АРИН. Часть 4

После ужина, восхитительного, как обычно (Мириан всегда держала отменных поваров), приняв ванну, Лота завалилась на диван со свежим журналом мод (по-моему, материализовавшимся из воздуха, хоть она и щебетала что-то о любезной соседке по столу) и заявила, что не в состоянии шевельнуть ни рукой, ни ногой. Я, напротив, находилась в возбуждённом состоянии духа, не приглушённом ни поездкой, ни наступлением вечера. Устав мерить шагами ковёр от окна до двери, я решительно заявила, что пойду дышать свежим воздухом, благо, прогулки перед сном полезны для здоровья. Лота посмотрела на меня с неподдельным ужасом и кротко кивнула.
Темнело. Ские погружался в сумерки. Не прозрачно-голубые, весенние, не бархатно-синие, зимние, а сочно-лиловые, осенние, прочерченные блестящими лучами шпилей, позолоченных заходящим солнцем. Улицы были чисты и пустынны. Накануне праздника все спешили хорошенько отдохнуть и выспаться. Одно за другим гасли окна, стихали звуки. Редко-редко мне навстречу попадался прохожий, торопящийся или домой, или в гостиницу. Вечерние прогулки в Ские не в моде. Гуляют днём, по ровным дорожкам центрального парка (две аллеи, три скамейки), чинно раскланиваясь со знакомыми. Я же люблю сумерки, не день и не ночь, время кошек и мечтателей… И не свойственных людям поступков.
Я кружила по улочкам без цели, старательно не думая ни о чём, наслаждаясь видом разноцветных булыжников мостовых. И поняла, что обманывала себя, лишь уткнувшись в щит с изображением краснощёкого пьяницы со сползающей с плеши короной. «Приют старого короля» подмигивал мне рядами светящихся окон. Остановившись, я возмутилась. Честное слово, не хотела здесь оказаться! Я и дороги сюда от «Ключа» раньше не знала! Но факт — вещь упрямая. Отругав себя, как я того заслуживала, немедленно развернулась и почти бегом поспешила обратно.
Мой путь лежал, конечно же, в обход парадного входа, мимо открытой террасы ресторанчика с несколькими вытащенными на свежий воздух столиками и плетёными креслами, в которых сидели люди… Ой, странно как-то сидели. Один из них держал руку с кувшином над стоящим перед ним стаканом — причём стакан был пуст, а наклон кувшина заставлял усомниться, что из него вообще что-нибудь выльется. Женщина рядом с ним упорно смотрела на кусок рагу, насаженный ею на вилку, но явно не собиралась положить его в рот. Или на тарелку. Ребёнок свесился через ручку кресла, потянувшись за упавшим лакомством. Я подошла поближе, терзаемая нехорошими предчувствиями.
Они были живы. Это заставило меня вдохнуть воздух, до того ставший вдруг слишком густым. Опять Заклятие Покоя. Наложено мастерски, аккуратно по границе «Приюта». Чтобы удостовериться в этом, мне пришлось досконально обследовать нижний этаж. Застывшие люди производили жутковатое впечатление, но я запретила себе до поры до времени поддаваться панике. Затем методично обошла все номера и холлы, насмотревшись такого, от чего нормальные девушки давно валялись бы в обмороке.
То, что я искала, обнаружилось довольно быстро. Ожидаемо пустую комнату со свежевыломанной дверью. Следов сопротивления не было, да и быть не могло: Заклятие Покоя одинаково хорошо действует как на людей, так и на итлунгов. Разбросанных вещей — тоже, поскольку обзавестись ими не было времени. Больше для очистки совести я обошла оставшиеся комнаты, убедилась в отсутствии Орри и Рэя и вернулась к исходной точке. Мне необходимо было подумать. Опустившись на один из скрипучих плетёных стульев, я прикрыла глаза.
Итак, наш маскарад оказался бесполезен. Итлунга с приятелем (не без помощи магии) выследили и забрали с собой, в очередной раз погрузив в небытие. Сделал это Керт или вмешалась иная сила, определить невозможно. И не нужно. Вопрос, который мучил меня, заключался в другом: что в этой ситуации делаю я? Зачем, вместо того чтобы смотреть сладкие сны, торчу в этой гостинице? Ладно, раскопать Орри меня заставило неуёмное любопытство, притащить его домой — крошечная капля сострадания, помочь ему — следствие первых двух поступков. Но какой леший занёс меня сюда? И Орри, и Рэй мне чужие. Я не в курсе их целей, не знаю их самих, неизвестно даже, правильно ли я поступила, приняв участие в их судьбе. Они могут оказаться кем угодно, в том числе и преступниками. Почему же мне не успокоиться, не проверив, что с ними?!
Стеклянные глаза мирцри.
Мягкие шаги шести лап, пушистая кисточка хвоста. Скользящие в полумраке Ле;са тени. Нечто. Величественное, непостижимое, вне человеческих передряг, над нашей суетой и мелочностью. Торжественное, как сам Лес. Всеобъемлющее, как воздух. Неподвластное. Легенды, будоражащие воображение. Редкие живые встречи, о которых с благоговением рассказывают детям и внукам. Сколько помню себя, мирцри считались божествами Ле;са, явление которых приносило людям удачу и просветление. Существующие не рядом с нами, а над нашей жизнью, в своих мире и времени, чей век невозможно измерить, и не было ещё того, кто смог бы их постичь.
Зато нашёлся тот, кто захотел и смог их покорить. Лишить воли, заставить служить, подобно скотине, словно мало ему подчинённых людьми животных, взятых с собой во время Переселения.
Человек — или итлунг, невелика разница, — посягнувший на мирцри, мог сделать это из самых достойных побуждений, только суть от того не меняется. Мы стремимся всё подчинить своей воле. Конечно, единственно ради всеобщего блага! Но есть нечто, чего мы не должны касаться — никогда, ни с какой целью! Например, мирцри. И я — я не Орри с Рэем пытаюсь помочь. Я выступаю против того, кто собирается обесценить тысячелетнюю тайну Авендума. Хватит того, что мы утратили половину нашего прошлого — прошлого итлунгов, которого почти никто не помнит. Их древний певучий язык, из которого созданы Заклинания, вытеснен более простым человеческим. Кто говорит на нём сейчас? Жрицы древних Храмов да жалкая сотня магов, и те в большинстве случаев заучивают руны наизусть, не понимая смысла! Их легенды и песни забыты, обряды не соблюдаются — самими же итлунгами, настаивающими на своей исключительности и постепенно её теряющими. Вынужденные бороться за выживание, они подстраиваются под тех, с кем им приходится соседствовать. Перенимают наши привычки. Перекраивают свои имена. Почему произошло так, а не иначе, почему в мире, состоящем из двух половин, одна за тысячу лет умудрилась освоиться и процветает, а вторая вымирает? Этого мы уже не узнаем. Но нельзя осквернять ещё и мирцри, низводя их до положения скотины!
Я не позволю.
Поднявшись со стула, я окинула взглядом застывших людей. На секунду сосредоточилась. Заклятие соскользнуло легко и мягко, словно лисья накидка с плеча. Женщина положила в рот кусочек рагу и поморщилась — блюдо безнадёжно остыло. Ребенок заёрзал в кресле. Никто ничего не заметил, я же не стала кричать во всеуслышание, что не снятое вовремя Заклятие Покоя может иметь определённые последствия. Со смертельным исходом. По счастью, действовало оно недолго и повредить никому не успело.
Оставшись незамеченной, я пошла обратно, решительно и целеустремлённо.
Мириан всё так же чопорно восседала за стойкой, хотя просторный холл «Ключа» давно пустовал и вряд ли на ночь глядя ожидались посетители. На моё позднее появление бесстрастная  хозяйка гостиницы  никак не отреагировала, лицо её было по-прежнему застывшим, словно маска. Много раз я врывалась, влетала, впархивала и вползала в «Ключ», но неподвижность этих черт не менялась, приди я глубоким вечером, среди ночи или под утро. Сегодня я нарушила обычный маршрут — мимо конторки, через холл, наверх по лестнице, вприпрыжку через ступеньки. Нарушила я его потому, что в Ские могла довериться только этой странной неразговорчивой женщине, с которой много лет подряд обменивалась лишь скупой парой слов.
— Миа-ир-Иан, — сказала я, — мне нужна твоя помощь.
Некоторое время она буравила меня бездонными карими глазами, неестественно огромными на худощавом лице. Затем плавным жестом указала на стул рядом с ней. Я села, не отводя от неё взгляда.
— Какая? — спокойно спросила она.
— Мне нужно отлучиться. Присмотри за Лотой. Я могу задержаться. Если она спросит, где я, ответь… что угодно, лишь бы она не бросилась меня искать и не кинулась бы к отцу, а главное, не подняла бы панику.
Наводить панику Лота умела. При одной мысли об этом по коже поползли мурашки. Но Мириан, Миа-ир-Иан, своим невозмутимым видом успокоит кого угодно, даже Лоту. Даже если скажет, что я сбежала с проезжим наёмником и стала его женой в ближайшем Храме. Или пошла пешком в Арванди, дав благочестивый обет. По мне, так любая ахинея из уст Мириан прозвучит вполне правдоподобно.
— Во что ты ввязалась на сей раз, Арин? — прервала мои размышления Миа, и я честно ответила:
— Сама толком не знаю.
Она коротко кивнула, да так и осталась сидеть, глядя в натёртый до блеска пол и на подол бархатного лилового платья. Я восхищалась ею. Из сотен моих знакомых лишь мой отец и она могли столь спокойно реагировать на мои сумасбродства, не пытаясь лезть в душу и выспрашивать  то, что самой мне было неведомо.
— Это Неда? — нарушила молчание Мириан.
— Нет, — догадалась, о чём она, я, — Неда только сказала однажды, что тебе можно доверять.
— Тогда откуда ты узнала?..
Я вздохнула, одинаково не желая ни врать, ни говорить правду. К сожалению, первое не оставляло мне выбора:
— У меня врождённые способности. Я умею определять, кто передо мной — человек или итлунг. Иногда угадываю имена последних.
— Иногда?
Я вздохнула ещё горше:
— Всегда. Это приходит само. Смотрю на собеседника — и понимаю, как должно звучать его подлинное имя.
Мириан дохнула мне в лицо:
— Неда знала?

§ § § § § § § § §

Вечер. В камине затухают, тихонько потрескивая, угольки. Лампа на столе бросает жёлтый круг света на раскрытую книгу. «Азервийлини», седьмая книга песен. Написанная, конечно же, выцветшими от времени итлунгскими рунами. Я вожу пальцем по витиеватым строчкам, упрямо разбирая старые письмена. «И долгий взгляд дарит она, но нет во взгляде том прощения…»
— Неда, — канючу я, — как это — нет прощения?
— Значит, не может простить. Читай дальше, Арин.
— Почему не может? — не отстаю я.
Читать я устала, песни длинные и, на мой вкус, безнадёжно унылые. Даже любовь в них — самая страшная беда, которая только может случиться с человеком. То есть с итлунгом, конечно.
— Потому, что прощать непросто, — Неда снисходит до того, чтобы оторвать взгляд от шитья, разложенного на её острых коленях, и обратить на меня внимание, — есть вещи, которые простить нельзя. Продолжай.
Но мне попала вожжа под хвост, как говорит отец. Всё что угодно, только не послушание. Я фыркаю:
— Почему же тебя назвали всепрощающей?
Неда вздрагивает, пяльцы стукаются об стол:
— Кто тебе сказал?
— Никто. Это легко. «Ней» — прощение, «Диа» — всё. Ней-ид-Диа, прощающая всё, всепрощающая.
— Ты забыла «ид», — спокойно произносит Неда.
— У-у-у. Частицы ничего не значат.
— Значат, — сурово сдвигает брови няня, — «ид» — четырнадцатая в списке. Означает «отказавшаяся от себя». Завтра возьмёшь Основную Книгу Имён и выучишь все тридцать частиц.
Глаза у меня лезут на лоб, а рот недовольно кривится:
— Все?! Это слишком тяжело! Там текста страниц сорок, да ещё и мелкими рунами!
Неда усмехается, складывая рукоделие в шкатулку:
— Не труднее, чем читать имена. Особенно скрытые.
Её мягкие загорелые руки аккуратно и неторопливо собирают иголки, сматывают разноцветные нитки, сворачивают лоскутки.
— Раз уж ты — Читающая, так уж будь добра читать правильно.
Радость мешается во мне с досадой от предвкушения нуднейшей зубрёжки. Первое пересиливает: я касаюсь края её передника:
— Неда, а я верно угадала твоё подлинное имя?
Она разворачивает меня к себе спиной, частым костяным гребнем расчёсывая спутавшиеся за день волосы, и заплетает их на ночь в косу — процедура болезненная, но я терплю в ожидании ответа. И дожидаюсь.
— Читающие не угадывают, Арин. Они знают.

§ § § § § § § § §

— Знала, — отвечаю я Миа-ир-Иан.
Красивое имя. Но совершенно ей не подходящее. «Миа» — рассвет, «Иан» — мягкость. Частица «ир» — самая распространённая из списка, заученного мною благодаря Неде, и переводится она как «притягивающий, влекущий». Манящая мягкость рассвета. Складывается впечатление, что имена итлунгам даются по злой иронии. А может, в шутку. Самая необъятная толстушка в Скируэне с хутора Гдони (да-да, встречаются среди итлунгов и такие!) щеголяет имечком «Гибкая ива, ласкающая взор». Хорошо, что для всех прочих она — Лаин и ничего больше. Читающих во все времена — двое-трое на весь Авендум. Мы старательно скрываем свой дар. Почему? Вы не поверите, до чего выразительными и не соответствующими занимаемому положению бывают итлунгские имена. Глава Ские Нелид вряд ли возгордился бы, если каждый горожанин узнал бы его настоящее имя, означающее «Крошечная тучка в вышине».
Мириан перевела взгляд на мой наморщенный нос и хмыкнула:
— Смею я чем-нибудь ещё помочь тебе, Читающая, кроме как приглядеть за юной родственницей?
С секунду поколебавшись, я спросила:
— Тебе о чём-либо говорит имя Керн-ит-Ирт?
— Интересуешься вымышленными персонажами древних Пророчеств?
— Ага, несуществующими. Настолько, что вчера в Мердене я столкнулась с ним нос к носу. Эта ожившая реликвия закопала в Лесу, словно куль с навозом, итлунга королевской крови, скованного Покоем.
Миа смотрела на меня не мигая. В расширенных зрачках отражалось моё искажённое иронией лицо на фоне красноватых светильников. Затем она слово в слово повторила слышанное мною вчера от отца:
— Ты уверена, что тебе следовало вмешиваться, Арин? Вражда между кланами итлунгов не редкость. Тебя ничто не принуждает вставать на защиту того, о ком ты ничего не знаешь.
— Меня попросили.
— Кто?
— Лошади Керта.
— Кто?!
— Лошади. Симпатичные такие, пятнистые, шестилапые, остроухие. С подавленной волей и затуманенными взорами. Так тебе знакомо имя Керн-ит-Ирт?
Она сжала руки так, что побелели костяшки пальцев:
— Только легенда, Арин. Об итлунге с именем предателя, чьё появление предсказано Лиэйралем. Но ты же знаешь, это пророчество признано ошибочным. Оно страшное, потому что…
Потому что «…не станет ни людей, ни итлунгов, и всё, во что вы верили, окажется ложью…».
Я рывком поднялась со стула, словно испугавшись невольно прозвучавших в голове жестоких строк. Моя тень скакнула вверх, через поникшую Мириан, через стойку, на цветные плиты пола.
— Мне пора, Миа. До встречи.
Она что-то ответила, я не расслышала. Прошла к двери, отворила её, вышла в ночь.
Фонари окутали город золотистой дымкой. Ские спокойно спал, словно почтенный фермер после праведных трудов. Окна почти не светились, так, редкие огоньки, один на добрую сотню домов. Я размеренно вышагивала, выстраивая в порядок мысли.
 Я пыталась вообразить себя Кертом, влезть в его шкуру, угадать ход его мыслей. Вот я настигла ускользнувшую от меня жертву. Не без помощи Сети, конечно. Что дальше? Ские мне незнаком. Или знаком? Нет, в Мерден я пробрался окольным путём. Может быть, Тропами? Может. Главное, не знаю города. Время меня не торопит. Случайные свидетели устранены. Жертва в моей власти. Один удар меча — и всё кончено. Нет, раз я не заколол парня в Эрлинге, значит, тому есть причина. Мне нужна другая смерть. Смерть без пролития крови. Опять эта кровь! Есть же какая-то легенда… легенда… кажется, о Храме… Память девичья! Хорошо, какая смерть бескровна? Удушение? Отравление? Утопление? Я зол. Моим планам помешали. Вряд ли я стану рисковать, перетаскивая пару тяжёлых тел ещё куда-то. Меня устроит относительно безлюдное место. Недалеко от «Приюта».
Заброшенная ткацкая фабрика всплыла в голове сама собой. Пять минут ходу от гостиницы. Видна с подъездной дороги. Закрыта года три назад. Из охраны — один сторож на главных воротах. Заросла кустарником. И — ну да! — там есть водоём, приличных размеров пруд, откуда когда-то брали воду.
Шаг у меня стал напряжённым, пружинистым. Может, моя догадка неверна, но проверить её стоило. Конечно, самая лучшая проверка — пошарить наугад Сетью, заклинанием, отыскивающим живые существа. Но я — не Лиэйраль, вряд ли смогу проделать это тайно от того, кто, возможно, ждёт подобных вещей. Посему — вперёд, Арин, шагай тихонечко как мышка. Я вспомнила мышей на нашем сеновале, топающих, словно тяжеловозы, и хрюкнула от смеха.
Улица тем временем постепенно подбиралась к заброшенной фабрике, а по улице в состоянии крайнего возбуждения кралась я.
В сараюшке сторожа горел огонёк. Притиснувшись боком к окну, я осторожно заглянула внутрь. Сторож, посапывая, клевал носом в полутьме перед железной печкой. Присмотревшись, я различила на столике рядом грязный стакан и пару пустых винных бутылок. Осмелев, сначала поскребла, затем постучала в окошко. Обращённый ко мне силуэт не шевельнулся, только сопение перешло в храп. Путь свободен. Внушительных размеров ворота были закрыты и заперты на гигантский проржавелый замок, но сам забор напоминал скорее хлипкую рыбацкую сеть, к тому же давно не чиненную. Отыскать в нём дыру и скользнуть в неё было делом нескольких секунд.
Территория фабрики выглядела безлюдной, заброшенной, загромождённой кучами мусора и старым хламом, заросшей сорными травами и мхом, глушившим шаги. Я на цыпочках пробиралась в глубь, изображая разведчика во вражеском тылу. Врагами стало всё: предательски хрустящие под ногами обломки, жгучая крапива в человеческий рост, сложенные прямо на землю тюки, ящики и прочая дребедень, загораживающая и без того узкие проходы. Тишина царила гробовая. Каждый треск под ногой раздавался в ушах оглушительным грохотом. Я застывала на месте, беззвучно ругалась и шла дальше — чтобы чуть погодя наступить на что-то ещё. Знать бы заранее — играла бы в детстве в шпионов, а не в магов!
Водоём выглянул из-за очередного полуразрушенного строения чёрным блестящим блюдцем с каймой из ряски, в котором, за неимением лучшего, купались звёзды. В воду плавно уходили широкие каменные ступени, ограждённые толстой решёткой перил. К перилам были привязаны две тёмные фигуры, не подающие признаков жизни. Моё сердце лихорадочно заколотилось, но я сдержала первый порыв броситься вперёд без разбору и оглядки. Наоборот, я затаилась за углом ближайшей развалюхи, стараясь даже не дышать. Керту можно было отказать в везении, но только не в уме и осторожности.
Через минуту я поняла, что не ошиблась. У противоположного конца пруда возникла какая-то возня, послышался шум, сильный плеск, затем ровное журчание воды. Ряска зашлась волнами, и мне почудилось, будто уровень воды в водоёме стремительно поднимается. Казалось, звёзды хотят выбраться наружу. Чёрный силуэт на том берегу, показавшийся мне гигантским, распрямился и удовлетворённо выдохнул. В темноте я могла разглядеть только габариты его массивной фигуры и нечто металлическое на голове — скорее всего, шлем. При движениях великана слышалось бряцание шпор — следовательно, лошадь всадника неподалёку. Обычная, надеюсь. Двигался гигант неспешно, уходить явно не торопился, словно чего-то ждал.
Я поняла чего, когда перевела взгляд на привязанных к решётке. Вода уже доходила им до подбородков и продолжала прибывать. Верзила разрушил плотину, отделяющую искусственный пруд от реки, и волны с жадным нетерпением устремились по новому пути.
«Ну же, Арин! — подстегнула я себя. — Думай быстрее, иначе тебе достанутся только трупы!»
Положеньице складывалось аховое. Выскочить из засады равнозначно самоубийству. Здоровяк был выше меня на голову и сильнее раз в сто. К тому же он мог оказаться магом. Пока я добегу и развяжу пленников, он сразит меня если не заклятием, то ловким броском кирпича. Почему-то я не сомневалась, что запрет на кровопролитие, наложенный Кертом на Орри, меня не касался. Первой связать его заклятием? Не успею! Нет уверенности, что его не начнут искать и найдут… Думай, Арин, думай. Вода прибывает. Вода…

§ § § § § § § § §

— Спорим, я просижу под водой дольше? — хвастливо заявил Тони.
Я поморщилась:
— Заливай! Ты вылезешь раньше, чем я досчитаю до ста.
— Спорим? — не отставал он. — Я выиграю! Ты не умеешь нырять!
Я не умела. Но проспорить Тони?! Мне в голову пришла идея, и я уверенно задрала нос:
— Проверим?
Лейна, выбранная судьёй, важно махнула рукой:
— Начали!
Мы с одинаковым радостным визгом плюхнулись в воду. В нос ударило, в ушах зашумело. Со страху чуть не захлебнувшись, я быстренько пробулькала четыре строчки, втайне от Неды выученные недавно из Книги Стихий. Вокруг моей головы образовался пузырь воздуха. Я осторожно выдохнула и удовлетворённо поняла: опасность утонуть мне не грозит. Вода плескалась за пределами пузыря, слышно было, как возится рядом Тони, как на берегу монотонно считает Лейна: «Сто двадцать девять, сто тридцать…» Тони, не выдержав, с шумом выскакивает на берег. На меня с укором смотрит потревоженная рыбка. Мне весело, я хохочу. Затем спокойно выхожу из воды, пузырь бесшумно лопается. Тони провожает меня восхищённым взглядом. Я победоносно шествую вперёд — и натыкаюсь на Неду.
— Та-а-ак, — произносит она, — по-твоему, это честно, Арин?
Шмыгнув носом, я молчу.
— Сначала тайком таскаешь опасные книги, затем используешь полученное знание с целью обмана?
Она говорит негромко, Тони её не слышит. Но это уже не важно, я обиженно выпаливаю:
— Задерживать дыхание под водой — врождённый талант. Как и умение пользоваться заклятиями. Тони умеет одно, я — другое, так что мы на равных, Неда!
Няня сурово смотрит на меня из-под грозно сведённых бровей:
— Он — человек. Ты — маг. Ты никогда не будешь на равных ни с одним человеком или итлунгом в Авендуме. Стыдись, Арин! Тебе дана огромная сила. Позорно использовать её для обмана.
Она уходит, неумолимая и непреклонная. Тони и Лейна смотрят в недоумении. Ясно, что мне влетело, но непонятно, за что. Я подхожу к ним, глядя в песок, и тяну виновато:
— Я сжульничала, Тони. Я… дышала через соломинку. Ты выиграл. Я не умею нырять.

§ § § § § § § § §

Сколько я смогу продержать воздушный пузырь? Двадцать, тридцать минут? Гигант на берегу терпеливо выжидал. Я решилась. Держать заклятие на расстоянии, оказывается, труднее, чем рядом с собой. Хорошо ещё, что вода поднималась быстро, без задержек. Вскоре решётка полностью погрузилась в воду. Здоровяк неторопливо обошёл пруд, наклонился к самой воде. Я сжалась в ужасе. Вдруг он различит пятно воздуха вокруг их голов?! Обошлось. Гигант выпрямился, развернулся и потопал прочь, пройдя в метре от меня. Блеснул металл ножа на боку, скрипнула кожа сапог, звякнули шпоры. В нос ударил тошнотворный запах пота и давно не мытых волос. Меня не почуял, значит, не маг. К тому же, надеюсь, от меня не разит всякой дрянью. Я выжидала, слабея с каждой минутой, но рисковать боялась. Вдруг он не ушёл? Вдруг стоит, подобно мне спрятавшись в тёмном закоулке?!
Далёкий цокот конских копыт заставил меня испытать такую радость, какой я не помнила давно. От восторга я чуть не упустила чары, вовремя спохватилась, бросилась к берегу. С трудом разглядела в воде очертания тел. Мама дорогая, а как я их вытащу? Я же девушка, а не ярмарочный силач! Прибегнуть ещё к одному заклинанию? Да я не удержу двоих сразу! Или утоплю, или надорвусь и всё равно утоплю.
Выход пришёл сам собой. Решётка пулей вылетела из воды, грязь, тина и ряска полетели во все стороны. Несказанно удивлённая делом своих рук (не буквально рук, конечно), я еле успела отскочить. Шлепок получился мощный, хорошо ещё, что берег густо зарос осокой. Верёвка, стягивающая моим невезучим знакомцам руки и ноги, была в мизинец толщиной, не меньше. От воды она набухла, а тина зловредно обмотала её плотным слоем. Я почти выла, терзая едва подзажившие пальцы, когда развязывала мастерски выполненные узлы, помогая себе зубами, локтями, ногами и всем, чем только возможно, поминутно отплёвываясь от ряски. Первым я освободила Рэя, проверила сердцебиение — жив. Без сознания и… удивительно, ни следа чар. На затылке шишка, на щеке порез. Как ни странно, сочится кровь, не сталь… Ладно, разберёмся позже. Орри был цел и невредим, находясь, должно быть, в уже привычном ему магическом Покое. Посадив его спиной к решётке, я вновь убрала заклятие, только теперь уже отдыхать не позволила: обхватила за плечи и несколько раз хорошенько встряхнула. Он дёрнулся, застонал и попытался освободиться.
— Потише! — я встряхнула его ещё разок. — Это я, Арин!
Он открыл глаза и уставился на меня невидящим взглядом. Радужки лихорадочно меняли цвет: голубой, зелёный, жёлтый, серый, карий, опять зелёный. Итлунг был в шоке. Я похлопала его по щекам, надеюсь, легонько.
— Арин?! — послышалось за моей спиной.
Рэй приподнялся на локте и смотрел на меня как на призрак. Впрочем, недоумение на его лице быстро сменилось обычной смесью подозрительности и тревоги:
— Орри?!
— Живёхонек. Пока в шоке. Я резковато сняла за…
Тут я прикусила свой не в меру длиннющий язык, но было уже поздно. Рэй подскочил ко мне пошатываясь, но вполне свирепо:
— Ты маг?!
— Поосторожнее! — осадила я его. — Ишь, распрыгался! Какая тебе разница, кто я?
Он смотрел на меня не мигая. С волос свисала тина и капала вода. Потрогал затылок, поморщился. Я исподлобья следила за ним. Даже избитый и полуживой он был опасен. Я чувствовала это — и не боялась. Просто наблюдала.
— Как ты здесь оказалась?
— Прогуливалась! Я всегда гуляю на сон грядущий. Сегодня прекрасная ночь для прогулок. Так и тянет подышать свежим воздухом.
От пруда несло затхлой водой, ряской и поднятой со дна вонючей тиной. Губы Рэя изогнулись в ехидной усмешке. Я дерзко смотрела ему в глаза. Не знаю, до чего бы мы дошли, если б не Орри — благодаренье Святой Йоле! — пришедший в этот момент в себя. В отличие от своего непредсказуемого спутника, итлунг повёл себя соответственно ситуации, жалобно стонал и откашливался. Он долго озирался по сторонам, затем картинно воззрился на меня и минут десять вникал в происходящее. Наконец, разобравшись в положении, он сделал то, что и полагалось, — поклялся мне в вечной преданности.
Но Рэй не унимался:
— И всё-таки как ты нас нашла?
Я глубоко вздохнула:
— Я же говорю: гуляла. Гуляла-гуляла и набрела на гостиницу, полную постояльцев с наложенным Заклятием Покоя.
Орри тихо охнул.
— А дальше? — напирал его спутник.
— Дальше?! Мне стало жутко любопытно, ради кого это затеяно. Заклятие, одновременно наложенное на сотни человек, не семечки, знаете ли. И во всей гостинице отсутствовала только одна пара прибывших накануне — догадайтесь кто.
— Но сюда тебя что привело? Или кто?!
— Моё дурацкое чувство сострадания! — потеряла терпение я. — В следующий раз пройду мимо, даже если вас будут резать на кусочки! Чтобы потом не отвечать на идиотские вопросы! Что ты хочешь знать? Подослана ли я Кертом? Ответ — нет! Сюда меня привела простая догадка, как оказалось, — правильная. А теперь можете проваливать на все четыре стороны! Мне нет дела до вечного дележа власти между итлунгскими кланами! Я влезла во всё это только потому, что Керт посягнул на вещи, которые, можете себе представить, мы здесь, в Скируэне, чтим! Уматывай к царственному папочке, Приносящий Весть, и пусть дальше он заботится о твоей безопасности!
Вот теперь он заткнулся. Даже больше. Оцепенел, замер с полуоткрытым ртом. Лишь глазищи сверкали зловещим блеском.
— Читающая, — потрясённо выдавил Орри, — ты — Читающая!
— Также пишущая, говорящая и даже думающая! Что с того?!
Рэй сделал широкий шаг и встал вплотную ко мне, настолько близко, что я слышала, как ровно и часто бьётся его сердце, а волосами касалась щеки — абсолютно целой. Может, рана мне почудилась? Или кровь была чужой?
Он не дал мне додумать, осторожно заглянув в лицо:
— Арин, ты Читающая и маг. Ты признала в Орри итлунга и королевскую кровь — думаю, с самого начала. Неужели ты полагаешь, что мы с Кертом не поделили власть в Авендуме? Ты не представляешь, насколько всё сложнее и запутаннее!
— Не представляю и не хочу! — мстительно заявила я. — И вообще, отойди! С тебя ряска сыплется! Я нагулялась и ухожу!
Орри… нет, Одри-ир-Рии, умоляюще схватил меня за локоть:
— Арин, постой. Погоди!
В его взгляде сквозило отчаяние:
— Не уходи, Арин! У Керта власть, сила, союзники… Мы же связаны внезапностью нападения, отсутствием времени, невозможностью довериться кому-либо, обязанностью во что бы то ни стало хранить всё происходящее в тайне… Помоги нам, Арин! Я чувствую, ты из тех, кто способен помочь…
Я чуток поостыла. Хвалёная гордость итлунгов склонялась перед моей скромной персоной и молила о спасении. Наверно, я должна была чувствовать себя польщённой и с радостью кинуться навстречу передрягам… Вот только лет мне было много, а доверчивость с годами как-то теряется. И я слишком хорошо понимала, о чём меня просят.
— Прости, Одри-ир-Рии, — тихо сказала я. — Не буду я вам помогать. Я действительно не представляю, в чём вы увязли, вижу только, что вляпались крепко, по самую макушку. И не просто в тину. Я не встану на вашу сторону по первой просьбе, пусть даже она исходит из уст сына короля и будущего лорда Авендума.
— Ты нам не доверяешь? — вмешался Рэй.
— А вы — вы мне доверяли?! — вспыхнула я. — Кто мешал вам на хуторе отца открыто попросить моей помощи?! Даже имена приходилось тащить из вас клещами! Нет уж, прощайте! У меня и дома работы по горло!
Я развернулась и пошла прочь, уже не заботясь о тишине шагов. Крапива напоследок одарила меня жгучими волдырями. Сожаления не было. В конце концов, я и впрямь ничего не знала об этих двоих.
В «Ключе» свет горел лишь в фонарях у входа. Полутёмный холл был пуст. Я поднялась в комнату и повалилась на кровать не раздеваясь. Также не умываясь, не причёсываясь, не почистив зубы, короче, не делая тысячу вещей, положенных благовоспитанной девице. Моя благовоспитанность — предмет спорный. Иногда я предпочитаю о ней забыть.
Заснула я моментально.


Полный текст книги:
https://knigi-market.ru/arin-anna-sokolova/


Рецензии