Глава 1. Похождения Лиса

Кто не знает, куда направляется, очень удивится, попав не туда.
Марк Твен

1993 год. Начало дикого капитализма и безудержной преступности в стране.
Азар Ваганович Чахлый, мужчина невысокого роста лет тридцати, которого все знали как человека по кличке Лис и обращались к нему именно так и никак иначе, сидел в парке с бутылкой только что купленного холодного пива и ломал голову над тем, как и где можно подзаработать, так как на данный момент он был совершенно на мели.
Лис был из тех неугомонных людей, у которых могли быстро появиться деньги, иногда очень большие по меркам среднестатистического человека деньги, но которые так же быстро непостижимым образом исчезали.
Это был хитрый, отчаянный, беспринципный авантюрист с быстрым, живым умом, хорошо знавший пороки людей и умело пользующийся их слабостями. Он смотрел на жизнь как на наполненную возможностями и увлекательную своей непредсказуемостью игру, и ему очень хотелось выиграть в этой игре, но по непонятной причине это у него никак не получалось, судьба бросала его то вверх, то вниз, мучая нестабильностью.
Лис сидел в тени большого, дарящего спасительную прохладу дерева, отрешённым взглядом смотрел на проходящих мимо людей и думал, думал, думал…
Вдруг взгляд его остановился на медленно приближающемся пешеходе, бредущим в глубокой задумчивости, не проявляющим к происходящему вокруг него никакого интереса. Со стороны казалось, мужчину сильно что-то гнетёт, что он находится в поиске ответа на какую-то сложную задачу.
Лис давно был знаком с ним. Егерь, такова была кличка мужчины, являлся доверенным лицом бандита, имеющего высший титул в иерархии криминального мира страны, Лютого, поистине страшного человека, сумевшего выжить в затяжной войне преступных кланов, которого даже члены его многотысячной группировки дико боялись, зная крутой нрав своего руководителя, требующего беспрекословного подчинения себе.
Когда идущий с низко опущенной головой, лениво пинающий попадающиеся на его пути камешки прохожий поравнялся с Лисом, тот окликнул его:
— Привет, друг! Ты что какой-то потерянный, что случилось, помощь не нужна?
Егерь вскинул наполненный грустью взгляд, и на его лице появилось выражение искренней радости от встречи с Лисом. Тепло поздоровавшись, он присел рядом.
Из рассказа приятеля Лис узнал, что босс Егеря был арестован людьми из регионального отдела по борьбе с организованной преступностью. И в этом не было бы ничего страшного, к задержаниям уголовники были готовы всегда, если бы не одно важное обстоятельство. До своего ареста Лютый, совместно со своим преданным другом по кличке Желчь, так же имеющим высокий статус и непререкаемый авторитет в уголовных кругах, решили инициировать сходку всех значимых в преступной среде государства лиц для того, чтобы совместно решить вопросы окончательного разграничения сфер влияния между продолжающими конкурировать группировками, неуёмный аппетит которых часто приводил к поползновениям на соседние территории, заканчивающимся вооружёнными столкновениями и многочисленными жертвами.
Именно Егерю было поручено известить преступников регионального уровня о дне и месте предстоящей встречи, в приватном общении ознакомив их с повесткой собрания. И Егерь был уверен в том, что если он, не важно по какой причине, не исполнит приказ босса, то тот просто убьёт его, и такая перспектива совсем не радовала бандита.
И хотя подручный Лютого имел на руках подтверждающий его легитимность в данном деле документ, записку, именующуюся на уголовном жаргоне малявой, собственноручно подписанную двумя известными всему криминальному миру страны людьми, он был лишён возможности исполнить приказ. Трудность заключалась в том, что он, арестованный вместе со своим руководителем, хотя и был отпущен через несколько часов на свободу без объяснения причин его задержания, обязался два раза в сутки отмечаться у дежурного оперативника РУБОП, о чём свидетельствовала его подпись на соответствующей бумаге.
Но беда, как известно, никогда не приходит одна. Прошедшей ночью от передозировки наркотиков скончался Желчь, и с его внезапной смертью ситуация для Егеря стала поистине патовой. Он был в отчаянии. Ему некому было делегировать свои полномочия, ведь никому из своей группировки он не доверял, всегда держась вдали от основного коллектива и выполняя деликатные распоряжения Лютого тихо, не привлекая к своей персоне излишнего внимания. С шефом связаться также не было никакой возможности. Время неумолимо таяло, момент неминуемого наказания приближался.
Лютый находится в камере, и сколько времени потребуется его подручным, чтобы выкупить его из заточения, не знал никто, тело Желчи лежит в домашнем холодильнике, куда, по известным лишь им причинам, его спрятали ближайшие соратники покойного, сам Егерь, находящийся под надзором правоохранительных органов, не может покинуть город, но предстоящую встречу криминальных авторитетов, уже назначенную на определённое число, никто не отменял, приказ должен был быть исполнен несмотря ни на что.
Внимательно слушая давнего знакомого, постепенно, наводящими вопросами узнавая мельчайшие нюансы истории, одновременно Лис прокручивал в своей голове возможные варианты помощи давнему товарищу.
Внезапно в мозгу Лиса молнией мелькнула идея. Адски опасная, но при этом сулящая огромные деньги, благодаря которым он сможет благополучно скрыться на территории любой страны и которые позволят ему жить безбедно, в сытом спокойствии, никогда больше не заботясь о хлебе насущном.
Лис прекрасно осознавал: век криминальных авторитетов крайне опасен и для многих, как показало время, недолог, несмотря на все предпринимаемые ими меры безопасности, бандиты, подобно ядовитым паукам в банке, всегда будут стараться убить друг друга. Смутное время злого, лихого беспредела государственного масштаба не может продолжаться вечно, однажды власть устанет от разгула бандитизма и возьмёт его в ежовые рукавицы), если уже не взяла. А значит, для него существует реальная возможность, хапнув хороший куш, изменив внешность, купив новые документы и переждав на дне энное количество лет, остаться безнаказанным. Нужно лишь всё сделать быстро, аккуратно, не допустив ни единого промаха, и исчезнуть, без всякого сожаления захлопнув дверь в несчастливое прошлое.
Осознавая смертельную опасность предполагаемого им дела, авантюрист, тем не менее, решил рискнуть.
— Егерь, — доверительно склонился он к собеседнику, дружески приобняв того за плечи и участливо глядя в глаза, — мы много лет знаем друг друга, не так ли? Ты меня много раз поддерживал, помогал и даже пару раз спасал мою жизнь, и теперь, несмотря на трудность исполнения твоей задачи, пришла и моя пора выручить тебя, оказав услугу, тем самым отблагодарив.
Я предложу свой вариант выхода из этой непростой ситуации, а ты уж сам реши принять его или отказаться. Оттого, что тебе моя идея не подойдёт я-то уж точно ничего не потеряю. Но мы можем сделать всё так, что все останутся довольны. Я поеду вместо тебя.
Поступим так. Ты передаёшь свои полномочия мне, снабжаешь деньгами на дорогу и списком тех людей, которым нужно сообщить информацию, и, конечно же, позаботишься о достойном моей миссии проживании.
Да, мы оба понимаем, дело рискованное, ведь у силовиков по всей стране полно работающих на них сексотов, но также и ты, и я не сомневаемся, приказ Лютого должен быть выполнен, иначе он, с этим не поспоришь, расправится с тобой. А для меня, поверь, такой расклад не сулит ничего хорошего, невыгодно мне терять надёжного друга, для меня важно, чтобы у тебя всё было хорошо, тогда и я в случае крайней нужды смогу обратиться к тебе. А глазеть на твой памятник, поверь, мне совсем не хочется. И поэтому я, несмотря на возможные сложности, готов помочь тебе.
 Жизнь впереди долгая, и я не сомневаюсь в том, что мне ещё не раз понадобится твоя поддержка. Рука руку моет — так, кажется, говорят.
Лис внимательно наблюдал за собеседником и мысленно молил все неземные силы, чтобы тот клюнул на его предложение.
Егерь задумчиво молчал несколько минут, переваривая услышанное, после чего заговорил:
— Лис, а ты ведь прав. Если я не выполню приказ Лютого, он убьёт меня, в этом я не сомневаюсь. В подписанной пославшими меня записке нет имени того, кто должен говорить с уважаемыми людьми, текст её короткий, я его наизусть помню: «Мир всем достойным людям! Мы, Лютый и Желчь, сообщаем всем, человек, предъявивший эту маляву, говорит от нашего имени. Это подтверждаем, под этим и подписываемся».
— С финансами проблем нет, — задумчиво вслух рассуждал Егерь. — Да и ты, Лис, ничем не замарал своё имя, поэтому ни у кого не должно быть сомнений в твоих полномочиях. Во всяком случае, я, если понадобится, поручусь за тебя. Ничего страшного не будет, если потом мой шеф узнает о том, что ты съездил в командировку вместо меня, ведь дело будут сделано.
Я помню, Лютый неоднократно вспоминал тебя добрым словом и жалел о том, что ты предпочитаешь работать в одиночку, а не под его началом, — убеждал сам себя Егерь. — Проблему надо решать, и как можно скорее. Друг, — с признательностью во взгляде, обратился он к Лису, — если ты меня выручишь, поверь, я в долгу не останусь, ты меня знаешь.
— Егерь, — мягким, проникновенным голосом ответил хитрый Лис, — будем считать, что нам обоим повезло, на твоё счастье, у меня пока нет слишком важных дел, и я готов хоть сейчас ехать куда нужно. Но по моём возвращении обещай, что поможешь мне в моей новой затее, есть у меня давняя задумка, хочу открыть магазинчик на вашей территории, и мне нужна поддержка сильного человека, иначе вряд ли что-то получится.
— Друг, — не пытаясь скрыть свою радость, ответил собеседник, —можешь не сомневаться в этом, я сделаю для тебя всё что в моих силах.
Эх, людей вокруг много, но достойных — единицы. Ты ведь по сути — единственный, кто вошёл в моё положение, не промолчал, не бросил в трудной ситуации. Я ценю это!
Поедем сейчас ко мне, поговорим о деталях твоей поездки. Для меня важно, чтобы всё было сделано как можно быстрее.
Они торопливо двинулись в сторону выхода из парка.
Предусмотрительному Лису удалось уговорить попавшего в патовую ситуацию товарища на то, чтобы тот спровоцировал органы правопорядка на закрытие его в камеру на какое-то время для того, чтобы у Егеря появился веский аргумент в последующем разговоре с Лютым, объясняющий невозможность самим Егерем исполнить данное руководителем поручение.
Ранним утром следующего дня Лис, удобно расположившись в купе поезда, попивая душистый терпкий чай, внимательно изучал содержимое газет, толстой стопой лежащих перед ним на столике, в поисках любой полезной информации о персонаже, с которым ему вскоре предстояло встретиться.
Спустя восемь часов поезд прибыл в один из провинциальных городков.
В головной офис так называемого смотрящего за регионом неспешной походкой вошёл интеллигентного вида мужчина. Одет он был в дорогой костюм и белоснежную рубашку, на стильном галстуке — зажим из белого золота с бриллиантом. В руках посетитель держал небольшого размера дорожный саквояж из роскошной, искусственно состаренной кожи. Образ успешного человека дополняли очки в тонкой золотой оправе и массивные наручные часы из того же металла.
Дождавшись, ¬¬¬¬¬¬¬когда охрана офиса доложит о нём, демонстративно поглядывая на стрелки часов, Лис в сопровождении спустившегося за ним секретаря уверенным шагом прошёл в кабинет негласного, или, как выражались многие, ночного руководителя области. Хозяин кабинета, небольшого роста, с колким взглядом, радушно улыбаясь, шагнул навстречу и протянул для приветствия сильную руку.
— Добро пожаловать в наш забытый богом край! Мне доложили о том, чьи интересы вы представляете. Как я могу к вам обращаться?
Лис представился, назвавшись Вестником, и, не дожидаясь приглашения сесть, аккуратно опустился в кресло, после чего, внимательно оглядевшись вокруг себя, вежливо, но с нотками необходимой в данном случае жёсткости в голосе попросил, — велите принести кофе. — После чего демонстративно медленно достал из кармана пиджака сопроводительное письмо и молча положил его на стол.
Пока Шикун, именно под таким псевдонимом принявший Лиса человек был известен местной общественности, знакомился с содержанием бумаги, нежданный гость сверлил его пристальным, немигающим взглядом.
Быстро ознакомившись с коротким, но крайне информативным текстом, бандит посмотрел на гостя недоумевающе, несколько растерянно. Он понимал, перед ним находится представитель королей преступного мира, к которому он имеет прямое отношение и законам которого он должен был следовать неукоснительно. Шикуну в глубине души было страшно от непонимания того, с какой именно целью навестил его этот таинственный, безэмоциональный с виду Вестник.
Да, в своём регионе Шикун имел огромный вес, да, для него не было в принадлежащей ему вотчине нерешаемых проблем, но как человек умный он также понимал, таких регионов как его в стране огромное множество, и он всего лишь один из тех многих, чьё властвование зиждилось прежде всего на одобрении высшими иерархами преступной структуры, в которой он долгое время укреплялся, одновременно доказывая поступками свою лояльность, преданность «генералитету», чьи интересы, тем не менее, могли сместить его с поста в любой момент по независящим от него самого причинам.
Шикун осознавал, если подобное произойдёт, его ждёт скорый и бесславный конец, ибо то множество нажитых им за время правления врагов немедленно разорвёт его, потерявшего защиту могущественных сил, в клочья, отобрав перед этим нажитое непосильным трудом, в течении долгих лет, всё до последней копейки.
Лис, не только успевший адаптироваться к ситуации, но и начавший наслаждаться ею, довольно пикантной, неотрывно глядя в глаза собеседника, заговорил тихим, больше похожим на шёпот, голосом:
— Умные люди давно поняли — время анархии не может продолжаться вечно, оно должно быть остановлено, и оно будет остановлено, во что бы то ни стало.
Хватит крови! Матери больше не должны хоронить своих сыновей. От ненужной войны устали все. Криминалитет прошёл пусть и сложный, но необходимый этап деления территории страны на сферы влияния, мы достигли того, что полномочия в нашей среде должным образом разграничены и достигнутые каждым из нас позиции зафиксированы.
Эпоха естественного отбора прошла, наступило время славы сильных, без преувеличения великих личностей. Мы видим, что во главе группировок остались именно те, самые живучие, хитрые, мудрые, кто не подвержен слюнявой сентиментальности, кто способен железной рукой не только навести, но и на протяжении продолжительного времени удерживать порядок на подведомственной ему земле, способен сплотить вокруг себя действительно нужных людей.
Но там, наверху, важные люди понимают — на достигнутом останавливаться нельзя, недопустимо пускать создавшуюся ныне, будем честны, крайне благоприятную для нас ситуацию на самотёк, преступно почивать на лаврах победителей, дожидаясь нежелательного повторения кровавого противостояния. Никто не хочет прихода недавнего прошлого и не допустит его.
Сегодня настал тот самый момент, когда мы должны попытаться взять политическую власть в стране в свои руки, откинув в помойку истории мягкотелых, не способных на великие дела политиков либералов.
История сама подвела нас к этому шагу. Наступил момент принятия судьбоносного решения — выбора нашего, единого от всех иерархов преступного мира кандидата в президенты! И именно на всех нас лежит ответственность за будущее отчизны. Наши идеи, наше понятие справедливости должны стать, да, революционной, но единственно верной основой будущей государственности.
И нам с вами, в числе прочих, уважаемый Шикун, так уж распорядилась судьба, выпала нелёгкая и крайне ответственная доля — быть сопричастными к поистине великим событиям.
В мою задачу на подготовительном этапе входит посещение и общение со всеми теми значимыми фигурами, кого самый верх, назовём его, для лучшего понимания, Верховный Совет великих умов, считает достойными принять участие в глобальном размахом деле построения новой реальности.
Лис прервал свою речь из-за появления секретаря, принёсшего чашку кофе.
Он был очень доволен собой, наблюдая во взгляде хозяина кабинета, внимательно слушающего его заранее подготовленный, тщательно выверенный монолог, смесь из недоумения, страха и гордости. Пройдохе давно было известно — умелая игра на чувстве тщеславия практически всегда оказывается беспроигрышной.
Для понимания степени своего воздействия на клиента и проверки уровня его готовности исполнить дальнейшие указания Лис, как истинный знаток человеческой натуры, решил прибегнуть к маленькой хитрости, он, слегка пригубив поданный ему, по какой-то причине не горячий, а еле тёплый напиток, демонстративно сморщился и разочарованным тоном произнёс:
— Извините, уважаемый, но раз в вашем офисе нет горячего кофе и уж тем более стакана обычной воды к нему, то я оставлю вас на некоторое время, поищу поблизости нормальное кафе, а после вернусь к вам и мы продолжим наш разговор. Вы не против? — Он резким жестом отодвинул от себя чашку и встал.
— Извините, сейчас всё исправлю, — виновато опустив моментально налившиеся кровью глаза, смущённо сказал Шикун, вскочил со своего места и чуть ли не бегом кинулся за дверь.
Лис, развалившись в удобном кресле, не без удовольствия слушал доносящуюся из-за плохо прикрытой двери резкую отрывистую брань озлобленного бандита, быстрый топот ног секретаря, его сбивчивые извинения, сильные тупые удары, грохот рухнувшего тела, и последовавший за этим короткий приказ:
— Убрать эту гниду отсюда!
Через мгновение дверь распахнулась, и в кабинет с довольной, благодушной улыбкой зашёл Шикун, неся на подносе чашку дымящегося кофе и стакан кристально чистой воды.
— Пожалуйста. И ещё раз извините! — мягким голосом сказал он.
Лис коротко поблагодарил, с наслаждением хлебнул ароматный напиток, после чего обработка сознания жертвы продолжилась.
— Итак, имею честь сообщить вам, на встречу приглашены только самые значимые представители нашего сообщества, те, кто доказал самой своей жизнью масштабность ума, способность видеть ситуации глобально, кто имеет необходимую гибкость и неординарность мышления, а также несгибаемость железной воли перед опасностями. Вы, Шикун, вне всякого сомнения, входите в это число. И, более того, искренне признаюсь вам, я сам очень рад познакомиться с вами, ваши поступки, о которых уже начали слагать легенды, не могут не восхищать!
Моментально заметив вмиг ставшую довольной физиономию хозяина кабинета, Лис нарочито резко сказал:
— Если вы не против посетить данное мероприятие, если у вас нет других, более важных для вас дел, способных помешать вашему прибытию на предстоящую встречу с пославшими меня людьми, тогда поговорим о деталях. Вы говорите, не стесняйтесь, я лишь исполнитель, который слово в слово донесёт вашу позицию до тех, кто ожидает вашего ответа.
— Какие дела могут быть важнее того, о чем вы сейчас рассказали? Я готов, прибуду куда скажете, в любое место, в любое время! — быстро ответил Шикун.
«Созрел фрукт», — подумал Лис и немедленно перешёл к основной фазе своего коварного плана.
Пристально упёршись взглядом в глаза собеседника, авантюрист, добавив в свою речь порцию загадочности, продолжил:
— Надеюсь, вы понимаете, всё сейчас озвученное мной должно оставаться до определенного момента тайной. Курьеры-гонцы сообщат участникам конференции информацию о точной дате и месте проведения мероприятия за десять дней до начала его. Могу открыть лишь то, что собрание будет проходить в одном из находящихся на побережье Испании отелей, название которого станет вам известно позднее. Прошу вас, будьте готовы, никакие отговорки в расчёт приниматься не будут.
Шикун, с живым интересом слушающий заливающегося соловьём афериста, покорно кивнул головой.
— Итак. Я уполномочен собрать деньги не только на организацию самого события и на обеспечение его безопасности, но, в том числе, на подкуп должностных лиц пока ещё действующей в нашей стране, доживающей последний год власти — и на судейский корпус Конституционного суда, и на умасливание аппетитов представителей силового блока, армии, внутренних войск, спецслужб.
Задача архисложная, и, поверьте, для меня лично крайне опасная. Если бы я мог отказаться от своей незавидной участи, я бы незамедлительно сделал это, но, как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж.
Финансовая составляющая проекта должна быть закрыта до самого момента встречи, дабы она собой не отвлекала вас, стратегов, от обсуждения вопросов, касающихся законного захвата верховной власти в государстве, от тщательной проработки всех возможных вариантов этого непростого по всем параметрам дела.
Кстати, надеюсь, вы понимаете, что кроме официальной части собрания также будет иметь место и кулуарное общение, к чему, открою вам секрет, моё руководство относится крайне положительно, ибо личностные контакты региональных лидеров между собой неизменно способствуют усилению сплочённости в наших рядах. Мне ли объяснять вам, уважаемый Шикун, что благодаря подобным встречам многие хваткие люди, скооперировавшись, учтя экономические интересы друг друга, удваивают, утраивают свои капиталы. — Хитро прищурившись, коротко улыбнулся Лис.
— Сумма понадобится внушительная. И никаких банковских переводов, никаких следов в электронных системах платежей, только крайне неудобные наличные.
Необходимые средства будут получены со всех, без исключения, участников конференции, имена которых, как и ваше, широко известны обществу, но не могут быть озвучены в целях сохранения необходимой в нашем деле конфиденциальности. Всех гостей, среди которых будет много ваших друзей и знакомых, вы сможете лицезреть в городе Ал… Впрочем, — осёкся Лис, — подробности, как я уже говорил, вы узнаете в ближайшее время.
Если кому-то из приглашённых его возможности не позволят, единоразово, ибо данный случай является исключительным, выделить средства на столь грандиозное событие, то данное обстоятельство, вне всякого сомнения, будет принято во внимание иерархами нашего справедливого мира, и, боюсь, последствия для такого человека окажутся весьма плачевными, прежде всего, по причине неоправданных надежд сильных мира по отношению к данному человеку.
Большие люди не любят ошибаться, они пребывают в твёрдой уверенности того, что каждый человек занимает именно то положение, которого достоин. — Голосом, в котором явно слышалась угроза, закончил Лис фразу. Но сразу же, мягко улыбнувшись, добавил. — Уверен, уважаемый Шикун, вас данная проблема точно не касается.
— Второе. Для прикрытия основного мероприятия необходима плотная ширма, чтобы отвлечь от него внимание полиции, прессы, просто любопытствующих, праздношатающихся обывателей. Ширмой, по указанию сверху, будет служить большое количество туристов, будто бы случайно выбравших для отдыха данный курортный город.
Внезапно Лис на секунду замолк, сосредоточенно вглядываясь в глаза бандита.
— Скажите, как часто вы, уважаемый, и, вне всякого сомнения, наделённый широко развитым мышлением человек, являясь руководителем одной из влиятельнейших группировок радуете, поощряете персонал, бригадиров, рядовых бойцов, остальных полезных вам своей деятельностью персонажей цивилизованным отдыхом, есть ли забота о них в этом плане?
Шикун заметно смутился, почувствовав себя полным идиотом, ведь, признаться, он вообще никогда не задумывался об этом, исключительно потребительски относясь к подчинённым, хотя, учитывая высоту достигнутого им положения, в первую очередь обязан показывать достойный для подражания пример стоящим ниже него по статусу людям.
— Да у нас это как-то не принято, каждый сам выбирает, где и с кем ему отдыхать. — Зло сминая резиновое кольцо ручного эспандера, неуверенным голосом попытался он сгладить неудобную тему.
— Плохо! — резко перебил его Лис. — Забота о гражданах — наша прямая обязанность, именно мы несём ответственность за жизнь доверивших нам свои судьбы, за их будущее и за будущее их семей! Прошли те времена, когда парни были лишь расходным материалом, с помощью которого мы смогли достичь тех вершин, на которых и находимся. Пришла пора показать всем — мы поднялись на тот уровень, когда имеем и желание, и возможности разделить с, скажем так, потенциальным электоратом все его невзгоды, радости, переживания и боли.
Необходимо сообщить входящим в зону вашей ответственности гражданам о том, чтобы они готовились к отдыху у моря, которое, я почему-то уверен, многие из них никогда не видели, пусть готовят необходимые документы, пусть берут с собой жён, любовниц, друзей, детей. Чем больше будет наплыв счастливых отдыхающих, тем лучше, надеюсь, вы это осознаёте…
Лис восхищался собой, он был горд тем пафосом, с которым произнёс этот замысловатый спич. Шикун же сидел с каким-то потерянным видом, приоткрыв рот и подобострастно взирая на гостя.
Осмелевший пройдоха, довольный видом ничего не подозревавшей жертвы, быстрым голосом, чётко проговаривая каждое слово, продолжил.
— С каждого смотрящего за регионом сто тысяч долларов, с каждого смотрящего за городом — пятьдесят, с каждого бригадира — десять, с каждого бойца, планирующего лететь к морю, — сотня долларов за каждого члена семьи или сопровождающего. Деньги необходимо собрать и доставить мне сегодня, к 12 часам ночи. Купюры исключительно крупные, у меня нет никакого желания возиться с мелочью.
Он демонстративно устало, несколько лениво вздохнул, после чего неожиданно тёплым взглядом посмотрел на собеседника и мягко произнёс:
— Шикун, я оказал вам своё личное уважение, встретившись с вами с первым. Это говорит не только о моём расположении к вам как к человеку, на которого ставится в ближайшем будущем многое, но и прежде всего об огромном доверии к вашей персоне со стороны пославших меня людей. Я не могу сейчас говорить о большем, но знайте, вы — одна из ключевых фигур Министерства Экономического Развития нового правительства. Это пока всё, что я могу открыть вам.
Да, безусловно, над прошлым вашей биографии придётся немало потрудиться, но игра стоит свеч, вы — неординарная личность, имеющая внутри себя огромный внутренний потенциал, который при умелом руководстве способен принести много пользы отчизне.
Да, совсем забыл о мелочах. От вас потребуется пара машин для сопровождения меня в соседний с вашим регион и несколько крепких парней для охраны перевозимой суммы. Вы способны решить данную проблему? — Лис вопросительно уставился на мало что понимающего от обилия нахлынувшей в него информации Шикуна.
Наконец, выражение сосредоточенности спало с лица бандита, морщины на лбу разгладились, показывая тем самым, что человеку удалось разложить услышанное им по полкам своего мозга, получилось-таки собраться с мыслями. Облегчённо вздохнув, он отрапортовал:
— Всё будет сделано на высшем уровне, можете не переживать, я сейчас же все организую.
Продолжая играть роль радушного хозяина, Шикун предложил гостю лучшую в городе гостиницу, ресторан, девушек на выбор, игру в казино, но Вестник вежливо отказался от всего, кроме номера гостиницы и скромного ужина. Не пристало сугубо деловому человеку развлекаться, находясь в столь «судьбоносной для страны» миссии.
К ночи всё было готово для продолжения путешествия: несколько объёмных инкассаторских мешков уложены в бронированный автомобиль, широкоплечая вооружённая охрана терпеливо ждала на выходе из номера.
Сохраняя на лице маску глубокой задумчивости, довольный собой Лис, до последнего не верящий в благополучное завершение первого этапа начатой им аферы, ведь и правда результат превзошёл его ожидания, вежливо попрощался с гостеприимной публикой, проворно юркнул в предоставленный ему автомобиль представительского класса и, закрыв глаза, усиленно продолжил размышлять над тем, куда и каким образом спрятать огромное количество денег.
По этой отработанной им на Шикуне схеме Лис посетил ещё два региона. Зная поговорку «жадность фраера губит», он, ранним утром покинув очередного бандита с полным микроавтобусом денег, отъехав от города на приличное расстояние, приказал сопровождавшей его охране отправляться восвояси и сам сел за руль.
Перечить ему никто не стал, так как авторитет его личности, благодаря усилиям обманутых им жертв, был непререкаемым. Да и у самих головорезов не было особого желания участвовать в продолжении опасного дела, поэтому они послушно оставили Лиса наедине с его уловом.
Будучи человеком предусмотрительным, Лис, проехав несколько километров, остановился в густой лесополосе, часто оглядываясь по сторонам, торопливо вырыл яму и спрятал в неё два мешка с деньгами.
И, как впоследствии оказалось, правильно сделал.
Осторожно двигаясь просёлочными дорогами, зайцем петляя вокруг попадающихся на пути деревенек, он старался как можно скорее покинуть пределы региона.
Спустя некоторое время уставший авантюрист аккуратно съехал в одну из расположенных посреди огромного поля ложбин, заглушил двигатель и, развалившись на густой прохладной траве, моментально заснул.
Проснулся он от резкого звука громкоговорителя, из которого неслось радостное:
— Просыпайся, Лисёнок, пробуждайся, родной. Кто рано встаёт, тому кто-то там чего-то даёт.
Мужчина моментально вскочил на ноги и осоловевшим взглядом принялся разглядывать морды окруживших его временное убежище машин и на весёлые лица столпившихся между ними вооружённых автоматами людей.
Последовал вежливый разговор с возглавлявшим группу захвата офицером одного из подразделений ФСБ и благодушное признание последнего в том, что Лиса вели с момента встречи с Егерем, которым, к слову сказать, данная силовая структура очень дорожит и которого продолжит беречь впредь.
 Полковник не скрывал искреннего восхищения авантюризмом, отчаянной дерзостью Лиса, не забыв при этом, сверля тяжёлым взглядом несчастливого пройдоху, предупредить:
— Я очень надеюсь, Чахлый, что у тебя хватит ума забыть, что сейчас здесь произошло. Не удивляйся и не сомневайся в том, что в реале нашей встречи никогда не происходило, и я буду очень удивлён, если тебе удастся когда-то доказать обратное. А деньги ... Деньги пойдут на нужды нашей крайне необходимой отчизне организации, которая, согласись, довольно-таки успешно борется с такими антисоциальными элементами, каким являешься ты.
В ответ пойманный с поличным Азар, горевший изнутри бессильной злобой, стоял молча, сжав до боли зубы и опустив затравленный, угрюмый взгляд.
Как только все необходимые для изъятия процедуры были завершены, полковник вновь обратился к опустошённому душой преступнику:
— Неординарный ты человек, Лис! Мне бы такого в мою команду, но... К твоему сожалению и к моему счастью, мы по разные стороны баррикад. Мой тебе добрый совет, человечище: беги! Куда глаза глядят, подальше от цивилизации, туда, где нет связи. Надеюсь, тебе хватит средств тех двух мешков, которых мы недосчитались.
Сейчас на тебя будет объявлена беспрецедентная охота кинутых тобой отморозков, для которых слово «жалость» неведомо.
Признаюсь по секрету, моему самолюбию льстит то, что я сейчас разговариваю с легендой, но — что уж скрывать, мы оба понимаем — с практически мёртвой легендой. Никто в данных обстоятельствах не даст за твою душу и ломанного гроша. Что ж, я желаю тебе быстрой и лёгкой смерти, Лис-авантюрист! Прощай!
Вереница машин медленно, будто издеваясь над неудачником, поползла прочь.
Чахлый, рискнувший однажды сыграть по-крупному, отлично справившийся с поставленной перед самим собой задачей, остался один, отчаявшийся, без добычи, без надежды на лучшее будущее, гонимый в страшную неизвестность им же самим созданными обстоятельствами.
Опустившись в изнеможении в пыль полевой дороги, Лис горько, не сдерживаясь, как-то совсем по-детски заплакал, размазывая по щекам непрестанно текущие слёзы.


Рецензии
Судя п количеству глав, тянет уже больше чем на том. Придется разбивать, если хотите это в бумаге. У издательства там требования от 15 авторских листов по 40 000 знаков каждый. Сейчас может другие, давно не мониторил. По первой главе судить сложно, может все хорошо, а может (судя по объему) и воды много. В любом случае удачи

Александр Степанов 2   17.12.2021 22:35     Заявить о нарушении
Спасибо за пояснения! Ни одно издательство печатать это не будет (не захочет), и я с полным спокойствием (с блаженной улыбкой) принимаю сей факт.) Приняв реальность я получил возможность наслаждаться созданием рождённого в моём мозгу (полувымышленного) мира,и я совсем не задумываюсь о судьбе романа, как будет, так и правильно (фатализм моё второе я).🙂

Масленников Андрей   17.12.2021 23:47   Заявить о нарушении
Если писать для души, то лучше в стол. Если для читателя... то нужно выкладываться. Ну минимум книжки по сценарному мастерству прочитать. Для выработки художественного стиля этого мало, но общие представления вполне достаточно. Написать одну книгу нахрапом вполне себе можно, а вот со второй будут проблемы. Ну это мое мнение. Можете считать это советом.
П.С. Талант - это не волшебство, а количество часов, вложенных в мастерство

Александр Степанов 2   18.12.2021 00:12   Заявить о нарушении
Извините, Александр, но... скучно мне стало. Обидеть вас совсем не хочу, но и читать в ваших сообщениях известные всему миру истины тоже нет желания.Я искренне желаю вам удачи в творчестве, и всего самого доброго! Прощевайте, ладно, хороший человек?!

Масленников Андрей   18.12.2021 00:55   Заявить о нарушении
Прощевайте, прощевайте...потусуюсь в другом месте

Александр Степанов 2   18.12.2021 01:03   Заявить о нарушении