
Пити: Сеньора Ба-Мулли посоветовала, она сказала, что у меня интересные рисунки… и математика хорошо у меня идёт. Она пообещала со мной компьютерным черчением позаниматься.
Толаро:  Ну что ж, хорошо. Может тоже к нам на завод придёшь.
Пити:  Это моя мечта… Вам ещё налить, мистер Та-Толаро.
Толаро:  Да, пожалуйста… Можешь налить и себе.
Пити:  Что вы, я ещё ни разу не пробовала.
Толаро:  Хм, всё когда-то случается в первый раз.
Пити:  Н-не-ет, вы меня простите, но я не могу, мами будет недовольна.
Толаро:  Ну что ж, может и правильно. Родительские наставления надо слушать. ((Допивает фужер. По громкой связи сообщение секьюрити: Сэр, вам доставка, куда занести?)) Доставка? Что там ещё? А-а… Оставьте перед спальней, я сам занесу.
Пити: Вам помочь занести? Я сильная.
Толаро:  А, пойдём. ((Заносят в спальню коробку, вскрывают. Внутри плотно сложенный робот))
Пити: Похоже на робот-слугу, сейчас инструкцию посмотрю… Секс… Ой, извините, это для взрослых…
Толаро:  ((Задумчиво смотрит на голые коленки Пити)) Ну ничего, ты только найди, где кнопка включения, у меня-то глаза уже плохо видят…
Пити: Надо потянуть шнурочек… наверное вот этот… коробка разложится. Да так… Теперь где-то на груди, под топиком,  родинка, и её надо надавить…
Толаро: Ну-ка поищи…
Пити: Какие тити… как настоящие… наверное вот это… Что, нажимать? ((юбочка у неё сбилась, замечает взгляд Толаро, торопливо поправлят)) Ой, простите…
Толаро: Эх, лучше бы ты в этой коробке лежала… Ну, нажимай…
Пити: Скажете тоже… ((Нажимает родинку, робот начинает двигаться, расправляется всё тело, распрямляются ноги, легко садится, словно центр тяжести в ногах, что-то пытается произнести))
Робот: У-у… а-а… Я девочка по имени Роби. Я могу делать хорошо и мужчинам и женщинам. У меня красивые большие груди (показывает) и красивая пися (раздвигает ноги). Вы можете меня ласкать как вам хочется и где хочется.
Толаро: Мнда-а… Посиди пока, девочка. 
Пити: Вы с ней будете заниматься сексом?
Толаро: А что, она тебе не понравилась?
Пити: Н-незнаю… тити у неё красивые, большие, а у меня маленькие, и наверное никогда не вырастут. 
Толаро: Надо их легонько разминать… есть специальный массаж.
Пити: А вы знаете как?
Толаро: Ты же сейчас без лифа ((трогает через халат, она неуверенно отступает))
Пити: Я, наверное, сначала маму спрошу.
Толаро: ((приподнимает её подбородок, легонько целует в губы)) Да-а, у меня внучка, ну точно копия ты… Беги-ка ты, Пити, домой… 
Пити: Мне ещё на кухне прибраться надо…
Толаро:  Да ладно, потом приберёшься… А Мулли я напомню, чтобы позанималась с тобой… И массаж она же тебе поделает.
                (Конец третьей сцены, 8 мин.)

                Сцена четвёртая
((Мулли приезжает домой, неуверенно заходит в квартиру, заглядывает в спальню. На кровати спит муж, на полу в позе лотос медитирует женщина робот, в топике и юбочке. Увидев Мулли она встаёт, подходит, прикладывает руку к левой стороне груди, говорит плохо поставленным голосом.))
Робот: Добрый день. Моё имя Роби. Моя обязанность делать вам хорошо. Скажите, что вы хотите.
Мулли: Вы с ним ((кивает головой)) занимались сексом?
Роби:  Да, два раза. Ему понравилось.
Мулли: Ну, хоть здесь угодила. Пусть спит, пойдём на кухню. ((проходят)) Садись, расскажи что ты умеешь.
Роби:  Я рассказываю плохо, но могу всё показать. Вот у меня груди, специально…
Мулли: Погоди, что ты умеешь кроме секса?
Роби: Я умею включать пылесос и следить за его работой. Ещё у меня есть датчики - электромагнитные, радиационные, огня и задымлённости. Я умею спасать людей. Я хорошо делаю секс с мужчинами и женщинами. Сегодня хорошая погода. Я люблю секс, я люблю тебя, ты такой красивый, я очень тебя хочу.
Мулли: Молодец. А пока заткнись, сиди и слушай… ((Заваривает кофе)) Сегодня у меня был трудный день… тяжёлый день… Сегодня я узнала, какая я дрянь… Сегодня в первый раз в жизни я изменила своему… ((Вдруг видит стоящего в дверях мужа. Садится на стул, опускает голову)).
Толаро: Значит всё-таки случилось. А я всё ждал, и думал, неужели ты мне так никогда и не изменишь… ((Подошёл, взял её кофе, отхлебнул, отошёл к окну, постоял, повернулся)) Увы, я уже не могу тебе это запретить.
Мулли: ((Ещё ниже опустила голову, из глаз полились слёзы, тихо прошептала)) Тото, милый, не бросай меня, а… я больше никогда этого не сделаю.
Толаро: Ладно, прекрати рыдать. Переживём. В наше время это уже мелочь.
Мулли: ((Бросается перед ним на колени, обхватывает ноги)) Не прощай меня, ты ни когда не должен меня прощать… Сегодня во мне проснулась дрянь и…
Толаро: Прекрати. Ты ни в чём не виновата, и тебе не за что просить прощения. Это не ты виновата, а природа, а против неё мы бессильны. Давай успокоимся и забудем всё происшедшее как случайный сон. Я тоже, между прочим, спал сегодня с другой женщиной. И не важно, что она искусственная, она меня возбудила, даже два раза, и это уже измена. Так что мы квиты. Давай не будем загадывать наперёд, как нам жить. В моём возрасте надо жить уже одним днём. Это ты ещё можешь себе позволить что-то планировать. Давай-ка, завари мне кофейку, и тоже меня не бросай – кто ещё мне такой кофе заварит.
Мулли: Опоздали маленько с роботами… ((заваривает кофе)) Надо было немного пораньше заказать… и тебе, и мне.
Толаро: Откуда мы можем знать что лучше. Раз уж так судьба распорядилась, значит так лучше всего. Кстати, своим срочным подарком, ты меня сегодня спасла. На кухне была дочь Кеперов, и я перед ней уже хвост распустил. А тут как раз подарочный набор приехал.
Мулли: Эк, тебя скрутило. Да к молодым ты всегда неровно дышал. Впрочем, перед ними редко кто устоит, уж на что я себя идеалом считала…
Толаро: Скажи, а тебе понравился секс с молодым?... Всё, можешь не говорить, вон как глаза блеснули – я рад за тебя. Видимо иногда надо нарушать эту тюрьму искусственной самонравственности.
Мулли: Я тебе теперь не могу этого запрещать… Только прошу, придерживайся границ. Удовольствиями нельзя насладиться на всю жизнь, их всегда мало… как денег. 
Толаро: Эх, глупышка ты моя, умная. ((Целует)) А ты знаешь, кто делает этих роботов? Наш знакомый, Джа-Коэто, «Умный робот». Надо узнать, может у него что поновее есть, эта-то молодка какая-то примитивная. А он, ведь, хвалился что в пятёрку мировых лидеров входит… А-а, у него же там какие-то неприятности, как же я забыл, хотел позвонить…
Мулли: Что за неприятности, у меня же его акции.
Толаро: Сейчас узнаю у дила… ((Оба разговаривают по телефонам. Переключаются. Снова разговаривают. Толаро прикрывает трубку)) Мулли, свяжись с отделом продаж, скажи, что хочешь заказать робота, какого не говори. Только с нового номера.
                (Конец четвёртой сцены, 8 мин.)

                Сцена пятая
((К большому зданию подъезжают две машины, окна салонов которых закрыты внутренними шторками. Над дверью здания название фирмы – Умный робот. Машины обступают корреспонденты. Один из них держит в руках плакатик с надписью «мистер Коэто, вы готовы к банкротству?». Над передней машиной включается душ- мойка, репортёры отбегают. Открывается дверь, машины въезжают внутрь. Пятеро репортёров пытаются проскочить внутрь, но с обеих сторон от машин стоят два пятируких робота- охранника, хватают репортёров, надевают наручники и закрывают в клетки. Всё снимается на камеры. Машины проезжают смотровую, въезжают на автостоянку. Из первой выходит женщина в тёмных очках, из второй – владелец фирмы Джакоэно Коэто. Его встречает руководитель отдела безопасности Валенсо Коэро))
Коэро: Доброе утро, мисс. Доброе утро, сэр.
Коэто: Доброе утро, мистер Ва-Коэро. А саньори Ба-Мулли ты, кажется, не узнал?
Коэро: Ой, простите, саньори, давно не видел – долго жить будете.
Миссис Ми: Лучше бы долго не стареть. Хотя, старость меня как-то и не пугает… Но для всех остальных я сегодня миссис Ми, не перепутайте.
((Все трое входят в лифт, поднимаются на ?? этаж, идут по коридору, проходят мимо двух рекламных роботов – «девочки» в короткой юбочке с  выразительной фигурой, и «юноши» с мускулистой фигурой. Девочка делает реверанс проходящим. Подходят к приёмной исполнительного директора Масиво Томото. Перед дверным проёмом без двери стоит робот – «мужчина» в строгом костюме и при галстуке. Робот приветствует входящих: «Добрый день, леди и джентельмены, мы рады вас видеть и надеемся на хорошее сотрудничество». Входят в приёмную. Их встречает секретарь с выразительной фигурой, мисс Ноэфи, делает реверанс))
Ноэфи: Доброе утро, мистер Джа-Коэто-до. Доброе утро, миссис. Пожалуйста проходите.
Коэро: Сэр Джа-Коэто, я Вам не нужен?
Коэто: Нет, благодарю.
((Кабинет исполнительного директора фирмы «Умный Робот» Ма-Томото. Он встаёт из-за большого стола, приветствует вошедших, проводит в глубину кабинета, где около окна небольшой столик и два кресла. Ноэфи приносит гостям кофе и пепельницу. За большим столом собрались начальники отделов, человек восемь- двенадцать. Томото возвращается к столу))
Ма-Томото: И так, ситуация складывается настолько сложная, что я не побоюсь слова – катастрофическая. Всего за неделю экономический сквознячёк превратился в настоящее торнадо, с эпицентром над нашей фирмой, и вместо пятёрки лидеров, мы уже не входим и в двадцатку. Я вам давал три дня на полную ревизию работы ваших цехов, и сейчас хочу услышать вместо ваших абстрактных рассуждений, более конкретные предложения. Кто первый меня желает обнадёжить?   
((Все нерешительно переглядываются, прячут глаза. Встаёт самый молодой, шеф отдела реализации, Вичёно))
Вичёно: Мне кажется, что мы слишком распыляемся. Надо сконцентрировать усилия на двух- трёх самых важных направлениях. Судя по отзывам потребителей, я могу выделить следующие направления: механизмы движения и ориентации, программы распознавания и улучшение речевых функций. И конечно надо больше работать над качеством покрывных материалов, осваивать новые сферы применения, и реклама. Реклама это…
Ма-Томото: Спасибо, Вичёно, садись… Я так понимаю, что все самые острые проблемы нам Вичёно назвал. Теперь хотелось бы разъясняющих дополнений… Порядок выступлений он примерно тоже обозначил… Слушаю вас, Чи-Матозо.
Матозо: (механический) А какой смысл предлагать новое, если у нас лежат нереализованными три старых проекта.
Ма-Томото: Вы хотите их реализовывать в порядке очерёдности?
Матозо: ((пожимает плечами)) В механике проходят обкатку мягкие колёса с изменяемой геометрией, подвижность рук постоянно улучшается, работаем в тесном контакте с программистами. Надо улучшать качество тактильных сенсоров, но это уже не к нам.
Бихеко: (электронный) Вам с сенсорами не угодишь – точечные не качественные, пластинчатые неподвижные, а такого материала, какой вы заказали, нет даже в военных технологиях. Надо реалистичней смотреть на вещи, исходить из того что есть.
Сокроно: (программирование) Надо госы пока притормозить, мы с них всё равно мало имеем.
Го-Форпи:  (экономист, женщина) Госы нам в прошлый раз хорошо помогли.
Сокроно: Зато теперь долги отрабатываем.
Го-Форпи: Им мы даём то, что хорошо проверено, а значит дать это нам не трудно. А всё новое идёт на маркетинг.
Бихеко: Да, на маркетинге потребности те ещё… «У нас ребёночек неусидчивый, и надо чтобы столик и стулик синхронно по квартире ездили, но без соединения», «А у нас дедушка писяется, и надо чтобы кресло чувствовало реакцию химреагентов».
Ма-Томото: Ирония не уместна, Желание заказчика, закон для изготовителя… От чего ещё, кроме сенсоров, зависит распознавание?
Делсо: (настроечный) От способности к анализу – движения, характеров людей, голоса, интонации…
Сокроно: Работы эти постоянно ведутся, программы совершенствуются, но применение ограничивает спецотдел.
Ма-Томото: К сожалению, здесь мы ограничены международными постановлениями. Все программы проходят специальные тесты.
Матозо: И как в таких условиях вытягивать конкуренцию? А кто-то этим не связан и плевать хотел на границы. И как раз у них процветают наши самые серьёзные конкуренты.
Ма-Томото: Кто ещё хочет высказаться? Никто… И так, в первую очередь я предлагаю объявить конкурс на вакантные должности, коими становятся ваши. Все. Со своей я пока воздержусь. Кто против? Никто. С этим понятно. Сейчас каждый из вас включит телефоны и вызовет сюда двух-трёх самых лучших специалистов из своих цехов. Сбор через пятнадцать минут, время пошло ((смотрит на настенные часы, диктует в приёмную секретарю)) Ноэфи, сейчас здесь соберётся около тридцати наших сотрудников, надо всех обеспечить папер-пэн и по стаканчику кофе. 
Джа-Коэто: ((раскуривает сигару)) Миссис Ми, вы надеетесь, что хоть из них кто-нибудь выскажет стоящую мысль?
Миссис Ми: Не очень. Но надеюсь, что буду иметь более полное представление… Меня, в том числе, интересуют и подозрения вашего секьюрити. А вас?
Джа-Коэто:  Мы работаем в этом направлении. 
((Начинают рассаживаться сотрудники. Въезжает сервировочный робот, раскладывает бумагу, ручки, подаёт по стаканчику кофе. Его сопровождает Ноэфи. Все расселись))
Ма-Томото: И так, завтра с утра выйдут объявления о конкурсе на вакантные места всех руководителей отделов нашей фирмы. Это сделано потому, что за три дня они не смогли придумать ничего внятного для улучшения работы нашей фирмы. А как вы видите на информационном экране, дела наши очень плачевны. Честно говоря, я сомневаюсь, что на их место придут более способные, но они, хотя бы, будут знать что мы не шутим, и будем менять до тех пор, пока не найдём нужных… ну или пока не обанкротимся. Понятно, что и ваши места в любой момент могут оказаться вакантными, и сегодня от вас требуется приподняться над своим рабочим местом, вспомнить, какие рабочие моменты мешают вам работать, а какие, может, помогают – и предложить своё решение проблемы в письменном виде. Предложения принимаются все, от самых умных (как вам кажется), до самых глупых (как вам кажется). Бумага перед вами, телефонами не пользоваться. Берите бумагу, ручку, пишете свой отдел, имя, и ваше предложение в любой форме. Написав, минут пять- десять посидите, подумайте, допишите ещё. У вас тридцать минут.
     ((Джа-Коэто заказал простой воды, Ноэфи приносит))
Ноэфи: ((к Ма-Томото)) А можно мне тоже написать своё предложение?
Ма-Томото: (удивлённо) Да, конечно.
      ((Ноэфи берёт бумагу и ручку, смотрит куда бы присесть.))
Джа-Коэто: (встаёт) Ноэфи, присаживайся здесь, я уже устал сидеть ((отводит Ма-Томото к окну)) Как она?
Ма-Томото: Хорошо, даже бывает слишком.
Джа-Коэто: В каком смысле.
Ма-Томото: Во всех. Как видите, ко всему подходит творчески.
Джа-Коэто: А в постели? Там тоже можно творить?
Ма-Томото: Там в ней просыпается гений. Я ещё ни разу не был недоволен.
Джа-Коэто: А она?
Ма-Томото: И она тоже. Правда, приходится тестировать нашу спецпродукцию.
Джа-Коэто: И часто тестируете?
Ма-Томото: Нет. Мне после неё неделю- две ничего не хочется.
Джа-Коэто: А она как же терпит?
Ма-Томото: К роботам я её не ревную. По этой продукции она, наверное, лучший специалист. Жаль, что нормального образования нет, да и так – глупышка, а то бы нашёл ей более серьёзную должность.
Джа-Коэто: Да вон, вроде над чем-то задумалась.
Ма-Томото: Уверен, что в мыслях секс-роботы улучшает. 
Джа-Коэто: А ты не хочешь ей со своим шефом поделиться?
Ма-Томото: Ну, в принципе у неё времени хватит. Да и я могу потесниться. Тем более что шеф может сам её забрать в любое время.
Джа-Коэто: Ну что ты, вдруг у вас любовь.
Ма-Томото: Так-то она девочка хорошая, и даже как-то намекала о совместной жизни. Но я слишком ценю своё личное пространство.
Джа-Коэто: Сегодня я её заберу… Вы, Томото,  как отдыхаете в выходные, с детьми, внуками?
Ма-Томото: Редко с ними видимся, по графикам не совпадаем. А когда графики совпадают встречаемся в деревне, у стариков. Там всё моё прошлое, и там я отключаюсь от всей текучки.
Джа- Коэто: Хорошо у вас сложилось. А у меня на месте моей деревни современный город, а родители давно умерли.
Ма-Томото: Разве Вы из деревни? Я слышал будто у вас весь род в столице.
Коэто: В моё детство ситуация была сложной, и родители прятали меня в рыбацком посёлке, и к городу я трудно привыкал… А Вы легко привыкли к городу?
Томото: Пожалуй да. Я всё время жил где-то между городом и деревней, и эта частая смена обстановки как-то… умиротворяла.
Коэто: Но в анкете у Вас как бы перевешивают боевые качества.
Томото: Жизнь заставляет, приходится наступать на горло самому себе.
Коэто: Это откуда оборот, и какой его смысл?
Томото: От русских, мой дед долго жил в России. Буквально – на горло собственной песне.
Коэто: Что это в анкете вы не указали, что любите русские поговорки – я бы никогда вас не взял.
Томото: Наверное жизнь учит быть не только жёстким, но и хитрым. Прикажете включить мою должность в вакантную?
Коэто: Похоже скоро они у всех нас будут вакантными… Вы не знаете, кто-нибудь есть у нас с побережья, где ещё рыбацкие деревеньки сохранились?
Томото: Не знаю, наверное есть. Надо у кадровички узнать, она всё про всех знает. А, кажется в механическом парнишка с побережья, из Сорвесты…
((Ноэфи дописала, оставила листик на столике, вышла. Миссис Ми взяла листочек, прочла, улыбнулась, положила. Текст: «Потребности людей зависят от их мыслей, а больше всего люди думают о сексе. Значит надо расширить ассортимент секс- роботов, а может, даже, сделать трансформеров, и с лучшими снять эротический фильм. А самый большой недостаток таких роботов – необходимость их прятать – надо их маскировать под обычные, хозяйственные. Если будете снимать фильм, то я согласна на главную роль».))
Ма-Томото: ((громко)) Всё, господа, время закончилось. Листочки оставляем на столе, сами идём на свои рабочие места… ((в открытую дверь приёмной)) А вы входите обратно, разбирайте листочки своих отделов, сутки на анализ, а потом мы вас запираем, садим на хлеб и воду, и будете сидеть, пока что-нибудь не придумаете. Свободны.
Миссис Ми: ((подвинув листик Ноэфи к Джа-Коэто)) Может быть правда пока над этим поработать. Там ничего особо нового на первое время и не надо, а потом что-нибудь появится.
Джа-Коэто: Посмотрю… Значит, три дня. Хорошо. Там на выезде аккуратно, репортёры. По-моему вас хотят расшифровать, а это пока не желательно – мы делаем слухи, что всерьёз обсуждаем банкротство.
Миссис-Ми: Не боитесь обвала с акциями?
Джа-Коэто: Случайных у нас мало, а большинство верят и активно нам помогают.
Миссис Ми: А мой муж в роботов не верит… Кстати, я ему недавно подарила вашу женщину секс-робота, но он сказал, что слишком примитивна.
Джа-Коэто: Ну ещё бы – он же с вами сравнивает, вы раньше наверное ему таких не дарили.
Миссис-Ми: (тихо смеётся) А и правда. Я надеюсь вы ещё не скоро создадите похожую на меня?
Джа- Коэто: Так идеал, говорят, недостижим… Но будем стараться… с вашей помощью. Кстати а сэр Та-Толаро не против слияния?
Миссис-Ми: Он не верит в эту религию, и потому равнодушен. Что надо для завода-то мы же будем делать.
Джа-Коэто: Мы уже начали подготовку пяти экспериментальных пар, обещаю одну подарить вам. Думаю, что с вашей помощью мы ему угодим… Да и вам тоже.
Миссис Ми: (Краснеет) Простите за нескромный вопрос – а вы пользуетесь этими услугами, вам же вроде по должности положено?
Джа-Коэто: Ну, допустим, по должности-то мне не положено, но по своей инициативе иногда тестирую. У нас же за это платят, а себе я ещё премию выписываю. Так что могу смело уходить со своей должности, голодать не буду.   
Миссис Ми: ((смеётся)) О-о, как вы хорошо устроились. А мужских особей кто тестирует, Ноэфи?
Джа-Коэто: Да желающие есть, но самые сложные да, Ноэфи. Она у нас мастер в этом деле.
Миссис-Ми: ((смеётся))Так может быть идеал-то она, а не я.
Джа-Коэто: Прошлого образа – возможно, но сейчас мы планируем перейти на новый – образ гейши и рыцаря.
Миссис-Ми: Одна-ако. Но она, может быть, давно уже в этом образе.
Джа-Коэто: Я тоже так подумал, и надеюсь сыграть партию.
Миссис-Ми: Не заиграйтесь, игры становятся серьёзными… Ну, ладно, мне пора. До встречи.
Джа-Коэто: Счастливо.
                (конец пятой сцены, 17 мин.)

                Сцена шестая
((Небольшая двухкомнатная квартира. На кухне ужинают – хозяин квартиры Джа-Коэто и Ноэфи. В коридоре прибирается горничная – Точини, 20 лет))
Точини: Ноэфи-ди, можно я промою содержимое вашей сумки – мы здесь соблюдаем стерильность.
Ноэфи: Ну промой, если хочешь… Мистер Джа-Коэто, а вас что больше заинтересовало в моих предложениях?
Коэто: Да можно сказать все пункты. Они, может быть, не так уж и оригинальны, и в том, или ином изложении уже высказывались, но там не хватало вашей смелости и настойчивости. Хотя, может это кажется на фоне нынешних трудностей. Но в любом случае эти идеи заслуживает внимания. А особенно фильм… только сценарий нужен… красивый – не порно, а элегантная эротика.
Ноэфи: Вы полагаете, что наши рекламщики с этим справятся?
Коэто: Нет, наши не потянут. Да и фирме в этом кино светиться не стоит – секс- роботы пока ещё плохо влияют на имидж… Так что пусть всё делают спецы.
Ноэфи: Это будет дольше и дороже.
Коэто: Что дольше – да, и это плохо. Хотя, с другой стороны, мы ещё наверное не готовы к хорошему фильму. В нём робот должен быть на порядок совершеннее чем нынешние… А что касается – дороже – то это не страшно, такие фильмы сами по себе быстро окупаются, а если ещё поработают на рекламу… Но главной героиней я тебя туда не пущу… А вот главным консультантом – вполне возможно. Но имя в титрах всё равно сменим.
Ноэфи: Полагаете общественность к этому не готова?
Коэто: Пожалуй. Если б не нужда, я бы на это не решился.
Ноэфи: А мне кажется, что здесь не только наша нужда. Эти игрушки пользуются спросом, и скоро их начнут покупать и сами сторонники высокой нравственности. Я не знаю почему, но обычным семейным сексом довольны не многие. Мало таких везунчиков, у которых с этим всё хорошо. Большинству же приходится терпеть – одним насилие, другим равнодушие, третьим физическую неспособность, четвёртым лень (или отсутствие нужного воспитания), пятые вообще не смогут объяснить, почему у них не получается нормального контакта даже просто в общении, не говоря уж о сексе… И самой ущемлённой стороной тут являются конечно женщины. Мужикам проще, им больше прощается.
Коэто: ((смотрит на неё удивлённо)) А с Томото вы эту тему обсуждали? Или, может, на другие беседовали?
Ноэфи: Редко. Он не любит разговоры – трудоголик. Секс он терпит только потому, что этого требует природа. Я ему однажды даже намекнула… Ой, что-то я сегодня разболталась, видно соскучилась по человеку который умеет слушать.
Коэто: Говори, говори. Мне нравится тебя слушать.
Ноэфи: Хорошо, я буду говорить. Только если у вас появится желание понежить меня, любыми способами, то можете сразу к этому приступать, без всяких подготовок. К любой ласке я готова всегда… Честно говоря, я думала что ваш интерес ко мне чисто сексуальный, а мои предложения, это так, предлог… Но сейчас вижу что эта тема вас действительно зацепила. Или я ошибаюсь?
Коэто: Нет, не ошибаешься. Разве плохо совмещать приятное с полезным.  ((Встал, обошёл столик, зайдя со спины Ноэфи положил руки ей на плечи, поглаживая и опуская до груди)) Я тоже трудоголик, правда в меньшей степени, чем Томото, и тоже не люблю долгих прелюдий. Сидеть сегодня я устал и хочу постоять. ((Ноэфи с готовностью встала, наклонилась над столиком, обнажив всё своё естество)) А когда ты успела трусики снять?
Ноэфи: Когда руки мыла. Они у меня на кнопочках и снимаются быстро. ((Коэто неспеша начал секс, руками поглаживая бока, спину, груди. Ноэфи заметила, что горничная сидит в коридоре и через открытую дверь наблюдает за ними)) У вас хорошая горничная. Если она хочет, то может присоединиться к нам, я люблю когда мне ещё поглаживают животик, а сейчас это неудобно ни мне, ни вам.
Коэто: Точини, присоединяйся к нам. Ты слышала просьбу Ноэфи?
Точини: Да, Джа-Коэто-то. ((Встаёт рядом с ними, поглаживает обнажённые места))
Коэто: Ты, Ноэфи, не удивляйся, отношения у нас простые, но у Точини есть муж. Она учится на сексопатолога, и считает что любая сексуальная практика ей потом поможет в работе.
Точини: Люблю крупные клиторы, как у вас, Ноэфи-ти. Сама хочу такой, но что-то медленно растёт. Может Вы знаете какие-то секреты?
Ноэфи: По-моему знаю, и в твои годы этого достичь не трудно. Но вдруг мужу не понравится – подумайте хорошо.
Коэто: ((Заканчивает)) Как хорошо. Где ты этому научилась?
Ноэфи: Учительница была хорошая.
Коэто: Я пока отдохну, а вам предлагаю перейти на кровать.
Точини: ((Провожает Ноэфи в спальню)) Ложитесь, Ноэфи-ти. Я принесу ваши принадлежности? ((Выходит. Ноэфи ложится. Вдруг простыня сворачивается и руки и ноги Ноэфи оказываются жёстко пристёгнутыми к кровати. Входит Точини)) Джа-Коэто предположил, что вам может понравиться насилие, и я решила не спрашивать вашего согласия, и выступить в роли насильника.
Ноэфи: Но вдвоём, вы со мной могли бы справиться и без ремней.
Точини: Мы решили не рисковать, говорят будто две недели назад, вы легко справились с двумя мужчинами.
Ноэфи: Так это был тест, какая же я дура. Что вы от меня хотите?
Точини: В первую очередь имя того, кто вам добывает информацию.
Ноэфи: А если не скажу – будете пытать?
Точини: Ну что вы, мы вполне цивилизованные люди, воспользуемся «сипром». У нас новая разработка, и я не сомневаюсь в её эффективности. (Ноэфи молчит, на её глаза наворачиваются слёзы, отворачивается, плачет) Поймите, мы вас уважаем, и никогда бы не решились вас обидеть, но нам тоже хочется кушать, а для этого надо зарабатывать деньги, а вы нам мешаете. Если вам нужна какая-то помощь скажите, и мы сделаем всё что в наших силах.
Ноэфи: От… т-т-ебя, с-сучка… мне п-п-ом… ((рыдает))
Точини: А от Джа- Коэто? Или может от Ма-Томото? Или у вас есть ближе человек?
Ноэфи: Есть, да не про твою честь. Позови Джа-Коэто.
Точини: Джа-Коэто-то, Ноэфи просит вас к себе.
Коэто: ((входит)) Точини, иди последи. Пока никаких сигналов, кроме маячка, полчаса у нас ещё есть… Ноэфи, милая, прости что так грубо, но обстоятельства… Я могу тебе чем-то помочь?
Ноэфи: Вы что в самом деле уверены, что узнаете от меня правду?
Коэто: Нет, конечно. Я в курсе, что агенты такого уровня могут быть закодированы на смерть и, судя по твоим рыданиям, это так, а умирать тебе не хочется. И если ты не согласишься с нами сотрудничать, то мы всё равно должны тебя уничтожить. Но перед этим ещё попытаемся вытянуть твоих контролёров. Рискованно, конечно, но больше у нас нет никаких козырей.
Ноэфи: А с каких это пор, миллионеры стали подрабатывать дознавателями.
Коэто: Да какой я теперь миллионер, благодаря тебе я без пяти минут банкрот. Да и потом, «хочешь сделать хорошо – сделай сам».
Ноэфи: Не доверяете Ма-Томото? И правильно делаете, но больше я вам ничего не скажу.
Коэто: Хочешь спасти своего информатора? Томото мог бы информацию и сам передавать, зачем ему посредник.
Ноэфи: Вы его слишком плотно обложили… А как вы меня открыли?
Коэто: Не тяни время, бесполезно. Твоих контролёров возьмут на подходе, а дополнительных жучков на тебе нет, я проверил, даже в письке.
Ноэфи: А в попке? А я так на это надеялась, твоя сучка тебе не сможет доставить такого удовольствия.
Коэто: Перетерплю. Всех удовольствий не испытаешь. В жизни всегда приходится в чём-то себя ограничивать… Так ты не хочешь поиграть на нашей стороне?
Ноэфи: Нет, это слишком дорого мне обойдётся.
Коэто: Дороже жизни? Интересно, чем это они тебя привязали?
Ноэфи: Мужикам этого не понять.
Коэто: Дети? Мы, к сожалению, ничего не смогли о тебе узнать.
Ноэфи: И не надо – уважьте это моё последнее желание.
Коэто: А вдруг мы бы смогли их освободить. Ведь неизвестно как с ними поступят после твоей гибели.
Ноэфи: Для них это ценный товар. Конечно, им потом придётся много и с риском работать, но риск, это неотъемлемая часть жизни, куда без него…
Коэто: Через десять- пятнадцать минут, ты должна отправить сигнал благополучия. Позволять этого тебе нельзя, можешь предупредить… но и убивать тебя тоже не хочется… И освобождать нельзя, наверняка попытаешься уйти – едва ли ты жёстко привязана к нашей фирме… (Он сходил в другую комнату, принёс сигару с пепельницей, раскурил, глядя в окно через жалюзи задумался.)
Ноэфи: Джа-Коэто, а вам уже приходилось убивать?
Коэто: Пока ещё нет, ты будешь первой.
Ноэфи: И вы это будете делать сам?
Коэто: Наверное. Зачем молоденькой девочке руки марать, неизвестно как это повлияет на её психику.
Ноэфи: На её психику не повлияет, а на вашу да, может. Но я хочу чтобы это были Вы. Умереть от руки хорошего человека легче.
Коэто: Только хорошему человеку от этого не легче.
Ноэфи: Ну, я могу сама. Кроме кодировки у меня ещё капсулка есть.
Коэто: В зубе?
Ноэфи: Пусть это останется секретом. Что там осталось – пять минут? Как быстро бежит время… У меня есть запасной счёт в банке и ячейка, хотела передать детям на всякий случай. Передадите им, если кто-нибудь из них к вам придёт? А нет, нас же слушает Точини… Да и с чего они к вам пойдут? Ладно, пусть всё останется как есть… Поцелуйте меня на прощанье, и передайте Томото, что я была бы ему верной женой…
Коэто: Сама передашь… Я передумал тебя убивать… Всё останется как прежде… Точини! Закрой комнату и приготовь оружие, я её освобождаю. (Ремни отстёгиваются и прячутся в кровать)
Ноэфи: ((Лежит неподвижно, смотрит в потолок, текут слёзы)) А, я догадалась, это такая психологическая пытка…
Коэто: Ну а что, я не гожусь в садисты?
Ноэфи: Нет, Вас выдаёт нервный тик. Скажите, что это правда и что я свободна…
Коэто: Ты не тяни, а то могу и передумать. ((Ноэфи резко садится на крвати)). Осторожно, не делай резких движений, ты под прицелом, а стреляет Точини хорошо. Так что твоя свобода несколько относительна. Впрочем, мы для тебя менее опасны, чем твои хозяева.
Ноэфи: ((Встаёт с кровати)) И что теперь? Как дальше будем жить?
Коэто: Попробуем так же как жили, но некоторые нюансы придётся подправить. До твоей жизни мне дела нет, а детей стало жалко – своих у меня нет, и я к ним сентиментален. Можешь передавать всё, что до тебя дойдёт, а остальное наша забота… И ещё… Как я понял, детей у тебя двое и оба в заложниках… хорошо бы сделать так, чтобы хотя бы одного отправили тебе в связники, подумай как это можно сделать.
Ноэфи: Рискованно, заподозрят, тем более если инфы станет меньше… И имейте ввиду, пожалуйста, как только я почувствую что им грозит опасность, я воспользуюсь последней возможностью –  капсулкой, или им подам сигнал опасности… Кстати, Ма-Томото со мной не работает, но у меня сложилось такое впечатление, что на кого-то он всё же работает… Не убивайте его пожалуйста.
Коэто: Посмотрим на его поведение. Ты и так много преференций себе выторговала… Ну ладно, тебе пора отправлять сигнал благополучия. ((Ноэфи достаёт одну из своих секс- игрушек, сжимает))
Точини: Есть сигнал.
Коэто: Последи пока, а мы ещё не всё доделали. ((Раздеваться)) Ноэфи, ты не против того чтобы заняться сексом?
Ноэфи: Похоже, что обсуждать этот вопрос Вы не собираетесь.
Коэто: Да, я подумал, что подарив тебе жизнь, заработал право на хороший секс. Такой, после которого две недели ничего не хочется. Или ты слишком переволновалась?
Ноэфи: Мои слёзы были не следствием волнения, а следствием неожиданности – в тот момент я такого предательства совсем не ожидала. А к смерти я уже давно готова.
Коэто: Честная ты девочка, и потому глупая. Но мне нравишься, и если предашь меня, я тоже, пожалуй,  буду рыдать.
Ноэфи: Как говорил один мой знакомый – человек не может быть полностью глупым или умным, глупым или умным может быть только поступок. А лимит умных поступков мы сегодня уже исчерпали…
                (Конец шестой сцены, 16 мин)
                (Конец первого фильма, 66 мин)

                ФИЛЬМ  ВТОРОЙ
                Шквал ошибок
                Сцена седьмая
((Кабинет Масиво Томото, он беспокойно ходит. Входит начальник охраны Валенсо Коэро, оба проходят в спец-комнату))
Коэро: Как вы и предполагали, утаивание инфы замечено аж у трёх сотрудников – психолога, программиста и механика. Усилил прослушку и видео, продолжаю наблюдение.
Томото: Просто скрывают или подменяют?
Коэро: Психологиня наша просто скрыла, но там случай не серьёзный, видимо касается личных отношений. Но я ещё присмотрю. Сокроно подменил смысл, а Матозо – сместил коэффициент качества.
Томото: Сами, или с помощью генеративников?
Коэро: Есть и то и другое. У Сокроно с генеративником – Чукасо, лучший программист – дошло до конфликта, после чего они некоторое время мирно беседовали.
Томото: В чём смысл идеи Чукасо?
Коэро: У него две идеи, и обе на грани фола. В первой он предлагает создать блок кодирования для высоко- технологичных ИИ-программ. По его идее, этот блок в первое время работы робота будет блокировать включение ИИ, что позволит пройти тестирование, а потом начнёт его постепенно подключать, под видом настройки и самообучения.
Томото: А как рекламировать такого робота, если мы не сможем заявить его основные умения?
Коэро: Похоже что пока этот вопрос он не прорабатывал, но кое какие идеи у него есть.
Томото: А вторая идея?
Коэро: Вторая идея касается способа разрушения этого блока, точнее его пере- программирования при попытке его тестирования или другого изучения. Он предлагает применить для этого самостоятельное изменение схемы через СИС8, но это закрытые разработки.
Томото: Тоже был спор? Прослушать удалось?
Коэро: Да. Сокроно заявил буквально следующее: «Я в тюрьму не хочу, если ты хочешь можешь делать. Тебе, как я понял, терять нечего. Но по-моему у тебя есть более важные обязанности, за которые ты получаешь такую зарплату, которая пять лет назад тебе и не снилась. Так что поменьше фантазируй, а больше занимайся делами».
Томото: Занятно. Я правильно понял, что категоричного запрета не было?
Коэро: Да, и я тоже думал над этим. Он не мог не понимать, что грубо нарушает инструкцию. Кроме того, он как бы напомнил Чукасо, какая у него хорошая зарплата, которую он может потерять при сокращении. Конечно, с одной стороны это можно представить как заботу о фирме, а с другой – по СИС8 все исследования запрещены, и любые работы с ней, это тоже способ исследования… Я предлагаю дать им поработать, и посмотреть как Сокроно распорядится полученными результатами.
Томото: Ну не знаю, по-моему все действия с этой прогой должны быть запрещены без всяких оговорок.
Коэро: Да, конечно. В этом не может быть никакого сомнения. Если мы не будем соблюдать законы, то нам никакие госзаказы не помогут… Не помню как это трактуется юристами…
Томото: Тебе не надо знать юридические тонкости, у тебя есть инструкция… А я, пожалуй, давно не заглядывал… Так, с этим ясно – забыли. У механика что за проблема?
Коэро: В переходе робота на движение по лестнице он упростил расчёт коэффициента качества, выбросив из него необходимость соблюдения человеческой, вертикальной, стойки, и предложение генератора по регулятору равновесия, сразу стало не актуальным. А идея, на мой взгляд, интересная и требует дополнительного анализа.
Томото: Понял. Прокачаю, а Вы обложите этого Матозо… А что там у психологов-то, я не понял?
Коэро: Один сотрудник, который с патронессой в личных скрытых отношениях, предложил больше внимания уделить секс-роботам, дескать есть большая группа людей, которые могут довольствоваться невысокими требованиями. В общем эта идея нам хорошо известна, но патронесса узнала, что этот сотрудник часто подрабатывает на тестировании таких роботов, и получился скандал… Я думаю тут ничего сложного, и через какое-то время всё само разрешится.
Томото: Да, конечно… Ва-Коэро, а многие наши сотрудники подрабатывают на тестировании?
Коэро: Да почти все.
Томото: То есть?!
Коэро: А-а, вы имеете ввиду сексуальное – где-то процентов 10-15 – совмещают приятное с полезным… А другие тестируют обычных роботов. Особенно часто берут разных типов охрану, борьба с пылью, приготовление несложного обеда, чтение электронных книг… Кстати, рекламный отдел выдвинул интересную идею – чтобы робот не просто читал книги, а пересказывал их, с элементами артистизма. Но для этого придётся или услжнять его память, или подключить к интернету.  И то и другое критикуемо, но варианты предлагаются. Как вам эта идея?
Томото: Да, что-то в ней есть. Посмотрим.  ((Расходятся)).
                (Конец седьмой сцены, 8 мин)

                Сцена восьмая
((Кабинет Ма-Томото, он стоит у окна, входят четверо: Делсо – инженер настройщик, 33 года; Бихеко – шеф электронщик, 29 лет; Посэно – шеф по тканям, испытатель, 32 года; Кириоми – консультант психолог, испытатель, 28 лет; Томото замыкает входную дверь, открывает спец комнату, приглашает всех туда, входит сам.))
Томото: Коэро предполагает, что у нас работает инагент, и может даже не один, поэтому сегодня мы группой собрались в последний раз, по крайней мере на ближайшие полгода. С сегодняшнего дня никаких личных контактов между сотрудниками быть не должно. Все обсуждения только письменно через пневмо почту. Всех работников в отделах объединим тематически попарно, а если есть возможность, разведём поодиночке. Любое общение внутри отдела, кроме пар, тоже будет по почте. Вы у Коэро вне подозрений, поэтому будете в курсе всех секретных планов, и вы же будете наблюдателями и испытателями на тестировании. Саньори Ба-Мулли согласилась нам помочь с финансированием проекта, кроме того некоторые не сложные детали они смогут изготавливать у себя. Она попросила сегодняшний доклад записать, поэтому я установил здесь две камеры.  Ну, кто у нас сегодня главный сказочник?
Делсо: Я. ((встаёт, подходит к голограммному стенду, берёт электронную указку, включается стенд, появляются фигуры двух роботов, мужской и женской особи, в обнажённом виде, натуральном масштабе и слабо развитыми половыми органами)) Главная идея данного проекта – создать роботизированный объект с элементами универсалий, которые могут приобретаться позже и органично встраиваться в первый. Первичным объектом может быть как мужская особь, так и женская, но программируется он отдельно и в домашних условиях изменяться не может… Считается, что чаще первой будут приобретать женщину, так как на неё возложены основные функции по уборке квартиры, приготовлению обеда, а так же отслеживание общей безопасности квартиры и хозяев, с наблюдением за работой электронных приборов и отслеживанием поведения всех людей и животных вплоть до насекомых, появляющихся на подконтрольной территории…
Томото: Уточним насчёт обедов… Сколько блюд сможет готовить и какой сложности?
Делсо: Вначале немного – контрольные тесты нам ограничивают гиги, но предусмотрено подключение съёмных носителей, и в идеале возможно более ста блюд с довольно сложным составом.
Томото: Её реакция на проявление чьего-то не желательного поведения?
Делсо: На первом этапе работы она только докладывает о подозрительном поведении объекта хозяину, охраннику, или другому ответственному лицу, и выполняет, по мере возможности, их распоряжения. Но «в процессе обучения»  –  на самом деле ступенчатое включение программ зависит от случайного совпадения нескольких бытовых факторов – она начинает выполнять всё более сложные действия. Например, отвлечь объект разговором, есть несколько вариантов, а так же другие способы, вплоть до применения силы, с надеванием наручников и наножников.
Томото: Какие нападения она может выдержать, а при каких… э-э, сломаться?
Делсо: Устойчивость к удару примерно такая же, как у средней женщины, с женским же последующим поведением – заплакать, упасть в обморок, или наоборот учинить скандал, но, в отличие от человека, это всё игра, и эмоциям она не подвержена и никогда не теряет сознание даже от сильного удара. Она может упасть и притвориться, что потеряла сознание, а на самом деле будет анализировать ситуацию и готовить нападение. ((сверяясь с указкой, Делсо включает различные области тела, показывая сильные и слабые места, которые расцвечиваются разными цветами)) Как и у людей самые важные центры управления находятся в голове, но внутренняя её оболочка примерно в два- три раза крепче человеческого черепа, имеет лучшую амортизацию, а отделить голову от тела тоже примерно в два- три раза труднее. Так же более высокую скорость выдают тесты на реакцию и резкость. Ещё более высокие параметры устойчивости при повышении температуры – пять минут выдерживает при четырёхста градусах и при снижении температуры время увеличивается. И это достигается всего лишь за счёт лучшей изоляции некоторых схем и тканей.
Томото: А в рекламе как это сформулируется?
Делсо: Двадцать минут при трёхста градусах.
Томото: А зачем в домашней обстановке такая температура? Насколько удорожание?
Делсо: Удорожание всего на два процента, зато это в три раза превышает заявки других фирм. Мы на это пошли в целях рекламы для профи пожарных – в последнее время пожаров становится всё больше.
Томото: Вы полагаете, что пожарные мадам в свободное время смогут разнообразить досуг пожарных? ((смех)) По-моему перемудрили.
Делсо: Но в охранной деятельности пожарные случаи стоят на первом месте.
Томото: На первом месте по частоте возгорания, а до трёхсот градусов редко доходит. А уж если рекламировать пожарникам, то им триста мало. Сейчас у них даже несложные костюмы выдерживают в два- три раза больше.
Делсо: Хорошо, мы это ещё обсудим.
Томото: У меня вот такой вопрос возник… Как мы будем называть этих роботов? Ни «особь», ни «объект», ни «мужчина и женщина» для этого не подойдут. Нужно что-то более оригинальное и нейтральное… Хотя, этим пусть рекламщики и психи занимаются… Продолжай.
Делсо: Так же хорошо они выдерживают дождь, ветер и даже наводнение. Могут долго находиться под водой и пользоваться простыми плав- средствами. 
Томото: Долго, это сколько? Я слышал, будто хорошая гидроизоляция затрудняет охлаждение энергоёмких схем. Или я что-то пропустил в физике.
Делсо: Нет Вы, кажется, ничего не пропустили… Усилив изоляцию, мы применили особый охлаждающий элемент, который в полную силу заработает примерно через полгода, пока не выйдет из строя воздушная микро- вентиляция, которую потом можно будет просто удалить. Она нужна для того, чтобы пройти тестирование.
Томото: А вообще много будет таких отключений?
Делсо: Тестовых не много, а конкурентных много. Самый сложный – прибор звуковой модуляции, который на самом деле обычный муляж, хотя качественно сделанный, с изменяющимися рабочими параметрами. Предполагается, что на его изучение конкурентам потребуется около месяца, а в последующем его можно делать проще.
Томото: Насколько будет удорожание, при применении «особого охлаждающего элемента»?
Делсо: На четыре процента.
Томото: Много. Надо уменьшать… и упрощать. Слишком сложно. Пока вы противника пытаетесь переиграть на голограмме, а он выбросит все сложные схемы и за неделю сделает робота, вполне удовлетворяющего потребителя. Похоже, что работа для вас стала не способом зарабатывания денег, а игрой… Что там с питанием, на чём остановились?
Делсо: Питательные капсулы себя не оправдали, получилось слишком сложно. Решили остановиться на резервных аккумуляторах, только емкость увеличили и разбили их по схемам. Это почти в два раза повысило экономичность, но на восемь процентов увеличило общий вес.
Томото: Так, в общих чертах понятно, но сыровато. И слишком дорого получается на выходе. Работайте. 
                (Конец восьмой сцены, 9 мин)

                Сцена девятая
((В машине едут Джа-Коэто и Ноэфи, за рулём Монисо, водитель- охранник. Подъезжают к дому, где находится двухкомнатная квартира Джа-Коэто, заезжают на закрытую стоянку под домом, выходят из машины, открывается багажник)).
Коэто: Ноэфи, ты девочка сильная, поможешь мне. А Монисо один справится. Монисо, бери мужика, он потяжелее. ((Монисо берёт коробку, вытягивает два ремня, надевает как рюкзак за спину, идёт к лифту. Коэто и Ноэфи берут вдвоём за ремни, несут.))
Ноэфи: Мы с Точини тебя уже не устраиваем, захотелось разнообразия?
Коэто: Спецзаказ, решил взять работу на дом. На фирме Коэро уже всех запугал и везде жучков наставил, а найти агента не может. Я скоро сам себя подозревать начну.
Ноэфи: А меня?
Коэто: Тебя чего подозревать, у тебя доступа к секретам нет. ((Заходят в квартиру, их встречает Точини, обнимаются с Ноэфи как хорошие подруги)) Мы примерно знаем какие секреты замаркированы – ты на них засветиться не могла.
Ноэфи: Спасибо хоть на этом.
Коэто: Так говоришь, будто тебе меня больше не за что благодарить. ((Распаковывают коробки, включают роботов, те начинают просыпаться и готовиться к работе с помощью автонастройки.)) Хотя, в сексе я для тебя не авторитет, а этот вид деятельности для тебя, похоже, самый главный… Монисо, ты свободен, здесь за мной Точини присмотрит, отдыхай пока.
Монисо: ((Нехотя)) Хорошо, если что – я в машине. ((Уходит))
Коэто: Вот признайся, Ноэфи, что в постели ты бы предпочла оказаться лучше с Монисо, чем со мной. Говори прямо, не стесняйся.
Ноэфи: Только если Вы прикажете. Вобще-то я не стесняюсь, и во время секса  всегда прошу мужчину сделать так как мне хочется, но (!) только в том случае, если уверена что мужчина сможет это сделать и не против этого сам. Во всех других случаях я хорошо сама умею подстроиться и быстро перестроиться, чтобы в первую очередь хорошо было клиенту. Это мой главный, по жизни, талант, и он мне помогает зарабатывать вообщем-то неплохие деньги. И мне его надо беречь и пестовать. А настоящего оргазма мне, обычно, достаточно одного- двух в месяц – чем он реже, тем приятнее. Поэтому Вы над этой темой вообще не задумывайтесь. Мне хорошо уже от того, что я сделала хорошо клиенту. ((Её взгляд остановился на роботе- мужчине, стоящем в шортах и лёгкой маечке, и он сразу заговорил))
Робо: Я робот по имени Робо, я полностью проснулся и готов к любой работе согласно перечня работ в инструкции. ((Коэто посмотрел на робота- женщину, и она тоже заговорила))
Роби: Я роботиса по имени Роби, я тоже полностью проснулась и готова к любой работе согласно перечня работ в инструкции.
Коэто: Та-ак, посмотрим что они умеют… Охранная деятельность, работают индивидуально, наблюдают за поведением всех объектов (по возможности) на подконтрольной территории и докладывают на пульт о подозрительном поведении. Переноска тяжестей до ста кг, и перевозка на тележке до трёхсот кг. Контроль над всеми домашними приборами (включение и выключение по просьбе хозяина), обеспечение противопожарных условий. Переноска вещей до машины и обратно, по просьбе хозяина. Помощь в эвакуации при пожаре и наводнении, устойчиво работают под водой и при температуре до 300 %. В речевом формате могут управлять уборочным роботом. Для взрослых могут исполнять различные роли половых партнёров (настройка и само- настройка в совместном речевом формате)… Вот что нам и требуется… Задача следующая. Это заказ одного очень важного клиента. Он попросил, чтобы объект соответствовал самым последним разработкам. А самые последние у нас как раз готовятся к испытанию, а заказчик ждать не хочет. Готовых испытательных пар было две, одну я забрал. Контролёров на испытание Коэро ещё не подобрал, и я решил провести испытание сам, с вашей помощью.
Ноэфи: Оригинально. Управляющий директор в роли испытателя.  Хотя, я уже особо и не удивляюсь.
Коэто: Так это всё же не лётчик испытатель, риск минимален.
Ноэфи: Ну, не знаю. Я понимаю, конечно, что такими зубами член откусить трудно, но травму нанести можно. А если захочет очень крепко обнять, а силы у них немеряно… Честно говоря, я начала сомневаться, что идея совмещения работ так уж хороша…
Коэто: Но тогда робот охранник вообще неперспективен. У него-то при сбое возможности ещё более опасны… Короче, я забираю женщину и иду в спальню, а ты, Ноэфи, остаёшься с мужиком на кухне. Точини, ты наблюдаешь за нами со своего НП, и всё записываешь на видик – это лично для меня… для полноты анализа. А так же приходишь на помощь, если кого-то из нас начнут душить. Господа роботы, вы знаете где у вас находятся точки аварийного отключения?
Робо: Мне такая операция не известна.
Роби: Мне тоже не известна.
Коэто: Ну правильно, она вам не пригодится.
Ноэфи: Роботы, а мы для вас кто, как вы к нам будете обращаться?
Робо: К человеку- мужчине мы обращаемся – шэфо, а к женщине – шэфи.
Роби: Да, и для точного различия в произношении ударение должно падать на последнюю гласную. 
Точини: Если судить по речевым оборотам, то качество неплохое.
Коэто: Необязательно. Схемы разные по сложности… Ну что? Дорогая Роби, я прошу тебя следовать за мной.
Роби: Следовать значит наблюдать?
Коэто: Ну вот… Следовать, значит идти по следу, вслед за зовущим. Так понятно?
Роби: Да, я поняла, я должна идти за вами. Я готова.
Коэто: Идём. ((Уходят в спальню, Точини уходит к себе)).
Ноэфи: Ну что,Робо, я тебе нравлюсь?               
Робо: Вы прекрасны, и вы мне нравитесь.
Ноэфи: Роби, представь такую ситуацию – ты хочешь секс со мной, а я не хочу, и ты должен меня уговорить. Начинай.
Робо: Прекрасная шефи, вы так очаровательны и сексуальны, что у меня уже вибрируют колени, и я боюсь упасть. А вы в одиночестве смотритесь так печально, что я считаю своим долгом, сесть рядом с вами и начать вас ласкать. Я обещаю, что покажу вам самые последние способы секса, чтобы вы навсегда забыли про свою печаль. Вот, дайте вашу руку и потрогайте вот здесь. Вы чувствуете как здесь поднимается температура и напрягается член?
Ноэфи: А как вы думаете, от чего там поднимается температура?
Робо: Это… Наверное там включается конденсаторный резистор…
Ноэфи: ((улыбается, слышен икающие- приглушённый смех Точини)) Что-то я пока не хочу секса. Знаете что, Робо, сделайте-ка лучше мне кофе. Может я от него захочу.
Робо: Я плохо готовлю кофе. Его хорошо готовит Роби. Прикажете позвать её?
Ноэфи: Хм… Ну а что, испытывать, так испытывать… Позови Роби. ((Робо идёт в спальню, оттуда слышен диалог))
Робо: Я извиняюсь, что вмешиваюсь в ваш интим, но моя шэфи просит Роби приготовить ей кофе.
Коэто: Робо, уйди отсюда, ты нам мешаешь.
Робо: Кто из вас главный, чей приказ я должен исполнять?
Коэто: Главный из нас тот, кто громче крикнет. Пошёл отсюда!!!
Робо: Понял, я вам подчиняюсь. Куда я должен идти?
Коэто: Куда? К чертям собачьим!! Ноэфи, сучка, заберёшь ты его или нет?! ((слышен смех Точини))
Ноэфи: ((смеётся, проходит в спальню, Роби и Коэто сидят обнажённые)) Дорогой… Робо, пойдём со мной, я сама сделаю кофе.
Робо: Не могу, шэфо тебя главнее, и он отправил меня… Шэфо, где находится это «собачи чертям»?
Коэто: ((встаёт с кровати)) Робо, ложись на кровать, и займитесь с Роби красивым сексом. Ты умеешь делать красивый секс? Пойдём, Ноэфи, Первый акт испытания оказался неудачным. ((Идут на кухню)) А заказчик ждёт. Как бы не пришлось нам самим выступать в роли секс- роботов. Сделай-ка кофе. ((Ноэфи делает кофе, пьют)) Знаешь что, пойдём хоть со стороны посмотрим, как они делают красивый секс, может мы чего-то не умеем? ((Идут в спальню, роботы занимаются оральным сексом)) Мы вам не помешаем, если посмотрим на ваш красивый секс?
Робо: Нет, вы нам не помешаете, можете смотреть, можете делать вместе с нами.
Ноэфи: ((пьёт кофе, обращается к Коэто)) Ну что, не желаешь к ним присоединиться?
Коэто: Нет. Вы с Робом все желания похерили. ((надевает трусы))
Ноэфи: А я, пожалуй, попробую. ((Раздевается, берёт в руку член Робо, писей садится на рот Роби.)) Ну-ка, Роби, поцелуй мне писю красиво. Робо, что ты чувствуешь, когда я массирую твой член?
Робо: Чувствую красивый секс.
Ноэфи: Как ты хочешь ещё?
Робо: Я хочу так как хочется тебе.
Ноэфи: А как ты угадал мои желания?
Робо: Мы не должны угадывать, мы должны знать точно.
Ноэфи: Молодец. Робо хороший. Но твой секс мне не нравится.
Робо: Скажи, что тебе нравится. Скажи, как ты хочешь.
Ноэфи: Я хочу чтобы было больше души.
Робо: Душить – это плохо. Это крайняя форма плохого секса, и заниматься этим нам запрещено.
Ноэфи: А если я тебя попрошу.
Робо: О чём вы меня хотите попросить?
Ноэфи: Чтобы ты меня подушил… или совсем задушил.
Робо: Нет, нам это запрещено.
Ноэфи: А если я прикажу и буду очень громко кричать?
Робо: Что ты хочешь мне приказать.
Ноэфи: Робо! Я приказываю тебе чтобы ты меня задушил!!!
Робо: Я должен доложить о вашем приказе в полицию нравов.
Ноэфи: Ладно, не надо. Я не буду настаивать на плохом сексе. Можете продолжать делать как вам нравится. Сколько времени вы можете заниматься сексом?
Робо: Сколько вы прикажете.
Ноэфи: Если вы будете заниматься сексом десять часов, ваши писи не заболят?
Робо: Пока не известно, но если заболят их можно будет заменить.
Коэто: Ладно, ничего не надо. Сейчас сложитесь в свои коробки и отключитесь. Завтра за вами приедет заказчик. Цену придётся уменьшить, но вообщем-то для ширпотреба пойдёт. Кое-что подправить, и можно ставить на поток… Ноэфи, спускайся в машину, Монисо тебя отвезёт домой.
Ноэфи: А можно я ему отдамся? Он так на меня смотрел. А у подчинённого не должна накапливаться зависть к начальнику.
Коэто: Да, конечно. Сегодня ты вольна распоряжаться собой как хочешь.
((Ноэфи подходит к машине, стучит, чуть приопускается шторка, виден растерянный взгляд водителя, открывает, торопливо поправляет одежду, выключает видик с порно))
Монисо: Я вас так быстро не ждал.
Ноэфи: Маленько неудачно сегодня, можно я разложу кресло?
Монисо: Да, конечно. Куда едем?
Ноэфи: А ты сильно торопишься? Постой маленько, я помассирую ноги. Давно таких коробок не носила, аж коленка щёлкнула, и живот заболел. Наживёшь грыжу с такими женихами. ((Массирует колено, мышцы)) И стопа что-то побаливает… Как-то тесновато у тебя. А ты умеешь массаж делать? Вас же наверное учили на курсах.
Монисо: Конечно. У нас по медицине больше двухсот часов было.
Ноэфи: Ну-ка посмотри, что у меня со стопой, там в районе ахилеса, наверное сухожилие потянула.
Монисо: Сухожилия сильно тереть не желательно, я потихонечку разомну… Тоже опущу кресло. ((Опускает кресло, гладит стопу, переходит на икры)) Не очень жёсткие ладони? А то с тренировки пять часов назад.
Ноэфи: Как хорошо, сразу меньше болеть стало. Может и с коленочкой поработаешь.
Монисо: Да… как бы Вам удобнее ногу положить… Вот сюда сдвиньтесь немного… Да, так. Мышцы у вас сильные, а вены слабые, надо потренировать. И к тяжестям потихоньку привыкать, никогда не знаешь где придётся напрячься.
Ноэфи: Ты не стесняйся, разомни венку до самого паха, мои ноги привычны к мужским рукам, а твои даже больше нравятся, а то у всех какие-то мягкие… Погоди, я юбочку сниму… Вот здесь ещё живот посмотри – не грыжа случайно?
Монисо: Сейчас пощупаю… Есть маленько уплотнение, размять надо.
Ноэфи: Ваще хорошо, классно массаж делаешь. Поразминай весь живот… Трусики не мешают? А давай и их снимем… Да, и писю помни, таким рукам грех не позволить…
                (Конец девятой сцены, 15 мин)

                Сцена десятая
      ((По морю, примерно в трёх милях от берега, идут два военно- десантных катера на воздушных подушках. Скорость, для такого транспорта, небольшая, прогулочная. Проходят небольшой современный город на берегу, и сразу впереди открывается островок – древний кратер вулкана, с красивой лагуной внутри. Катера проходят по широкому, но мелкому проливчику в лагуну, и замирают, один недалеко от берега, а другой зависнув десантным баком над песком. Из щели под баком выкатывается восьмёрка военных, и разбившись парами убегают в глубь берега в четыре стороны. За ними, неуверенно пытаясь им подражать, выбираются пятеро гражданских, обоего пола, явно настроенных на хороший отдых, и следом три самоходных механизма непонятного предназначения. Проходит несколько минут, катер отходит от берега, на его место подходит другой, и картина повторяется. На берегу собрались одиннадцать человек гражданских и несколько механизмов, которые вскоре начали разворачиваться, приняв вид пляжных столиков, шезлонгов, плотиков, и одного гидроцикла))
Имена людей: Такорчино Толаро (наблюдатель, 70 лет), Баори Мулли (жена Толаро., 52 лет), Джакоэно Коэто (владелец фирмы «Умный робот», 62 года), Бихеко (отдел электронки, 31 год), Точини (консультант- сексопатолог, 22 года), Кориозо Посэно (настройщик, 32 года), Кириоми (жена Посэно, консультант- психолог, 28 лет), Кетлесо Делсо (инженер- настройщик, консультант, 33 года ), Мохиси Туки (косультант- психолог, 24 года), Соречи Фуоки (консультант социолог, 36 лет), Довохо (инструктор на местности, 20 лет).
Коэто: ((стоит на коленях, перебирая песок руками, из глаз капают слёзы)) Боже мой… Боже мой…
Туки: Коэто-до, что с вами, вам плохо?
Мулли: Ничего страшного. Он немножко сошёл с ума, но это пройдёт. Какая красота, почему мы не знали это место?
Толаро: Потому что в диких местах мы отдыхать не любим, здесь трудно обеспечить безопасность.
Посэно: Здесь  можно построить отель по высшему классу.
Мулли: Не дай бог, здесь именно дикость самое ценное.
Довохо: Местные это место не любят, здесь часто пропадают люди. А раньше оно было священным.
Коэто: Да, да, я помню. Мы часто заходили сюда в непогоду. Здесь было много крабов, но старики запрещали их исть.
Делсо: А почему здесь люди пропадают, кто-нибудь искал причину?
Довохо: Вроде искали, но не слышно было, чтобы нашли что-нибудь… В последний раз, в прошлом году, вообще трое потерялись, но скорее всего их унесло в море… Но лучше всё же не уединяться, держаться группой…
Делсо: Да, погибать, так всем вместе…
Толаро: С такой охраной как сегодня, погибнуть невозможно в принципе. Спутник наблюдает тепловой режим, под водой видео- набюдение и постоянный мониторинг радио-, химико-, био- изменений; акулы в лагуну войти не могут, опасных животных и насекомых не водится.
Бихеко: Согласно статистике, в таких случаях чаще всего виновато местное население – чтобы отпугнуть всяких пришлых.
Делсо: Да, живёт где-то в пещере такой дедушка и отстреливает отбившихся от коллектива. Довохо, пещеры здесь есть?
Довохо: Есть, много, но они маленькие, типа норок, чтобы непогоду переждать.
Делсо: Из маленькой сделать большую не так уж и трудно, даже с потайной дверью…
Фуоки: И сидит сейчас дедок где-нибудь на горке, с отравленными стрелами, и ведёт наблюдение за очередной жертвой… Интересно кого из нас он выберет?
Делсо: Согласно логике – или самую красивую женщину, или самого сильного мужчину – чтобы больше шуму наделать. Кто здесь самая красивая женщина?
Фуоки: Сейчас появится яблоко раздора.
Делсо: После чего женщины сами друг друга перебьют.
Фуоки: Вот, кстати, и одна из вероятных причин – в красивом месте все хотят быть самыми красивыми.
Бихеко: Значит, я могу быть спокоен, ни красотой, ни фигурой я не выделяюсь.
Фуоки: Коэто, а кто вам подал идею этого места. Ведь вашим противникам сейчас очень важно обезглавить фирму, а здесь вы собрали самых доверенных.
Коэто: Да собственно я идею и подал. Мы с Толаро подумали и решили, что лучше чем здесь безопасность мы нигде не обеспечим. Тем более такой группой. Они, правда лучше в воде работают, но справятся и на берегу. Кроме того мы здесь и отдохнём, поплаваем, позагораем. Времени у нас два- три дня, и надо в них уложиться и решить все основные проблемы скрытого производства на новом месте, где под руководством сеньоры Ба-Мулли уже установлена новейшая аппаратура, заканчивается монтаж двух конвейеров и собираются три опытных образца универсалов. 
Мулли: Да, главное не забывать, зачем мы сюда прибыли. Для хорошего отдыха мы могли бы выбрать хороший отель где-нибудь на Окейских песках. А начать нам придётся с создания теории востребованности вообще роботов, и секс-роботов, как частного случая. И мы НЕ надеемся, я думаю, что она будет очень научной, для начала нам надо сделать элемент наукообразия, потому что для глубоких разработок у нас просто нет времени.
Делсо: А завтрак? Я не могу продуктивно работать без плотного завтрака, а сам я готовить совсем не умею, а мы даже не взяли повара.
Точини: Мы много чего не взяли, даже еды…   
Делсо: Как так? А кто вообще организатор этого похода?
Коэто: Ну, я организатор. Но я подумал, что чем сильнее мы будем хотеть исть, тем быстрее найдём правильное решение, и тем быстрее доберёмся до ближайшего ресторана.
Фуоки: Это что, шутка такая?  Красивые шутки у наших организаторов… Может быть хотя бы кофе кто захватил?
Мулли: Коэто, чего ты людей пугаешь, их и так уже запугали до смерти. Не слушайте его – всё у нас есть. ((Подходит к столику, нажимает кнопку)) Одиннадцать кофе, пожалуйста. ((Внутри столика послышалось урчание, и вскоре на нём начали появляться стаканчики)) Это же сервировочный столик, очень удобная вещь как для походной, так и домашней жизни ((смотрит на часы)) А через тридцать пять минут у нас будет завтрак, его готовят на катере.
Делсо: Из армейских сухпайков?
Мулли: Вполне возможно. Придётся маленько потерпеть. Да и вообще – завтрак мы ещё не заработали. И так,  дискуссию откроет… Кстати, все наши выступления и замечания будут записываться и сразу же обрабатываться электронным редактором, с текстом можно ознакомиться вот на экране, но лучше быстренько прокручивайте в уме, времени мало…  Сначала общие проблемы нам очертит психолог Мохиси Туки.
Туки: Мы на этом острове не пробыли ещё и полчаса, а у нас уже остро встал вопрос обслуживания. Как оказалось, у нас не оказалось повара… Более того, никто, кроме прямых организаторов, даже не задумался не только о питании, но и о том, есть ли на острове пресная вода, без которой, как известно, нормального отдыха быть не может. Всё это говорит о том, насколько сильно мы привыкли быть зависимыми от обслуживающего персонала… Конечно больше это касается цивилизованных районов, но их становится всё больше… И понятно, поэтому, что сфера обслуживания будет нуждаться в роботах всё больше и больше… Робот в обслуге – это очень выгодно – только раз хорошо вложился, и избавил себя от десятков ежедневных проблем. Во-первых, робот употребляет самую выгодную пищу – электричество; во-вторых, лично от него производственных отходов в десятки раз меньше; в-третьих, он никогда… хотя нет, он иногда тоже болеет, но намного меньше человека, и намного быстрее и проще излечивается… Кстати, в планах нашей фирмы создание разветвленной сети больниц для роботов – да, именно так будут называться теперь сервисы по ремонту… и в… четвёртых… робот занимает минимум жилья… тоже, наверное, в сто раз меньше человека… тем более, что робот не устаёт, и может работать круглыми сутками, а значит, может совмещать больше обслуживающих профессий… и в планах нашей фирмы создание таких унивесалов, хотя они уже давно выпускаются, в чём вы уже наверняка не раз убеждались… но особо, в наше трудное время, встаёт вопрос расширения торговли секс- роботами… ((слышатся смешки)) Вы, конечно, можете смеяться, но есть данные статистики о том, что в среднем каждый человек в течение часа четыре раза задумывается о тех или иных сексуально половых вопросах. Это в сутки получается около ста раз.
Делсо: А ночью он тоже об этом думает?
Фуоки: А ночью он только об этом и думает, всю ночь… ((смех))
Туки: Ну хорошо, ночь… часов шесть… нет часа четыре мы выбросим, и получаем 80 раз в сутки… Ни о чём другом человек так часто не задумывается. А это значит… Что это значит? Что мы очень много из сферы обслуживания… не обслуживаем.
Посэно: Эту статистику надо уточнять. Сфера «сексо- половых вопросов» слишком велика, и мы не знаем какая часть из них может быть решена с помощью роботов.
Мулли: Вот эти части мы сегодня и должны обозначить.
Делсо: Но тут нужны исследования, статистика, да хотя бы простые опросы…
Мулли: У нас на это нет времени. Давайте мыслить на основе нашей практики, нашего опыта, как личного, так и наблюдаемого со стороны.
Посэно: Субъективного и объективного…
Мулли: Только давайте поменьше философии – простыми ясным словами… Давайте я предельно заужу вопрос – кому и для чего нужны роботы? В первую очередь – кто из вас… и для каких утех… хотел бы иметь секс- робота.
Делсо: Ага, щас, кто-то признается в своих тёмных мыслях.
Точини: А почему обязательно тёмных, ведь очень часто не могут удовлетвориться и самые простые светлые мысли. Допустим женщина устала на работе и ей ничего не хочется, а муж требует…
Делсо: Это на какой, интересно, работе можно так устать, что не смочь раздвинуть ноги?
Фуоки: Ну ты пошляк, Делсо…
Делсо: При чём здесь пошлость, я хочу конкретного знания, для дальнейшего размышления.
Фуоки: А роль эмоционально- моментального состояния женщины учитывать не надо? Физическая усталость в сексе редко когда имеет значение, чаще всего причины психологические. Да это и не только женщин касается, а и мужчин тоже.
Точини: Да, я набрала много фактов по сексопатологии, когда из-за совсем незначительного пустячка рушится семья. Причём подробное изучение их жизни показывает, что на самом деле они очень хорошо совместимы и в психологическом, и в половом плане… И да, иногда одному из партнёров требуется временная смена партнёра… и в этом случае секс робот вполне мог бы его заменить.
Довохо: А если робот не подойдёт по физическим параметрам?
Кориоми: Это-то, как раз, для робота совсем не проблема. Сейчас разрабатывается серия с дополнительными наборами, взаимо заменяемыми деталями и, даже, внутритканевых наполнений… почти как у человека, только размеры изменяются намного больше.
Точини: И есть ещё одна очень серьёзная проблема – проблема маньяков. Согласно статистике их количество постоянно увеличивается. Учёные постоянно исследуют этот вопрос, и большинство причин появления маниакальных психозов им известна – но устранение этих причин невозможно по ряду обстоятельств. И в этом случае индивидуальная настройка робота очень бы помогла.
Делсо: Она может быть им и поможет, но нам нет, так как общественность потребует обеспечить маньяков роботами бесплатно. ((смех)) 
Кориоми: ((Роется в сумочке)) Ну не так уж и бесплатно, это будет госзаказ… Средство от комаров никому не надо? ((кладёт на стол))
Бихеко: Госзаказ будет раза в три ниже рыночной стоимости, а это прямая дорога к банкротству.
Мулли: Давайте не будем бежать впереди паровоза. Общественность когда ещё проснётся… но, честно говоря, я не уверена что среди маньяков много таких кто будет способен купить нашего робота. Проблема маркетинга действительно имеется.
Точини: А если их не продавать, а сдавать во временную аренду? Правда в… кратковременную…
Делсо: А что, открыть спец комнату при каждом магазине, с быстрой регулировкой и настройкой… «Вы какую желаете – с короткими косичками и красными туфельками? Потерпите пять минут, пожалуйста» ((смех, послышался негромкий рокот, подъехал сервировочный стол, начал разворачиватьс))
Делсо: О, завтрак приехал, это мне уже больше нравится, чем секс роботы.
Фуоки: Посмотрим, что скажешь после завтрака.
Делсо: После завтрака я постараюсь найти для тебя много нежно- глупых слов, и надеюсь обойдёмся без этих железяк.
Фуоки: Ну, ну. Сомневаюсь, что в твоём арсенале их столько найдётся. ((Все рассаживаются за стол)).
Бихеко: Туки, а где у нас Туки? ((Все оглядываются, Туки нигде нет, туалетные комнаты стоят открыты. Все замирают, у некоторых на лице читается напряжение)). Она же пошла в туалет, я видел, может на катер ушла.
Делсо: ((Пробует котлету)) Какой-то вкус странный, и цвет белый… остаётся надеяться, что эти котлеты не из человечины… ((Все с ужасом смотрят на котлеты))
Мулли: Делсо, что ты выдумываешь. Разыгрывает нас эта Туки… роман на катере закрутила.
Делсо: А вы ешьте котлету-то, ешьте…
Мулли: ((Решительно подносит вилку к котлете, и вдруг рука замирает, не в силах опуститься. Растерянно оглядывается)) Толаро, может ты объяснишь что происходит? И зачем мы вообще здесь оказались!?
Толаро: ((оглядывается по сторонам, встаёт, обходит вокруг стола, заглядывает под стол, достаёт спутниковый телефон)) Командир, у нас проблема, девочка потерялась… Приметы? Среднего роста, волосы… Какие у неё волосы?
Делсо: Тёмные какие-то…
Толаро: В чём одета?
Кориоми: Юбочка в косую полоску… майка белая, с каким-то рисунком… куртка с короткими рукавами…
Голос из телефона: Хорошо, будем искать.
Толаро: Не искать, а чтобы через минуту здесь была! ((Проходит две минуты томительного ожидания, и из десантного окна выкатывается Туки, вскакивает, бежит к народу. Все нервно смеются. Мулли бросает вилку, выходит из-за стола, нервно плачет, Толаро её успокаивает)).
Туки: А что случилось? Сеньора Мулли…
Мулли: ((утирая слёзы)) Туки, бласта, я убью тебя…  ((Туки непонимающе оглядывается)).
Бихеко: Ты сучка драная, ты всем обед испортила.
Туки: Но ты, полегче… Я что, кому-то, что-то обещала?
Делсо: Туки, не обращай на нас внимания, ты хорошая девочка, но где-нибудь в солнечной аравии, тебя уже забили бы камнями… А может и не только в аравии…
Фуоки: Кстати вместе с тобой, Делсо… и в тебя я в первого бы бросила самый тяжёлый камень.
Делсо: А я при чём, я просто, как бездушный комп, выдавал варианты.
Фуоки: Именно бездушный.
Делсо: ((ест котлету)) Не согласен. А представьте, что вариант оказался бы тем, что озвучил я, и сейчас вы бы выворачивали свои кишки и прикидывали – кто будет следующим… Из чего же всё-таки котлеты?
Туки: Из тунца, но сделано под баранину.
Делсо: Хм, никогда бы не подумал, что тунец в котлете такой вкусный, а баранину… странно, никогда не ел баранины.
Коэто: Ладно, успокойтесь. Это я виноват – всегда надо придерживаться традиционных вариантов жизни, а я потащил вас в неизвестность… Но вообщем-то и вы все тоже виноваты – вы сразу предположили самое страшное, не обсудив самое вероятное. Вывод – на стыке мужской и женской логики задачи не решаются. Значит, нам придётся разбиться на две группы по половому признаку.
Туки: Всё-таки объяснит мне кто-нибудь, что здесь произошло?
Фуоки: Сейчас тебе никто ничего объяснять не будет. Лично мне хочется просто молча полежать на песочке… И, я так понимаю, что обедать никто не хочет?
Туки: Почему никто не хочет обедать?
Фуоки: Делсо сказал, что котлета пахнет твоей мочой, будто бы он хорошо знает твои запахи…
Туки: Делсо! Подлец! Да как ты… (хватает тарелку с котлетой и бьёт о голову Долсо)
Фуоки: Хотя, может это и не он сказал… (Туки растерянно оглядываются, общий ржачь. Некоторые начинают исть, другие обходятся кофе).
Коэто: Кто пообедал, расходимся на две группы. С левой стороны стола мужчины, с правой – женщины. И поменьше глупостей. А тебе, Делсо, лучше вообще молчать, а то домой приедешь без языка.
Мулли: Джа-Коэто, у нас и так мало людей, чего их ещё делить, пусть бьются в одной куче.
Коэто: Хорошо. Тогда я сначала выскажу свои мысли. Мне уже шестьдесят два года, и своих тёмных желаний я уже не боюсь… Большинство нормальных стариков, а ненормальных тем более, хотят иметь молодого партнёра, причём часто независимо от пола ((у-у-у, смешки)) и это не является психическим заболеванием или маниакальным отклонением. Причины этого нам вскроет Точини, а пока вы должны признать это, как факт. Но если мы начнём делать роботов, допустим, моложе восемнадцати- шестнадцати лет, то нас могут обвинить в попытке создания новой культуры, допускающей секс с несовершенно- летними… Кроме того, психологи предполагают, что подобная слабина в моральных ограничениях, сыграет роль разрешительного фактора, и старики будут хотеть партнёров всё моложе и моложе. Поэтому я предлагаю ограничить молодой возраст восемнадцатью годами, и только для тех стран и культур, где возраст совершеннолетия ниже, изготовлять подобных, но строго по заказу… Хотя вообщем-то у них этого товара пожалуй хватает и живого, тем более что некоторые религии секс с роботами запрещают. Но здесь потребуется изучение рынка… Второй фактор этого вопроса – вероятность выступлений против нас профессиональных жриц любви, тем более что всё больше стран переводят их в официальный статус, с уплатой налогов и созданием профсоюзов. И какой-нибудь козырь в рукаве нам бы здесь не помешал… И третий вопрос – наше отношение к семье. Стоит ли нам занимать в нём какую-то чёткую позицию, или всё пустить на самотёк, предоставляя семьям свободу выбора. Ну вот, пока у меня всё.
Туки: А есть ли какая-то основная причина, по которой люди создают семью? Ведь в современном мире вопрос охоты на мамонтов уже не актуален, и женщина вполне может обходиться без мужа, а он без неё тем более.
Коэто: Да, над этим, пожалуй, все задумываются. Лично я молодым думал, что ради секса, позже решил, что ради рождения детей, а теперь думаю, что люди женятся и выходят замуж только для того, чтобы развестись.
Туки: Это-то понятно. Статистика вещь суровая. Но меня интересует причина… даже первопричина, если смотреть с точки зрения природы.
Коэто: А я и имел в виду причину – ты просто не додумала. Но лучше это объяснят Посэно или Кириоми, я однажды слышал их спор на эту тему.
Кириоми: Давайте я попробую… Всё, видимо, довольно просто. Все живые существа запрограм- мированы на максимальное рождение детей, но человеческая самка вынуждена их кормить грудью чуть ли не до трёх лет, и всё это время она не может спариваться и беременеть вновь. А самец просто обязан по природе оплодотворять других самок, и для него рождение здорового ребёнка – это реклама его возможностей, так как самки тоже имеют право на выбор. Поэтому, и мужчины, и женщины, пребывая в семье, стараются как можно успешнее себя разрекламировать, чтобы поскорее найти другого партнёра.
Бихеко: Оригинально. Так значит, все эти светские рауты, встречи, приёмы, театры, выставки имеют одну конечную цель – развод?
Кириоми: Или измену. Люди часто привыкают друг к другу, точнее к тем удобствам, которые им даёт семейная жизнь. А привычка, это второе счастье. Поэтому они вырабатывают особую стратегию – делают вид, что не замечают измен партнёра.
Бихеко: Если эта теория уйдёт в народ, то все семьи разрушатся.
Кириоми: Думаю всё останется по-прежнему. Разве что количество полигамных увеличится. Семья делает жизнь более удобной и, даже, безопасной, и люди будут разрываться между стремлением к удобствам и желанием новых сексуальных ощущений, но менять что-то всерьёз не многие отважатся.
Делсо: Не раскрыта тема «новых сексуальных ощущений». Почему важно именно новое, почему не может удовлетворить старое, привычное?
Кириоми: Тут организм тоже разрывается в противоречии. С одной стороны эволюция требует именно нового партнёра, с новым генотипом. А с другой – все привычные действия вызывают положительные эмоции, которые одновременно и успокаивают, и пробуждают в организме дополнительные ресурсы… Животным проще, более простая жизнь слабо развивает элементы привыкания и эмоции развиваются слабее. А у нас сплошные трагедии.
Делсо: Ну допустим купил я девочку робота, и через месяц она мне надоела. Что мне новую покупать?
Фуоки: Обменяешься с соседом, а может в магазинах их можно будет менять с небольшой доплатой.
Делсо: Обменяться и жёнами можно… А пароли на включение будут предусмотрены? А то сосед дешёвую купит, и будет к моей роботессе бегать.
Коэто: Пароль не поможет, мы же планируем их делать универсалами, чтобы и другую работу по дому делали, а значит надо её оставлять включенной. Разве что прогу желаний запоролить.
Точини: А что у них реально будут желания?
Коэто: Нет, просто прога будет так называться.
Точини: Есть ещё одна щекотливая тема – секс между родственниками. Так-то эволюция старается это контролировать, но в ней есть такой механизм как приспособляемость, и он многие стереотипы крушит как семечки. А когда живёшь в одной квартире и со стороны никто не видит, то такие связи случаются часто. Особенно упрощённо это было, говорят, в старые времена, когда над хромосомами не заморачивались, и рожали всех кого зачали, а в наше время проще… но и сложнее…         
Делсо: Эволюция не ошибается – чем больше гибнет молодых, тем больше выживает взрослых.
Кириоми: Я бы с этим поспорила, но не сейчас. 
Фуоки: Обычно, в приличном обществе, эти темы стараются не поднимать, а иногда и создают официальные ограничения. Поэтому я бы тоже её не стала развивать, по крайней мере до тех пор, пока в нашей политике не исчезнут все фанатики. А то очень легко скатиться до судилищь над «ведьмами», по какой-нибудь надуманной нравственной причине.
Делсо: Нравственность понятие не эволюционное.
Кириоми: Ну, это как посмотреть.
Точини: Нам, в нашей практике, с этим часто приходится сталкиваться, но часто уже после того, как сформировались привычки, и переделывать их очень трудно.
Фуоки: Ничего не поделаешь, люди сами должны задумываться над своей жизнью, Хотя умеют это не многие. А пытаться что-то пропогандировать… Благими намерениями дорога в ад вымощена. Людям нельзя что-то советовать, потому что любой совет перенесённый в новые условия – пустышка. Главным обычно оказывается не сама чистая рекомендация, а те десятки и сотни мелочей, которые её окружают. И потому, моё мнение, надо просто делать много разных роботов, или делать их максимально универсальными, чтобы люди сами могли подобрать себе нужного, или видоизменить универсала под свои потребности.
Бихеко: Интересно, как в древних семьях жили.
Фуоки: Тогда семей, как таковых, не было. Был род. Ребёнок рос с матерью пока кормился грудью, а потом постепенно переходил под опёку бабушек и дедушек. Семья определялась только наличием детей, но отцы имели несколько жён (несколько семей). Дети, вступив в половую зрелость, проходили обряд инициации, который своими экстремальными упражнениями выявлял способности и, одновременно, отодвигал начало половой жизни. Первый секс обычно был с пожилым партнёром, иногда даже старым, бывало и близкими родственниками. А так как род был заинтересован в здоровом потомстве, то вся ответственность ложилась на род, без внешних нравственных законов. А понятие семьи наступало только при рождении ребёнка.  Родился ребёнок это уже семья… Между прочим, предполагается, что первый секс с пожилыми делает семьи крепче. Измен у них фактически не бывает, да и потребность в сексе у них была ниже чем сейчас. Сейчас это не потребность, а просто «от любопытства и безделья». А потом начинаются проблемы с либидо.
Делсо: Эволюцию критиковать бессмысленно, дайте ей время и она всё отрегулирует.
Бихеко: А временем распоряжается космос. Упал на Землю астероид – и капец всей эволюции.
Мулли: Давайте не будем трогать Вселенские проблемы. Уж их-то нам точно не решить, если мы в своих семьях разобраться не можем.

                (Конец десятой сцены, 28 мин.)

                Сцена одиннадцатая
((Двое военных – Шозоко и Вамхар, 24 и 22 года – в бронекостюмах и фильтр- масках, сидят в метровом углублении в песчаной почве, на расстоянии двух метров друг от друга. Примерно в метре над их головами висит маскировочная сетка, по краям опускаясь вниз, не доходя 30 см до песка. Перед ними лежат автоматы, на груди два ножа и пистолет для ближнего боя. В масках «перусты», через которые они переговариваются.))
Шозоко: А бабёнки ничего так были, нам бы сюда парочку. Особенно эту молодку, которую старшой охмурял.
Вамхар: Да я бы ни от какой не отказался. А если с распечатанной попкой, то ваще в кайф. Там три-то точно такие были. А в писюн я больше одного раза не смогу кончить, да и то если перерыв был недели две.
Шозоко: Спец по попкам? Чёрт, как надоел мне этот намордник ((снимает маску)).
Вамхар: Ну, не по всем… Я с двенадцати лет со старшей сестрёнкой жил. Она на три года меня старше. ((Тоже снимает маску.)) Первые несколько месяцев петтингом занимались, а потом я начал просить в писю, а она только в попу давала.
Шозоко: Ух ты, у меня даже зашевелился, ну-ка расскажи подробней. Как в первый раз было?
Вамхар: В первый раз я под душем мылся, а ей тоже подмыться приспичило. Я у неё письку увидел, и у меня начал напрягаться. Она заметила и попросила потрогать. А мне что жалко. Она трогала, трогала, потом к писе приложила и начала тереть, она закончила, а я уж потом… Ты что, там, писю тянешь?
Шозоко: Погоди, не смотри, счас закончу, я уж три недели ни с кем не размачивал… Ну вот… А я в девках года два мастурбировал, пока родаки не догадались куклу купить. Так и вырос на резиновой женщине. В восемнадцать лет только первый раз живую попробовал…  А вас родаки, что так ни разу и не спалили?
Вамхар: Как они спалят, если и мы их видели годом да родом. Батя в море по полгода, а мать врач, тоже могла сутки- двое из больницы не вылазить.
Шозоко: Доверяла вам, а вы доверия не оправдали. Да и тоже, наверно, дяденька был – какая же по полгода папку ждать будет.
Вамхар: Ну это их проблемы, до сих пор вместе живут, хотя батя уже на берегу работает.
Шозоко: Как вас угораздило, у вас же всего один портовый город.
Вамхар: Судьба, куда от неё. И меня по полной накрыла, теперь с бабами проблема.
Шозоко: Да, в попки не все дают?
Вамхар: Да у меня ещё крупноватый вырос, попку под него долго готовить надо… Есть сейчас одна, как раз в размер, её мужик даже разрешил нам встречаться, но только раз в месяц. Она у нас служит, а он при штабе.
Шозоко: Это не с ней ты на лекциях каждый раз садишься, Кокити, кажется? Не лектор мужик-то, как раз раз в месяц приезжает.
Вамхар: Ты только не болтай, а то откажет где я потом найду такую.
Шозоко: Да по объявкам хоть какую найти можно.
Вамхар: Два раза давал объявки, но все за деньги хотят отдаться, и бабы и парни. А у меня и сейчас в кармане не густо, а тогда ваще голяк был.
Шозоко: А парней пробовал?
Вамхар: Пробовал, два раза, но у меня на них как-то не очень, привык к сестрёнке, у нас с ней любовь была.  Мы с ней даже всерьёз обсуждали возможность постоянно жить вместе. А потом она взяла да и замуж выскочила. А я так её уговаривал, чтоб не выходила за него, да куда там, детей говорит хочу.
Шозоко: Ну правильно, баба без детей что за баба…
Вамхар: Чёрт, устал уже сидеть, а ещё восемь часов впереди.
Шозоко: Терпи, где-то по трое суток сидят. Вдруг правда возьмут на чёрный конти, там деньги не за так дают.
Вамхар: Хоть чёреньких потрахаем, надо только больше презеров брать с собой.  Хотя там, говорят, что захочешь всё привезут, только плати.
Шозоко: Ну, тебе-то, на твой вкус, трудно будет подобрать, весь заработок отдавать будешь. Резиновую надо будет брать… А кстати, почему ты резиновой не пользуешься. У меня всегда в рюкзаке лежит, на крайняк.
Вамхар: Слабенькие они, а я к тугой привык. Кокити мышцами умеет хорошо работать, играет как на клавишах, я после неё как выжатый лимон.
Шозоко: А ты лектора-то точно внимательно слушаешь? Он рассказывал как резинку тугой сделать.
Вамхар: Когда его слушать, если она всю лекцию член в руках держит.
Шозоко: Ну ты дурень, он, похоже, эти лекции-то для тебя и читает, а ты не слушаешь.
Вамхар: Да ладно, с чего вдруг ему обо мне заботиться… Задрали эти биопакеты, даже поссать спокойно нельзя. В прошлом году прямо в штанах порвался.
Шозоко: Это тебя как салагу на вшивость проверяли… Вон кустки-то рядом сползай, можешь там и расслабишься, держи крем ((кидает тюбик с кремом)) может получится.
Вамхар: ((ловит тюбик)) Едва ли получится, но попробовать можно. ((уползает, минут через пять оттуда слышен крик и пистолетная стрельба))
Шозоко: ((растерянно, хватает автомат)) Вамхар, чего там! (( тишина, стреляет очередью чуть выше, но песок под ногами начинает проваливаться, кто-то цепляется за ноги и тянет вниз, он стреляет туда, инстинктивно успевает схватить  и надеть маску, проваливается в песок, стреляет, но автомат заклинивает, бросает автомат, выхватывает два ножа и резкими ударами рубит лапы и клешни, пробивается к Вамхару, тот свернулся калачиком, уткнув лицо в ноги.)) Вамхар, вставай, я прикрою… руби их ножами… пойдём, надо твою маску найти. ((Но их ноги проваливаются, крабы пытаются их закопать в песок))
                (Конец одиннадцатой сцены, 5 мин.)
               
                Сцена двенадцатая
                Кириоми: То есть соблюдать методику – перепроизводства, разнообразия и…
((Вдруг под холмом, куда убежали военные, послышались крики и выстрелы. Все вскочили на ноги, одни смотрят в ту сторону, другие беспорядочно суетятся. С катеров взлетели дроны и помчались туда. Катера двинулись к берегу.))
Коэто: Всем внимание. У нас есть два четырёх- местных плотика, и четыре двуместных шезлонга. Они имеют броневую защиту, закрываются автоматически и герметично, и могут двигаться. При любой опасности падайте на них, и они закроются сами, только ложитесь плотнее и быстрее. Броня надёжна и выдержит даже автоматные… ((Договорить он не успел, вокруг из песка выскакивают крупные крабы и бросаются на людей. Все кинулись в россыпную, забыв о том что говорил Коэто. С катеров спрыгнули ещё четверо военных и начали стрелять по крабам, но они были слишком подвижные и их было много. Точини выхватила из под шорт два пистолета и начала стрелять.))
Коэто: Такорчины, быстро на плотик! Точини, помоги! ((Коэто и Точини буквально бросают на плотик Та-Толаро и Ба-Мулли. Точини делает подсечку Коэто и тоже кидает его на плотик. Плотик закрывается. Точини снова стреляет по крабам, перезаряжает, стреляет, но кончаются патроны. Делсо и Довохо тоже вступили в схватку, но силы неравны. Прибежали солдаты и начали почти в упор расстреливать хищников. Делсо вскакивает на водный мотоцикл и пытается ём давить крабов, но на него заскакивают сразу два краба. Посэно с Кириоми упали на плотик, больше никто не успел, и он закрылся. Оба плотика уезжают на катер. На один шезлонг упали Фуоки и Туки, но перед его закрытием туда успел запрыгнуть краб. Шезлонг закрылся и видно было что там происходит борьба.))
Довохо: Бихеко, как его открыть? Спаси их, они погибнут.
Бихеко: Это конец… снаружи они не открываются…
                (Конец двенадцатой сцены, 2 мин)
                (Конец второго фильма, 67 мин.)

                Фильм третий
                СЕКС  В  ПОДАРОК
                Сцена тринадцатая
((Катера выходят на берег, один идёт к постам, другой к людям))
Бихеко: ((подбегает к одному военному, просит помочь)) Там люди, двое, но с ними краб. Стреляй по броне в одну точку… Надо его открыть, снаружи он не открывается.
Военный: Внутри пули будут рикошетить.
Бихеко: Нет, броня односторонняя, изнутри можно ножом разрезать… Вот в это место стреляй. ((Военный стреляет в указанную точку, броня расползается. Видно краба, военный стреляет в него. Снаружи снова нападают крабы. Делсо упал и его облепили крабы. Довохо видит на столе баллончик от комаров, хватает, брызгает вокруг разбитого шезлонга с ранеными, крабы отступают, но нападают на других. Катера выходят на берег, и один идёт в сторону холмов, с другого начинает бить огнемёт. Крабы прячутся в песок, но вдали бой продолжается. В некоторых местах крабы ещё выскакивают из песка, прямо из под ног людей, видимо чувствуют их по запаху.  Довохо обрызгивает вокруг песок. У Точини кончились патроны, и она перевязывает раны у Фуоки и Туки. Некоторые раны тяжёлые. Все взбираются в катер. Последними поднялись Делсо и Довохо, оба изрядно порезанные и покусанные. Посэно надевает военный бронекостюм, спускается с катера, загоняет оставшиуюся технику. Мулли перевязывает раненых. Коэто и Толаро наблюдают за боем вместе с командиром через камеры. К ним подходит Мулли.))
Толаро: Мулли, перевяжи-ка и мне ногу, успели зацепили. ((Мулли перевязывает)) Ничего себе экскурсия. А я думал классная охрана… Командир, у тебя все живы?
Командир: Двоих найти не могут, двое раненых. Сейчас прилетит вертолёт, заберёт всех раненых, и идут два катера – спецразведки и прокурорский.
Толаро: А как же ваших поранили, ты же говорил броня надёжна?
Командир: У вас, вон, тоже броня надёжна. И мы, и вы нарушили инструкции по ТБ. Вы перед высадкой должны были изучить правила пользования механизмами, а наши видимо сняли маски. Хорошо хоть успели пострелять, перед тем как их закопали эти бестии. Но есть ещё надежда, что маски были на них.
Толаро: А этот вояж у тебя хоть официальный?
Командир: Конечно. Учебный выход по охране группы гражданских. Но всё равно понижение в звании, как минимум. Нарушение инструкции подчинённым – наполовину вина командира. Ты поговори со своими, чтобы про девочку не упоминали.
Толаро: Бесполезно, спецы расколят, они любят такие моменты. Вы внутри выкручивайтесь, лучше говорите, что она помогала на кухне. Мулли, позови сюда Туки, пожалуйста.
Мулли: Она не сможет, у неё одна нога вся изодрана, кровь остановить не могут.
Толаро: Тогда шепни ей на ушко, что на катере она помогала обед готовить, следила за качеством. Только поскорее, вон уже вертолёт садится.
Мулли: Беда с вами, мужиками. Пойду, пошепчусь.
                (конец тринадцатой сцены, 3 мин)

                Сцена четырнадцатая
((Полигон – загородный двухэтажный дом, с небольшим участком (сад, крытая стоянка на две машины,  летний бассейн, детская площадка). На первом этаже дома кухня- столовая, душ, туалет, гостиная, гостевая спальня. На втором этаже душ, туалет, детская, две спальни. Жильцы (ролевые исполнители) – семья профессиональных тестировщиков, мужа Кориозо Посэно, жены Кириоми и их детей – девятилетней дочери Лири и шестилетнего  сына Виго. Во всех помещениях, кроме туалетов и душа, стоят видеокамеры, через которые за домом и жильцами ведётся наблюдение из дома, расположенного на соседнем участке. Дети о камерах предупреждены. Посэно и Кириоми временно могут отключить любую камеру.
В соседнем доме живут трое наблюдателей, которые могут просматривать изображения как в записи, так и в реальном времени: Кетлесо Делсо, настройщик испытатель, 33 года; Мохиси Туки, консультант психолог, 24 года; Соречи Фуоки, консультант социолог, 36 лет. Иногда приезжают Баори Мулли, Джакоэно Коэто и Точини.
В первом доме поздний воскресный завтрак, все в столовой. Звонит телефон у Посэно))
Посэно: Слушаю… Добрый день… Хорошо, заносите. Виго, беги, встреть, пусть занесут в гостиную. ((Виго бежит, встречает))
Виго: Вот сюда, в гостиную.
Посэно: ((приходит, расписывается в документах)) Спасибо.
Кириоми: ((к Виго)) Спокойно, не спеши. Вон, на коробке шнурочек, потяни его.
Виго: ((тянет шнурочки, коробки раскладываются, в них плотно уложенные две фигуры роботов, в спортивной одежде)) А где они включаются?
Кириоми: Инструкцию читать будем?
Посэно: Я там каждую запятую помню. Надо сначала придумать им имена.
Виго: Я уже придумал – Робо и Робоси.
Лири: Ну нет, надо какие-то красивые, во – Робинзоно.
Виго: И Робинзони.
Посэно: Надо чтобы они отличались от наших обычных имён, чтобы на другие буквы оканчивались.
Виго: Робинзон и Робинзонка.
Кириоми: И чтобы отличались от всяких робо.
Посэно: Значит, надо из какого-то мёртвого языка. Из латыни, например.
Кириоми: Ты знаешь латынь?
Посэно: У меня же родители врачи… Нон пин гранд сигнореа, че ла сигнореа ди со стессо.
Кириоми: Звучит красиво, Сигнор и Стесса подошли бы – и что значит?
Посэно: Нет большей власти, чем власть над собой. Сигнор – власть, властный, наверное из него произошло сеньор, а Стессо – сам, себя, собой. Сама собой, самостоятельная значит. 
Кириоми: Что, дети, годятся имена?
Лири: Нормальные, включайте.
Посэно: Так, сначала чуток техники безопасности. Дети, вас касается. Как только вы чувствуете исходящую от них опасность, любую, так сразу как можно громче кричите: а-а-а-а!!! Если после этого робот не отключился, надо два раза ударить в центр груди, в то место, где у человека солнечное сплетение, или со спины, между лопатками. Запомнили? Ну-ка крикните громко. ((дети кричат, но слабо)) Слабо, что вы напугать их боитесь? Ваша задача именно их напугать криком. ((кричат громко)) Во, само то. Только голос не сорвите. Так же есть команда «спать!», произнесённая вместе с именем, например: «Сигнор, спать!», потом по необходимости: «Сигнор, проснись!»… Да, ещё… К ним слово робот мы применять не должны, роботы только те механизмы, которые фигурой не похожи на человека. Для них общее наше название – люди (с латинского – поющее- пляшущие, т.е. играющие, в смысле эмоциональные), а их общее название – дюлы – обратное от люди. Можно к роботу мужчине обратиться как дюло, а к женщине – дюли. Ну теперь, наверное можно включать… В первый раз, а так же после жёсткого выключения, они включаются со спины, сразу ниже черепа, где у нас расположен атлант, у них он выступает и хорошо виден. Легко надавливаем до щелчка. Вот, всё. Сейчас они минут пять будут загружаться, потом начнём знакомиться… Пойдёмьте доедим завтрак, посмотрим с чего они начнут ознакомление. ((Уходят. Роботы просыпаются, осматриваются сначала глазами, потом с помощью выдвижной камеры. Семья сидят на кухне наблюдают за роботами на экране. Роботы садятся, потом встают, внимательно смотрят друг на друга))
Робот-ж: Ты дюло? Как твой им?
Робот-м: Мой им нет меня. Имуа дать люди наше делание.
Робот-ж: Я ты нет понимать. Где люди?
Робот-м: Мы быть учиться понимать пройти время.
Робот-ж: Где люди. Надо искать люди. Они быть зайти беда.
Робот- м: Ты оставаться здесь. Я идти искать. Ты слушать наш говорить. ((Выходит в коридор))
Посэно: ((Сидят за столом)) Выключи видео. ((Входит Сигнор)) О, дюло Сигнор проснулся. Добрый день. Мы тебе дали имя Сигнор, а твоей подружке – Стесса.
Сигнор: Добрый день. Я и она проснуться и делать работать.
Посэно: Пойдём к твоей подружке. ((Все идут в гостиную)) Добрый день, Стесса. Стесса – это твоё имя.
Стесса: Добрый день, леди... и люди.  Вы есть люди, и мы вы слушать, и выполнять работы.
Посэно: Кириоми, у тебя есть для них какая-нибудь работа?
Кириоми: Даже не знаю. Пусть походят по дому… Сигнор и Стесса, походите по дому, ознакомьтесь с расположением всех комнат. Если где-то увидите беспорядок, сообщите нам, и мы решим что делать. Шагайте, ищите сами, что можно сделать. ((Роботы совещаются, но не могут прийти к единому мнению))
Сигнор: Уважаемые люди, мы нет знать кто из мы главный…  кто надо быть слушать… подчиняться.
Кириоми: Сейчас вы оба равны, никто не главный. Главенство Сигнора возникает только в момент опасности, и тогда Стесса беспрекословно ему подчиняется – но если только нет рядом нас. ((Дюлы смотрят друг на друга, пытаясь усвоить услышанное, потом уходят)) Киндеры, можете их сопровождать, сильно не донимайте, но можно общаться – так они быстрее научаться строить фразы. Им, видимо, ещё многому придётся учиться.
Посэно: Не рано ты их начала напрягать психологически? Может быть сначала загрузить какими-нибудь практическими делами.
Кириоми: Хочу проверить, насколько к ним применим термин психология. Как они поведут себя в конфликтной социалке. По идее в ступор они входить не должны, а должны выбирать приоритеты и последовательно их решать. Но, посмотрим.
Посэно: Тогда давай ещё между собой создадим конфликт. Допустим, я буду по характеру педант, и буду требовать чтобы всё лежало на своих местах, и во всём был порядок. А ты, на порядок внимания не обращай, и на всё смотри пофигистски. Ты занимаешься детьми – учёба, спорт; а я хоть спокойно в компе посижу – есть идея по новому коленному сочленению, не знаю что получится.
Кириоми: Ой , хорошо. Я хоть дочитаю «Техническую психологию». А что, обедом их озадачим или закажем.
Посэно: Пусть пробуют, может не отравят.  У тебя на кухне ядов нет никаких?
Кириоми: Ядом любая приправа может быть – всё зависит от дозы. Но ничего не поделаешь, придётся рисковать. Посмотрим кого мы сотворили. Ну-ка как они отреагируют на селекторную связь. ((Диктует)) Стесса, Кириоми просит тебя через пятнадцать минут спуститься вниз, найти кухню и приготовить обед.
Посэно: Она сейчас перегреется от такой длинной фразы.
Кириоми: Ничего. Сейчас посмотрим попросит ли она помощь или будет пытаться сама сделать.
Стесса: Какой блюдо надо быть готовить сколько.
Кириоми: Свари пельмени на нас четверых, но чтобы бульончику побольше.
Стесса: Я понимать, через двенадцать минут идти искать кухня.
Кириоми: Ну что, для начала годится, я пошла в спальню, оттуда за ней присмотрю.
                (Конец четырнадцатой сцены, 9 мин.)

                Сцена пятнадцатая
((На полигон к наблюдателям приехали Ба-Мулли, Джа-Коэто и Точини))
Коэто: Ну что, какие результаты?
Делсо: Какие могут быть результаты – недели ещё не прошло.
Мулли: Время не ждёт, нам надо конвейер включать. Надо показать, что мы этим занимались ещё до проблем у «Умного робота».
Делсо: А как ваша фирма будет называться?
Мулли: Название громкое – «Шаг в будущее» - надо оправдывать.
Делсо: У меня, тут, мыслишка появилась. Чтобы их разными языками не перегружать, загрузить им латинский, как основу. У нас же основными потребителями будут Европа и Америка, а там процентов у девяноста латинская основа. А потом постепенно освоят местный.
Мулли: Подумаем. Посоветуюсь с лингвистом… 
Фуоки: Так-то ничего особо негативного не замечено, но это на фоне ускоренного режима. При замедленном же обучении этот период может работать как антиреклама.
Мулли: А как качество работ?
Фуоки: Вроде укладываются в норму. В общении тоже, и с детьми, и с взрослыми придерживаются усреднённой проги, без крайностей.
Мулли: Главное чтобы к детям сами не лезли, на это родители особо будут обращать внимание. Все воспитательные функции лежат только на родителях.
Фуоки: Но одна серьёзная проблема нарисовывается… даже две. Во-первых, наши подопытные кролики в сексуальном плане к роботам равнодушны; а во-вторых, Кириоми говорит, что присутствие в доме детей, делает это вообще невозможным – велик риск того, что дети догадаются, и это может нарушить психологический климат.
Джа-Коэто: Она же говорила, что дети психологически подготовлены.
Фуоки; Она явно переоценила свои возможности, и сейчас вдруг запаниковала.
Точини: Да уж. Пожалуй в полной семье применение секс- роботов будет сильно ограничено. Не все семьи смогут… и захотят вникать в психологию.
Джа- Коэто: А скандалы нам совсем не нужны. Это получается, что роботов мы делаем для проблемных семей, а тестировать пытаемся в нормальной. Сворачиваемся. Надо искать проблемную семью.
Делсо: Но там не будет таких спецов.
Джа-Коэто: И не надо. Достаточно вас, наблюдателей. А может быть и вы не нужны. Сеньора Мулли, пока роботов заберите, будем искать проблемную семью. Скорее всего придётся искать среди ваших работников, нашим пока открываться нельзя, и по объявкам нельзя… Или есть другое мнение?
Фуоки: Давайте вызовем сюда испытателей. Может быть у них есть особое мнение. Да и детей надо подготовить, они к роботам вроде уже привыкать начали.
Мулли: Что-то мы суетиться начали. Мне кажется этих роботов надо оставить в этой семье. У нас же по программе секс идёт как второстепенное направление, так и пусть работают. А в проблемную семью других отправим, у нас уже пятый робот готов к испытаниям. А пара семей у меня кажется уже есть на примете, сегодня же поговорю с ними.
                (Конец пятнадцатой сцены)

                Сцена шестнадцатая
((Толаро и Мулли ужинают у себя в столовой. На кухне Пити и её мать. Около стола стоит сервировочный робот))
Толаро: Ты чем-то расстроена?
Мулли: Кажется я тоже начинаю стареть.
Толаро: Фаческо уже смотрит не так как раньше?
Мулли: Фаческо? Нет… Не знаю как он смотрит… Но скоро, наверное во мне разочаруется… Да и ты тоже.
Толаро: Кажется я догадываюсь – ты не понравилась себе в зеркале, и начала додумывать страхи.
Мулли: Нет. На этот раз всё серьёзнее. Кажется я эти двенадцать миллионов выбросила на ветер.
Толаро: Фу-у. А я уж думал что-то серьёзное. Если бы это было признаком старости, то я уже давно древний старик.
Мулли: Не помню ничего такого. У тебя такие потери почему-то всегда окупаются.
Толаро: Потому что я не тратил время на переживания, а искал ошибку и находил её.
Мулли: Да, уж этого у тебя не отнимешь. Около тебя все ветры с деньгами почему-то дуют в твою сторону, а ветра с мусором в обратную.
Толаро: Пусть себе дуют куда хотят. Расскажи лучше в чём проблема.
Мулли: Мы ошибались в самой важной части, в предположении, что секс- роботы действительно будут востребованы. А на самом деле они нахер никому не нужны. Эта сучка Ноэфи показала нам ложную тропу, а мы клюнули на якобы простое решение проблем.
Толаро: Откуда такие выводы? Насколько мне известно у вас даже тестирование ещё не закончено.
Мулли: И не будет закончено. Пробовали уже в трёх семьях, никто не хочет с ними сексом заниматься.
Толаро: И что это за семьи?
Мулли: Первая была из наших специалистов с детьми, но у них не было сексуальных проблем. Вторая из наших работников с проблемами, но спариваться с роботами они тоже отказались. Третья женщина одиночка, но и её робот не возбудил.
Толаро: Ну, во-первых, три случая нельзя считать сколько-нибудь серьёзной выборкой. Во-вторых, причины, такого холодного отношения, не исследованы – я помню, что меня прошлый раз возбудила аж два раза. Правда да, больше она меня не привлекла, но у нас с тобой и проблем-то особых нет. И в-третьих, вопрос – почему у простых резиновых женщин продажи постоянно растут? Какова причина их большей востребованности? И вообще, ты уверена, что эта женщина- одиночка говорит правду? Может быть она считает это признаком распущенности, и может быть у неё есть причина выглядеть максимально порядочной.
Мулли: Ну, вообще-то вполне может быть… Странно, что эти вопросы пришли тебе, совсем не психологу, а наши спецы как воды в рот набрали.
Толаро: А мне странно, что ты меня считаешь не специалистом. Я может быть в психологии-то лучше твоих спецов разбираюсь, потому что я её не по теории изучал, а на практике. Практик, когда с человеком беседует, все его посылы анализирует на подсознательном уровне. А у теоретиков подсознание плохо развивается, они привыкают сознанием всю инфу перерабатывать.
Мулли: Но я вроде как тоже практик, а мне мысли эти почему-то не пришли.
Толаро: Ты, конечно, практик но, скажем так, более пассивный. Для тебя первичным стимулом был интерес, и всегда было какое-то прикрытие – то есть вопрос «жизнь или смерть» для тебя если и возникал, то реже чем для меня. Поэтому я более активный, и на пустые страдания и переживания у меня просто нет времени. Вернее сейчас-то я уже мог бы себе это позволить, но в таком возрасте привычки не меняются.   
Мулли: Но у нас на более подробный анализ просто нет времени. Я чувствую, что конкуренты нас догоняют, и счёт идёт буквально на дни.
Толаро: Когда у меня возникает такое ощущение (а со мной это тоже бывает) я говорю себе – ляг поспи и всё пройдёт. Люди обычно сами себя загоняют в цейтнот. А ты знаешь как из цейтнота выходят опытные шахматисты – они начинают отвечать неординарными ходами, которые часто расцениваются как глупейшие, но именно они сбивают противника с толку и он сам начинает совершать ошибки. Тебя сейчас в принципе никто не догоняет, так как о твоей фирме ещё никто и не знает, а если и узнают, то всерьёз не воспримут. Ваши конкуренты ориентируются на фирму «Умный робот», а твои роботы на порядок лучше их. Ты подняла планку на предельную высоту, но в такие игры редко какие коммерсанты играют. Слишком большой риск. Они лучше постараются найти какой-нибудь обходной путь – умный в гору не пойдёт. Но ты сделала ставку именно на риск. При этом вероятность проигрыша у тебя примерно тридцать прицентов, но главная опасность не в самих ноу-хау, а именно в психологии людей. Ещё раз напряги психологов, отбери на время у Джа-Коэто его телохранительницу- сексопатолога. Возможно причина в том же, почему некоторым людям нравится секс с животными – он упрощённый и безответственный. У многих людей нет привычки к ответственности «за тех кого приручили». И вполне возможно, что умных роботов они воспринимают почти как людей, а значит общение с ними становится более сложным. Для большинства проблемных секс не должен быть сложным, не должен напрягать. Он должен быть максимально простым, лёгким и безответственным.
Мулли: Мда-а, наконец-то я кажется поняла, что такое ум, но выразить это словами всё равно не смогу. 
Толаро: Не надо ничего выражать словами, положись на интуицию.
Мулли: Получается, что усложняли-то мы их зря, теперь надо упрощать. Может быть ты примешь в этом более активное участие?
Толаро: Нет, нет, это твоё, и разбирайся сама. Только не принимай мой разбор за конкретную рекомендацию. Это всего лишь один из примеров моего мышления, и вполне возможно, что вам он не подойдёт. Моё видение проблемы, это частный случай, и он может быть ошибочным. Я не знаю всех нюансов ваших проблем, а вникать в них более конкретно не смогу. У меня на это просто не будет времени.
Мулли: Времени… а что если… Тото, миленький, давай возьмём пару в нашу семью… Мы бы сразу увидели все проблемы… Мне кажется, что лучше нас это никто не сможет сделать.
Толаро: Не смеши. Что мне мои знакомые скажут. Что Толаро дома бордель с роботами устроил.
Мулли: Да ведь заниматься сексом с ними вовсе не обязательно. Они будут просто прислугой. А мы будем с ними постоянно общаться и анализировать наши ощущения и их поступки.
Толаро: Нет уж, прислуги у нас и так хватает, и они меня с полуслова понимают. А роботы когда ещё понимать научатся.
Мулли: Ну Тотонька, ну умняшечка моя, они же совсем нам не помешают.
Толаро: А почему, кстати, обязательно пару надо брать? Возьми себе одного. Можешь даже и спать с ним… иногда… Потерплю, раз уж для дела надо.
Мулли: Нн-у хорошо… Одного, так одного… Я тебе обещаю, что никаких трахов у меня с ним не будет.
Толаро: Вот этого не обещай. Без трахов ты едва ли что поймёшь.
                (Конец шестнадцатой сцены, 7 мин.)

                Сцена семнадцатая
((Завтрак в столовой. За столом сидят Толаро, Мулли и Точини. Между кухней и столовой прислуживает робот Кибер. На кухне повара – миссис Самни и её дочь Пити))
Толаро: Ну, Муля, что узнала новенького?
Мулли: Повысила свои познания в латинском языке. Оказывается у них в ласках было аж четыре степени активности – ласкати, трепати, дратити и дролити.
Толаро: А на практике все освоила?
Мулли: Попыталась, по крайней мере.
Толаро: А новые мысли появились?
Мулли: Кажется да. Мы про возможность секса вообще не будем говорить ни в рекламе, ни в инструкции, и половые органы будут слаборазвитыми. Но при продаже или доставке будет прилагаться бесплатный подарок с отдельной инструкцией.
Толаро: Без рекламы трудно будет за рынок бороться.
Мулли: Попробую эти деньги на криплэйт направить.
Толаро: Нужны будут какие-то оригинальные решения.
Мулли: Озадачу рекламщиков.
Точини: Можно попробовать через нашу сферу… и через интимные услуги.
Толаро: Для интимных они будут конкурентами. Если только непосредственно на магазины выйти.
Мулли: Точини, а ты сможешь быть нашим агентом?
Точини: Нне-зна-аю. Я конечно буду активно помогать, ваши акции я уже приобрела. Но свободного времени у меня – кот наплакал. Я же пытаюсь совместить несовместимое – охранную деятельность и сексопатологию. Да ещё пытаюсь на науку поработать.
Мулли: А зачем тебе эта охранная деятельность? Едва ли ты там хорошо зарабатываешь.
Точини: Это да. Но моя жизнь началась именно с неё, я там многому научилась… и привыкла. Я же с семи лет начала работать. У моих родителей было много детей, и меня они отдали… в аренду, в богатую семью. Я должна была помогать няне трёхлетнего мальчика. Моя обязанность была – не мешаться под ногами, но издали снимать на видео все интересные моменты с ним. Ну а по мере нашего с ним взросления обязанности увеличивались, потребовались специальные знания и умения, меня обязали ходить на курсы. Так и пошло, поехало… В общем-то и заработки неплохие. У Джа-Коэто я работаю только по вызову, а ещё охраняю двух ребятишек. Да и учёба у меня ещё не закончена… Так что времени – по нулям.
Мулли: Понятно. Но я думаю, что всё же найду возможность тебе доплачивать, а так же выдам льготные акции. А ты сама сориентируешься – как нам помочь.
Точини: Хорошо. Я постараюсь подсократить какие-то часы и заинтересовать своих знакомых.
((Кибер принёс к чаю почти не сладкий тортик, порезал. Из-за его спины за ним ревниво наблюдает Самни))
Самни: Мистер Толаро, а вы правда хотите нас роботами заменить?
Толаро: С чего вы взяли. Так вкусно готовить ни какой робот не научится. Это на вид они от нас уже трудно отличимы, а во всё остальном – уровень обезьян. Кибер, ты не обиделся на то, что я роботов с обезьянами сравнил?
Кибер: Робот быть обижаться нет.
Толаро: Молодец, ты всё умеешь и всё делаешь правильно. Ты рад, что я тебя похвалил.
Кибер: Робот быть рад всему от люди.
Толаро: Вот видишь, Самни, с вами я могу ещё о чем-то поболтать, а с ним нет.
Самни: Но зато у них есть другие… дополнительные качества.
Толаро: Эти качества и у вас есть, и я об этом помню, так что ни о чём не думайте, вас я ни на каких роботов не променяю. Роботы для нас это бизнес, и мы просто пытаемся понять, достаточно ли хорошо они могут выполнять хотя бы простейшие функции. Да, кстати, мистеру Тезако не нужен помощник в саду? Нам было бы хорошо испытать их и там тоже.
Самни: А Вы ему дадите мужского или женского пола.
Толаро: Да какого скажет, такого и дадим. А можем обоих, и мужского, и женского.
Самни: Я его спрошу… Вам что-нибудь ещё приготовить?
Толаро: Девочки, может быть вина?
Мулли: Хорошо бы под этот торт, я хоть добавки попрошу. Мисси Самни, всё время удивляюсь, как вы угадываете что нам понравится, как всё вкусно!
Толаро: Давай, Самни, неси всё что есть – у нас сегодня праздник! Точини, ты же к нам пришла на двое суток?
Точини: Дда-а… Но я хотела ещё поработать…
Толаро: Работа не волк – в лес не убежит. Надо иногда и расслабиться. Когда ты отдыхала в последнее время?
Точини: Нне-е помню…
Толаро: Ну вот видишь, надо отдохнуть, а то потом придётся изучать увэкпатолоджи.
Мулли: Да-да, Точини, организму надо иногда отдыхать… а то сами себя в роботов превратим.
((Кибер и Самни привозят на сервировочном столике четыре вида вина, в графинчиках с дозаторами, два коньяка, для винной отдушки,  тортик, фруктовую брускетту, три вида сыров, овощной салат и хлебный соле))
Самни: Птицу- гриль включили, скоро будет готова. А рыбное наверное лучше заказать в Терни жур, у нас речная закончилась.
Толаро: Самни, успокойся, ничего не надо. Снимай фартук и садись за стол, мы сегодня выпьем и за твой поварской талант тоже.
Самни: Да как-то неудобно… какой там талант… на вашей кухне плохо готовить невозможно.
Мулли: Правда, правда, Самни, садись, выпей с нами. Мы уж давно вместе не выпивали, а это не порядок.
Самни: Ну хорошо, сейчас только дам задание Пити.
Мулли: Не надо никаких заданий, зови Пити тоже за стол. Если ей вино нельзя ещё, то пусть сок себе захватит.
Самни: ((вопросительно)) Мистер Толаро…
Толаро: Да,да. Сеньора Мулли абсолютно права, пусть Пити тоже посидит с нами.
Кибер: Кибер быть работать как.
Толаро: А ты пока отдыхай. Проверь зарядку аккумуляторов. Когда надо будет мы тебя позовём.
((Самни приводит Пити, садятся за стол, сервировочный столик подаёт дополнительную посуду))
Толаро: Предлагаю всем начать с пробников, протестировать все вина и выбрать какой кому нравится. Каждый наливает себе сам и доус тоже определяет сам. Пьём по-русски, до тех пор, пока не захочем петь и плясать, а когда напляшемся, будем пить пока не упадём… Надо бы и мистера Тезако позвать.
Самни: А его нет дома, они с сыном в город уехали.
((Все пробуют вино из пробников))
Толаро: А что Пити правда ещё вино не пробовала, может быть пора.
Самни: Мы решили потерпеть до шестнадцати лет.
Толаро: А когда же неё день рождения, а Мулли?
Мулли: Уже скоро, через два месяца.
Толаро: Вот тогда она точно напьётся. А чтобы это не было неожиданностью, надо хотя бы на вкус сегодня попробовать два-три пробничка.
Мулли: Ты не напрягай девочку. Ты для неё абсолютный авторитет, и отказать она не сможет. А надо чтобы сама умела защищать своё мнение.
Пити: Мами, а можно мне правда попробовать. С двух тестиков я же не опьянею. А на день рождения у меня и других планов много.
Толаро: Что, созовёшь всех друзей и подруг?
Пити: Нне-ет… У меня друзей и подруг всего три-четыре человечка.
Мулли: Так, хватит допросы устраивать. Пити, делай что хочешь… точнее то, что разрешает твоя мама. Ни на кого не смотри, ни под кого не подстраивайся.
Самни: Ну, раз уж ты так решила… может быть ты и права… Пара пробников для тебя будет в самый раз.
((Все пробуют, пьют, закусывают))
Мулли: Странно, ни разу не пила это вино, а какое вкусное.
Пити: Какое, вот это? А я его даже не попробовала. Мами, можно я ещё одно испробую.
Самни: Да сама смотри… учись сама себя контролировать. Я теперь уже не смогу за тобой присматривать.
((Пити выпила ещё два теста))
Пити: А я уже хочу танцевать. Саньоли Мулли, давайте потанцуем, вы так красиво танцуете.
Мулли: Конечно. ((Они сплясали Сондерро, потом Пити начала спотыкаться, и Мулли отвела её в свою спальню))
Пити: Сеньора Мулли, вы помните обещали сделать мне массаж титичек? Или сейчас не время?
Мулли: Что ты, родная, для тебя я всегда найду время. А маму ты спрашивала?
Пити: Да, и для вас она разрешила.
Мулли: Ну что ж, давай попробуем, давно уже я никому не делала массаж. Давай снимем кофточку… Да, массажик нужен… Ложись вот так… Нет, давай-ка начнём со спины, переворачиваемся… Большинство массажей начинается с разминки обеих поясов – плечевого и тазобедренного. Начинаем с плечевого. Сначала просто неглубокие разминания… Потом поглубже… Потом лёгкие растирания, захватываем шею, растираем поперечными движениями… теперь продольными в обе стороны. Голову лёгкими давилками… Потяжка за волосы… Теперь переходим на тазобедренный… Юбочку снимаем, трусики пока нам не мешают. Разминаем дыньки, разгоняем кровь, кожу растирать пока не надо… Переходим на спину, лёгкие растирания… Разминаем руки, вплоть до пальчиков… Хорошо… Переходим на ноги… Легонько гоняем кровь туда- сюда… Никакой оздоровительный массаж тебе пока не требуется, поэтому делаем просто разминку и первое знакомство тела с массажом… Теперь переворачиваемся на спину… Так же повторяем разминку обеих поясов… Одновременно с плечевым разминаем титички, а с тазобедренным легонько разминаем писю… Теперь более предметно останавливаемся на титичках… Показываю основные приёмы, иногда будешь делать сама, но не часто – раза три в неделю. А захочешь, чтобы делала я, приходи в любое время… Кстати, ты не подскажешь что тебе подарить на день рождения, есть у тебя какая мечта?
Пити: Ой, что вы, саньоли Мулли, вы и так тратитесь на нас больше положеного… А мечта у меня одна – скорее выучиться и начать работать вместе с вами… Вот если у вас появится какой бракованный робот – девочка моего возраста… а то дома мне и поговорить не с кем… А если ещё будет говорить на китайском языке – никак не могу произношения запомнить…
((Мулли задумчиво смотрит на Пити, отходит к окну, смотрит в даль)). 
                (Конец сцены семнадцать, 12 мин.)
 
                Сцена восемнадцатая
((Толаро и Мулли сидят в домашнем рабочем кабинете. В углу стоит робот Кибер))
Мулли: Я всё думала, что тебя Кибер- мальчик заинтересует в секс- плане. Но ты кажется к этому равнодушен.
Толаро: А что ты не подсказала, я может быть и подумал бы над этим вариантом.
Мулли: Хотела чтобы сам инициативу проявил, даже намекала Киберу, но ты наши намёки не понял.
Толаро: Да в этом месяце как-то не до того было. Индекс прибыли до предела опустился. 
Мулли: Я заметила, даже меня только два раза понежил.
Толаро: А как у тебя дела идут.
Мулли: Вроде всё утряслось. Нащупываем рекламные ходы. «Умный робот» не смог удержать в секрете мои инвестиции, что помогло ему выйти на прежний уровень по объёму, и намного повысить качество. Джа-Коэто работает со своим сбытом. Они при знакомстве с клиентами будут предлагать более дорогие варианты, и продавать наши, как свои. Но это немного попозже, когда у конкурентов упадёт к ним интерес. Расширяем объёмы роботов школьного возраста, способных играть с детьми и одновременно их охранять и обучать. Идею, между прочим, мне Пити подкинула, точнее заострила в новом формате. Сейчас ей подарок готовлю на день рождения, от нас обоих, девочку робота.
Толаро: Когда день рождения?
Мулли: Через пять дней. Кстати хочу тебя предупредить об одной авантюре. Она решила в день рождения отдаться тебе. Не хочет дальше девочкой быть. Просила тебе ничего заранее не говорить, но я всё же хочу чтобы ты это обдумал. Если не захочешь, то я её сговорю на робота. Но она скорее всего обидится. Она и так считает себя ущербной, в этой школе по её статусу мало учеников.
Толаро: А мать что скажет, если узнает.
Мулли: А она знает. Она хочет, чтобы первый секс- опыт девочка получила от серьёзного и опытного в таких делах человека. И я её понимаю. Молодые парни не оценят девственность, для них это не физическое удовольствие, а моральное, позволяет ощущать себя настоящим мачо. А переживания самой девочки им вообще не интересны. Ну и наверное Кеперы надеются на дополнительные бонусы с твоей стороны.
Толаро: Да они, вроде, и так не бедствуют.
Мулли: Они же понимают, что это не постоянный доход, а разовые подарки и, скажем, с твоей смертью они прекратятся.
Толаро: А что, по мне заметно, что я долго не проживу?
Мулли: Долго, это понятие относительное. Они, конечно, наверняка день и ночь молятся, чтобы ты пожил как можно дольше. Но – всё в руках божьих. Да ты же сам постоянно говоришь, что жить надо так, словно каждый новый день у тебя - последний.
Толаро: Ну что ж, я наверное мог бы выдать им акции с постоянной прибылью, но тогда они перестанут за меня молиться. Пусть всё останется как есть… А насчёт этой авантюры – я согласен это сделать, но при матери. Что я об этом знаю не говори, представь это как свои мысли.
Мулли: Хорошо. Но сегодня я бы хотела посмотреть твой секс с этим мальчиком. Они у нас делаются универсальными, и открою тебе секрет этот мальчик может легко превратиться в девочку.
Толаро: Ты меня скоро в настоящего подопытного кролика превратишь.
Мулли: Ну Тото, это же последний эксперимент. Скоро пустим на поток, и наше участие сведётся к нулю.
Толаро: Сомневаюсь. У тебя постоянно будут появляться новые идеи, и их постоянно придётся тестировать, а лучший кролик у тебя – я.
Мулли: Эх, другой бы радовался, что ему каждую неделю новеньких партнёров подтягивают.
Толаро: Эх Мулька, знала бы ты как я рад тому, что у меня такая заботливая и понимающая жена. Только в заботливую мамку не превратись.
                (Конец восемнадцатой сцены, 4 мин.)  \\\\\\ 40 мин. \\\\\\   

 


Рецензии