IV Лунный некрополь. 16 плюс

      День опрокинул серые чернила на небеса и оголённый ноябрь, цепляющий тонкой ветвью промёрзшие лужи, ожидал снегопада.
      Ава сидела в Стожаре, готовом отправиться на Луну, и любовалась природой через иллюминатор.
      На экране загорелась надпись «Пристегните ремни». И голос в динамиках объявил – «Следующая остановка – Лунный некрополь».
      Через минуты Ава взлетела к звёздам…
      Её мысли, её чувства переливались друг в друга и искали ответ о том, стоит ли хранить память о бабушке в вечном роботе?
      Лунный некрополь был огромным величественным городом и кладбищем памяти живших когда-то людей.
      Ровно в 9.30 по московскому времени Стожар приземлился на посадочную площадку космической станции «Небо» и немногочисленное количество пассажиров спустились по трапу.
      На Луне в это время была красивая осень. Теплое солнце омывало прозрачным светом осиновую рощицу, за которой четырьмя извилистыми тропинками шёл путь до города.
      Природа была сегодня упоительно прекрасна. Красота под ногами из разноцветной листвы убаюкивала, успокаивала, очищала от чёрной тоски и словно давала надежду.
      Ава пошла по первой тропинке, ведущей к каменной арке. За ней начинался больничный сад.
      - Как здесь красиво и жизненно. Я очень хочу посмотреть на людей, пришедших говорить с памятью о любимых. – думала девушка.
      Лунный некрополь часто воспроизводил земную жизнь ушедших и поэтому, роботов памяти можно было встретить и в библиотеках, и в больницах, и даже на космической станции «Небо».
      Больничный сад цвёл осенними розами, укрытыми жёлтой опавшей клиновой листвой. Где-то неподалёку скрипели резные качели и слышался смех из беседок.
      Ава решила сесть на лавочку и понаблюдать.
      С минуту она вслушивалась в обрывки доносящихся фраз –   «Ты не обидишься, если я выйду замуж?», «Ты ещё любишь меня?», «Я пошутила…я тоже жду».
      Она прочувствовала каждую фразу. Потом, уже готовые расплакаться, глаза искали хоть что-то вокруг способное перебить грусть.
      К счастью на скамейку подсел розовощекий улыбчивый мальчик.
     - Вы чего тут грустите, милая леди? – подмигнул он. Ава улыбнулась в ответ.
     - Я ищу ответа, которого не существует для всех. Стоит ли оставлять память о близких настолько жизненно в роботе, что она может затмить собственный разум и причинить глубокую боль?
     - А я не мучаюсь тут, хоть жду операции в скорое время. Я каждый день вижу счастье, разбросанное в яркой листве. Я каждый день вижу розы, они отцветают, чтобы выпустить новый бутон. И мне хочется это сказать, передать в мир. Даже если меня не будет для вас, как можно не видеть счастья…оно вокруг, оно бессмертно в своей красоте. – мальчик прикрыл глаза и, кажется, уснул. Она попыталась с ним заговорить, но больше он не ответил.
     И тут Ава поняла… это был робот. В Лунном некрополе не делают операций живым.
     Встав со скамьи, поражённая до самой глубины себя, она как в тумане пошла прочь из сада…Не разбирая пути она шла, пока не услышала другой голос…голос читал стихи.
     - Здесь осень.
     А в осени мысли людей,
     спешащих по красным листьям.
     Не бойся,
     хоть вечность у них впереди,
     которую мы не мыслим.
     Ава остановилась у литературной беседки, где читал свои удивительные стихи о вечности поэт. Она уже с неким недоверием всматривалась в его лицо, пытаясь понять робот он или нет. В эту самую минуту среди слушателей взгляд выловил знакомые черты. Дрэй.
     - Это вы? – восхищённо произнесла она, глядя в его глаза.
     - Я!- радостно ответил учёный.
     -Вы настоящий? Живой?
     - Живой, не бойтесь.
     Между ними вспыхнули воспоминания. Москва. Кафе в стиле 21 века. Формула любви, где 1+1=2x3(в бесконечной степени), он ел красное яблоко, она пирожное «Анна Павлова».
     - Дрэй - с нежностью в голосе продолжила Ава - вы наверное встречаетесь здесь с памятью о близких?
     - Нет, я сирота, а здесь моё любимое место, чтобы мыслить. Я пишу дневник расшифровки древней памяти в нас. Я ищу вдохновение у ушедших поэтов, чтобы говорить на одном языке с мирозданием.
Дрэй сорвал алую осеннюю розу и протянул её Аве.
     С космической станции начал взлёт Стожар по пути Луна-Земля, но что-то пошло не так и электроника дала сбой. Масштаб этого сбоя был настолько огромен, что люди, летящие в Стожаре видели в своих иллюминаторах, как роботы падают на спины, раскинув руки, словно души живших когда-то людей, сбросив механические тела устремились к бессмертным, к живым, чтобы вернуться на Землю.


Рецензии