С. Ф. Масловский и его время

               
                Историческая зарисовка.

                Масловский Стефан Филиппович
                (ок. 1834 – 12.04.1889)

           Стефан* Филиппович Масловский, как и большинство его сородичей, относился к духовному сословию, служившему преимущественно в пределах Пензенской губернии. В середине XIX века три  носителя этой фамилии обосновались в Саранской уезде. Первым прибыл Василий Иларионович*, рукоположенный во священника в 1856 году к церкви  во имя св. и чудотворца Николая села Большие Ремезенки. За ним последовал Стефан Филиппович, который в 1859 году получил место при храме Тихвинской Божией Матери села Смольково. Третьим оказался Алексей Иларионович, начавший свой пастырский путь в 1861 году при Троицком храме уездного города Саранска. И если Василий и Алексей Иларионовичи были родными братьями, то в какой степени родства находился с ними Стефан Филиппович сказать сложно. Вполне возможно, что существовало несколько духовных династий Масловских, и объединяла их только фамилия.
           Родился Стефан Филиппович в семье диакона около 1834 года. Доподлинно известно, что в 1856 году завершил он полный курс обучения в Пензенской духовной семинарии (ПДС). Особыми успехами не отличался, поскольку был выпущен по второму разряду и 38 по счету по успеваемости. Всего же в этот год стены семинарии покинуло 98 выпускников.
           Спустя три года был рукоположен он во священника к церкви села Смольково. О жене его известно мало, пожалуй, только ее имя – Мария Петровна. В новолетье, в сентябре месяце 1859 года семья открыла первую страницу в совместной книге своей жизни.
           Скромный приход достался молодому священнику. Согласно сведениям 1864 года насчитывалось в селе всего 20 дворов, в которых проживали 78 лиц мужского и 73 – женского пола. Находилось оно в 26 верстах от Саранска и располагалось по левую сторону тракта, шедшего из этого уездного города в соседнюю Нижегородскую губернию. Возникло оно в середине XVII века и получило название от первых владельцев земли, служилых людей Атемарской засечной черты Смольковых. В некоторых источниках обозначено оно как Смальково и иногда именовалось по названию церкви Богородицким. Далее владели селом разные помещики, но в историческое полотно прочно вплелась фамилия Бахметьевых.
           Широко известен романс «Средь шумного бала». Музыку на стихи А.К. Толстого написал П.И. Чайковский уже после смерти автора. Особенно поражают заключительные строки:

Люблю ли тебя - я не знаю,
Но кажется мне, что люблю!

Эта стихотворная баллада написана в 1851 году, вскоре после знакомства Толстого с будущей женой – Софьей Андреевной Бахметьевой, в первом замужестве Миллер. Появилась она на свет в 1827 году в селе Смольково. Судя по их переписке, Алексей Константинович несколько раз посещал это село. О своих первых впечатлениях граф Толстой писал в том же году: «…если это будет повторяться я только еще сильнее стану жалеть о жизни в Смалькове, для которой я, в сущности, как будто создан». Женщиной сложной судьбы оказалась его избранница. Однако, несмотря на множество препон к их воссоединению, Толстой был окрылен. В 1855 году в письме из Петербурга вновь упоминается это село: «Я не заметил зимы, ни дряной погоды, мне казалось, что была весна! Я вывез из Смалькова впечатление зелени и счастья!». Всего за два года до того, как Стефан Филиппович обосновался в Смольково, родной брат Софьи Андреевны, Петр Андреевич Бахметьев был вынужден продать родовое имение из-за непомерных долгов. Однако крестьяне надолго сохранили память о бывших помещиках и их госте. Несмотря на малость села, церковь в нем стояла знатная, каменная с двумя теплыми приделами. Считается, что была возведена она в 1810 году Бахметьевыми.
               
                1860-е годы

           Проза жизни отца Стефана оказалась наполненной не только пастырским служением, но и крестьянским трудом. Для содержания увеличивавшегося семейства одних церковных доходов явно не хватало. Материальное содержание причта сельских церквей, как правило, было скромным. Доход храма делился на всех членов клира. Из-за небольшого прихода причта было положено всего два человека; по записям в метрической книге видно, что служили в те годы священник и дьячок. Батюшка вынужден был работать в поле наравне со своей паствой. Земли пахотной при церкви было достаточно, 33 десятины.
           Далеко не все складывалось гладко. Велика оказывалась смертность, особенно детей. В метрической книге за 1863 год сделана запись, что у приходского священника Стефана Масловского скончался от коклюша сын Василий, которому было всего 9 месяцев. Такое горе весьма часто повторялось в семьях духовенства. Каждая утрата оставляла надолго саднящую рану в сердцах родителей. На приходских кладбищах и в церковных оградах рядом располагались холмики и кресты, возведенные над могилами почивших. И вновь появлялись дети…
           По всей видимости, рядом не было близких родственников, поскольку восприемниками выступало, как правило, духовенство соседних сел. Так, в марте месяце 8 числа этого же года родилась и спустя четыре дня была крещена девочка, получившая имя Мария. Крестными родителями записаны «Коллежский  Ассесор Алексей Семенов Чулков и из рядом находившегося села Евлашева «Священника Петра Пламеневского жена Софья Васильева», которая в это время сама уже ожидала ребенка. Крестили новорожденную сам о. Петр Пламеневский с дьячком Покровским.
           Спустя три месяца, 10 июня 1867 года у «приходского священника Петра Львова Пламеневского и его законной жены Софьи Васильевой» родился сын Иоанн. Крестным отцом был «города Саранска Спасского Собора Священник Василий Иванов Разумовский». Случайно он оказался в Евлашеве или специально прибыл на это торжество? Крестили младенца села Богородицкого Священник Петр Ландышев с дьячком Федором Тихоновым и пономарем Михаилом Добронравовым. Недолгой оказалась жизнь Иоанна; скончался он, спустя два месяца «от колик» и был погребен в церковной ограде.
           Дружно жили между собой священник и меняющиеся дьячки. И все благодаря незлобивому характеру о. Стефана. Так, в ноябре месяце 1867 года 8 числа родился «у дьячка Ивана Васильева Петрова и его законной жены Настасьи Ивановой» сын Иван. Восприемницей вместе  с «вышедшим из крепостной зависимости дворовым человеком Василием Мироновым Поповым» выступала «приходского священника жена Мария Петрова Масловская».

                1870-е годы

           Жизнь шла своим чередом, и только стремительно бежало время. В 1878 году уже на III курсе Пензенской духовной семинарии (ПДС) обучался сын Петр. Строгих правил придерживалось руководство семинарии. В Духовную Консисторию (ДК) были отправлены сведения о том, что после Пасхи не все ученики во время явились на занятия. Среди списка опоздавших на один день упоминается и Петр, как сын священника Стефана Масловского из села Смалькова саранского уезда. Отцы 23 учеников должны были заплатить штраф. А далее последовал приказ: «Чрезъ Епархіальныя В;домости предписать благочиннымъ, согласно постановленію Пензенскаго Епархіальнаго Начальства, состоявшемуся 3-го ноября 1877 г,, взыскать съ родителей и родственниковъ за каждый просроченный день съ церковно-служителей по 50 коп;екъ, съ діаконовъ по одному (1) рублю и съ священниковъ по одному рублю пятидесяти (1 р. 50) коп;екъ,— и доставить взысканныя деньги прямо отъ себя въ Пензенское Епархіальное Женское Училище». С одной стороны такие строгости приучали к порядку будущих священников, а с другой - пополняли казну. Путь от села до губернского города был не близкий и составлял 147 верст по весенней распутице, что конечно в расчет не принималось. 
           Следует отметить, что одновременно с Петром в этом же классе учились Степан и Владимир Масловские. Все трое переводились в следующий класс и завершили полный курс обучения в 1881 году: Николай по первому, а Степан и Владимир по второму разряду.  Владимир был сыном Константина Илларионовича Масловского, служившего священником в селе Вяземка Керенского уезда. Степан – сын священника Ивана Масловского из села Ушенка того же Керенского уезда. К сожалению, о дальнейшей судьбе Петра Степановича ничего не известно.
           В первом классе за этот же 1878 год по третьему разряду записан Алексей Масловский, а среди зачисленных в первый класс семинарии - Иван Масловский. Однако оба они не значатся в числе окончивших полный семинарский курс. Не все могли преодолеть шестилетний барьер обучения и не только из-за своего нерадения, но и материального положения семьи.
 
                1880-е годы

           1882 год оказался тяжелым для Стефана Филипповича. Во время пожара сгорел дом со всем находящимся в нем имуществом. Не был он застрахован. Не имелось и средств для возведения нового. Остро встал вопрос о необходимости перемещения в новый приход, где имелся бы свободный церковный дом. Долго размышлял о. Стефан над сложившимися обстоятельствами. Прослужил он в Смольково более 20 лет. Прихожане относились к нему с большим почтением. Настораживала его неизвестность – как сложатся отношения с иным причтом и паствой? Однако под давлением близких решился Стефан Филиппович на такой шаг.
           Вскоре семья перебралась в село Анненково, основанное в середине XVII века атемарскими служилыми дворянами Анненковыми. Расположилось оно возле проселочного тракта, ведущего из Саранска, до которого было 20 верст, в Лукояновский уезд Нижегородской губернии. Хотя, скорее всего, именно дорога прошла через большое село. В отличие от Смолькова, стояло  оно на реке Инсаре, и было значительно больше. Насчитывалось в нем на 1864 год 144 двора, а общее число жителей составляло 627 человек. Первая деревянная Спасская церковь тщанием помещиков была срублена в конце  XVII века и дала второе название селу - Спасское. Каменный храм во имя Скорбященской Божией Матери с теплым приделом Спаса Нерукотворного сложен был позднее, в 1776 году.
            И только во время службы в Анненкове, в возрасте, приближающемся к 50-летнему рубежу, получил Масловский епархиальные награды. Так, 1883 году пожалован был ему  набедренник, а спустя 6 лет за службу по епархиальному ведомству – скуфья.
            Очевидно, под влиянием саранского Масловского решил Стефан Филиппович открыть в селе церковно-приходскую школу, даже соглашался безвозмездно обучать Закону Божиему, но не удалось убедить местных жителей. Дело заключалось в том, что в Анненкове было шесть разных обществ, во главе которых стояли старосты, но привести их к полному соглашению оказалось невозможным. Считалась каждая копейка.
           Несмотря на большую занятость церковными делами и полевыми работами, находил Стефан Филиппович время для чтения книг. Был он не особенно разговорчивым человеком, но если затрагивались волновавшие его вопросы, то превращался в интересного собеседника.
           Землевладельцы оказали ему честь, и в 1883 году был он избран гласным при Уездном Земском Собрании. Приходилось теперь о. Стефану чаще бывать в Саранске. С этого времени общение между двумя Масловскими стало более тесным. Летом 1885 года выдавал Алексей Иларионович свою старшую дочь Ольгу замуж за священника Алексея Алексеевича Орловского. На этом торжестве присутствовал в Троицкой церкви и Стефан Филиппович как поручитель со стороны невесты.

                Дни последние

            Не отличался отец Стефан крепким здоровьем. Однако не мог оставить крестьянский труд. Во время сенокоса напился батюшка холодной воды и уже не смог справиться  с болезнью, которая исподволь давно его подтачивала.  Последняя подпись в метрической книге по селу Анненкова была поставлена им 29 февраля 1889 года. Осознавал он, что наступают последние дни его земного бытия, удивляясь при этом, что смог исполнять свой пастырский долг 30 лет – «по своему слабому здоровью, по трудам, которые я понес, я не чаял прожить столько», говорил он навещавшим его друзьям. По рассказам близких, стал он постепенно готовиться к смерти и просил «соседних священников особоровать его, приобщить св. Таин, что они и сделали».
            Исповедовал и причащал Стефана Филипповича священник села Саморукова Василий Ципровский. Еще в 1883 году был утвержден он духовником 3-го саранского благочиннического округа, к которому относилось село Анненково. Скончался Стефан Филиппович вскоре после Пасхи, 12 апреля 1889 года (по ст. ст.). Причина смерти звучала  лаконично – чахотка. Участь погребения выпала на долю священников из соседних сел – Серафима Константиновича Любимова из Ромоданова, который в 1885 году был рукоположен к церкви этого села и Захария Константиновича Снежницкого из села Салмы, в которое был он переведен по собственному прошению еще в 1871 году. Помогал им местный причт в лице диакона Михаила Троянова и псаломщика Александра Смирнова. Вскоре диакон Михаил Троянов также покинул этот мир. В январе 1892 года был он «за смертию» исключен из списков духовенства Пензенской губернии.
           Похоронили С.Ф. Масловского в церковной ограде. Недалеко от него ранее нашли упокоение помещики, владевшие селом. В 1813 году был погребен прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка Александр Васильевич Анненский, проживший 72 года. В 1845 году по соседству оказался Действительный статский советник и кавалер ордена св. Анны 2-й степени с алмазными украшениями Гавриил Александрович Анненский в возрасте 59 лет. Так распорядилась судьба…
           Через месяц в Пензенских епархиальных ведомостях был напечатан некролог на смерть С.Ф. Масловского, под которым стояла подпись – свящ. А.М. Вероятнее всего, что написал его Алексей Иларионович Масловский. Очевидно, не хотел он подчеркивать свое родство. Однако очень похож стиль изложения с обязательным упоминанием бескорыстного пастырского служения, трудолюбия и сложного материального положения семьи, свойственный иным некрологам, написанным Масловским. Кроме того, обязательно отмечались некоторые особенности быта, чтобы подчеркнуть свою несомненную близость к семье почившего. В данном случае он написал: «О. Стефанъ велъ жизнь весьма трудовую, изыскивая изъ хозяйства средства къ своему пропитанію. Приходъ Смалькова могъ дать ему не более 200 р. въ годъ, а ему нужно было, чтобы прожить съ семействомъ, изъ котораго трое были въ духовныхъ училищахъ, не меп;е 600 р.— 700 р. Вотъ онъ и умудрялся достать недостающіе 500 р. изь земли».
           И еще раз необходимо обратиться к личности Алексея Илларионовича Масловского. Так, в Клировых ведомостях начиная с 1889 года появилась запись следующего содержания: «1889 года Июня 12 дня по указу Консистории определен опекуном над малолетними детьми Священника Стефана Масловского». Данный факт косвенно подтверждает, что были они родственниками, ибо большая ответственность ложилась на Алексея Илларионовича, принявшего на себя заботу о малых детях почившего пастыря.
           Из какой семьи происходил Стефан Филиппович пока сказать сложно. Известно лишь, что его отец служил диаконом. Не особенно часто встречалось в те времена имя Филипп, поэтому можно обратить внимание на сведения, напечатанные в 1874 году на странице ПЕВ, согласно которым исключался из списков духовенства диакон села Ростовки Нижнеломовского уезда Филипп Масловский.
            
    Как сказал в свое время А.С. Пушкин:

О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель.

Многое еще осталось за пределами познанного...

---
Примечание:
* обозначеные имя Стефан и отчество Иларионович приводятся в правописании, используемом в архивных документах, журналах и книгах тех лет. 
---
2 ноября 2021 года, вторник.
   


Рецензии
Добрый вечер, уважаемая Галина!!! Рад встрече, давно не виделись. Прекрасная историческая зарисовка. Подумалось, вот бы нашлись люди, издания, для написания как можно большего числа таких исторических справок. Конечно, это утопия. Хотя...
Спасибо большое!!!

Игорь Тычинин   02.11.2021 20:16     Заявить о нарушении
Игорь, благодарю за визит и душевный отклик!

Всего доброго, Г.М.

Галина Магницкая   03.11.2021 08:07   Заявить о нарушении