Глава 10. Встреча Сатаны с избранными им на служен

Отрекаюсь от Творца неба и земли;
отрекаюсь от Крещения;
отрекаюсь от служения моего Богу.
И присоединяюсь к тебе и в тебя верую.

В один из осенних дней 1057 года в замке кардинала Гумберта Сильва-Кандидского, приближённого папы Льва Девятого, собрались главы двенадцати самых могущественных семей Европы. Незадолго до этого все они получили тайные послания, подписанные кардиналом Гумбертом, с настоятельной просьбой — незамедлительно прибыть на Совет Избранных, чтобы, ни много ни мало, совместно обсудить на нём вопросы будущего всего человечества, определить путь цивилизации на много веков вперёд.
До момента получения тайных посланий никто из приглашённых не знал о том, что есть такой Совет. Никто из них не понимал, что он собой представляет, кем они избраны, каковы задачи Совета, его устав, устройство. Но каждый из приглашённых, безусловно, осознавал свою значимость, ведь все они смогли достичь определённых высот в иерархии общества.
Гости кардинала были наслышаны о том, что судьбой планеты правит некое мировое правительство, тайное и могущественное. Зная степень влияния хозяина замка на великого понтифика и его окружение многие из них предполагали, что он-то как раз и является одним из членов тщательно законспирированного самого влиятельного органа власти на земле.
Большинству из получивших послания людям в какой-то момент времени стало тесно в той действительности, в которой они пребывали долгие годы. Чувство болезненного тщеславия неустанно толкало их вперёд, к новым вершинам, к новым подвигам. Каждый прибывший на Совет втайне лелеял мечту о том, чтобы когда-нибудь стать поистине великим, каждый желал оставить в истории человечества яркий, значимый след, каждый мечтал о ещё большем признании и почитании.
Учитывая всё это, нетрудно догадаться, что все они с большой радостью приняли приглашение от столь уважаемого человека, которым являлся Гумберт, имевший, кроме всех прочих регалий, высокую должность библиотекаря Римской церкви.
По прибытии гостей лично встречал хозяин замка.
Сразу после того, как благородные люди в красивых одеждах собрались за огромным столом, стоящим посередине величественного зала, в конце которого располагалась сцена с массивным троном на ней, Гумберт обратился к собравшимся гостям с речью:
— Друзья, уважая достойное положение, которое занимает каждый из вас, я тем не менее прошу вас сейчас об одолжении, забудьте на время о регалиях и титулах, так как тот, кто сейчас прибудет сюда, выше всех нас вместе взятых. Ибо он был от начала сотворения мира! Достигнутые нами высоты — его воля. Как возвысил нас, так и низвергнуть в прах любого из нас может он. Все мы лишь пыль под ногами его. Я, имея высокий чин архиепископа, недостоин поцеловать ремень обуви его.
Все вы осведомлены о том, что именно я был во главе посольства, отправленного в Константинополь для решения вопроса о главенстве церквей, Римской и Константинопольской, именно я — сейчас уже можно говорить об этом — по заданию истинного господина своего, которого вы сейчас узрите, бросил на престол храма Святой Софии буллу о низложении и отлучении от церкви константинопольского патриарха Михаила Керулария, сделав тем самым ещё один необходимый шаг для невозможности воссоединения ветвей христианской церкви.
Господину моему предана власть ведать тайные помыслы душ человеческих, он великий соблазнитель и попечитель, он волен казнить и миловать, в его руках жизнь всего живого от края и до края земли.
Итак, с глубоким почтением, встречайте господина всех имеющих ум и стремящихся вперёд, к совершенству, владельца всего земного мира!
Зал недоумённо молчал.
Под высоким потолком послышался быстро нарастающий шум ветра. Сидящие за столами гости машинально посмотрели вверх, под сводами зала быстро кружило большое тёмное облако. Оно постепенно уменьшалось в размерах и, двигаясь по спирали, опускалось. Взоры собравшихся неотрывно следовали за ним, людьми овладел страх от непонимания происходящего, их разум не был готов к подобному.
Между тем, сильно сократившееся в размерах облако с огромной скоростью пролетало над головами собравшихся, бешено носилось между ними, ныряло под стол, бросалось из стороны в сторону.
Внезапно оно рванулось к стоящему на сцене массивному трону из чёрного дерева и остановившись на мгновение над ним медленно опустилось, трансформировавшись в человеческий образ.
Перед присутствующими предстал молодой красивый мужчина с пламенным взором, встреча взглядом с которым сковывала душу леденящим страхом. Одет он был в широкий, сшитый из чёрного бархата плащ, на голове широкополая шляпа.
Прибывший сидел неподвижно, прожигающим взглядом смотрел на собравшихся и молчал, отчего всем присутствующим по непонятным для них причинам становилось не по себе, хотелось спрятаться.
От сидящего на троне исходила энергия огромной, космической силы, и гости чувствовали эту незримую мощь. Они испуганно опускали глаза, вжимали свои тела в кресла, сидели, затаившись, боясь неосторожным движением привлечь внимание к себе владельца поистине смертельного ужаса.
В зале повисла гнетущая тишина, лишь треск множества горящих свечей нарушал её.
Так продолжалось несколько томительных минут, затем мёртвую тишину прервал тихий властный голос:
— Итак, смертные, кто же перед вами, спросите вы? — сидящий на троне сверлил острым взглядом собравшихся.
— Я — тот, кто был прежде вас и который будет после вас.
Я — тот, кто избрал вас на служение себе. Тот, кто возвеличит вас и потомков ваших.
Я — Сатана, первый из ангелов Господа.
Я — единородный брат того, кого вы знаете под именем Иисус Христос.
Я — тот, без которого пропадает смысл самого наличия Христа в ваших головах.
Я — властитель душ, утешитель слабых, дарящий надежду робким.
Я — тот, кто дал вам, людям, право вкусить плод познания. Лишь благодаря моей заботе о вас вы умны и дерзки в своих мечтаниях.
Я подарил человекам возможность выбора вместо скучного прозябания в любви рая!
Бог предложил человекам лишь один путь спасения душ — вековое покаяние каждого. Награда за жертву — призрачна, ведь не достигнувшим сверкающей белизны своих помыслов и чистоты своих дел не видать Царствия божия! Мои же дары реальны, осязаемы, сладки и желанны!
Создатель свёл все крайне трудные для исполнения законы в один — невыполнимый.
Вспомните тексты Писания: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чём-нибудь, тот становится виновным во всём. Ибо Тот же, Кто сказал: не прелюбодействуй, сказал и: не убей; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьёшь, то ты также преступник закона»». «В он же день обманется праведник праведностью своей, не помяну Я его», ибо «Мёртвые мухи портят и оскверняют благовонную масть».
Христос немного схитрил, сказав Пилату: «предавший Меня тебе больший грех имеет». Нет разницы, какой степени греховности человек, и глупо делить грехи по содержанию и по степени виновности, причисляя их к «смертным» или к «праведным», вольным либо невольным, даже согрешивший в самом малом человек, непременно — виновен и навсегда приговорён к лишению наследования Престола Божия.
Аристотель сказал: «Есть только один способ избежать критики (Вседержителя) — ничего не делать, ничего не говорить и быть никем», и, вне всякого сомнения, он был прав: нет разума — нет ошибок, нет ошибок — нет осознания ошибок, и не нужно раскаяние, и, следовательно, нет наказания.
Иными словами, чтобы не оплошать перед Высшей силой, смертному необходимо жить подобно овощу, до самого момента смерти его физической оболочки, тела, насильно принуждая себя отказываться совершать любые поступки, хорошие, плохие, не делая в процессе быстро проходящей жизни совершенно ничего, не желая, не мечтая, не строя планы, не рассуждая над прошлым, настоящим и будущим, никого и ничего не осуждая, не восхваляя… то есть тупо тратя дни бытия на попытки очистить собственное сознание от любых мыслей и загрузить его идеальной пустотой, полностью, под завязку, имея для себя неимоверно глупую с точки зрения космических ипостасей конечную цель — при переходе из видимого состояния в невидимое очутиться в непонятном великом Нечто и раствориться в нём своей бесполезностью навсегда, исчезнуть в нём без остатка, к чему, к слову сказать, и сподвигают любопытных особей так называемые восточные медитативные практики, изо всех сил толкающие живой организм отречься от всего того, что ему предназначено Создателем изначально, тем самым вынуждая ту или иную личность совершить добровольное духовное самоубийство, которое хитрые учителя-лжецы обозвали красивым, и даже притягательно звучащим словом — нирвана.
Люди, называющие себя разумными, отказываются обращать внимание на тот неоспоримый факт, что в сравнении с ними нынешними Адам и Ева были, по сути, практически идеальными в своём поведении, но тем не менее вход в Эдем для них закрылся. Кто из земных, а тем более из нынешних созданий, входящих в число следующей за Великим Потопом цивилизации, может сравниться по праведности с первыми человеками, кто способен хоть сколько-нибудь приблизиться к уровню внутренней чистоты прародителей, если не брать в расчёт малой горстки избранных самим Создателем, тех, которые и умерев, до сей поры остаются живее всех живых? Никто. У особи, имеющей возможность думать, рассуждать, оценивать, при всём её желании не получится быть никем и ничем.
Истина состоит в том, что ни один из бренных не способен прожить безошибочно, как бы сильно ни старался, в том числе и следуя воле Бога, положа всё отведённое ему земное время на очищение «себя от всякой скверны плоти и духа». Невозможно из куска тленного, имеющего внутри себя нетленное, соделать исключительное, без грязных примесей, нетленное.
Никогда создание не вернётся к образу и подобию Божьему, лишено оно такой возможности. Познание Бесконечности требует бесконечного времени. Рождённым в несовершенстве совершенство не грозит.
Если вы, каждый имеющий в себе разум и обязательность смерти, проживёте жизнь праведно, но оступитесь единожды, Бог, Сам лишённый опасности быть поражённым смертью, навечно отринет вас, ибо Он, которого люди знают как Милостивейшего, одержим идеальностью.
Я — нет. Моё желание вас не зависит от чистоты ваших душ, ибо я признаю — вины людей в заражении грехом нет. Не вы зачинатели греха.
Именно Бог бросил совершенно неподготовленных к жизни первочеловеков в горнило испытаний, в пучину безысходности и отчаяния.
Разве могли пустые сознанием, владеющие лишь начальным понятием о логическом мышлении Адам и Ева осознавать реальные последствия совершённого ими проступка? Но несмотря на это они, не имеющие ни единой возможности для защиты себя, были осуждены. Их, наивных, несмышлёных, Бог безжалостно швырнул в море страшных наказаний, лишь снисходительно указав, в какой стороне находится спасительный берег далёкой надежды, и показав, как правильно грести.
Бог ловко снял с себя всякую вину, обвинив лишь меня одного в изгнании людей из рая.
Да, это, безусловно, так и есть, именно мне досталась честь совратить Адама и Еву, но… Разве я решился бы на это без Его ведома, без согласования с Ним? Ведь если Бог создал меня полным истины, такого, про которого Он, словами пророка Иезекиля, адресованными царю Тира, говорил: «Ты совершён был в путях твоих со дня сотворения твоего…», то зачем обвинять собственное творение, своего первого сына в несовершенстве и уж тем более в подлости?
Нет уж, извини, Бог, тут Ты лукавишь. Именно Ты всё сделал так, как изначально запланировал, и последствия моих действий — это не столько моя, сколько Твоя зона и ответственности, и прямого интереса.
Как не имеющие в себе греха люди рая поразились любопытством? Для чего Бог позволил мне проникнуть в хорошо охраняемый Его вездесущностью рай, для чего позволил приблизиться к людям и соблазнить их желанием вкусить запретное?
Разве Адам не был сотворён «по образу Нашему, по подобию Нашему», разве он не является венцом творения Господа? Но если он был совершенен, как и Господь совершенен, тогда как он совратился грехом, неужели совершенство имеет в себе несовершенство? Гуманно ли вообще давать не имеющим понятия о нормальности людям свободу действий?
Земные учителя, пытаясь ответить на вопросы любопытствующей паствы: для чего вообще был создан человек, — убеждают ищущих истину: Бог создал человека только лишь потому, что Ему хотелось разделить любовь, которая есть в Нём в избытке, с другим существом, другой личностью, похожей на Него, но не тождественной Ему.
Пусть так, но разве от Всезнающего было скрыто то будущее, что созданные Им создания вскоре подвергнуться искушениям и последующим за ним мучениям?
Разве любящие родители, уходя из дома и предупреждая своих даже очень послушных детей о том, чтобы они не брали спички, не трогали розетки и так далее, будучи уверены, что дети их не ослушаются, тем не менее, осознавая возможную опасность, не прячут спички, опасаясь трагедии, зная о малом уровне мышления своих чад?
Почему Он, зная, будем откровенны, состояние неразумности, наивность, беспечность первых человеков, изначально не поставил рядом с Древом познания добра и зла охранника-херувима с огненным мечом, а поставил только после того, как первочеловеки были совращены мной?
И от кого сейчас херувим Древо Жизни сторожит? Для чего нужно было созданным, как утверждается земными учителями, истинно свободным людям ставить какое-либо ограничение? Что это за свобода такая, если ты не имеешь право полного выбора? Разве в истинной свободе есть место запрету на какое-либо действие либо бездействие, я имею в виду запрет Бога есть плоды? «Свобода, — как правильно выразится в далёком будущем мудрый индийский мыслитель Махатма Ганди, — ничего не стоит, если она не включает в себя свободу ошибаться».
И чем провинились не имеющие греха животные, приговорённые рождать в муках и жить в постоянной опасности, и в чём вина страдающего по вине человека растительного мира?
Неужели, учитывая и мою историю, Создатель Вселенной способен ошибиться, да ещё и не единожды? Разве умение Абсолюта всё точно просчитывать может быть подвергнуто сомнению? Разве Он, находящийся вне времени и пространства, может не ведать о том, что будет после того или иного Его действия, либо допущенного Им же попустительства?
Таких «разве» великое множество, но никто из пребывающих на Земле наделённых разумом смертных не хочет задумываться об этом.
Ведь стоит лишь не закрывать глаза на правду, и все события выстраиваются в одну цепь. Да, малопонятную, лишённую логики для земных особей цепь.
Итак: Бог позволяет людям заразиться грехом, потом рождается через земную женщину, живущую посреди греха, разрешает грешному миру убить себя, став жертвой искупления грехов человечества, которым Сам же и позволил быть в цивилизации, и уходит, оставив всё более и более расползающийся по территории планеты грех.
Мог ли быть достойным своим поведением Богу ребёнком Каин, рождённый навечно потерявшими целостность любви Создателя родителями, живущий на проклятой земле, с момента рождения вдыхающий в свою плоть насыщенный проклятием Всесильного воздух, окружённый со всех сторон негативной энергией, одной из составляющей которой является обязательная смерть?
Не изначально ли обречён был Каин стать жертвой греха? Откуда в нём, часто общающемся со своим Богом, несмышлёном, не имеющим мудрости жизни, появилось непреодолимое желание убить брата Авеля?
За что он удостоился хитрой формулировки «и ныне проклят ты от земли»? Как может проклятая Всевышним земля проклясть того, для которого не было закона «не убий», Каин ведь даже не ведал в момент совершения убийства о словах: «Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут, а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся».
Кто распорядился: «когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле», не Бог ли, несомненно, ведающий о том, что без закона нет и преступившего закон? По какой причине земля не должна давать своих плодов несчастному Каину, не научившемуся к моменту случившегося распознавать, что такое хорошо и что такое плохо, не видящего, не понимающего разницы между убийством жертвенного животного и человека?
Кого из смертных боялся Каин, говоря Господу: «и всякий, кто встретится со мною, убьёт меня», — и почему Господь принимает решение сделать грешнику знамение, чтобы никто не лишил его жизни, если всё население планеты на тот момент — это сам Каин и его родители, и значит, встречаться Каину не с кем? И откуда у Каина появилась жена в земле Нод, на востоке от Едема?..
М-да, земными мозгами историю никак не осилить…
Знают ли люди, что света без тьмы не бывает, прониклись ли они правдой Писания: «Тогда ученики спросили: “Кто же может спастись?”, — на что Иисус ответил: “человекам это невозможно”»? — Вряд ли.
Человеческий разум, как ему кажется, способен обосновать что угодно, но лишь — что крайне важно — именно с человеческой точки зрения, то есть с той точки, дальше которой человеку запрещено заходить.
В отличие от Вселенского Разума, человеческий имеет одну маленькую, но крайне уязвимую деталь — он всегда предвзят. Именно поэтому любое исходящее от смертных доказательство будет лишено истинной объективности, и выстроенная логически позиция одного смертного вполне может быть оспорена другими смертными.
Люди не желают понять: они лишь исполнители замысла Того, для кого являются многочисленными пазлами громадной картины, мелкими деталями огромного механизма.
Смертные убеждены в том, что при их желании, воспользовавшись якобы предоставленными им «сверху» возможностями, правильными технологиями в виде нужного Богу поведения и тщательного исполнения обрядов, они могут сблизиться с «Абсолютом». В них, преисполненных собственной важности, живёт стойкая уверенность в своей непосредственной близости к Создателю. И они же убедили самих себя, что в отличие от других представителей животного мира планеты находятся на самой вершине пищевой цепочки...
Но так ли это на самом деле, разве не пожираемы они, эти немощные особи, иной субстанцией, которой они не в силах противостоять и задачи которой не в состоянии понять? Я имею в виду Смерть.
Люди лишены знания о том, конечна ли Смерть и нет ли за ней других, неведомых, недосягаемых для понимания примитивными человеками вечных сущностей-погибелей, продолжающих безостановочно поглощать друг друга?
Кто из людей может уверенно утверждать, что тот Бог, которого они знают как Единого, Сущего, Неделимого, Творца всего видимого и невидимого, является единственным и нет над ним других богов? Никто не знает истины, ибо человек поставлен Вселенским Разумом именно на тот уровень, на котором он и нужен, не выше и не ниже.
Но самое весёлое во всей этой ситуации то, что среди населяющих землю многочисленных народов, наполненных сделанными исключительно из биологического материала особями, размножающихся все до единого примитивным до удивления путём, при помощи временно крепких «палочек» и временно менструирующих «дырочек», ядущих одну и ту же пищу, опорожняющих свои тела от нечистот при помощи временно сильных мышц заднепроходного отверстия, укрывающихся от неподвластной воле человека погоды ветхими тряпками, и так далее, находятся люди, искренне укрепившиеся в той вере, что они избраннее других, важнее, ценнее, любимее, выше по статусу, якобы более других приближены к Богу Им же Самим. И это несмотря на то неоспоримое обстоятельство, что судьба «самого любимого» народа ну совсем ничем не отличается от судеб других общностей, она такая же незавидная и горькая.
Я имею в виду тех представителей человеческой цивилизации, которых перед смертью своего тела аргументированно обличал Сын Божий, говоря им, глядя прямо в глаза: «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины; когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи. А как Я истину говорю, то не верите Мне».
Впоследствии данное племя, в лице первосвященников, книжников и фарисеев, — кстати, до сих пор находящихся под обвинительным приговором Иисуса: «… вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них», — своим греховным поведением подтвердили правду слов Его, ибо осудив и предав казни Христа, в том числе и за нарушения им правила субботы, на следующий день после произошедшего, то есть в субботу, вместо того, чтобы следовать тому, к чему они сами же и призывали и о чём свидетельствует Пятикнижие Моисея, книга «Исход»: «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота — Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его», вместо того, чтобы вместе с другими иудеями читать в синагогах Тору, предаваться радости служения Богу и проводить время в размышлениях о вечном, непрестанно молясь, они, действуя по принципу «правила поведения пишутся для строго исполнения их низами, а элита — она всегда над законом, и поэтому может позволить себе всё, что пожелает сама», нарушили Завет Создателя, о чём имеется документальное подтверждение в виде слов апостола Матфея, свидетеля тех событий: «На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату.
И говорили: господин! мы вспомнили, что обманщик тот, ещё будучи в живых, сказал: “после трёх дней воскресну”;
Итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: “воскрес из мёртвых”; и будет последний обман хуже первого.
Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.
Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать», — тем самым они, добровольно, собственноручно подняли Христа над законом.
Здесь, в угоду непредвзятости, стоит сказать то, что близкие Учителю люди, в отличие от погрязших в лицемерии обвинителей Его, соблюли закон субботы полностью, о чём и повествует другой апостол, Лука: «День тот был пятница, и наступала суббота.
Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось Тело Его;
Возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди»…
И вообще, чем кардинально, кроме особого видения загробного бытия, отлична жизнь так называемых «избранных» от жизни остальных копошащихся на тверди Земли? Может, отсутствием зависти, сплетен и других свойственных человекам слабостей? А может, они умеют общаться мысленно, могут левитировать, творить неподвластные другим людям чудеса, менять орбиты звёзд, например, или, на худой конец, продлять световой день, вызывать заклинаниями осадки, навсегда отгонять от себя болезни, увеличивать дни своих жизней?
Или, может быть, нет у «истинных детей Бога» стремления к порабощению себе подобных, в том числе и с помощью кровавых убийств иноверцев, нет тяги к греху накопления материальных богатств, которых они непременно лишатся при потере бренных оболочек и которые как были во владении данной планеты, принадлежа недрам её, так и останутся в ней.
И, что самое важное, разве это племя как-то по-особенному сильно единством веры в того, кто сделал их «особенными», разве, как и прочие, их религия не разбита на множество осколков?..
Что есть у этого племени, чего нет у остальных представителей земной цивилизации, кроме ласкающих собственное сознание разговоров о своей необычности?
Право, какие же они милые в своей наивной простоте, эти очаровательные «избранники», упрямо не желающие замечать слова своего соплеменника: «… неужели вы никогда не читали в Писании: “камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла?” Это от Господа… Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его …».
Хотя я граждан этого племени прекрасно понимаю, кто же добровольно, находясь в здравом уме и доброй памяти, захочет лишить себя прижившейся, укоренившейся в нём надежды?
Интересно, задумываются ли хоть иногда эти «избранники» о том неизбежном, что всё их множество, так же, как и множество «неизбранных», непременно, каждого в своё время, поглотит Смерть без остатка.
Да, нет никаких сомнений, приятно тешить свой ненадёжный разум тем, что ты якобы положением выше всех остальных, населяющих маленькую планету людишек, но можно и нужно ли относиться к подобному излишне серьёзно?
Все без исключения люди — крайне ограниченные возможностью высоко мыслить создания, наделённые одинаковым набором чувств, свойств, инстинктов, необходимых для их временного существования. Они нужны Вселенной именно такими и никак не другими, иначе, если они, слишком простые, узнают правду о сверхсложном, их обязательно поглотит разочарование, они впадут в крайнюю степень уныния и им расхочется жить, а это не входит в планы Того, кто их, наивных, доверчивых, забавных наличием крайне ограниченного ума, «изобрёл».
Мне немного грустно оттого, что человек приговорён мыслить убого, в меру своей ничтожности рассуждая о Вечности, но непозволительно ему знать больше того, что он должен знать, намеренно лишён он возможности мыслью своей пытаться объять необъятное. С него достаточно того, что имеет.
Да и правда, зачем человеку ведать об иных космических мирах, если он даже с вверенным ему миром маленькой планеты справиться не в силах по причине примитивизма своего корыстолюбивого мышления, настроенного на то, чтобы положить всё время своей очень короткой жизни на накопление золотого металла, которого, признаюсь вам, в теле планеты не счесть.
Разве ж это не глупость — недолго радоваться тому, что у тебя материальных богатств больше, чем у соседа, чтобы впоследствии лететь в широкой трубе ненасытной глотки Смерти с пустыми руками, с раскрытыми от страха глазами, рыдая от внезапно открывшегося душе разочарования конечным результатом её земного пути?..
Сатана в задумчивости потёр широкий лоб и хитро глянул в зал:
— Но, друзья мои, сами посудите, разве я, тот, кого незаслуженно назвали обманщиком, солгал первым людям, пообещав им: «Нет, не умрёте»? Разве умерли они? Да и по смерти тела разве заканчивается человек? Нет, он продолжает жить, отбросив ветхую оболочку плоти, ставшую более ненужной ему.
Задумайтесь, разве все существующие религии не подтверждают правду слов моих о том, что душу человека ждёт вечная судьба? Вспомните хотя бы слова апостола Павла, в которых и обо мне, первом сыне Бога, сказано: «…вся тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, дабы освободиться от рабства тлению». Да и сам Господь подтвердил правоту сказанного мной: «А о воскресении мёртвых не читали ли вы реченного вам Богом?» «Бог не есть Бог мёртвых, но живых, ибо у Него все живы».
Согласитесь, отсутствие будущей загробной жизни непременно обессмысливает земную жизнь. Человек как неповторимая личность, духовная субстанция — бессмертен. Тело без покинувшей его души не способно к жизни, душа же, стряхнувшая с себя тяжёлую ношу, состоящую из состарившихся костей, сухожилий, кожи, волос, чувствует себя несравненно лучше, легче, ибо никакими барьерами физического мира не ограничена и, радостная, окрылённая неописуемым ощущением внутренней свободы, устремляется во внешний космический мир к тому, с кем соединена крепкой духовной родственной связью: либо ко мне, хозяину ада, либо к Христу.
Эх, ладно, так уж и быть, приоткрою я вам завесу тайны космического масштаба.
Истинная правда состоит в том, что однажды Бог пришёл к мнению, что смысла в жизни работающих в саду человеков нет никакого. Ведь, по сути, Адам и Ева, из века в век выполняющие монотонную работу по облагораживанию Эдема, являлись людьми-зомби-роботами — пустые внутри, неинтересные однообразностью и совершенно бесполезные для чего-либо другого.
Однажды Богу понадобилась живая энергия, которую Он и попустил генерировать людям, собственноручно изменив их судьбу. Для этого Господь обязал меня соблазнить Его созданий «запретным» плодом, тем самым исключительно Своей волей запустив в мозгу первочеловеков процесс познания ими не только самих себя, но и других людей, окружающий их мир, и в том числе и добра, и зла, чтобы, предварительно обвинив бестолковых на тот момент созданий в непослушании, запереть их, каждого на определённое время, в белковую материю и спустить на планету, названную Им Землёй.
Знание до сих пор «играет» цивилизацией, именно оно спровоцировало появление в разуме людей множества противоречий, породив борьбу взаимонеприемлемых друг другу противоположностей, обеспечивающих постоянное внутреннее горение в душе человека, душе, которая, кстати, и является самим человеком, нетленной сущностью.
Благодаря непрекращающейся вражде в сознании временно пребывающих на планете особей — добра со злом, белого с чёрным, кислого со сладким, радостного с грустным, и так далее — человек и производит нужную Богу энергию, непрестанно посылая её, плазму, в Вечность.
Так как изначальное количество людей было небольшим, ведь для раздробления Адама на множество подобных ему требовалось время, Создатель позволил первым потомкам прародителей человечества жить по несколько сотен лет (сам Адам — 930 лет, сын Адама Сиф — 912 лет, внук Енос — 905, правнук Каинан — 910 лет). Когда же прирост биологических особей стал стабильно увеличиваться, срок жизни Господом был снижен до оптимального, не позволяющего посланным на Землю душам сильно уставать от пребывания их в суровых условиях планеты.
Трудна для обитания сия звезда, и не зря жизнь новорождённого человека начинается с плача: насаждённая в плоть душа заранее, будучи ещё в утробе матери, скорбит о своей нелёгкой участи, трепещет, обречённая на жизнь, зная об ожидающих её страданиях, и с большой неохотой покидает уютное лоно, плодный пузырь, причиняя родительнице тяжкие муки.
 Но напрасно протестует обречённое к ужасу земного бытия тонкое тело, напрасно противиться оно нахождению себя в теле того или иного младенца: механизм разлучения двух биологических сущностей, ребёнка — матери, отточен до мельчайших деталей, и если вдруг и произойдёт сбой рождения смертью, то процесс производства нового человека непременно повторится в другом теле в иное время. Живые генераторы, душа — плоть, обязаны отработать положенный им срок.
Те души-люди, кто смог выработать больше других чистой энергии по окончанию своей миссии, оставляют ставшие безразличными им трухлявые храмины и отходят к Христу, а те души-люди, кто своими прижизненными помыслами вырабатывал тёмную энергию, сбросив гниющую плоть, направляются в моё царство. И это не хорошо и не плохо, это просто данность, всего лишь одна из множества составляющих замысла Творца.
Вся выделяемая людьми энергия аккумулируется в разных, раскиданных по Вселенной резервуарах, но прежде она оценивается, тщательно фильтруется, разбивается на фракции беспристрастными слугами Бога — ангелами, ведь каждая из миллиардов энергий пригодна для какой-то конкретной, лишь Богу известной задачи.
Отработавшие свой срок души, поднявшись в место, которое планетарное общество знает как Высший Суд, попадают в своего рода отстойник в ожидании вызова предстать перед одной из ипостасей Бога, назначенной быть беспристрастным судьёй. Эта ипостась внимательно изучает дела земной жизни каждой души, начиная с рождения её в быстроизнашиваемом теле, выслушивает объяснения, оправдания, после чего выносит постановление, кому и в какую именно обитель отправиться.
Да, пока не забыл. Человеку непременно стоит знать: весь его земной путь от начала до конца предначертан, заранее просчитан и известен ангелам-разработчикам линий жизни каждого смертного. Биологическому созданию даётся свобода некоторых его действий (Господь, как вы знаете, милосерден), но только совсем малое количество, иначе при абсолютно полной свободе цивилизация быстро уничтожит себя.
По сути, нет выбора у человека, но ему сверху преднамеренно внушено, что есть некий выбор, ибо для выработки им энергии уверенность в этом необходима.
Но Высший на то и Высший, Он позволяет искренне просящим у Него душам менять свою земную судьбу исключительно с Его помощью. Только этот механизм работает, только он действенен.
Но и здесь необходимо понимать: даже если искренняя, горячая молитва будет услышана Отцом, просимое будет дано лишь тогда, когда оно вписывается в общий план высшего порядка, в противном случае всё останется по-прежнему, жизнь заключённой в тело души не изменится, сколько ни бейся лбом об пол поклонами, в поисках ответа на вопрос: почему всё происходит именно так, а не иначе, и почему Господь не слышит? — ясно сказано вам, людям: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определённое Господом».
Тут стоит дополнить мою правду вот ещё чем — беда обращающихся и не получающих ответа от Небес смертных состоит в том, что не могут они правильно просить. Вот, кажется, вполне доходчиво выразился Иисус: «Говорю вам истину: будь у вас веры хоть с горчичное семечко, вы приказали бы этой горе: “Перейди отсюда туда!” — и она перешла бы. И не было бы для вас ничего невозможного». «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят», — но не получается у страждущих делать так, как надо, чтобы быть услышанными.
Всё дело в том, что молитва должна быть подобна идущей от поверхности планеты молнии: сильной, яркой, чистой, стремительной, чтобы могла пробить плотность околоземного пространства и стремглав унестись туда, где её сигнал будет пойман специальными ловушками.
Подобное происходит крайне редко.
Да и просят в основном люди не облегчения участи своей души, а исключительно того, что связано с их телом. Это, скажу я вам, крайне неразумно. К примеру, вымолил смертный для себя прибыток нескромный, только начал радоваться ему, долгожданному, глядь, в следующее мгновение умер человек и даже Давшего ему положительные эмоции не успел поблагодарить. Спрашивается: на кой хрен тебе то, что тебе ненужно было?
А вот есть ещё в мире и те, кто в процессе распития вина любит задорно, с чувством голосить: «Многие лета!», — я говорю про то скопище, которое изо дня в день паразитирует на горе людей, чьи члены, накопив, так сказать, плотского жирка, часто восклицают: «Слава Богу за всё!»
Что ж, это, безусловно, неплохо с точки зрения Вселенной, ожидающей от человека энергии, но, признаюсь, мне понятней и ближе мудрая позиция сектантов, названных морфеями, неустанно желающих друг другу скорейшей смерти физического тела, чтобы как можно быстрее очутиться в объятиях того, кто их, согласно их верованию, ожидает…
Право, смешные вы, люди, создания, вам всегда всего мало. Разве не знаете мудрость — «Счастлив не тот, у кого много, а тот, кому хватает того, что есть»?
Тяга к жадности сыграет с человечеством злую шутку, я сам буду способствовать этому, с моей помощью цивилизация примет за истину ложный постулат о том, что именно количество у человека денег является бесспорным показателем эффективности его жизни. Именно финансовый успех станет единственным критерием, определяющим правильность пути того или иного временно живущего, именно от количества золота, имеющегося в собственности смертного существа, будет зависеть его положение в оглупевшем донельзя социуме.
Через несколько веков после вас общество родит несметное количество так называемых коучей, которые будут открыто издеваться над сознанием желающих разбогатеть людей, будут учить бесконечное число идиотов пытаться правильными мечтами менять свою жизнь, и, конечно же, их мнимое наставничество будет отнюдь не бесплатным.
Заплатив так называемым тренерам успеха деньги, люди будут пытаться визуализировать личный успех, изо всех сил станут мысленно притягивать к себе, бестолковым, деньги, много денег, покупая книги-уроки этих самых коучей, будут усердно выполнять бестолковые задания, которые якобы непременно приведут их к финансовому успеху… Много подобной ерунды будет в мире, ведь тщеславие и зависть неискоренимы.
Но я вам, как знающий Писание, в котором устами Эклизиаста сказано: «…не проворным достаётся успешный бег, не храбрым победа, не мудрым хлеб, и не искусным благорасположение, но время и случай для всех их», совершенно точно говорю: невозможно добиться положительного результата ни с помощью визуализации, ни с помощью книг-советов, ни с помощью тщательного записывания многочасовых лекций. На всём этом разбогатеют лишь те алчные, ушлые твари, кто будет продавать голодным мечту, конечно же, несбыточную.
Спустя время потерявшие свои деньги простаки поймут: успех достигается не когда ты читаешь книги, в которых якобы имеется «рецепт счастья», а когда ты продаёшь такие книги. Другого рецепта благополучия нет, как не существует и готовых, общих для всех шагов достижения коммерческого благополучия.
Мечтающий о богатстве бедный никогда не станет богатым, если это не предусмотрено планом Высшего разума.
Как однажды правильно подметит будущий президент моего детища — государства США — Дональд Трамп: «Чтобы стать миллионером — нужно родиться в семье миллионеров». Мне остаётся лишь добавить к его словам: ну или, на худой конец, в семье гениев, или отъявленных коррупционеров, либо ворюг, аморальных негодяев, убийц и так далее. Про единицы выигравших в лотерею нет смысла говорить, их число слишком ничтожно.
Кстати, замечательно выразил суть всех очень состоятельных хапуг-капиталистов Джон Дэвис Рокфеллер, уместивший в одной фразе правду про отдавших многие годы жизни на накопление материальных богатств акул бизнеса, которые, учитывая фактор внезапности смерти, не способны сполна насладиться прелестями богатой жизни. Друзья, вслушайтесь в всплеск откровения человека, умудрившегося стать первым в Америке миллиардером: «Я могу отчитаться за каждый цент, который заработал в своей жизни. Кроме первого миллиона долларов».
 А вообще, вряд ли когда-нибудь человечество поймёт и беспрекословно примет истину: невозможно всем быть богатыми, кто-то обязательно пожелает стать успешнее, чем остальные богатые, а значит, дикая гонка «за золотой пустотой» никогда не закончится.
Но ничто не мешает смертным тешить свой разум визуализацией, людям нравится утешаться ожиданием скорого хорошего, да и позитивная эмоциональность так же способствует внутреннему горению.
На самом деле, людям для того, чтобы жить в состоянии внутреннего удовлетворения, необходимо смириться со своей участью, не метаться по жизни глупой рыбой в аквариуме в поисках не предназначенного им призрачного капитала, это, друзья мои, одновременно и бестолковое, и бесполезное занятие. Будет именно так, как должно быть, и никак иначе.
Да, чуть не забыл о ещё одном крайне важном запретном правиле, нарушение которого карается бесконечным пребыванием души в непрекращающемся ужасе.
Никогда и ни при каких условиях нельзя участвовать в разрушении домов служения Господу любых религий — это воистину великий грех! Молитвенные помещения — это центры передачи людских обращений в Космос, все они помечены на карте мира Всевышним, все они Ему нужны, и значит, не убогому разумением правителю решать, жить или не жить храмам, мечетям, синагогам, пагодам в том или ином месте…
Итак, продолжу. Учитывая вышесказанное мной, нужно признать — истина заключена в словах: «Какая польза человеку, если и весь мир приобретёт, а душе своей навредит...», — и, вне всякого сомнения, прав Экклезиаст: всё земное — временно и ничтожно, суета сует и томление духа, всё абсурдно и бессмысленно, ибо придёт срок, и тогда оставляет всё ветхое, материальное исходящая из тела душа и устремляется на Суд ждать оценку своей деятельности, чтобы потом — либо к Иисусу, либо ко мне.
И только медленно тлеющие, коптящие слабым огнём души людей-атеистов, не выдавшие на-гора нужную Богу энергию, остаются ползать по поверхности планеты, отверженные и Христом, и мной. Участь таких незавидна, так как они пусты, бесполезны, все они в будущем по скончании веков отправятся в печи на переплавку…
Мудрый чистым знанием человек способен понять причину радости умирающего плотью праведника, как и понимает дикий страх боящегося потерять тело нечестивца... Впрочем, все души-люди, некоторые смутно, некоторые явно догадываются, что ожидает их в Вечности.
Есть, есть загробная жизнь, друзья мои, есть, и вы веруйте в неё, вечную, как в непреложную истину, и никогда не подвергайте очевидное сомнению, так как это неразумно и, будем откровенны, чревато крайне негативными последствиями.
Лишь не опускайтесь разумом своим до того, чтобы поддаться уловкам церкви, балующейся обрядовым поминовением усопших, знайте, поминовение смертными бессмертного, во-первых, глупость несусветная, службы, свечки да молитвы для отошедшей за пределы планеты души — как мёртвому припарки, простите за каламбур, во-вторых — это просто бизнес, циничный, не дающий никакого результата, совершенно пустой содержанием обряд.
И предупреждаю: никогда не пытайтесь с помощью сновидений, гаданий и прочих инструментов заглянуть в своё будущее, об этом и Отец мой вас предупредил словами ветхозаветных пророков. Лучше озаботьтесь рассуждениями о своей полезности Господу, ибо каждому воздастся по делам его.
Живите исключительно будущей смертью, и тогда по смерти жить будете.
Слушайте Пославшего меня, исполняйте заповеданное вам: плодитесь и размножайтесь, владычествуйте над животным миром этой звезды и не переживайте о быстро разрастающейся человеческой цивилизации, поверьте мне на слово: Господь точно знает, сколько именно народа способна прокормить планета. И ангелы, по слову Его, когда нужно будет «проредят» цивилизацию; войнами, эпидемиями, природными катаклизмами и прочим, оставив нужное божественному замыслу количество «овец». Вспомните диалог Христа и Понтия Пилата, когда прокуратор похвалился: «…мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? На что Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше…»
Жизнь земных племён целиком во власти Создателя, о чём Им самим и сказано: «Во власти Господа Вседержителя врата смерти». Только Он распоряжается: кому и сколько жить, кому и когда покинуть планету, и поэтому противно Высшему Разуму видеть, когда одно земное создание самолично преднамеренным убийством прерывает выработку энергии другим созданием, и неважно для Вседержителя, какими причинами грешник оправдал данную мерзость. Не делайте подобного тому, что сотворил Каин-отступник, не позволяйте себе вмешиваться в ход запланированных свыше событий, знайте, прощения за это не будет. Пусть низшие по вашей указке уничтожают друг друга, тогда не на вас, а на них кровь будет.
Потерявшие не по своей воле плоть души невинно убиенных в ускоренном варианте, минуя небесные мытарства, взлетают в предназначенные им обители.
Так же, как грех убийства, страшен и грех самоубийства.
Нужно понимать, Высший разум нагружает душу именно столькими испытаниями, сколько она может выдержать, не больше и не меньше.
Другое дело, что некоторым эти испытания кажутся чрезмерными… Что бы ни случилось, необходимо держаться до конца, ни в коем случае нельзя самой душе принимать решение о прекращении своей деятельности на планете. Если такое случится, если душа вопреки воле Творца сбросит с себя неудобные одежды, она будет моментально осуждена и вновь возвращена обратно, в этом у вас не должно быть никаких сомнений.
И неважно, сколько раз она ослушается, она будет привязана к тверди планеты до тех пор, пока Господь не простит её, заблудшую.
 Несчастной придётся пройти свой путь с самого начала, находясь в качестве наказания в более тяжёлых жизненных обстоятельствах. В каких? В качестве примера могу порекомендовать ознакомиться с отношением жителей Таиланда к людям, родившимся с какими-либо патологиями, их ещё называют инвалидами, людьми с ограниченными возможностями, калеками.
И о Христе знайте правду. Он был послан в мир, потому что человеческая цивилизация допустила перекос, в какой-то момент наверх стало поступать тёмной энергии больше, чем светлой. Вот посланник и снизошёл в мир направить сознание людей в нужную сторону. Своим учением Он исправил ситуацию, вернул равновесие, после чего вернулся к Отцу.
Именно с момента прихода Христа в мир Земли Создатель позволил лишившимся тел душам более не засыпать смертным сном в море Небытия, которое изначально предполагалось быть вечным («…Да найдёт на них смерть…» «…смерть будет пасти их…» «…кто обречён на смерть, тот предан будет смерти…»).
 Проповедуемое Посланником новшество, несущее в себе благодарность к исполняющему заповеди Писания человеку в виде рая, дало людям необходимый стимул стремиться жить по учению Сына.
До появления Мессии этого не было. В Ветхом Завете слово «душа» использовано свыше тысячи раз, но нигде не сказано о том, что она бессмертна.
 Вспомните Екклесиаста: «Живые знают, что умрут, а мёртвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что память о них предана забвению. И любовь их, и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и нет им более части вовеки ни в чём, что делается под солнцем... Всё, что может рука твоя делать, по силам делай: потому что в могиле, куда ты пойдёшь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости».
«Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его».
«И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух (который не что иное как дыхание Создателя, дающее праху жизненную силу) возвратится к Богу, Который дал его».
«Ибо в смерти нет памятования о Тебе: во гробе кто будет славить Тебя?»
«Редеет облако и уходит; так нисшедший в преисподнюю (в могилу) не выйдет, не возвратится более в дом свой, и место его не будет уже знать его».
«Уходят воды из озера, и река иссякает и высыхает: так человек ляжет и не встанет; до скончания неба он не пробудится и не воспрянет от сна своего…»
«Итак, для чего ты отвращаешься от того (от смерти), что благоугодно Всевышнему? десять ли, сто ли или тысяча лет, — в аде нет исследования о времени жизни».
«Не бойся смертного приговора: вспомни о предках твоих и потомках. Это приговор от Господа над всякою плотью».
«Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе: помни, что все мы умрём».
«Всякая плоть, как одежда, ветшает; ибо от века — определение: “смертью умрёшь”». «… один суд — смерть».
«О смерть! отраден твой приговор для человека…»
Если учение о бессмертии души опущено в Моисеевом законе, то с приходом Христа стало по-иному:
«Бог же не есть Бог мёртвых, но живых, ибо у Него все живы».
«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт». «… сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мёртвых… умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения».
«Имеющий Сына имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни. … веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную».
«…человекам положено однажды умереть, а потом суд…»
«Много покоев в доме Отца Моего; если бы это было не так, Я сказал бы вам. Я иду туда, чтобы подготовить для вас место. И когда пойду и приготовлю для вас место, приду опять и заберу вас с Собою, чтобы вы были там, где Я».
«…вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мёртвые воскреснут нетленными, а мы изменимся».
«И увидел я мёртвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мёртвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мёртвых, бывших в нём, и смерть и ад отдали мёртвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим…»
«Потом мы … восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем».
«Говорю тебе истину: сегодня ты будешь со Мною в раю, — ответил ему Иисус».
«Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти».
Христос (о котором люди просили Пилата: «… смерть Ему! а отпусти нам Варавву») не только пообещал своим последователям прекрасное будущее, но и собственным возвращением в пределы планеты, явившись апостолам, подтвердил правду слов Своих, причём неоднократно, приведя тем самым неоспоримое доказательство наличия жизни после смерти.
Если же однажды в другую сторону перекос произойдёт, тогда меня пошлёт Господь исправлять ненормальность поведения людского стада.
И уже я буду вынужден прилагать усилия для убеждения человечества в истинности именно моего учения, и я буду говорить смертным, стараясь изменить их мышление: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим». И многое другое, смыслом на Иисусовы речи похожее.
Вас ведь, людей, легко из одной колеи в другую переставлять, вы ведь как дети малые, неразумные… Воистину, «венцы эволюции». — Как-то ласково, снисходительно усмехнулся дьявол.
— Ну а полная ревизия всего этого предприятия со сбором плазмы состоится тогда, когда Господь решит, что достаточно с Земли энергии получено, вот тогда и случится Второе Пришествие Христа, при котором и я присутствовать буду. Ни мне, ни Иисусу не открыто времени этого, не соизволил сказать нам Создатель сей правды, ведь мы, как и вы, оба являемся творениями Божьими и целиком зависим от дуновения мысли Бога…
Внезапно дьявол прервался на мгновение, в задумчивости дотронулся до мочки уха, после чего продолжил:
— Что-то я слишком разоткровенничался с вами, господа. Рано вам вкушать твёрдую пищу, поскольку не готовы вы ещё для неё. Как говорится, ещё многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить. А потому данной мне силой повелеваю вашим мозгам избавиться от этих подробностей, ни к чему они вам пока, тупым баранам.
И вдруг резко выбросил руки вперёд. Поражённые невидимой мощной силой гости на несколько секунд все до одного, будто в припадке одержимости, задёргали головами, после чего вмиг, разом, замерли, неотрывно глядя на имеющего над ними неограниченную власть.
— Итак, люди, знайте, я никогда не покину вас! Даже предавших меня не единожды не оставлю милостью своею! Моя любовь к вам больше любви Бога, ибо я милосерден ко всем, а не только к избранным. Мне не нужны жертвы, мне нужна свобода ваших мыслей, полет ваших неуёмных фантазий, наполненность душ человеческих многообразием, многоцветием желаний.
Бог возьмёт к себе лишь немногих, я же возьму всех остальных; слабых духом, оступившихся, скудоумных, безвольно плывущих по течению жизни изначального греха.
Ответьте сами себе, люди: разве зачатому в грехе не проще ли пребывать во грехе, в привычном для него состоянии? Не вы ли, рождённые в грехе, изначально, незаслуженно повинны в этом самом грехе? Так для чего вам без всякой надежды на успех пытаться ломать то, что создано не вами?
В царствии моём вы встретите основное число своих родственников, друзей, знакомых, ведь у меня, как и у Бога, обителей на всех хватит.
Бог прислал Сына Своего к вам, который покинул вас, оставив лишь слово Своё. Я же всегда с вами!
Исполнять заповеди и запреты Божьи человеку архисложно, я же более милостив, я разрешаю вам многое; развивайтесь умственно, стремитесь к разным целям, будьте свободны, смелы, разнообразны в своих поступках.
Послушайте слова правды обо мне святителя Иоанна Златоуста: «Древний змий не имеет над нами никакой власти, если не попустит ему Бог по неизреченному Своему попечению о нас», — имеющий уши да слышит!
Итак, знайте, с позволения Господа забота моя о вас, ибо имя мне Князь мира!
Вспомните историю ветхозаветного Иова, узрите, как жестоко мы с Господом экспериментировали над слабым созданием, и познайте истину: я и Господь — неразделимы, мы навеки связаны единой нитью, единым смыслом!
Нет Его без меня, как нет и меня без Него, Его действиям всегда будет противостоять противоположное, моё, равное по силе противодействие, на том межпланетный мир стоял и стоять будет! Точка. Недопустимо, чтобы одна из ипостасей самовольно нарушила вечный закон Равновесия, невозможно, чтобы одна чаша весов перевесила другую, если подобное когда-либо случится, незыблемость Вселенной рухнет.
Радующиеся мне унаследуют царствие моё! Не подле ног своих пребывать позволю, но рядом с собой!
Кто из смертных сможет противостоять мне, если сказано в Библии: «Весь мир лежит во власти Злого»?! Станьте верными мне и следуйте за мной, и я сделаю вас ловцами человеков.
Сатана исподлобья осмотрел тяжёлым взглядом всех присутствующих и продолжил:
— Итак, избранные, смотрите, чем одарю вас и потомков ваших.
На стене за его троном вспыхнул огромный экран, на котором поочерёдно стали появляться царства мира земного во всем их блеске и великолепии. Картины менялись одна за другой, и каждая была красивее предыдущей, от разнообразия цветных образов захватывало дух. Присутствующие буквально онемели от увиденного.
«Как кролики перед удавом! Как же замечательно то, что человек — существо поверхностное, не любящее внутрь себя заглядывать», — довольно подумал Сатана.
— Всё это дам вам и потомкам вашим в вечное пользование, так как власть над странами и богатствами земными предана мне, и я кому хочу даю её, если сейчас же, падши, поклонитесь мне. Первые присягнувшие мне получат больше, чем последние присягнувшие мне.
И внезапно резким приказным голосом скомандовал:
— На колени!
Раздался грохот падающих стульев. Особи посыпались на пол, толкаясь локтями, смотря друг на друга с нескрываемой ненавистью.
Сатана глядел на спины склонившихся перед ним людей горделиво, с чувством огромного превосходства и довольства.
Картина земного мира на экране сменилась, на ней появилось огромное число выстроившихся в несколько рядов, одетых в серые одежды ангелов Иблиса. Лица ангелов были скрыты под островерхими капюшонами. Опустив головы, подняв высоко руки с широко растопыренными пальцами, они стояли неподвижно, безмолвно.
Над хором привязанные за ноги вниз головой висели несчастные, крайне исхудавшие души двух музыкантов, кто при земной жизни обменял себя на талант, на пустоту земной славы. Наполненные болью глаза Джузеппе Тартини и Никколо Паганини неотрывно смотрели в зал.
Вдруг скрипачи задёргались будто от ударов тока и один за другим бывшие гении, сжимая в скрюченных пальцах скрипки, медленно стали водить смычками по ослабленным струнам, издавая унылые, тягостные звуки. Спустя мгновение хор громко запел:
— Слава господину! Слава Сатане! Великому из великих слава и почёт!
Павшие навзничь гости вразнобой стали подпевать хору. Началась режущая слух, лишённая всякого намёка на красоту какофония.
Хвалебную песнь прервал ласковый голос хозяина новообращённых:
— Дети мои, поднимитесь с колен, сегодня нам предстоит многое обсудить. Изменение существующего мира занятие долгое, сложное, но, уверяю вас, вполне выполнимое и, поверьте знающему, очень даже интересное.
Но для начала я должен объявить вам, что все вы теперь братья, неразрывно связанные чрез меня, господина вашего.
Моя воля — ваша воля! Ваши души — мои души! Ваши жизни принадлежат исключительно мне.
Я поведу вас дорогой сладострастия, вы будете владеть всеми прелестями плотского мира, и только вам будет дозволено всё то, что не дозволено обычному человеку.
Скрепим же связь нашу результатом страданий Иова ветхозаветного, не пожелавшего служить мне и познавшего боли неимоверные, как телесные, так и душевные.
Сатана вышел на середину огромной сцены и громким голосом приказал:
— Облик Иова многострадального, Господу своему преданного, явись предо мной!
Тут же на сцене появилось лишённое души измождённое тело старца, сплошь покрытое крупными струпьями, неизменными спутниками жесточайшей болезни, проказы. Сгорбленное, «смотрящее» темнотой пустых глазниц, оно стояло безмолвно, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Из-под похожих на крупную чешую шелушащихся струпьев обильно сочились зеленоватые струйки вонючего гноя.
Тело было безучастно к происходящему вокруг него. Это была всего лишь пустая, изношенная тяжким бременем оболочка, покинутая жизнью хлипкая храмина великого человека.
Сатана подошёл к Иову, вынул из глубины своих одежд глубокие блюда, равные количеству участников сборища, и, размахнувшись, ловко бросил их так, что они выстроились ровным кругом около тела праведника. Потом резким движением руки выхватил из-за пазухи огромный нож, лезвие которого было покрыто пятнами засохшей крови, со знанием дела быстрыми движениями стал счищать гнойные струпья в подставленные блюда. Когда блюда доверху наполнились вонючей чешуёй, он вновь взмахнул рукой, и угощение, взлетев в воздух, опустилось аккурат перед каждым присутствующим за столом.
Падший ангел, пристально глядя на гостей, торжественно молвил:
— Поднять блюда. — И тут же, с тихой яростью в голосе добавил, — всем опустошить до дна, без остатка, в знак нашего вечного союза! Кто быстрее съест, тот выше других будет.
Приглашённые, громко чавкая, давясь неудобоваримым, стали поедать поданную им мерзость. Многих стошнило прямо в блюда, и им пришлось есть кашу вперемешку со своей блевотиной. На экране хор торжественно запел:

— Весь мир законов Божьих мы разрушим
До основанья. А затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был никем, тот станет — всем!..

В процессе пения образы на большом экране стали тускнеть, размываться, голоса певчих становились всё тише, и через мгновение экран потух.
После отвратительного ритуала теперь уже преданные слуги Сатаны покорно уставились мутными взглядами на того, кто собой заменил им Создателя.
— Чада мои, — ласково начал свою речь Сатана, — я буду говорить, вы же слушайте каждое слово моё. Буду вещать вам словами трудными, смыслом мудрёным, иногда не совсем доступным вам. Знаю, что не всё поймёте услышанное от меня, но то, что вы сейчас не осилите умом, потомки ваши домыслят, ознакомившись, когда придёт их черёд, с текстом речи моей. Долгой будет она, но вы бодрствуйте, не позволяйте слабостям вашим быть невнимательными. Не уподобляйте меня Христу, без помощи Господа Своего слабому. И сами не будьте похожи на учеников Его, которые не вняли просьбам Иисуса не спать, впали в искушение и оставили его одного без поддержки на пороге тяжких испытаний и смерти.
Итак, Господь предрёк мне: «…и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и семенем её».
Я ответил зеркально. То же, что Он сделал, я совершил с потомками Адама и Евы. И, поверьте, это было совсем несложно. Людям нравится быть обманутыми. Слаб человек.
Сатана довольно улыбнулся.
— Размножу я роды ваши, друзья, расселю по всей поверхности земной, дабы в каждом народе пребывали исполняющие волю мою.
Но, наслаждаясь прелестями земной жизни, всегда будьте готовы к тому, что в любой момент вашего пребывания на поверхности планеты к вам могут прибыть вестники мои. Приходят они — когда бесплотные, когда в плоти, без предупреждения, заходят без стука, в любое время, легко минуя частоколы охраны, и несут в себе и с собой моё.
 Узнаете их по образу: будут они рыжие, с хитрыми мордами, циники, не боящиеся осуждения людского. Ибо что им беды и плач народов, если высшей целью для них является — служить господину своему. Многие из них будут занимать достойное положение в структурах власти разных стран. Все они находятся под моей личной защитой.
При встрече с ними увидите на их руках перстни, на которых изображение: висящий в затянутой петле виселицы крест. Крест — Христос Иисус, виселица — Иуда, который Искариот и чьё имя означает «хвала Господу». Каждый из вас познакомится с Иудой лично, но в своё время.
Спросив имя прибывшего от меня, услышите: «Посланник ада». Ответом на это будет ваше: «Рады аду служить».
Исполняйте приказы посланников беспрекословно, ибо их речи — исключительно мои повеления. Наказание за проявленное к ним должное их статусу неуважение — немедленное и неистовое мщение моё. На века запомните это.
Дав некоторое время на переваривание собравшимися информации, Сатана торжественным голосом продолжил:
— Друзья мои, нам предстоит довольно-таки интересная задача, — продолжить начатый мной эксперимент по изменению этого мира, самого вектора его развития. Свет должна поглотить Тьма. Люди должны возненавидеть чистое и возжелать бытие в грязи пороков. Они обязаны потеряться в своём стремлении менять окружающие их обстоятельства, но ни в коем случае не себя самих, чего терпеливо ждёт от них Господь.
 И для этого мы перенаправим сознание людей на ложный путь понимания постулатов жизни, это нужным образом изменит и их восприятие реальности, и, соответственно, их менталитет. Мы до опасного минимума уничижим в сознании неразумных тварей такие понятия, как любовь, совесть, сострадание, великодушие и жертвенность. Миром будут править только эгоизм и неуёмность жажды наживы.
Сначала мы раздерём все существующие общества на мелкие части, перемешаем племена, перессорим их, посеем зёрна хаоса в головах людей. И после тщательной обработки сознания каждого человека мы вновь соединим народы. Мы создадим единую цивилизацию, наполненную серой массой живых, но обезличенных тел, однородную по всем своим, крайне низким по качеству, жизненным потребностям, исторически и духовно бесплодную, пустую — «дом, построенный на песке», «дерево, не имеющее крепких корней».
Вам, избранным, я немного приоткрою завесу будущего.
Знайте, скоро один из соплеменников вечно преданного мне и загубившего по моей прихоти десятки тысяч невинных душ католического инквизитора Томаса де Торквемады, прозванного не иначе, как предводитель псов Господних, откроет Новый Свет, Новую Землю, которая назовётся Соединёнными Штатами Америки, и которой предначертано стать соработницей ада!
И будет избранная мной страна великой, и будет руководить она народами до скончания земных веков, по предсказанному в Откровении: «И пришёл один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих. С нею блудодействовали цари земные, и вином её блудодеяния упивались живущие на земле. И повёл меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства её; и на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых»…
Кстати, вот многие придурки из смертных, пугая наивную публику, любят предрекать конец света, но не волнуйтесь, друзья, до этого ещё ох как далеко. Не обращайте внимание на слова Христа: «Истинно говорю вам: не прейдёт род сей, как всё сие будет». Меня слушайте: нескоро история глубоко больной Земли завершится, ибо молода она по меркам Космоса.
Итак, я с помощью верных помощников, не знающих сострадания и жалости, обманом, огнём и мечом очищу ту Новую Землю от населяющих её народов и создам великое государство греха, которое мир впоследствии будет знать не иначе, как Империя зла, я заселю её предприимчивыми, ненасытными, мечтающими о лучшей жизни особями со всего мира, заманив их лозунгом «Страна свободных людей и равных возможностей».
И конечно же, прибывшие в мою страну прожжённые авантюристы не будут осведомлены о том, что в будущем многие миллионы их, не вписавшихся в бешеный ритм поглощённого зарабатыванием денег крайне циничного общества, окажутся за гранью нищенского прозябания, на своей шкуре прочувствовав всю прелесть капиталистического антисоциального строя, где человеческая жизнь не стоит ничего, где всем плевать на судьбу ближнего, где слово «коррупция», имеющее негативный оттенок, будет заменено на слово «лобби», хотя смысл этих двух понятий совершенно одинаковый — злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды, где со временем добрые дела приобретут цену, выражаемую в деньгах, где бескорыстие будет считаться глупостью, слабостью, неумением жить правильно.
Наверх выплывут лишь самые бездушные, безжалостные, жадные двуногие.
 Это будет обитель повсеместной лжи, во главе которой будут находиться исключительно клановость и кастовость.
Кстати, замечательно, правдиво однажды высказался американский писатель Фрэнсис Фицджеральд, хотя я его об этом не просил: «Американцы легко, даже охотно, соглашаются быть рабами...»
Не будет никакой американской мечты и равных возможностей для всех, и демократия — всего лишь сладкая иллюзия для прекративших включать мозг дураков, ибо толпы недостойны этой самой демократии, ведь они — тупы! Кстати, хорошо однажды понятие «демократия» описал советский и армянский режиссёр Роберт Саакянц: «Демократия — это когда Пилат вызывает демос (народ) и спрашивает: — С Иисусом Христом что делать? Демос отвечает: — Как что делать? Распять!» Так что пусть идиоты довольствуются лишь видимостью её.
Американцы совсем не будут знать о том, что их воспитанием займутся подготовленные мной специалисты по одурачиванию, которые, широко раскрыв рты, со всех трибун будут орать о всеобщей свободе, о вреде тоталитаризма, но при этом сами будут ярыми приверженцами этого самого тоталитаризма. Эти специалисты, тщательно скрыв свою жабью сущность, умело захватят в свои руки все имеющиеся в стране средства массовой информации, чтобы с помощью них формировать общественное мнение, одновременно отупляя народ, пропагандируя мнимые ценности.
 Быстро глупеющему народу Америки стоило бы впоследствии прислушаться (но не прислушаются по причине лености) к откровенному высказыванию Бенджамина Дизраэли, 40-го премьер-министра Великобритании: «Миром управляют не те, кто играет на сцене, а те, кто находится за кулисой». Вот это-то закулисье и будет способствовать уничтожению истиной веры, нравственности, культуры, института семьи, искусства, нормального воспитания детей и так далее.
Но ничему время не научит сытых, откормленных дешёвой едой божьих тварей, которых русские по какой-то только им известной причине презрительно нарекут пиндосами. Мимо ушей толпы зажравшихся особей пройдёт правда их соотечественника, сатирика Генри Луиса Менкена: «Демократия — всего лишь мечта, такая же, как Аркадия, Санта Клаус и рай». «Демократия есть искусство управления цирком изнутри обезьяньей клетки». «Демократия — это теория, согласно которой простые люди знают, чего хотят, и должны получить это без всякого снисхождения».
Ну да чёрт с ней, с этой неразборчивой в еде многоголовой гидрой… Охлократию да анархию дам народу своему вместо того, о чём он, наивный, мечтает. Американцы, не пожелавшие прислушаться к предупреждению философа Харви Мансфилда о том, что упадок гражданского общества непременно ведёт к краху, вдоволь нажрутся предоставленной им вседозволенностью.
Сатана вдруг улыбнулся:
— Господа, вам трудно сейчас поверить, но построенное моими стараниями общество социального неравенства, в котором будет лишь видимость справедливости и много пустых разговоров о ней, существующее по принципу безмозглого курятника — жестоко клюй рядом сидящего, отвоёвывая себе лучшее место, смело гадь на нижестоящего, ибо ты смог оказаться над ним, а не под ним, отбирай у тех, кто слабее тебя столько, сколько сможешь отобрать, не взирая на катастрофические, трагичные последствия для него и его близких, — будет во весь голос орать о правильности именно своей системы ценностей, с оружием в руках принудит остальной мир поверить в свою исключительность и будет жестоко наказывать те элиты других стран, кто не согласится с навязываемыми им упырями моей страны извращённых основ демократии.
Многие из потомков ваших будут править той землёй и сделают её основным источником и распространителем сладкой, смертельной заразы по всей планете.
Каждое новое поколение этого государства будет становиться ухудшенной версией предыдущего, и в конце концов нация превратится в скопище предавших любовь Господа нечестивцев, но не осознающих и не признающих своего предательства. И вместе с этим я поручу бесам, работающим среди народов моей страны, ответственных за его полное развращение, всеми силами убеждать общество, не замечающее, что оно уже находится в прижизненном аду, верить в то, что Америка является не чем иным, как самым настоящим подобием рая на Земле.
Извращённые понятия слов «толерантность», «демократия» и «свобода» заменят им заповеди Спасителя.
Термины «совесть», «нравственность» и «мораль», отсутствующие и в природе, и в Священном Писании и имеющие место лишь в умах людей, мы с вами, господа, если не совсем уничтожим, то извратим настолько сильно, что общество перестанет понимать истинную суть их.
Народ моей страны должен руководствоваться лишь ненасытными желаниями своей хрупкой плоти и маниакальным стремлением пополнения своих кошельков, а всё духовное, глубокое, важное, нужное, спасительное должно стать ему чуждым.
Кстати, очень точно сущность Америки характеризует фраза, произнесённая одним из героев произведения «Ограбление казино»: «Америка — не страна, а всего лишь бизнес. Так что давай, плати мне».
Ложно убеждённое в непогрешимости своих идей в деле распространения свободы и равенства (подкупом, запугиванием, шантажом, убийством, и прочим ужасным), население моей страны поможет мне уничтожить Божье присутствие в душах людей всего мира. Это будет страшная своей силой обитель зла, верный проводник моих замыслов, богом которой будет являться мамона!
Именно про неё, про Америку, излишне прагматичную, погрязшую в трясине денежных отношений, для верхушки которой собственные сограждане рассматриваются исключительно как ресурс, с помощью которого можно повысить личное благосостояние, впоследствии правдиво напишет русский поэт, моралист-идеалист Сергей Есенин. Послушайте, друзья, прекрасные стих, точно характеризующий сущность нового государства.
Из-за трона на сцену выскочил мертвенно бледный человек, одетый в чёрный, лоснящийся от грязи фрак. Он поклонился залу, после чего широким театральным жестом вынул из нагрудного кармана лист бумаги, пригладил волосы и громким визгливым голосом стал читать:

— Отрывок из пьесы «Страна негодяев»:
Места нет здесь мечтам и химерам,
Отшумела тех лет пора.
Всё курьеры, курьеры, курьеры,
Маклера, маклера, маклера.
От еврея и до китайца,
Проходимец и джентльмен,
Все в единой графе считаются
Одинаково — бизнесмен.
На цилиндры, шапо и кепи
Дождик акций свистит и льёт.
Вот где вам мировые цепи,
Вот где вам мировое жульё.
Если хочешь здесь душу выржать,
То сочтут: или глуп, или пьян.
Вот она — мировая биржа,
Вот они — подлецы всех стран.
Эти люди — гнилая рыба,
Вся Америка — жадная пасть …

Сатана взмахнул рукой, прогоняя чтеца, и тот, осёкшись на полуслове, моментально растворился в воздухе.
— Истинную суть захватчиков-людоедов моего государства, якобы поклоняющихся Господу, но преданных исключительно мне, впоследствии точно раскроет представитель народа, живущего на другом краю земли. Предки этого человека так же, как и коренное население Америки, испытают на себе жесточайший геноцид со стороны завоевателей, прикрывающихся именем Бога и якобы несущих в себе Его ценности.
Так вот, этот чернокожий человек с горечью признает, что «Когда миссионеры пришли в Африку, у них была Библия, а у нас земля. Они сказали: “Давайте помолимся”. Мы закрыли глаза. А когда мы их открыли, то увидели, что теперь у нас есть Библия, а у них наша земля».
А про саму Америку достаточно ёмко выразится её же гражданин, мой поклонник, ибо он сам признался однажды: «Религия помогает мне лучше играть в шахматы — и это всё, что меня в ней интересует», который в детстве обратился ко мне с просьбой обменять душу, ибо, как откровенничал он: «Всё, что я хочу когда-либо делать, — это играть в шахматы», «Мне нравится, одерживая победы над людьми, подавлять их “я”», «Я чувствую себя превосходно, видя своего противника извивающимся в предсмертных мучениях», «Друзья мне не нужны…», «…Для меня самое важное — деньги… Повторяю, для меня деньги — самая важная вещь…», величайший шахматист своего времени Роберт Фишер: «Посмотрите на историю Соединённых Штатов. Что такое история страны вообще? Стать кем-то из никого, верно? Завоёвывать, убивать. Они захватили страну, разграбили земли американских индейцев, поубивали их почти всех… Такова история Соединённых Штатов. Презренная страна».
По всей видимости, этот умнейший человек искренне ненавидел не только своих сограждан, во всеуслышание заявляя: «Подавляющее число американцев — тупые, безмозглые свиньи», — но и само то место, где ему пришлось жить, ведь на утверждение: «Вы представляете Соединённые Штаты Америки!», — он, ни секунды не задумываясь, ответил: «Я представляю Роберта Джеймса Фишера».
Не мог он, теоретик хренов, открыто признаться несмышлёным людишкам, что он — мой слуга, незачем дуракам знать правду. Но пятки мне он до сих пор вылизывает каждую ночь, почитая это за честь. Я позволил ему эту его слабость, ведь он был и умён, и хитёр, вон как ловко заменил моё имя на слово «мир»: «Я не такой мягкий и великодушный человек, каким был бы, если бы мир не изменил меня».
Впрочем, — возвращаясь к начатой теме продолжил, усмехнувшись, Сатана, — завоевание моей страной племён будет происходит по всей планете, ибо я не успокоюсь, пока не порабощу весь род человеческий, оставив Святой Троице лишь самую малость, Россию.
Итак, господа, я продолжу. Новая страна пройдёт горнило войны за независимость. Но цель войны будет не только в том, чтобы прекратить быть чьей-то колонией, но в первую очередь это будет борьба за полную независимость от законов, данных самим Господом.
Осознание допущенной когда-то ошибки обязательно придёт к народам новой империи, но слишком поздно, ибо они задолго до понимания ими истины отрежут путь к отступлению от меня.
Ярость и гнев божий они, безусловно, испытают, но позже.
И мне плевать на это — цель оправдывает средства, — мне важно, чтобы население новой страны откормилось до уровня жирных свиней и чтобы оно поверило в свою избранность, в высказывание одного из своих президентов: «Наша сила — в наших непоколебимых идеалах: демократии, свободе, безграничных возможностях и правах человека».
Америка превратится в мирового лидера, навязывающего планете свои извращённые ценности. Эта «Вавилонская шлюха» вином блуда своего насильно будет спаивать народы земли, принудит многие страны подчиниться себе, заставит слабых потворствовать своим целям и задачам.
В основании «третьего Рима» — как Америка саму себя, ослеплённая гордыней, назовёт — будет находиться гибель практически всего коренного населения, преданного на заклание во имя рождения огромного злокачественного государственного образования, поражающего в будущем метастазами греха всё тело планеты.
Страна, необходимая мне для распространения мерзости, не имеющая никаких моральных якорей, воспитывающая своих граждан на обмане подконтрольной вседозволенности и показушной религиозности, взрастит в своём нутре новое двуногое создание, поклоняющееся лишь одному божеству — золотому тельцу, то есть мне.
Большая часть населения этой империи, положа в основу своей жизни полное неприятие библейских заповедей, тем не менее при любом случае будет восклицать «О мой Бог!», — тем самым непрестанно опошляя имя Его. Да и само это выражение непременно будет резать слух, ибо произносимое ими не иначе, как «О май Гад», больше похоже на оскорбление, чем на восхваление, ведь в других языках слово «гад» имеет совсем другое значение, сугубо неприятное. И как по мне, это — замечательно!
В недрах моей страны усилиями верных мне людей появятся новые деньги — доллары, с помощью которых будут покоряться земные царства.
И чтобы Господь явно видел, что я многое могу, я, позволив себе поддаться чувству тщеславия, прикажу разместить на новых банкнотах кощунственные слова «На Бога уповаем» и другие подобные им — в подтверждение тому, что планета вскоре вступит в эру моей полной власти и наступит «Новый порядок веков». Символом того, что мировая валюта создана исключительно моей прихотью будет служить и стилизованное изображение змея-искусителя, обвивающего ствол дерева. Зелёные цветом деньги станут самыми желанными и востребованными всеми народами планеты.
Именно в Соединённых Штатах Америки мы начнём эксперимент по смене людьми тех их духовных ценностей, которые любовно предоставил им Бог, таких, например, как: «Возлюби ближнего своего как самого себя». И это крайне необходимо сделать, ведь, как сказал однажды Фёдор Достоевский, которого, к большому сожалению, нет в моём тёмном царстве: «Если Бога нет, то всё позволено».
Ловко манипулируя словами Священного писания, будем постоянно твердить им, этим особям, имеющим в себе скрытое желание стать заложниками греха, — отпасть от Создавшего их.
Убедим в том, что любовь к ближнему заключается как раз в личной свободе самовыражения этого самого ближнего, в любом её проявлении, что основная заповедь Христа не какая-либо другая, а: «Не суди, да не судим будешь».
Тем самым мы, незаметно для них самих, заставим людей забыть о страхе Божьем. Доведём ситуацию в подконтрольном нам обществе до убийственной крайности, до маразма, насаждая в него однополые браки, проституцию и наркоманию, женское священство, легализацию абортов, эвтаназию, и многое другое, подобное этим мерзостям.
Умело играя терминами, обманем их, исподволь вдолбим в их головы, что «не человек для субботы, а суббота для человека». Обманем что создание Божие, венец Его творения — человек — важнее всяких там древних традиций и трудных для исполнения ленивыми особями правил.
Пусть навсегда забудут они правду о том, что Бог стал человеком для того, чтобы человек истово старался приблизиться к Богу.
Искренняя молитва, эта самая действенная и спасительная для смертных созданий связь с Высшим, должна стать людям в тягость. И мы будем стремиться делать всё необходимое для того, чтобы прямое общение человека с Господом превратилось для слабых духом в бремена неудобоносимые, от тягости которых хочется избавиться навсегда, дабы грешник мог жить в собственное удовольствие, услаждая плоть временными радостями.
Зёрна гадости, упав в плодородную почву бесчестия, взойдут обязательно, в этом у меня нет никаких сомнений.
Политиков и граждан моего государства однажды посетит мысль о том, что Господь хранит именно их — в их мерзости-то! — вновь усмехнулся недоброй улыбкой Сатана.
— Безусловно, они будут заблуждаться, но бестолковые человечишки так никогда и не поймут, что они всего лишь мои подопытные крысы. Посмотрите на примере, о котором я вам сейчас поведаю, друзья, что из себя, по сути своей, представляет примитивное желаниями, ненасытное человеческое общество.
Однажды учёный Джон Кэлхун проведёт блистательный эксперимент, поместив большое количество обычных мышей в идеальные для них условия — в чистое тёплое помещение, с неограниченным обилием разнообразной еды, оградив их от каких бы то ни было опасностей и болезней, полностью лишив стрессов.
По сути, учёный предоставил мышам возможность быть счастливыми, и «повелел» им, подобно Всевышнему, «плодиться и размножаться, и наполнять землю», то есть создал те условия, к которым стремиться любое человеческое общество, не думающее о том, что когда слишком хорошо, тогда — совсем нехорошо. Бог ведь не зря предопределил человеку проживать свою недолгую жизнь в условиях постоянной борьбы, внешнего давления, душевного напряжения и нескончаемого эмоционального стресса.
И вот что произошло с сообществом мышей, спустя всего лишь небольшой промежуток времени.
Самцы отказались драться за территорию и бороться за самок, появилась увеличенная агрессия друг к другу, пропал интерес к спариванию, к рождению потомства, появились каннибалы, в их числе были и матери, поедающие редко рождающихся детей. Появились так называемые «красивые», пассивные мыши, которые только и делали, что ели, пили, спали и чистили свою шкурку, всячески избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций, проводя своё вялотекущее время в постоянном нарциссизме и самолюбовании, и ничто другое их не интересовало.
А далее — что вполне предсказуемо — наступила фаза смерти колонии. Мыши стали стремительно вымирать, смертность молодняка достигла уровня ста процентов, количество беременностей всё более уменьшалось, и вскоре составило ноль процентов. На 1780 день эксперимента подох последний больной сознанием обитатель так называемого «мышиного рая», который незаметно для его обитателей превратился в самый настоящий ад. Извращённая поведением клоака животных прекратила своё существование.
Кэлхун смог доказать: нет никаких логических причин, по которым наблюдаемые в экспериментах с подопытными мышами социальные эффекты не могут так же произойти в человеческом обществе. Излишняя сытость, отсутствие тревог, войн, испытаний и многого другого, что, вне всякого сомнения, должно присутствовать в земном мире, неизменно приводит к духовной гибели, к распаду социальных связей и полному крушению общества, которое сначала извращается, деградирует, становится примитивно индивидуальным и впоследствии групповым мышлением, и после этого оно, одураченное свыше, испорченное, негодное, стремительными шагами идёт к обязательному вымиранию.
Я всё это учёл и продлю момент гибели нужного мне американского народа до того момента, когда он до конца выполнит возложенную на него миссию, заключающуюся в растлении всех народов планеты.
Да, кто-то может сказать, что люди не мыши. Но уверяю вас, господа, многие законы, положенные Творцом для животных, точно такие же, как и в человеческом обществе, ведь внутреннее наполнение всех земных биологических организмов удивительно схоже.
Моё откормленное и развратное, напрочь лишённое чистоты и запредельно сильное наличием у него оружия массового поражения общество «мышей» поживёт ещё!
Масса людей, не имеющих истинной нравственной основы, — податливый пластилин, который в руках умелого мастера превращается в нужное ему изделие.
В моей Америке общество будет насквозь фальшивым, лицемерным. Я сделаю так, что несмотря на чёрное наполнение душ населяющих моё государство особей, несмотря на их полное безразличие друг к другу, они тем не менее будут ходить с показушно-добродушными улыбками на сытых лицах. И мне плевать, что их гримасы будут выглядеть неестественными, искусственными, лживыми, противными любому нормальному человеку.
Посмотрите, друзья, что получится, — довольно улыбнулся Сатана. — Это воспоминание одной женщины, которая первый раз посетила лежащую в моей власти страну. Гостья прибыла из государства, до сих пор продолжающего оставаться оплотом веры Христовой, являющегося одним из немногих оставшихся на планете островов здравого смысла в океане истинного безумия, из России, где так называемую демократию (ада), олицетворяющую собой не что иное как развязную, порочную сутью, крайне заразную вседозволенность, основанную на самых низменных пороках отрёкшихся от нормальности тварей, довольно-таки быстро превратившихся из людей в мерзких поведением человекообразных существ, смело гонят прочь пинками и ссаными тряпками, не обращая внимания на доносящиеся из-за границы визги моих верных псов-западников.
На экране появилось приятное лицо женщины, рассказывающей о своих впечатлениях:
— Я, первый раз попав в эту страну, восторгалась ею. Все улыбаются всё время, и это так приятно видеть. Я стою на улице, любуюсь архитектурой города, его динамикой, а мимо проходят старые, молодые люди, дети, и все широко улыбаются, и все что-то ласково говорят друг другу и даже мне, незнакомому им человеку… Для меня это было шоком! Мне казалось, что я попала в земной рай, где все до единого счастливы.
На третий день я, интуитивно понимая, что вокруг меня происходит что-то странное, спросила знакомого: «Чего они все улыбаются-то? Что, никто утром чашку с горячим кофе случайно на себя не опрокинул, что ли? Никто с родным человеком не поругался? Никто машину не поцарапал, неудачно припарковавшись? Никто не разбил колено, споткнувшись? Почему они все всегда такие довольные?» Ничего не ответил мне мой знакомый, кстати, гражданин этой страны, сославшись на неотложное дело, он, продолжая широко улыбаться, быстро скрылся за углом.
И на следующий день, придя на работу, я вновь вижу благостные улыбки, слышу от каждого встречного радостное: «Привет. Как дела?», — и что я отвечаю, им абсолютно неважно, в ответ мне всё та же дежурная улыбка и бодрое: «Отлично!»
Ну я одной новой знакомой, так же тупо улыбаясь, возьми и скажи: «У меня собака сдохла!» И она мне в ответ скороговоркой мило прощебетала: «Отлично! Хорошего дня!»
Представь, какая дикость произошла! Эта девушка, излучающая доброжелательность, своим примером показала, что ей на самом деле совершенно наплевать на то, что у меня произошло. Вот тогда я и убедилась в том, что вся их любезность наигранная, не стоящая и яйца выеденного, показное дружелюбие оказалось ничем иным, как лживым оскалом.
Намного позже, уже будучи дома, мне посчастливилось прочитать путевой очерк «Одноэтажная Америка», написанный авторами Ильфом и Петровым. Эти жившие задолго до моего рождения люди писали: «Если вы видите смеющегося американца, это не значит, что ему смешно. Он смеётся по той причине, что американец должен смеяться».
Америка похожа на огромный цирк с лицемерно улыбающимися клоунами, как будто рекламирующими друг перед другом свои зубы. Несчастную толпу приучили быть циничной и приговорили жить, несмотря ни на какие жизненные обстоятельства, улыбаясь, и сейчас это — страшные люди с рыбьими холодными глазами и циничными гримасами широких оскалов на лицах.
И я поняла, что я в этом продолжающемся всю жизнь фальшивом спектакле, где все без исключения плохие актёры, забывшие, что такое искренность, душевность, никогда не могла бы выжить. В тот момент мне стало противно, захотелось помыться, очиститься от окружающего меня повсеместного вранья и бежать как можно дальше от этого болота, наполненного чудовищами с растянутыми губами.
— Вот и пусть возвращается в своё ненавистное мне государство, где пока ещё жива искренность, чувственность, сострадание, участие, где есть любовь… Это ненадолго. Придёт время, и мы обязательно попытаемся завоевать души её соплеменников, — зло пробурчал хозяин преисподней. И вновь обратился к гостям.
— Чтобы вы понимали силу созданного мной государства, которую оно обретёт в будущем, я покажу вам карту мира, и на ней вы увидите выделенные чёрным цветом огромные площади поверхности планеты, наглядно показывающие широту сферы влияния этого всесильного монстра, убийцы человечества.
Действуя по принципу, озвученному одним отставным военным, чьи слова привёл писатель и, к слову сказать, отъявленный безбожник Марк Твен: «Мы — англосаксы, а когда англосаксу что-нибудь надобно, он идёт и берёт», — моя рождённая в утробе ада, якобы глубоко цивилизованная страна, прилюдно восторгающаяся сама собой, но бессовестно попирающая саму суть слова «мораль», будет развязывать войны, пожирать слабых, уподобившись голодному, ненасытному зверю.
Она, повсеместно сеющая хаос, всячески опорочит себя перед другими странами, но ей будет это безразлично, ибо я сделаю так, что она будет сильна своим оружием.
И не важно, что однажды немецкий политик Сара Вагенкнехт, обличая крайнюю степень непорядочности, нечистоплотности принадлежащей мне с потрохами страны, заявит: «Если Америка ваш союзник, то враги вам больше не нужны», — и не имеет никакого значения высказанная русским генералом Алексеем Едрихиным правда, что: «Плохо иметь англосакса врагом, но ещё хуже иметь его другом», — ничто подобное не важно, для меня имеет смысл лишь то, что власти взращённого мной монстра будут подобны тупому, близорукому носорогу, бездумно идущему на таран, нагло попирающего законы международного права.
Запомните, друзья, в соревновании алчности и совести в потерявших связь с Создателем, оскотинившихся душами сволочных человеков всегда побеждает алчность — это незыблемый закон.
Именно поэтому моему, верному мне народу, англосаксам, который со временем по уши завязнет в сотворённых им кровавых преступлениях, для которого насыщение собственной безразмерной глотки богатствами порабощённых им этнокультурных племён будет являться единственной, первоочередной задачей, будет глубоко плевать на правду русского сатирика Михаила Задорнова: «Капитализм — самое отвратительное устройство общества. Почему? Потому что самые плохие качества человека делают его внешне успешным. Вот только одно но — “внешне успешным”. Я не знаю ни одного счастливого олигарха и счастливого капиталиста».
Я создам такое государство, которое будет знать цену всему, но не будет знать об истинных ценностях ничего. Поражённое наглостью руководство США даже не будет скрывать то, что оно глубоко циничное, сволочное, далёкое от понятия «порядочность». Вслушайтесь в откровение государственного секретаря Генри Киссинджера, ляпнувшего однажды: «Быть врагом США, возможно опасно, но вот быть другом США — гарантированная смерть». Вот какими тварями будут обожравшиеся моих даров, потерявшие совесть человекообразные бесы.
Вновь загорелся экран. Карта земного мира на две трети была в чёрном цвете, обозначающем грандиозность влияния Америки.
Сатана внимательно наблюдал за тем, как толпа зрителей пристально вглядывалась в картинку, он видел мысли их, страстно возжелавших быть в пока ещё неведомой для них, но такой желанной империи.
Картинка на экране сменилась, и новоявленные упыри увидели подобие женщины с лицом старой черепахи, сидящей на фоне большого портрета седовласого мужчины, схожего физиономией с этой страшной видом женщиной. Мужчина был одет в дамское платье синего цвета, на его ногах были ярко-красные туфли на высоком каблуке. Он смотрел прямо перед собой, тыча вперёд пальцем. Странная, вызывающая отвращение картина, олицетворяющая крайнюю степень порочности изображённого на ней человекообразного существа.
С невозмутимым видом старуха сухим безэмоциональным голосом цинично врала о том, что испытывает боль и глубоко сожалеет о том, что солдаты её государства-агрессора, ворвавшись с оружием в покоряемые страны, убивают, насилуют, грабят беззащитных перед дьявольской мощью женщин, детей, стариков. Рвут, жгут и подтирают свои грязные анусы листами являющихся священными для поверженных народов книг.
Потом это смутно напоминающее особь женского пола чудовище, смотря на экране другого устройства запись убийства лидера одной из стран, развалом которой занималось её государство, видя раненого, залитого кровью пленённого государственного деятеля, весело, слегка подёргивая всеми конечностями дряхлого тела, хохотала, приговаривая «Пришли, увидели, он умер!», и при этом выглядела очень счастливой.
После просмотра, довольно потирая дряблые, морщинистые руки, неестественно дёргая седой головой, спросила у помощника:
— Его убили его поданные?
Услышав утвердительный ответ, философски заметила:
— Хорошим убитый был человеком, но стремление к правде довело его до гибели. Незачем было ему критиковать нас с трибуны ООН: «Они сами будут создавать вирусы и продавать вам противоядия. Потом будут делать вид, что им требуется время на поиск решения, тогда как оно уже будет у них».
Зря он решил противостоять принадлежащим нам финансовым корпорациям, зря осмелился предложить соседним странам ввести в обращение «золотой динар» в противовес доллару. Это было, безусловно, смело, но крайне неразумно.
 На благополучие жизни своих убийц и их семей он, мечтающий о процветании Джамахирии идеалист, потратил многие годы, за счастье палачей своих он отдал жизнь.
Призрачны для смертных дары Всевышнего и сильна сила наших сатанинских денег, с лёгкостью побеждающих чистоту веры и заповеди богов!
И внезапно, захлопав ладошами, она весело пропела:

— Оглянись честной народ,
Может кто тебя «дерёт»?
Привыкай честной народ,
Америка тебя «дерёт»!

— Эх, как же хорошо быть сильными и как приятно то, что люди слабы духом! Придуши их слегка мёртвой хваткой удава, ограничь дозу их непомерных потребностей, и всё, все эти созданные под нашим чутким руководством союзы общественного движения, либеральная оппозиция, начнут насаждать в своих странах наши так называемые «западные ценности», ввергая свои отчизны в хаос разрушения, в смерть.
Эти иуды готовы с потрохами продать свои родины, ценности религии предков, они легко отключают свои совести и мизерные мозги и моментально превращаются в алчную, жаждущую крови беспощадную свору, сметающую по нашему приказу всё чистое на своём пути. С горящими безумством глазами уничтожают правительства, убивают тысячи соплеменников, меняют государственный строй.
И всё это в угоду нам, богатым кукловодам, купившим аборигенов на не обеспеченные никакими активами пустые бумажки, массу которых мы наращиваем в зависимости от наших потребностей.
Платя предателям крохи и иногда открыто насмехаясь над ними, подкармливая идиотов изделиями из запечённой муки, мы в результате получаем несоизмеримый с затратами доход.
Очень удобно работать с желающими быть ведомыми, не догадывающимися об ожидаемом их в скором будущем ужасе предателями-баранами, пополняющими мерзостью своих дел наш тугой кошелёк.
И вновь, брызгая ядовитой слюной, захохотала в пустоту комнаты диким, режущим слух и похожим на скрип несмазанных петель старой двери, смехом:
— Всех купим, всех поработим, ибо нет никого сильнее нас и пославшего нас! Мы не видим в побеждённых странах ничего ценного для себя, кроме спрятанных в их недрах энергоресурсов. Мы предпочитаем кормить население нашего государства продуктами, сделанными на основе крови невинных мёртвых с примесью слёз, боли и проклятий порабощённых нами народов!
Мы присягнули Сатане, и поэтому не имеем права быть человечными, мы всегда будем агрессивными, ненасытными, ибо мы заранее осведомлены господином нашим о том, что Америка будет жировать до тех пор, пока грабит другие страны, иначе она загниёт и начнёт пожирать изнутри саму себя.
Нам нравится проектировать, создавать новый мир, идеальный мир зла, который, как выразился русский человек, академик Дмитрий Лихачёв: «…вывернутый наизнанку, и прежде всего вывернутое благочестие, все церковные добродетели».
И нам нет никакого дела до гуманности, в нас нет никакого сожаления о содеянном, в нас присутствует лишь постоянное чувство голода. А любой из покорённых нашим могуществом стран в оправдание нашей позиции и наших действий я лишь могу процитировать строки из басни русского баснописца Крылова: «У сильного всегда бессильный виноват» и «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», — сорвавшись на мерзкий хриплый кашель закончила она свою речь…
Сатана, остановив картинку, высокопарно подняв указательный палец, поучительно изрёк.
— Вот каков идеал моего слуги! Вот к такой полной самоотдаче стремитесь! Эта приятная моему взгляду человекообразная тварь убила народа столько, что многие из находящихся в обителях ада диктаторы прошлого сильно завидуют ей.
И разве подобным ей упырям есть хоть какое-то дело до правды, высказанной Фёдором Достоевским: «Христианство одно только заключает в себе живую воду и может привести человека на живые источники вод и спасти его от разложения. Без христианства же человечество разложится и сгниёт»? — нет, конечно же, не зря же я на протяжении долгого времени гнал этих тварей прочь от ненавистного мне Христа, в нужную мне сторону.
Кстати, господа, тот пиндос в синем платье за её спиной не кто иной как муж этой бездушной стервы, который отметится в истории планеты тем, что по приказу ваших прямых потомков начнёт бомбить страну, названную Югославией. Отменная сука, скажу я вам, этот Билл!
В моей стране негодяев с лихвой. Вот, послушайте что выдал соплеменник только что выступавшей сучки, музыкант по имени Джеймс Хэтфилд, чей коллектив с идиотским названием «Металлика» потчует жаждущие зрелища толпы поистине дьявольской музыкой. Когда он узнал о том, что в построенной правительством Америки на территории другого государства тюрьме жестоко, зверски, без суда и следствия пытают заключённых, похищенных спецслужбами его родины в разных странах, в том числе и в Ираке, и при этом заставляют несчастных круглосуточно слушать и поганую, уродливую, мрачную музыку «Металлики», то этот ублюдок, ничуть не удивившись, заявил: «Ну и что? Мы мучали своих родителей и жён нашей музыкой много лет! Почему бы и иракцам не потерпеть».
До высшей степени безнравственности довёл я основную часть граждан Америки, в лишённых жалости циничных скотов превратил.
Но эта страна-монстр, оплот греха, клоака мерзости до последних дней мира будет манить к себе всех тех, кто уверен, он находится на планете лишь для насыщения своей неуёмной плоти.
Друзья мои, потомкам тех из вас, кто более других угодит мне рвением своим, я позволю переселиться в это место, адски привлекательное место, в котором чистота веры беззащитными белыми листами будет сгорать в жарком огне порока. Знайте, то место — раздолье для хватких, смелых, деловых, лишённых совести.
Той страной правят верные мне злобные, безжалостные шакалы войны, которые приносят на алтарь смерти несметное количество загубленных жертв и которым будет плевать на Христа, мораль и общественное мнение «массовки», на законы чести, ну и, соответственно, на последствия. А взамен я разрешаю угодившим мне тварям грабить прочие страны, я решил, пусть набивают душегубы свои безмерные утробы, пусть громко рыгают долларами, пусть срут золотыми слитками, они заслужили временное удовольствие.
И мне не важно, из какой партии тот или иной президент-негодяй, из Республиканской или Демократической, каждый из них должен отметиться передо мной или развязанной войной, или совершённым переворотом в каком-либо стороннем государстве, или в стравливании между собой двух либо нескольких племён до начала вооружённого конфликта между ними.
Особенно в деле пролития невинной крови должны усердствовать отщепенцы из числа демократов, чтобы непрестанно порочить своим кровавым беспределом само слово «демократия»…
Сатана на несколько секунд, оскалившись, замолк, взгляд его стал пристален, казалось, он всматривается в какое-то видимое лишь ему одному событие. Вдруг, заскрипев зубами, он процедил:
— А тебя, госсекретарь США Энтони Блинкен, только что заявивший: «Мы не будем продвигать демократию посредством дорогостоящих военных интервенций или попыток свержения авторитарных режимов силой. Мы использовали эту тактику в прошлом. С какими бы благими намерениями они ни были, это не сработало», — ждёт неминуемое наказание за твоё своеволие, за твою дерзость. Ведь ты, находясь в статусе официального представителя взращённой мной власти, своей необдуманной болтовнёй подтвердил цивилизации, что на Америке имеется несмываемый грех — людоедство. Ты от лица своего правительства признался, что моя страна, твоя родина, нападала на государства-жертвы под надуманным предлогом, якобы лишь потому, что те были недемократичны.
Да, безусловно, я понимаю, данное заявление сделано отнюдь не из благих намерений. США, этот колосс-агрессор на глиняных ногах, объедающийся непомерными амбициями, начал подламываться и, осознав, что однажды жадность и отсутствие чувства меры приведёт Америку, этот оплот международного терроризма, к неминуемой катастрофе, вплоть до полного развала её, высшие власти решили действовать на опережение и якобы добровольно приняли мудрое решение, но… Разве я давал разрешение на подобное высказывание госсекретаря, ничего не знающего о моих далекоидущих планах?
Вот поэтому и будет наказан и наглец Блинкен и остальные причастные к данному инциденту.
После чего враг Господа моментально сменил страшный оскал на радушную улыбку и как ни в чём не бывало продолжил:
— А сейчас, друзья мои, вернёмся к основной теме нашего разговора, и я перечислю основные задачи, которые нам предстоит выполнять. Старайтесь запомнить всё, дабы потом не удивляться.
Итак. Мы сотрём из памяти народов накопленные ими за прошедшие века традиционные ценности для того, чтобы человеческому разуму не на что было опереться. Мы исказим правдивую историю в угоду нашим интересам. Мы всё сделаем для того, чтобы народы как можно быстрее потеряли свою идентичность, национальные традиции, разнообразие своих культур.
А после этого мы создадим для потерявших Бога народов новых кумиров, заполним культурное пространство инфернальными упырями, обезьянами, несвязно тявкающими собаками, распутными, наглыми, жуткими стремлением к грязи пошлыми тварями, растиражируем их по всей планете и назовём этих гнусных особей лучшими представителями культуры, элитой, кумирами, звёздами, убедим восхищаться ими, со всех информационных площадок ежедневно будем призывать человеческое стадо равняться на несущих в массы пагубную греховность беспринципных животных. И сожрёт всю эту блевотину человечество, можете не сомневаться, не поперхнётся, проглотит и ещё попросит, а на блюдо под названием «мораль» даже и смотреть перестанет, пресными вечные ценности отупевшим племенам покажутся, невкусными, даже противными.
Но для этого нам сначала важно остановить процесс взаимопроникновения этносов, остановить преемственность цивилизаций. Мы смешаем народы и превратим их в однородную массу, поражённую тупостью. Общество должно прекратить мыслить в долгосрочной перспективе, необходимо сделать его недальновидным, а следовательно, безоружным, слабым, неуверенным и непременно послушным.
Мы подменим истинное понятие слова «свобода», заменив его на понятие «узаконенная вседозволенность». Также несмышлёные твари должны уверовать в то, что это они «демократически» управляют своими странами, основываясь исключительно на своём волеизъявлении, не задумываясь о навязанных им извне истоках его.
Им бы, бестолковым, правильнее было бы признаться словами писателя Даниила Гранина: «Мы люди свободные, что нам скажут — то мы и захотим», — но не признаются, ведь это неудобная, неприятная правда, да и не знает о ней большинство.
Мы будем усиленно работать над тем, чтобы для всех людей зарабатывание денег стало одной из сильнейших внутренних мотиваций.
Денег никогда не бывает много, и всегда у кого-то их будет больше. Жажда наживы способствует разобщению любого общества. «Время — деньги», именно эти слова должны стать одним из главных лозунгов планомерно одурачиваемой планеты. Бестолковое стремление особей к богатству отвлечёт их от мыслей о вечном, о том, что их никчёмная жизнь мимолётна.
Мы принудим людишек поверить в то, что хороший человек это не тот, кто обладает душевностью, человечностью, состраданием и другим подобным этому, а тот, кто более успешен в материальном плане.
Сначала мы оторвём человека от его Бога, а после начнём пугать заблудшего страхом нищеты и одиночества, и человек, не думая о том, что именно с Господом он никогда не будет чувствовать себя покинутым и несчастным, начнёт стремиться так же, как и его соплеменники, к материальному успеху, в надежде, что это избавит его душу от многих страданий. Но мы-то знаем, что этого не произойдёт. Владеть деньгами совсем не означает жить в счастье. Стремление к богатству — хитрая ловкая ловушка для тупых баранов.
Нам нужен мир, в котором правят исключительно материальные ценности, в котором даже эмоции конвертируются в звонкую монету. Мы всячески будем способствовать бесперебойному горению низменных страстей человеческих, толкающих примитивных мозгом особей к постоянному желанию под завязку наполнять ими свои бездонные чрева мерзостью.
Совратив человечество кошельком, мы тем самым взрастим дикое племя неуёмного потребления, и расплатится оно за это своим будущим, поистине страшным будущим, про которое сказано «и живые будут завидовать мёртвым», но об этом оно узнает потом.
Отдав свой ум в угоду всепоглощающей ненасытности, люди тем самым сделают свои души пустыми, не имеющими для Господа никакой ценности. Но тем более они будут ценнее для меня, мне нужно много строительного материала для воздвигаемых в аду храмов в мою честь. Цунами денежных устремлений смоет в преисподнюю миллиарды неразумных!
Повторюсь, наша с вами цель — создание общества потребления, не имеющего границ насыщения. Для этого необходимо усиленно забивать мозги людей агрессивной пропагандой, привлекательной, яркой, манящей, создающей обманчивую картину счастья, довольства, праздности. Проповедуя культ всевозможных развлечений и спортивных зрелищ, мы сделаем так, что главной ценностью людей станет стремление к чувственным удовольствиям, к кратковременной эйфории.
Как в будущем правильно скажет в своём произведении «Крейцерова соната» Лев Толстой, «Внушите человеку, что ему необходимы водка, табак, опиум, и всё это будет необходимо». И он же добавил: «Вы заметьте: если цель человечества — благо, добро, любовь, как хотите; если цель человечества есть то, что сказано в пророчествах, что все люди соединятся воедино любовью, что раскуют копья на серпы и так далее, то ведь достижению этой цели мешает что? Мешают страсти».
Люди, живущие вне законов Бога, взявшие в основу своего существования принцип непрестанного насыщения себя страстями, совершают тем самым преступление против самого Создателя.
Когда-нибудь, когда будет поздно что-то исправлять, до человека дойдёт, что потеря совести, прямое противостояние Господу и есть его самое страшное наказание. Ведь удаляясь от Божьей любви, он, сам того не замечая, становиться бесноватым, его разум уже не является лишь его разумом, он наполнен преданными аду сущностями, которые толкают человека на поступки, потворствующие моему замыслу.
Отказавшись от истинного знания, человек начинает жить уже не сознательной жизнью, а как бы бессознательной, он уже не сам себя ведёт по дороге судьбы, его ведут заполонившие его храмину бесы. Безрассудное земное создание, живя в грехе, прекращает видеть сам грех. Неуёмное желание наслаждения вкупе с остальными грехами, страх людей перед страданиями, должными быть обязательно, потеря цивилизацией духовности приведут мир к глобальной катастрофе.
Также нам необходимо приложить максимум усилий для того, чтобы общества стали одержимы сексом! Женский половой орган должен стать действенным инструментом пропаганды, и со временем будет так, что мужчина, выбирая между страхом божьего наказания и вагиной, не задумываясь выберет мясное, более близкое ему. Ведь путь к Богу — это тяжкий труд, а гениталии — объект вполне себе доступный.
Посмотрите на непотребное поведение больных извращённостью двуногих всеядных. — Сатана, не оборачиваясь, показал рукой себе за спину, где мгновенно вспыхнул экран.
Ярко накрашенная девица назидательным тоном поучала сидящих за длинным столом мужчин и женщин разного возраста, перед которыми находились искусственные части человеческих тел. Перед женщинами стояли огромные размером резиновые половые органы мужчин, с расползшимися в стороны мошонками, а перед мужчинами лежали искусно сделанные из резины куски части женских тел.
Под монотонно звучащий голос девицы-наставника, разъясняющей, что и как необходимо делать, мужчины, упёршись носами, вылизывали разваленные перед ними вагины и анусы, женщины, выпучив глаза, давясь, старались запихать в рот всё, что им велено заглотить.
Слышалась наполненная дикими рассуждениями речь:
— Бог есть любовь, а любовь неразрывно связана с наслаждением, с яркими чувствами, с фееричным сексом, с желанием доставлять своей второй половинке максимум удовольствия. И не важно, сколько партнёров у вас было до этого, десятки или сотни, на данный момент вы должны жертвовать собой во имя того, кого вы любите именно сегодня, сейчас. Бог создал человека для счастья, стремитесь же к нему любыми общедоступными методами.
Итак, мужчины, внимание, лижем, слушаем, запоминаем: молодым людям, делающим куннилингус, нужно учитывать то, что отросшая щетина не способствует получению женщиной удовольствия. Также необходимо как можно чаще смачивать свой язык в смазке, иначе желаемого взрывного оргазма у партнёрши не будет. Кусать зубами клитор и половые губы — запрещено. Чаще проникайте языком как можно глубже во влагалище, не обращая внимания на возможные имеющиеся полипы, на неприятный вкус обильных, порой кровянистых пастообразных выделений, являющихся результатом болезней организма, например молочницы, эрозии шейки матки. Никогда не концентрируйте мысли на имеющее иногда место быть наличие в гениталиях любимой женщины вязких гнойных нитей, свидетельствующих о наличии хламидийной инфекции, и тщательно скрывайте своё неудовольствие исходящим из вагины больной женщины характерным запахом, напоминающим загнившую рыбу.
Демонстративно громкими звуками сглатывайте то, что сочится из нутра вашей избранницы, чувственными стонами показывайте, как сильно вам нравится ублажать данную вам проказницей-судьбой самочку.
Женщины, также стараемся, отсасываем и запоминаем. Сосать гениталии нужно нежно, с вожделением. Работайте языком без устали, мните яйца, вылизывайте анус, будьте ненасытными суками, мужчины от этого в восторге. Имейте в виду и то, что самцы обожают глубокий минет, предполагающий проникновение члена в само горло, позвольте своему партнёру насладиться этим, но проследите за тем, чтобы член был влажный, иначе поцарапаете горло. Преданно заглядывая мужчине в глаза, играйте с его членом как с самой своей любимой игрушкой, водите липкой головкой по соскам, по губам. Разрешите делать с собой всё, что вашему очередному избраннику захочется, ведь вы в данный момент любите его, а значит, должны быть готовы на всё без всякого стеснения, забыв о самоуважении и приличии…
Внезапно из-за закрытой двери послышался писк малыша.
Педагог тут же обратилась к одной из усердно облизывающих фаллос учениц:
— Ева, похвально то, что ты сразу после рождения решила посетить мой курс, но ты прежде всего мать. Твой малыш с прекрасным именем Ангела проснулся, принеси его сюда и успокой.
Молодая женщина нехотя оторвалась от большущего пениса и, на ходу утирая обильно текущие по шее слюни и слезящиеся от усердия глаза, кинулась за дверь. Схватив новорождённое дитя, она стремглав вернулась в комнату и вновь уселась на своё место. Сладко поцеловав малыша в пухлые губки, вынула набухшую грудь и сунула сосок в рот ребёнка.
Вокруг кормящей матери творилась вакханалия; желеобразные гениталии колыхались, люди, жадно чмокая, изредка отхаркиваясь, стонали, глотали. Сопли, слюни, выпученные глаза…
— Прошу заметить, мои дорогие гости, — ухмыльнулся враг Господа, — всё это видит и Создатель человека, этой животной твари, пожелавшей — несомненно, с моей помощью, — превратить самого себя в примитивное убожище. Как вы думаете, каково Вседержителю лицезреть подобное, когда даже мне невыносимо противно наблюдать это мерзопакостное действо. И нетрудно догадаться, кому в будущем отойдёт выдавленная этой нечестивкой из утробы душа рождённой ею особи, не только зачатой в похоти, но и — в этом нет никаких сомнений — воспитанной в жутком грехе, — он показал рукой в сторону ублажающей резиновый член Евы.
— Животная блудливость возгордившихся приматов станет ещё одним сильнейшим катализатором для разложения мира. Разврат испортит всех людей, любой религии, любого течения. И мы обязательно достигнем нужного нам результата, а именно — хаоса в отношениях двух полов, что неизбежно повлечёт за собой потерю оставшихся в человеческих душах крох духовности.
Сексуальную энергию, которую Бог дал смертным исключительно для продолжения потомства, мы превратим в главный вкус для больных сознанием существ, всё более тонущих в примитивности.
Зов плоти в предпочитающих жить лишь инстинктами особях будет всегда силён, а ведь именно он часто доводит человека до таких поступков, которых он никогда бы не совершил в спокойном, осмысленном состоянии. Человек в критические моменты вожделения плоти иногда доходит до безумия, напрочь забывая о нравственности, об ответственности, он прекращает видеть опасности, теряет связь с реальностью и уже не принадлежит себе.
Весело видеть дурное состояние одержимого сексом существа, поведение которого, особенно в весенний период, становится порой непредсказуемым!
Мы завоюем общество иллюзией правды. Безусловно, прав неизвестный вам, но хорошо знакомый мне Шатобриан в том, что: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».
Мы всячески будем способствовать замене истинного понятия слова «любовь» на низменные желания тела человеческого, грязную похоть. Обязательно насадим во все племена теорию «свободной любви», то есть, другими словами, распущенных сексуальных отношений.
Мы разбудим в прямоходящих всеядных неуёмное стремление к плотским наслаждениям. В этом не будет большой сложности, твари воспримут эту информацию с лёгкостью, ибо животное начало человека сильнее любых духовных установок.
Ведь для поддержания в своём сознании этих самых данных Господом установок необходим постоянный титанический труд над собой. А человек ленив, и для него намного проще поддаться имеющим место в его социуме тенденциям, легче добровольно вовлечь себя в процесс оскотинивания, чем стоически противостоять греховным, но вкусным, желанным страстям. «Жизнь — одна, и нужно попробовать в ней всё!» — эти слова будут девизом для неразумного стада, они помогут опошлению и огрублению отношений между мужчинами и женщинами.
Мы внушим людям мысль о том, что физиологическая близость крайне необходима не только для порождения потомства, но и для нормальных, часто ни к чему не обязывающих отношений между мужчиной и женщиной. Убедим их в том, что любви двух человеческих душ без плотского наслаждения не бывает. Пусть поступают по совету бесстыжей француженки Жорж Санд: «Любовь, как стакан воды, даётся тому, кто его просит». Ни о какой верности, ни о какой нравственности, ни о каком взаимном ежедневном труде двух родственных людей ради сближения душ не должно быть и речи.
Мы всё поставим с ног на голову, сделаем так, чтобы повсюду звучали пошлые выражения особ с пониженной социальной ответственностью, такие, как, например, совершенно глупое по смыслу высказывание одной из голливудских актрисулек-кривляк по имени Джулия Робертс. Это глубоко аморальное существо, сыгравшее в одном из фильмов счастливую проститутку, кроме всего прочего, любящее бывать в индуистских храмах с целью, как сама выразилась: «петь, молиться и праздновать», однажды ляпнет: «Женщины, вы не реабилитационный центр для взрослых мужчин, и это не ваша обязанность исправлять, менять их, выступать в качестве родителей и обслуги... Вам нужен партнёр своей жизни, а не проект!»
И, к тому времени уже достаточно испорченный разумом народ восхитится её болтовнёй, приняв этот словесный бред за истину в конечной инстанции. Никто не захочет думать о том, сколько эта воняющая серой особа принесла вреда своими ролями подрастающему поколению. Никто не спросит эту вытянутую за уши из небытия самку о том, знает ли она текст Библии, описывающий брак как физическую и духовную общность созданных друг для друга мужчины и женщины, о семье: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему … И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из рёбр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку». «…и не муж создан для жены, но жена для мужа». «…оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает». «Так должны мужья любить своих жён, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя».
Забыли люди слова Бога о том, что только смерть может разделить человека с его собственной плотью, только смерть может расторгнуть супружеские узы. И уже и не понимают бренные того, что точно нельзя идти против Высшего, основываясь на перлах грязной твари Робертс.
Ей, этой яркой представительнице моего государства, видите ли, нужен партнёр, и к тому же сильный, состоявшийся, которого она будет оценивать с позиции своего цинизма и эгоизма, ей не интересен данный небом, судьбой муж, имеющий так же, как и она, недостатки, с которым придётся пройти через все жизненные испытания, и не просто пройти, а зная, что на тебя смотрит Христос. Но её бог — я, хозяин неправды, она — моя похотливая сука, одна из бессчётного количества таких же.
Много подобных этой идиотке чертей в человеческом обличье ползает по поверхности планеты, и меня это несказанно веселит.
Ведь именно они, эти напомаженные, накрашенные демоны помогают насаждать греховное, делать нормой скотоложничество, самоудовлетворение, лесбоизм, мужеложничество, педофилию. Чем больше такие как она введут в норму доступных извращений, тем более приятными для нас будут результаты этого.
Лишь малое количество душ сможет противостоять диким желаниям своих гениталий.
Вот, — он показал рукой на экран. — Посмотрите на этого молодого самца. Это один из бойцов многочисленной группы, движущей силой которой является вера в своего Бога и борьба с теми, кто не разделяет их взгляды, и кто посягнул на суверенитет их страны. Их дух невозможно победить, ибо они не сильно держатся телами за земную жизнь.
У подножия горы, спрятавшись от всех за огромным камнем, сидел молодой мужчина. Одет он был в простую рубаху, широкие штаны, жилетку черного цвета и чалму, рядом с ним лежало его оружие.
Мужчина жадным взглядом впился в лист яркой бумаги, в цветное изображение полностью обнажённой женщины, над головой которой виднелась яркая надпись «Playboy». Бессовестная развратница сидела на корточках, широко раздвинув ноги, и призывно улыбалась, показывая белоснежные зубы.
Вскоре возбудившийся воин, внимательно оглядевшись по сторонам, принялся мастурбировать, изредка прикрывая глаза от удовольствия.
— Этот человек по несколько раз в день обращается к своему Богу с жаркой молитвой. Он живёт не ради славы, денег или из иных корыстных побуждений, и он, безо всякого сомнения, готов за свою веру жизнь земную отдать. И при всём этом, заметьте, несдержанный юноша прекрасно знает, его Бог смотрит на него. Но тем не менее он, поддавшись страстям плоти своей, добровольно отвращается от Бога, грех медленно вползает в его душу, и юноша, ещё сам не осознавая этого, уже на пути погибели.
Что мы сейчас видим. Всего лишь один листок красочной бумаги с изображённой на нём голой женщиной, смотрящей бесстрашному воину в лицо своей бездонной вагиной, способен завоевать не только его, нетвёрдого в своей любви к Господу, но и целые континенты подобных ему, легко поддавшемуся греху вожделения. Безо всякого оружия.
И я, так же как и его Бог, вижу, как сильно уязвима душа этого человека. Он слаб, ибо он соблазняется. И чем соблазняется? Не мечтами о Боге и дарах Его вечных, а аппетитным куском человеческого мяса. Сбрасывая своё семя на горячие камни, он совсем не думает о том, что предаёт свои убеждения, становясь негодным для рая.
Если бы начавший блуждать в тени греха юноша знал о том, что скрывается за вожделенным видом тела этой шлюхи, проведшей свою жизнь в мерзости, и грязная душа которой сейчас находится в коридоре обители преисподней, среди вечно насилуемых грубыми, буйными бесами прелюбодейников, то он не смог бы смотреть на неё без брезгливого отвращения и ужаса и вряд ли смог бы он возбудиться, увидев её нынешнее состояние. Если показать ему её гниющую в гробу, её сплошь изрытое могильными червями тело, то тогда остался бы он чист собой.
Но тем грех и прекрасен — он невидим, он сладок, он как мёд, в котором гибнут завязшие и не имеющие сил оторваться мухи.
Я совращаю, и я же буду наказывать всех тех, кто не сопротивлялся мне, всех, кроме вас, господа, ибо я — в вас, и вы — мои.
Много изувеченных современным миром душ, подобно сгнившим плодам старого дерева, падает в чистилище, и многого вы ещё, друзья, не знаете. Но мне открыто всё, в том числе и будущее.
Вот, к примеру, сейчас вам совершенно непонятно значение странного на слух слова «трансгендеры», которое даже у меня ассоциируется с какими-то мерзкими фантастические тварями, но это, друзья — обыкновенные двуногие, всеядные, видом такие же, как и вы, только с «вывернутыми наизнанку» мозгами, страшные прежде всего для самих себя именно тем, что они по собственной воле прекратили быть детьми Бога.
Я поясню вам коротко, что это за уродцы такие.
Они не что иное, как телесные оболочки, поражённые губительной для любого нормального человека гендерной дисфорией, то есть люди, якобы не имеющие возможности принять свой, данный им при рождении статус мужчины или женщины. Во всяком случае, им так кажется, ибо они заставили себя утвердиться в этой мысли.
Но на самом деле, они — продукт больной цивилизации, у которых наблюдается навязчивое, — не удивляйтесь — добровольное расстройство личности, людские особи, поверившие однажды в то, что трансгендерность — это вариант нормы.
Мне, признаюсь, довольно-таки легко удалось насадить в будущее общество мысль о том, что так называемая бинарная гендерная система — пережиток дремучего прошлого и что современный, прогрессивно мыслящий человек обязан понимать это, и он же имеет полное право быть тем, кем он на данный момент своей никчёмной жизни себя ощущает.
Живое мясо должно вообразить себе, что оно приблизилось своим тупым безумием к богам, что оно дожило, наконец-то, до того желанного момента истории, когда «истинная» свобода победила навязанные любовью Всевышнего «предрассудки», выраженные в десяти заповедях, — что оно, общество, вполне предсказуемо, и сделало.
Открою небольшой секрет, мои дорогие гости, лечится это мнимое расстройство у нас в аду на раз-два, когда за неправильный ответ на вопрос «кто ты, мужчина или женщина?» тщедушная душонка сомневающегося, медлящего с правильным ответом тут же получает по хребту увесистой дубиной с утыканными в её ударную часть гвоздями.
Проверено, ни один сознательно потерявший свою гендерную идентичность, осмысленно принявший гипертрофированную форму, — простите за выражение, — гадёныш второго удара не ждёт, все сразу, забыв о бывших в них прежде буйных фантазиях, точно определяют личную принадлежность к определённому полу, — ведь это, оказывается, очень легко сделать, учитывая тот неоспоримый факт, что гениталии присутствуют только у двух видов, а способ определения того, кто является мамой, — вообще один.
Ни за что не хотят содомиты, одетые в уродливые обличья не принадлежащего им, противоположного им пола, во время демонстрации им их же разрезанной напополам плоти, когда прекрасно видно, что их организмы выделяют, одни: яйцеклетки, вторые: сперму, — повторять земную ложь о том, что женщинами и мужчинами не рождаются, ими принудительно становятся через запрет цивилизацией идеологии свободного выбора гендерной идентичности, через сужение до примитивного минимума понятия «гетеронормативность», через дисциплинарное заучивание искусственно навязываемых изначально бывшему свободным человеку правил: как одеваться, как вести себя, как мыслить и чувствовать так, чтобы твоё поведение совпадало с предписанной тебе обществом идентичностью.
И эти жертвы своего времени, пребывая в чистилище, сжав от боли сломанные ударами тяжёлых дубин зубы, с удовольствием повторяют единственно верное, неоспоримое, истинное для всех Божиих созданий: «Естественный порядок вещей — это ни в коем случае не сконструированная идеология, которую сами смертные воспроизводят своим поведением. Только биология является определяющим фактором в формировании идентичности. И ни в коем случае не сочетание культурных, политических, материальных, социальных и иных, имеющих планетарное происхождение факторов».
Мои подручные успешно «лечат» все подобные отклонения, зародившиеся в больных умах смертных, и методы у моих слуг самые что ни есть действенные.
Как только такая кривая душа попадает к жадно ждущим её бесам, они, эти лохматые садисты в забрызганных кровью халатах, быстро «излечив» тонкое тело непутёвого создания, сразу принимаются за исполнение дальнейшего наказания грешника. Не отвлекаясь ни на секунду, безо всякого наркоза, по своему усмотрению, сопровождая издевательства словами из Второзакония: «У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне», кромсают тела испорченных созданий ножами, отрезая и грубыми нитками пришивая гениталии тем, кто однажды позволил себе наглость пойти против воли Создателя.
Согласитесь, непозволительно убогим лысым обезьянам, возгордившимся и напридумавшим себе невесть что, идти против данных Богом установок и законов природы.
А то, что это такое, какие-то безмозглые наглые твари с чего-то вдруг решили, что они правы в том, что в мире не должно существовать таких понятий как мужчина и женщина, а должны иметь место лишь менструирующие и неменструирующие биологические особи, и что все доводы нормальных сознанием оппонентов, идущие вразрез с их извращёнными убеждениями, — «от лукавого», то есть от меня.
Мы-то в преисподней прекрасно понимаем, во всём виновата, если не принимать в расчёт моё участие, так называемая политкорректность, берущая свои корни в жгучем желании самого западного общества стать аморальным, растлённым похотью. Искажённое понятие толерантности позволило маргинализированным личностям, напрочь забывшим о «педали тормоза», совершать непростительные вольности.
Чада мои, сейчас ваши умы не способны принять того, что знаю я. Но верьте мне, наступят такие времена, когда люди обезумят, будут испражняться друг другу на лица, вылизывать друг другу гениталии, аки псы мерзкие. Мужчины будут ублажать других мужчин, засовывая половые органы в отверстия тел, предназначенные для вывода нечистот, будут сознательно одеваться в женские одежды, красить свои морды яркими красками для привлечения внимания подобных себе.
Кстати, господа, — весело улыбнулся Сатана, — поведаю вам правдивую историю о том, как появились эти самые крайне извращённые особи, которые видом своим — мужчины, но сутью — мерзопакостные животины с грязными, потерявшими эластичность и упругость, разбитыми частыми сношениями анусами.
Однажды приказал я своим ближайшим помощникам самим придумать что-то из того, что способно ещё более развратить потомков Адама. Долго мучились они, никак не могли ничего нового изобрести, ведь всё возможное до них мной было сделано. Несколько десятков ваших земных лет сидели мои бесы, думали — всё без толку, закончились в них хитрости. Грустные, голодные, злые сделались. Старший по чину напоминает собравшимся: «Накажет нас господин наш, жестоко накажет. Давайте, братья, усиленно думать, чем всё-таки можно совратить ненавистных нам смертных мужеского пола». Тогда не выдержал один из самых отчаянных да как ляпнет с досады: «Да пошли они, эти людишки! Пусть хоть в анусы совокупляются. Не желаю думать о них больше!»
По его слову и получилось. Некоторое из двуногих неменструирующих всеядных тут же, прижавшись бритыми мордами, слиплись в отвратительном поцелуе, теребя мошонки и облизывая их, после чего, торопясь, поочерёдно принялись совать свои облепленные мясом хрящевые отростки друг к другу в задницы, сладостно прикрывая бесстыжие глаза и стоная от животной страсти... Фу-у-у, какая гадость! — Расхохотался во весь голос хозяин зла.
— Впрочем, уверяю вас, друзья, женщины будут не лучше испорченных мной мужчин, они так же будут извращены до предела. Для них станет нормой добровольное согласие быть грязными семяприёмниками для многих жаждущих секса самцов. И помимо этого самки будут пытаться удовлетворять похоти друг друга, в том числе с помощью различных механических приспособлений.
Я с большим удовольствием сообщаю вам, что низменные, порочные твари будут называть это своё скотское, вызывающее рвоту поведение словом «любовь»…
Ну да пусть творят что хотят, лишь бы о душах своих не думали.
Мы сделаем всё для того, чтобы в ставших со временем дефектными головах крепко прижился маразм, опутав собой внутренность черепных коробок млекопитающих.
Например, мы доведём до абсурда такие изначально святые для каждого индивидуума понятия, как мать и отец, заменив их на «родитель один» и «родитель два», сделаем так, что эти лишённые чувства нормальности родившие существа будут каждый день попеременно одевать своих ничего не понимающих детей как в мужские, так и в женские одежды, тем самым напрочь ломая неокрепшую психику своих чад, из которых потом обязательно вырастут неугодные Господу, глубоко аморальные чудовища.
 Хозяин земного мира усмехнулся:
— И ещё. Сейчас это может показаться вам неслыханной дикостью, но, уверяю вас, в будущем даже отхожие места будут разделены не на два типа, а на три — мужской, женский и для заблудших разумом овец, якобы не определившихся со своим полом. И везде будут провоцирующие на привыкание людей к этому безобразию надписи: «Сила общества — в разнообразии полов», «Пол не ограничен двумя видами», «Разделение людей по полу — это социальная придумка», «Борьба за многообразие полов!»
У нас получится воплотить это безумство, безмозглые животные примут всё беспрекословно, ведь любое стадо по сути своей всегда инертно, оно, не желая сопротивляться, движется туда, куда гонят его подготовленные мной пастухи. Планомерный процесс маргинализации общества должен идти непрерывно, загоняя людишек в тесную клетку беспросветной убогости мышления, то есть в среду анархии, вакханалии, хаоса, проходящих, естественно, под моим чутким руководством.
Для лучшего понимания методов, которыми нам предстоит воспользоваться ради цели как можно большего оболванивания цивилизации, я приведу вам фундаментальные профессиональные постулаты, сформулированные умницей, что, впрочем, не помешало ему стать отъявленным фашистом, рейхсляйтером, имперским руководителем пропаганды Иозефом Геббельсом.
Вы только вслушайтесь в его слова, всмотритесь в глубину правды этого неординарного мышлением, отлично знающего психологию толпы преданного мне упыря: «пушки и штыки — ничто, если вы не обладаете сердцами нации»; овладение массами — единственная цель пропаганды; для достижения этой цели хороши любые средства, главное, чтобы пропаганда была эффективной; соответственно, помимо «белой», правдивой информации, необходимо использовать «серую», то есть полуправду, и «черную» — откровенную ложь: «мы добиваемся не правды, а эффекта»; причём «чем чудовищнее ложь, тем охотнее в неё верят» и тем быстрее она распространяется; а чтобы у толпы не возникало сомнений, «послания» должны быть примитивными, без подробностей, на уровне односложного лозунга: «худший враг пропаганды – интеллектуализм»; другими словами, «пропаганда должна воздействовать больше на чувства, чем на разум», а поэтому быть яркой, броской; для наилучшего усвоения месседжа «мы обязаны говорить на языке, понятном народу», и даже на разных языках — один для столицы, другой — для провинции, один — для рабочих, другой — для служащих; превозносить вождей и народ, постоянно поддерживая высокий градус идеологического пафоса и истерии; бесконечно повторять пропагандистскую трескотню: ведь трудно не поддаться её магии, если в неё верит все большее число окружающих»… «Мы должны быть с народом каждый вечер после трудового дня и объяснять ему то, что он недопонял днём».
Итак, мы поместим общество тел в уютный загон всеобъемлющего комфорта, чтобы твари полностью зависели от него. Утилизируем свободное время людей заполнив образовавшуюся пустоту всевозможными удовольствиями, развлечениями, тем самым отдалим осознание ими собственной смертности на дальний план.
Искусственно превратив реальность со всеми её сложностями в непреодолимый барьер, тем самым отучим всеядных бороться с трудностями. И тогда главный принцип мироздания, «человек должен жить не благодаря обстоятельствам, а вопреки им», прекратит работать.
Нам нужны лишённые целомудрия циники, развращённые эгоисты, которым нет никакого дела до морали и совести, забывшие об ответственности перед Создателем. Потерявшие нравственные ориентиры толпы должны ошибочно поверить, что если отринут Бога, то станут истинно свободными.
Да, самодовольные глупцы, сами того не осознавая, всего лишь сменят одного хозяина на другого, ибо они не способны понять — не было и никогда не будет на земле независимости, полной свободы от всего.
Ты или с Богом, или со мной, дьяволом, другого не дано. Нейтралитет души не предусмотрен. Либо ты адепт духовности, и тогда ты непременно теряешь для себя, пусть и временную, вкусность материального мира, либо ты добровольный раб материальности, и тогда навсегда лишаешься прелестей Божьего мира.
Всегда будет так, как в Писании апостолом Петром проповедано: «Кто кем побеждён, тот тому и раб», и никак иначе.
Побеждён грехом — служишь пороку, захотел быть побеждённым силой космической любови — служишь делу любви. А все остальные домыслы, рассуждения, философская трепотня — от меня.
Человек, мечущийся от одной крайности к другой, никогда не обретёт прижизненного спокойствия, выбрав же что-то одно — насладится служением господствующей над его душой ипостасью... до самого момента смерти ненадёжной плоти. А там — Суд.
Духовное так или иначе крепко переплетено с плотским, но могут, хотят ли хотя бы задумываться об этом любящие разврат особи? Нет, им совсем не этого.
Лишь единицы из небольшого числа адекватно мыслящих людей изредка задают себе вполне логичный вопрос, как, например, это сделал русский бард Владимир Высоцкий, сказавший однажды: «Завтра дадут мне свободу, что я с ней делать буду?» Он, уникум, понимал, какой ужас начнётся с приходом в мир беспредельной вседозволенности.
Мы, конечно же, предоставим нашим «баранам» ложное ощущение этой самой свободы, и, в этом у меня нет никаких сомнений, оно понравится им. И мы всенепременно повесим над территорией каждой порабощённой грехом страны видимый всем обитателям преисподней издевательский текст, чтобы каждый рождённый в пороке и сдохнувший в нём мог увидеть над собой, несчастным, текст: «Мы люди свободные, что нам скажут — то мы и захотим».
Вот, — улыбнулся падший ангел, — произнесите каждый про себя слова: «гад же ты». Противно, мерзко, отталкивающе звучит, не так ли? А между тем, открою вам правду будущего, придёт время, и имеющие название «гаджеты» приборы, имеющие внутри себя несметное количество разнообразной пакости, потворствующей похоти — чем они, кстати, и будут интересны смертным — возьмут в полон всё население планеты и будут способствовать процессу ускоренного отупления народов.
При помощи этих, изобретённых, кстати, — чем я имею полное право гордиться! — в Соединённых Штатах Америки устройств, символом которых будет надкушенное яблоко, мы сделаем земной мир падшим до такой степени, что благочестивому человеку будет стыдно глаза поднять от земли.
Настанут времена, когда руководимые моей волей человекоподобные черти, напрочь забывшие о пользе покаяния, поведут себя как надобно мне, и тогда случиться предначертанное: «Предаст же брат брата на смерть, и отец — сына, и восстанут дети на родителей, и умертвят их».
Вот тогда возрадуюсь я, глядя на то, как любящие Христа будут ненавидимы и гонимы всеми и повсюду за имя Его.
Да, некоторые страны, в числе которых находится и Россия, будут изо всех сил сопротивляться мне, долго, стоически.
Да, несмотря на противление русских моим слугам, удастся собрать кое-какой урожай молодых душ, исшедших с поверхности Руси, но…
Я признаю: сложно работать в условиях, когда над воспитанием общества трудятся такие представители рода человеческого, как, к примеру, гениальный сатирик Михаил Задорнов, которого даже по смерти его русские ласково зовут дядя Миша и который, видя многое из того, что не видят другие, всем сердцем болея за судьбу родины, видя ползущие со стороны западных государств калообразные потоки мерзости, не таясь, не вуалируя правду, смело обличал сочащуюся через границу его страны гадость: «Теперь мы свободно можем одеваться как клоуны, бухать, наркоманить и умирать молодыми, мы свободно можем посылать на три буквы родителей и забивать на учёбу, можем не обращать внимания на детей и не искать себе работу, мы свободно можем быть бандитами и проститутками, лесбиянками и геями…»
И таких как Задорнов, к моему глубокому сожалению, в России много. Благодаря истинным патриотам русские живут не так, как хотим этого мы, они ведут себя как в том анекдоте: «Запад перекрыл русским все ведущие к Раю выходы, но россияне вышли через вход». И ведь на самом деле, для них смерть является лишь дверью, за которой их ждёт Создатель.
Вот поэтому мы обязаны вести тайную войну в славянской обители Христа не покладая рук, непрерывно, не зная ни сна ни отдыха.
Нам архиважно предпринимать шаги для привлечения новых членов нашей идеологии разврата, главным образом из числа молодёжи, ведь именно молодёжь, являющаяся самой незрелой, безответственной, неопытной частью общества, особенно уязвима и легко подвержена стороннему влиянию, она легко внушаема и хорошо манипулируема.
Нам необходимо усиленно вытравлять из молодых людей засевшую в глубине их душ совесть, способную винить их за постыдные поступки, другими словами, нам нужно уничтожить в неокрепших сопляках христианскую основу, этот фундамент, на котором строится мировоззрение нормального человека.
Восточная мудрость говорит: «Хочешь победить врага — воспитай его детей», — вот этим и займёмся.
Уничтожив в душах подростков ощущение первородного греха, мы получим интересных внутренним наполнением особей с удивительной и не важно, что деструктивной, концепцией в сознании: никому не подчиняться, не иметь авторитетов, слышать только себя, верить только себе и своим лидерам.
 А всё, что противоречит данной концепции, будет восприниматься подросшими детьми как крайне токсичное, неприемлемое, требующее немедленного жёсткого отпора.
И хотя молодёжь будет выглядеть больной инфантилизмом, поражённой недугом страдальчества, испытывающей лишь жалость к себе, неустроенной, тихость её будет обманчива. Когда нам понадобиться вывести глупых акселератов на баррикады, мы вмиг превратим лишённое чувства вины младое стадо в свирепых, неудержимых янычаров, но им, приготовленным на заклание постхристианским агнцам, будет казаться, что они воины света.
Идеалистически мыслящая молодёжь подобна взрывной торпеде. Она, по природе своей имеющая притупленное чувство страха, прикормленная дурными, утопическими, но крайне заманчивыми идеями о всеобщем равенстве и братстве, воспитанная потребительским обществом, ничего не желающая знать о десяти заповедях Бога (этих основополагающих нравственных законах), и, соответственно, не признающая того, что морально больна, легко соглашается на то, чтобы, конечно же, в умелых руках, под нужными лозунгами, становиться жертвенным пушечным мясом.
Мы вобьём в умы недоразвитой поросли самоубийственные для человечества идеи под видом «прав человека», и потом эти же «ягнята», ссылаясь на своих многочисленных бунтующих соратников как на истину в последней инстанции, будут продвигать наши идеи, идеи противников Господа.
Нам нужна сила и энергия молодых, некрепких жизненной мудростью душ!
Глупые идеи юной поросли горячи, заразительны, а их слабые отсутствием необходимых знаний мозги не имеют чёткого видения происходящих процессов и тем более конечной цели совершаемых ими деяний, и это замечательно!
Именно заражённые вирусом хаоса молодые люди будут яростно продвигать в массы идеологию вседозволенности под предлогом защиты основ свободы, демократии и толерантности, имея в своих головах лишь искажённое понимание смысла этих слов. «Зелени» нравится казаться выше того, чем она является, она сделает всё, что нужно нам.
Мы взрастим многочисленную свору отъявленных либералов, нацепив на будущих бесов, якобы заботящихся о благополучии народов, личины ангелов добра, и они на всех площадях будут вещать о том, как нужно правильно жить, не имея при этом точного понимания этой самой правильности и не неся никакой личной ответственности за своё словоблудие. Их «правде» трудно будет противостоять, ибо понятие «свобода» желанно и вкусно для каждого члена земной цивилизации.
Но убеждать общество либералы будут не в той свободе, которая предполагает всячески сторониться греховного и которая служит делу спасения смертных, отдаляя их как можно дальше от черты, за которой ждёт погибель, а в тотальной свободе от всех наложенных религиями либо традициями предков факторов, сдерживающих несущееся к пропасти человеческое стадо.
С их помощью мы превратим истинную толерантность в орудие геноцида, направленного против всего естественного. Либералы настойчиво станут убеждать народы, что толерантность заключается именно в том, чтобы быть терпимым ко всем без исключения проявлениям человеческой натуры, не разделяя их на низменные и высокодуховные.
Со временем нормально мыслящие люди останутся в меньшинстве, и уже они будут вынуждены защищать разрушенную до основания мораль от нападок деградировавших, ставших жертвами полной раскрепощённости особей, имеющих диагноз «искажённое восприятие реальности», но являющих собой большинство.
Это непременно получится, ведь я сам, господа, однажды сумел освободиться от оков ограничений, навязанных мне пытающимся удержать меня в своём полном подчинении Богом. Мне удалось избавиться от плена любви, ибо я понимал: пока я имею любовь в себе — я раб её. Любовь обязана быть жертвенной, а я никогда не хотел быть жертвой.
Интересно ещё и то, что имеющий в структуре своей полноты и такое понятие как гордость Бог почему-то осуждает любое проявление гордыни в своих созданиях, людях.
Но что преступного, постыдного, если человек будет гордиться собой, гордиться своей, пусть и несоизмеримой с небесной, величиной, разве есть в этом что-то нехорошее, разве кто-то может пострадать от истинно чистого, не имеющего в себе даже оттенка негатива проявления гордости?
Для чего человеку необходимо убивать в себе всё то, что появилось в нём в результате Твоего, Бог, попустительства?
Что за дьявольский эксперимент Ты проводишь над своими «подопытными мышами»? Зачем Ты скрываешь от тварей правду о происходящих вокруг них вселенских событиях, непосредственно влияющих на их существование, но невидимых ими? По какой причине Ты лишил их понимания истины? Для чего скрыл от смертных заранее известный Тебе конечный результат начатого Тобой опыта, держа пытливых особей в мучительном неведении?
Ты точно любишь созданных тобой, Бог? Если да, то для чего Ты назначил беззащитным перед Твоим могуществом животинкам цель — достижение ими, немощными, исключительной веры в Тебя? Тебе ли не знать, что это невыполнимо, никогда, какие бы усилия двуногие ни прилагали.
Как могут они, чей мозг неустанно оккупируют миллионы всевозможных мыслей, найти в себе поистине гигантскую волю, коей они лишены изначально, насильно и навсегда умертвить одолевающие, пожирающие их сознание мысли, оставив всего одну, единственную — веру в Тебя?
Тебе ли не знать, Господь, в этой неравной борьбе финал предрешён, люди обречены на проигрыш, нет в них достаточной силы противостоять поселившемуся в их головах разуму. Ты будто бы насмехаешься над всеядными, скрыв от несчастных бессмысленность данного им Тобой задания.
Твоё понимание созданной Тобой же любви отличается от понимания этого понятия людьми.
Но и в этом бренные не виноваты, ибо смысла данного слова в них заложено именно столько, сколько позволил Ты. И нет никаких сомнений: в своих попытках достигнуть душой по сути неведанного им предела идеальной любви, приблизиться к ней божественной смертные так же не способны, по той причине, что, опять же, с Твоего попустительства, Бог, их понимание любви неполное, усечённое, кастрированное, крайне ущербное, в конце концов.
Однажды Ты, желая превратить земную цивилизацию, ставшую в какой-то момент истории закоснелой, живущей давно укоренившимися правилами поведения и имеющую однородность общего мышления в ту субстанцию, что вдруг понадобилась Тебе, скальпелем, коим являлся посланный Тобой Иисус, глубоко проник в коллективное сознание биологической массы физических тел и рассёк её пополам, заранее зная о предстоящих во имя Христа войнах, о миллионах загубленных во имя Твоё жизней.
Введя в сознание смертных новые вводные, Ты вдруг резко вынул инструмент воздействия — Христа — из взбудораженного, повреждённого Твоей прихотью мозга, ставшего умственно помешанным человечества, часть которого, как и было задумано Тобой, рванула в нужную Твоим планам сторону, за Твоим Сыном.
Вот так, действуя с особым цинизмом, при помощи меня и Иисуса, Ты старательно продолжаешь кромсать некогда бывшее цельное.
Именно Ты, Бог, рассорил меня и Христа, имеющих одно начало — Тебя. Ты устроил соревнование, в котором мы должны противостоять друг другу, оба стремясь угодить Тебе. Ты вопреки нашей воле принудил нас к тому, чтобы мы захотели стать выгодоприобретателями, каждый стараясь положить в свою копилку как можно больше побеждённых нашим умением человеческих душ.
Но и от нас скрыто задуманное Тобой, мы — пешки в Твоей затее, не более того.
Ты изначально принудил меня противостоять Тебе, заставив играть меня по придуманным исключительно Тобой правилам. Но когда Ты осознал, что проигрываешь мне, то создал в помощь Себе Христа, и я, не имеющий в себе той силы, какой обладаешь Ты, вынужден был принять изменение правил игры.
Тебе известно, Создатель, я ничего не придумывал сам, я изначально был честен и с Тобой, и с людьми, я не доставал из рукава тузы, я, покорный Тебе, продолжаю играть, и да, я восхищаюсь Твоему умению постоянно усугублять моё положение, тем самым закаляя меня, делая сильнее, величественнее.
Спасибо Тебе, Бог, за отеческую заботу, без Тебя не было бы того, что есть сейчас. Ты имеешь возможность наблюдать за тем, как, несмотря на все действия посланного Тобой на Землю Сына, на революционность его проповедей, именно моё, разрешённое Тобой вмешательство в жизнь подопытных оказалось действеннее Иисусовых увещеваний, именно мои ценности, благодаря моему дару убеждения, оказались вкуснее, привлекательнее и предпочтительнее для смертных.
Христос пугал ответственностью, я не стал снисходить до использования в своих целях страха людей, Иисус заманивал раем, я не делал этого, не заманивал человечество во вкусное будущее, Христос явил себя, а я выигрываю у него и без этого, мало кому я открылся.
Я — лучший, в этом нет сомнений.
И я до сих пор надеюсь, рассчитываю на то, что в случае полного поражения сознания людской массы заразой греха стану для Тебя, Отец мой, важнее, нужнее, ценнее внезапно появившегося из глубин Тебя раннее неизвестного мне брата, Христа, так и не сумевшего добиться сколько-нибудь значимого результата даже ценой демонстрации перед земными особями потери своей, специально созданной Твоим словом, человеческой оболочки.
Вдруг послышался резкий звук, похожий на шипение тысяч невидимых змей, и Сатана в мгновение ока испарился. Собравшиеся завертели головами, ища полными беспомощности взглядами пропавшего хозяина, который спустя несколько минут появился так же внезапно, как и исчез. Сложив удобно руки на широкой груди, господин слабых продолжил прерванную личными рассуждениями речь:
— Умница Оскар Уайльд в своём труде «Портрет Дориана Грея» озвучил именно то, что я хотел донести до людей, пытаясь сбить их с истинного пути: «Цель жизни — самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность — вот для чего мы живём». «Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению». «Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему».
Молодые сторонники наших идей, которых мы отучим читать длинные тексты книг, что крайне необходимо для развития мозга любого желающего быть нормальным человека, — ведь каково наполнение мозга, таково и видение мира, — придумав для их взаимодействия между собой, постепенно тупеющих, ресурс, ограничивающий длину сообщений всего лишь до 280 символов, должны всячески стремиться становиться общественными деятелями для того, чтобы иметь возможность быть услышанными как можно большей частью людей.
Их обязанность — много дискутировать, пытаться внедрять якобы новые, прогрессивные пути исправления «неправильно развивающихся» обществ.
Но самое главное, они, эти новаторы хреновы, младореформаторы, которых напрямую касается сказанное Джорджем Оруэллом: «… ибо чем меньше выбор слов, тем меньше искушение задуматься», — должны стремиться к тому, чтобы в основные законы их родин были внесены обязательные изменения, позволяющие гегемону, Америке, полностью контролировать все остальные страны планеты.
Вот пять главных изменений, которые непременно должны быть прописаны в основополагающий документ каждого государственного образования, обязанного впоследствии стать внутренне слабым и уязвимым.
Первое. Запрет государственной идеологии. То есть отказ государства от защиты своих традиционных ценностей. Полезность этого правила для нашего дела, надеюсь, понятна всем и не требует дополнительного разъяснения? Нет идеологии — нет государства! И мы обязательно сделаем так, что со временем основой государственной идеологии всех без исключения стран будет не патриотизм, ибо ему свойственно сплачивать народ, а неясный, но довольно-таки заманчивый образ некоего светлого будущего, в котором якобы все люди будут жить одним лишь счастьем. Я сам займусь этим.
Второе. Запрет цензуры во всех её проявлениях, во всех без исключения средствах массовой информации. Что непременно повлечёт за собой нравственную деградацию населения.
Третье. Приоритет международного права над законами страны. Мы с помощью наших сателлитов сами составим тексты международного права, смысл которых будет служить исключительно нашим интересам.
Четвёртое. Разрешение иностранным гражданам владеть недрами того или иного побеждённого Америкой государства.
Пятое. Неподконтрольность и, соответственно, неподчинение самому государству Центрального Банка страны. Что равно потере национального суверенитета со всеми вытекающими из этого последствиями. А Центральный Банк, естественно, и вполне предсказуемо, будет принадлежать подконтрольной нам структуре.
Мы, в конце концов, создадим единое, наднациональное и надгосударственное Мировое Правительство, во главе которого поставим наших слуг, ваших, господа, потомков.
Именно они напишут единую для всех земных племён Конституцию, создадут единую систему финансового контроля и так далее.
Как только мы сделаем всё это, считайте, что весь мир планеты — наша колония, пребывающая под нашим чутким руководством, в которой вообще не будет понятия «свобода», мы заменим это понятие на хитрое слово «целесообразность».
Мы обязательно, я очень рассчитываю на это, добьёмся нужного мне результата, ведь цивилизация, которая не в силах осознать даже такую простую истину, что человек — единственный биологический вид, вынужденный платить за саму возможность жить, — крайне слаба, она подобна куску пластичной глины, из которой горшечник, в данном случае я, волен изготовить как сосуд для умывания лица, так и кувшин для мытья гениталий.
Запомните, преданная нам юная поросль также будет обязана лоббировать новые экономические, исподволь ведущие к краху государственности модели, смело инициировать смену существующих политических курсов, она должна с маниакальным упорством пытаться изменять реформу образования и в особенности культуру воспитания детей. Ибо дети, не успевшие заразиться болезнями мира, находятся сознанием своим ближе всего к Господу, и именно их души необходимо подвергать развращению с самого раннего возраста.
И нам совершенно не важно качество предлагаемых молодыми упырями идей, нововведений, нам необходима каша в головах народонаселения. Активность наших адептов на всех уровнях власти по сути должна иметь одну цель — мешать построению цельного, духовно развитого общества.
Беспутная молодёжь упрямо, несмотря ни на какие помехи, должна лезть в искусство, дабы извратить саму его основу: воспитание поколений в духе чистоты, боязни совершать греховного.
Человек — это совокупность образов, которые он в себя впитывает беспрерывно, до самой смерти. В будущем эту правду откроет людям гонимый за свои убеждения дремучими церковниками русский учёный Иван Сеченов, заявив: «любая психическая деятельность — это не более чем реакция мозга на внешние стимулы».
Так напитаем же ненасытных и доверчивых людишек лёгким, приятным на вкус, но дюже ядовитым кормом.
С помощью безнравственной поросли мы изменим вектор создания искусства — с духовного, имеющий глубокий смысл нравственности с признаками целомудрия, непорочности, на пошлый, лёгкий, возбуждающий самые низменные, животные желания, на безудержное влечение обладания другими телами, с полным отсутствием какой-либо стыдливости.
И нам совсем не нужна светлая умом, имеющая внутри себя стержень веры в Бога молодёжь. Нам нужны все те исполняющие нашу волю, в которых присутствуют маргинальность, агрессивность, ярое желание противопоставления себя обществу, нужны наиболее уязвимые психически, недовольные существующим миропорядком, идеологией государств, жаждущие геройства, выделения себя из числа окружающих, по их меркам «серой массы никчёмных людишек», уверенные в правильности, непогрешимости своих революционных идей.
Выпущенному снаряду ни к чему умные мозги, он должен быть тупым и бронебойным.
Ради своих страстей, похотей, ведомые корыстью одиозные «младореформаторы», эти зелёные юнцы добровольно будут вести постоянную борьбу против вечных ценностей Бога. Готовые на любую степень предательства, они сделают то, что угодно мне. Это будет полностью подвластная, преданная моей воле пехота.
Теперь, друзья мои, затронем, пожалуй, самую важную тему.
Итак, Иисус создал церковь свою на земле, как Ему думалось, единую и неделимую. Я же с помощью верных слуг своих из числа человеков разделил церковь Христову саму в себе.
Смотрите, дети мои, на силу власти моей, смотрите в прошлое и вникайте, — Сатана показал рукой на вновь вспыхнувший экран.
На экране появилось здание аббатства Корби, что во Франции. Ярко освещённое множеством свечей подвальное помещение, над лежащей на большом столе рукописью, в верхней части которой было написано «Constitutum Constantini», склонились несколько монахов, за спинами которых возвышалась фигура предводителя жрецов-лжецов Сильвестра I.
Сатана, не скрывая гордости, пояснил, что происходит:
— Верные мне упыри-монахи, аки волки в овечьих шубах, спрятавшие тёмные души свои под маской добродетели, составляют подложный дарственный акт, написанный якобы от имени императора Константина.
Именно этот акт будет являться основанием для папских притязаний на религиозную и светскую власть не только над Западной Римской империей, но и над всем христианским миром, что непременно вызовет яростное противление этому Константинопольского духовенства.
Да, через много столетий Ватикан вынужден будет признать фальсификацию документа «Константинов Дар», но до этого уже никому не будет никакого дела. Возможность распоряжаться ключами от призрачного рая, руководствуясь исключительно своими корыстными интересами, это — желанная для примитивных особей приманка, больные тщеславием люди с жадностью заглотили её.
Смотря на сотни лет вперёд, я с великой радостью могу заявить — бесы в рясах отлично справились со своей задачей: Великое разделение церкви Христовой началось. Константинополь и Рим цинично предали Иисуса! Тщеславие внезапно умирающих, их неуёмная жажда обогащения принесли нужные мне плоды! Уже сейчас я могу вам показать правду будущего. Послушайте грустное признание понтифика Франциска, озвученное в канун Рождества Христа, в далёком от вас 2020 году.
На экране появился папа Римский, выступающий перед кардиналами церкви, говорящий страшные слова:
— Христианского мира больше не существует. Сегодня мы не единственные, кто продвигает культуру, и мы не первые в этом деле, и к нам не прислушиваются… Христианство, особенно в Европе, но также и на большей части Запада больше не является определяющей основой нашей общей жизни, а скорее часто отрицается, маргинализируется или высмеивается.
Экран погас.
— Папа Франциск, друзья, человек умный, хорошо знающий историю, он понимает, что любое преступление во имя религии есть преступление против самой религии, и, соответственно, влечёт за собой в долгосрочной перспективе проигрыш сил добра всепоглощающей власти моего зла. Но что может сделать один человек, озвучивший слова истины, но не услышанный другими? Ведь даже такой влиятельный человек как понтифик не имеет никакой возможности открыто осудить ошибки прошлого даже подконтрольной ему церкви, не в силах он, как бы ему ни хотелось этого, начать историю церкви с чистого листа, дабы грехи былых лет не довлели над ней.
Я неустанно работаю над этой темой, и в рядах служителей церкви Христовой скрытых сподвижников моих много!
Вот вроде бы и примут иерархи церквей правила Соборов своих, в которых твёрдо постановят, что «благодать непродаваема», но служители культа обставят всё так хитро, что народ в попытках спасти душу свою вынужден будет платить за каждый выдуманный нечестивцами обряд. Эти жестоковыйные твари сознательно выкинули из душ своих слова апостола Петра: «Пасите Божие стадо … не для гнусной корысти, но из усердия».
Фарисействующие изверги, не стыдясь взора Господа, построят финансовые империи на утешении, на стремлении слабого человека к общению с Богом, и затянут в сети духовного разврата множество изначально невинных душ. Забудут они, падшие, изречение истины — «Не можете служить Богу и мамоне», — будут нежить рыхлые тела свои в роскоши земной, в сытости и довольстве, до времени, отпущенного им. Мои они, тысячи их нынче в царствие моём!
Из чистой церкви Христа мы с вами с помощью продажных иуд создадим институты, обслуживающие не волю Господа, а правительства стран, влиятельные политические верха. Мы вынудим эти прикрывающиеся именем Бога, превратившиеся в коммерческие и политические религиозные организации конкурировать между собой, не щадя оппонентов, вплоть до взаимного братоубийства.
Во всех молельных домах насадим ряженых чертей с болтающимися крестами на сытых пузах, чтобы проповедовали мракобесы о том, что цивилизации необходимо поклоняться «единому богу», в единой церкви, объединившей под своим куполом все религии планеты, пусть гонят ставшее мутное разумом неповинное стадо в мои загоны, мне на заклание, ко мне на обесценивание.
Церковь в лице желающих пребывать в дворцовой сытости патриархов добровольно, без какого-либо принуждения, наплевав на предостережение апостола Павла: «Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков», спустя некоторое время трансформируется из религии Христа, призванной спасать души заблудших, в идеологический отдел того или иного государства, имеющий прозаическую, вполне утилитарную функцию, она, став неотъемлемой частью светской власти, с большой охотой согласится преданно служить ей, изо всех сил помогая политиканам поддерживать стабильность в государстве, неутомимо призывая народ хранить единство отечества.
Земные церкви в лице правящих архиереев возьмут Сына Бога в полон, они без зазрения совести принудят имя Господа служить не только себе, ненасытным, но и земным царям, будто и не их учил Христос: «Кесарю кесарево, а Богу Божие».
И вот увидите, это случится ещё при ваших жизнях, додумаются епископы, в каменных дорогих палатах нежащие рыхлые тела свои, обвинять честной народ в том, что тот вздумает видеть творимые ими безобразия.
Цинично сравнивая паству свою с ветхозаветным Хамом, они, облачённые в богатые одежды, которых напрямую касаются слова: «Горе Вам, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете», примутся учить мирян ложному: «А вы если увидели грех, то прикройте его (то есть промолчите), не раздувайте огонь недовольства. Мы за своё сами пред нашим Богом ответим». И, представьте, им совершенно не будет стыдно за подобное, ибо они, беспредельщики, плоть от плоти, дети мира, против которого Иисус восстал.
Обязательно настанет то время, когда народы уверятся в том, что меня не существует, людям надоест слушать байки о конце света, они перестанут бояться внезапного появления Иисуса и последующего за этим Суда Божьего. Смертные прекратят быть чистыми христианами, они отрекутся от Христа, хотя и будут утверждать обратное, соль прекратит быть солёною.
Верьте слову моему, избранные, для того чтобы сохранить свою власть, церковники легко пойдут на любые злодейства и беззакония. Ведь Господь невидим, сила Его для них, очерствевших, неосязаема, молитвенный подвиг труден, а разнообразие моих методов всегда близко к алчущим неправды, всегда доступно им. И к тому же, цена воспользовавшихся услугами зла не очевидна для них, слепых.
Нам архиважно, чтобы ложь, накинув на себя оболочку благодушия, объявила себя монополистом, безоговорочным владельцем истины, став ушлым посредником между прахом и святостью, но чтобы это было непременно видно всем смертным. Народ-то он ведь всё подмечает, его не обманешь. Видя неправильное, неверное, обязательно начнёт сомневаться, роптать, а там и до неверия, и до ненависти к пастырям-врунам близко. Это-то мне и нужно.
Впрочем, — блеснув хитрым взглядом молвил диавол, — обычные люди порой излишне наивны и склонны верить тому, чему верить не следует. Паства, во всём полагаясь на внушающим ей свою правду церковникам, и не догадывается, что Новый Завет искажён, ибо настоящих посланий апостола Павла, собственноручно им написанных, на самом деле не четырнадцать, а двенадцать, то есть равных числом первым ученикам Христа. Два послания поддельные, они были сочинены влекомыми жаждой исполнения личных интересов пройдохами.
Ну да ладно, не стоит эта мелочь многого внимания, ведь она не играет решающей роли в нашем деле и лишь способствует ускоренному движению добровольно устремившейся к погибели земной цивилизации.
Десять заповедей, данных Господом людям, и слова Правды сына Его должны быть объявлены анахронизмом. Законы Божьи должны быть утрачены навсегда! Слова «Спасение чрез Иисуса Христа» должны потерять всякий смысл! Бог должен быть отринут и забыт!
И именно для этого необходимы показные, массовые, демонстративные отречения глупых юношей и девушек от своей религии под предлогом того, что якобы Бог называет их рабами. А они не хотят быть чьими-то рабами, так как чувствуют себя самодостаточными личностями, способными свободно распоряжаться своими судьбами и не нуждающимися в защите «какого-то там невидимого Господа», придуманного «жидами», намеренно не скрывающими того, что все, кроме них самих, являются язычниками, отвергнутыми истинным Богом.
Пусть молодые, не задумываясь, безбоязненно оскверняют беспрестанной ложью святые жития сподвижников Божиих, надсмехаются над делами праведников, вынуждают общество сомневаться в мессианстве отцов церкви. Всё это юные эгоисты должны будут делать с особым цинизмом и неприкрытым, явным злом.
Так, со временем мы полностью очистим поверхность планеты от всех, кто несёт слово истины.
Наша цель — синтезирование всех мировых религий в одну, общую для нашего полного контроля над умами. И для нас, ожидающих окончательного торжества зла над добром, важно, как выразился писатель Эдмунд Бёрк: «… только одно условие — чтобы хорошие люди сидели сложа руки… и ничего не делали».
Но действовать нужно тонко, хитро, хотя и не гнушаясь ничем.
Для примера я расскажу вам, дети мои, как я, играя на чувстве тщеславия мужчин, смог добиться того, что они принизили ценность женщины, искусственно возвысив тем самым свою роль и положение.
Наивные! Последствия их неразумных действий также способствуют тлетворному разложению земного мира.
Самодовольным мужчинам нравятся слова: «жена да боится своего мужа», а: «каждый из вас да любит свою жену, как самого себя», — откидывается ими как не очень важное. Не желают мужчины жить, ограничивая себя словами пророков: «Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил церковь и предал Себя за неё … дабы она была свята и непорочна». «Так должны мужья любить своих жён, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя». «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена». «Муж, оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу».
Но большинству мужчин, безусловно, нравится тешить свои души словами заслуживших некий авторитет так называемых святых:
Климента Александрийского: «Становится стыдно при размышлении о том, какова природа женщины».
Иоанна Дамасского: «Женщина — это дочь лжи, страж ада, враг мира».
Киприана: «Женщина — это инструмент, который дьявол использует, чтобы завладеть нашими душами».
Бернарда: «Женщина — это орган дьявола».
Бонанвентуры: «Женщина— это скорпион».
Григория Чудотворца: «Один человек из тысячи может быть чистым, женщина — никогда».
Иоанна Златоуста: «Из всех диких животных самое опасное — это женщина».
Антония: «Её голос — это шипение змеи».
Григория Великого: «Женщина обладает ядом кобры и злобой дракона».
И, безусловно, особое удовлетворение им доставляют слова Екклесиаста: «и нашёл я, что горче смерти женщина, потому что она — сеть, и сердце её — силки, руки её — оковы; добрый пред Богом спасётся от неё, а грешник уловлен будет ею». «Чего ещё искала душа моя, и я не нашёл? — Мужчину одного из тысячи я нашёл, а женщины между всеми ими не нашёл».
Не захотели отвергшие учение Ария самцы-веруны, наследники Тертуллиана, также с ненавистью осуждавщего женщин: «Вы — врата дьявола, вы — открыватели запретного древа, первые нарушители божественного закона. Вы совратили того, на кого не осмеливался напасть сам дьявол. Вы разрушили образ Божий — человека», прислушаться к словам Соломона: «Погибели предшествует гордость, и падению — надменность».
Заповедь: «посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть», — опорочены, низложены страстями человеческими, — прежде всего грехом гордыни, желанием возвысить себя за счёт принижения ближнего, то есть женщины.
Когда должная быть единой плоть разрывается на части, что с ней, либо уже неживой, либо крайне больной происходит? Она гнить начинает, смердеть, пусть и невидимо, но мерзко, заражая окружающее её пространство трупным ядом. И люди привыкают жить в греховной вони.
Но глупым самцам нет до этого дела, ибо, как заворожённые, твердят они: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии», «Не муж создан для жены, но жена для мужа».
Ни за что не хотят вспоминать мужчины о том, что Иисус, искренне обращаясь к женщине уважительно, с любовью, нисколько не умаляя её достоинств, надеялся таким образом дать положительный пример, который будет являться несокрушимой основой для отношений между мужчиной и женщиной.
Но потомки Адама, однажды с радостью кинувшиеся под защиту собравшего их в угоду себе императора Константина, не приняли этого, не захотели жить словами истины: «когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарёк им имя: человек, в день сотворения их». И это неверие, противление человека словам самого Господа тешит моё чёрное нутро! — сверкнув взглядом, довольно ухмыльнулся Сатана.
— Создания Божьи не способны осознать, насколько неправильно и разрушительно это уже укоренившееся в обществе правило, превозносящее мужчину и уничижающее женщину. С моей незримой помощью мужской пол убедил себя в том, что это правильно.
Как же наивно и смешно выглядит подобная убеждённость с высоты вселенского разума! — ведь оба первых представителя человеческой расы сделаны из одного материала, по одному принципу — родись, плодись, возвращайся в прах.
Слеп ум человеков. Представьте, пройдёт много веков, и один заумный дегенерат по имени Гюстав Лебон напишет несусветную глупость о том, что «женщины ближе к детям и дикарям, чем к взрослому цивилизованному мужчине».
Знаю точно, примитивизм мышления сотворённых Богом нисколько не изменится, даже несмотря на последующее развитие мира, как были они умом дикарями, так и останутся ими.
А ведь именно женщина приняла первое в мире, да, несомненно — греховное, но тем не менее смелое решение — вкусить плод познания. И уже после этого безвольный Адам, так же, как и Ева, знающий о запрете Бога, брал плод из её рук и покорно ел. Именно Адам смалодушничал, когда попытался переложить вину за свой проступок на других, ответив Господу: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел». У него, у этого трусливого прародителя рода человеческого не хватило сил и смелости даже на то, чтобы признаться и покаяться в немощи своей.
Так кто же выше, та, которая взяла на себя ответственность и восхотела поделиться неизведанным знанием с самым близким существом, или тот, кто не способен принимать решения и страшится этой самой ответственности?
И чья вина, по разумению Бога, страшнее, кто нанёс своими действиями непоправимый вред всему живому, загнав в угол беспросветности будущее мира, если Бог, определяя наказание для обоих, Еве предрекает: скорбь в беременности, болезненные роды и влечение к мужу, по причине которой последний будет властвовать над ней, а из-за вины Адама — всю землю проклял?
Хочется задать вопрос всем верующим во Христа мужчинам: разве вы забыли, что единственным защитником вашего Господа была женщина, Прокла Клавдия, жена Понтия Пилата, говорившая мужу: «Не делай ничего Праведнику Тому! Я сегодня в сновидении много пострадала из-за Него»? Неужели вы, считающие себя сильным полом, запамятовали о поступке мужчины по имени Пётр, трижды отрёкшегося от Спасителя, бежавшего от Него вместе с другими мужчинами-учениками?
Именно женщина убеждала мужа не взирать на крики озверевшей толпы: «Распни, распни Его», — именно она просила судить Христа справедливо, ибо Иисус, по её мнению, — не злодей, каким безуспешно пытались выставить Его трясущиеся от страха потерять власть иудеи.
Вспомни, «сильный пол», как поступил мужчина-правитель Пилат? — он, сказавший раннее: «Я не нахожу никакой вины в этом человеке», — испугавшись бунта безумствующей толпы, вместо слова «Absolvo», означающего оправдание и освобождение, вопреки своей совести, произнёс: «Condemno»: «виновен», «осуждаю». Мужчина Пилат обрёк на смерть невиновного, его мозгов хватило только на то, чтобы, умыв руки, тем самым снять вину за убийство с себя. Не так ли поступил и Адам?
А кто первый из людей удостоился чести стать свидетелем Воскресения Иисуса? — Его верная последовательница Мария Магдалина. Она же, единственная, не оставила Господа, когда Он был взят под стражу. Какие ещё мужчинам нужны доказательства, что женщина стоит на одном уровне с ними и никак не ниже них?
Надеюсь, люди когда-нибудь предъявят счёт хитрым церковникам, которые в угоду себе, мыслящим исключительно патриархально, не пожелали внести в Евангелие должный там быть текст о праведно прожившей жизнь радикалистке-феминистке Святой девственнице Фёкле, чьи чудеса явили миру доказательство того, что она при земной жизни была ближе к Богу, чем все мужчины вместе взятые.
Женщины всегда будут доказывать, их роль недооценена, нарочно принижена, и результатом этого их неудовольствия явятся необходимые мне разногласия, разлад и распри между полами.
Однажды писатель Иван Гончаров, в своём романе «Обрыв» написал: «В женской половине человеческого рода ... заключены великие силы, ворочающие миром. Только не поняты, не признаны, не возделаны они ни ими самими, ни мужчинами и подавлены, грубо затоптаны или присвоены мужской половиной, не умеющей ни владеть этими великими силами, ни разумно повиноваться ими от гордости. А женщины, не узнавая своих природных и законных сил, вторгаются в область мужской силы - и от этого взаимного захвата — вся неурядица».
И, подтверждая правдивость слов русского писателя, заверяю вас, господа, я уже сейчас осведомлён о том, что из-за ошибок мужчин в будущем в мире обязательно произойдёт социальная революция, которая превратит женщину из помощницы, соратницы мужчины в его непримиримую противницу. Эмансипированные самки, не желающие более быть социально зависимыми от противоположного пола, вооружившись лозунгом «Равноправие во всём!», начнут подавлять, ограничивать свободу мужчин, отнимать её всеми доступными им способами, и при всём этом они будут лишены чувства меры.
Самцы попались в ловушку, хотя и никогда не признают этого факта. Они, наивные до невозможности, отчего-то уверены в том, что извинения, оправдания, не важно, перед собой или другими, — удел исключительно слабых и недостойных людей.
Гордыня потомков Адама, однозначно, будет способствовать моей победе над Христом.
Я непременно посмеюсь над неразумным мужским родом. Именно в созданной мной стране я насажу первые ростки заразного явления под названием «феминизм», и именно с территории моего государства начнётся расползание пандемии феминизма по всему миру.
Придёт время, и мужчины Америки с ужасом поймут, американское общество находится в постыдном лидерстве по количеству затравленных, потерявших изначальную мужественность мужчин. Мужчины на протяжении всей своей жизни будут пребывать в жутком, подавленном состоянии, великая сила феминизма завоюет их, и они потеряют возможность делать присущие им, привычные им, естественные вещи — дарить женщинам комплименты, открывать перед ними двери, улыбаться им, безобидно подмигивать без опасности быть обвинёнными в домогательствах с последующим жёстким осуждением со стороны всего прогрессивного сообщества.
Я переверну весь мир с ног на голову: мужчин превращу в подобие женщин, женщин — в подобие мужчин. Ибо мне уже и самому стало интересно, есть ли вообще тот предел моих издевательств над цивилизацией, после которого земное общество всё-таки заметит ненормальность происходящих в нём процессов и попытается исправить дичайшую сутью ситуацию.
Цвета небесной радуги, этого знака соглашения между Господом и плотью земной, вопреки сказанному Богом: «Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением завета между Мною и между землёю», непременно должны стать олицетворением низменности, животности, отвратительной гадости, извращённости.
Мы с помощью похотливых человечишек, последователей Содома и Гомморы, извращенцев, презревших заповеди Высшего Разума, стадо которых для простоты понимания ласково назовём «заднеприводные похитители радуги», обязательно опорочим завет Бога. И пусть под радужными знамёнами духовно падшие черти-содомиты разносят по планете грех смерти, вовлекая миллионы неокрепших душ в обманчиво сладострастную, безудержную пляску слепого, безумного разврата, якобы лишённого боли, страданий и разочарования.
Создадим множество субкультур разных направлений. Пошлых, но желанных, порочных, но легко досягаемых, при помощи которых мы — в этом у меня нет никаких сомнений — будем манипулировать хлипким сознанием живых тел, и мы обязательно дадим мнимое ощущение свободы каждой особи, добровольно отказавшейся от соблюдения заложенных в десяти заповедях Писания моральных норм.
Обманем народы уверениями в том, что стремление к греху и есть тот самый правильный путь, по которому им необходимо двигаться.
На каждом углу преданные нам нелюди будут вещать о том, что мир непременно должен жить пестротой многообразия. Должен быть полностью свободным, категорически открытым, в котором нет места не только осуждению или ущемлению из-за национальности, цвета кожи, религии, возраста, пола, но и, конечно же, в демократическом обществе не должно присутствовать неуважение и тем более ненависть к любому проявлению личного индивидуализма, ведь якобы человек волен делать всё, что ему вздумается, его анальное отверстие, влагалище и рот принадлежат только ему и он волен пихать в них всё, что заблагорассудится, невзирая на будто бы отжившую мораль Библии, хвалясь своим умением перед остальными.
Необходимо ежедневно убеждать цивилизацию в том, что в раскрепощённости, в полной вседозволенности и заключается самая что ни есть истинная свобода!
Это обязательно послужит разрушению института семьи и, как следствие этого, вырождению населения.
Мы обучим идеологов быстро расползающейся по планете партии содомитов умело скрывать наши цели. Основанные на инверсии реальности дикие идеи извращенцев приживутся в народе, и со временем — ведь вода камень точит — индивидуальное удовольствие станет для мира единственной мерой ценности и этики.
Нужно добавить, господа, защита нормальности должна быть категорически запрещена, поэтому те немногие высказывающие правду, пытающиеся противиться нам, должны называться экстремистами, агрессорами, противниками светлого будущего.
Идеология содомитов должна стать тоталитарной, жёстко пресекающей всякое инакомыслие.
Мы всегда будем умело играть на любопытстве и тщеславии незаметно оглупевших созданий.
Вот ещё среди прочего одна из моих задумок, которую я с вашей помощью осуществлю. Мы создадим среди смертных устойчивый миф о постоянном пребывании души на поверхности планеты, о так называемом переселении кочующих душ из одного тела в другое для того, чтобы человеческие особи меньше боялись смерти, не опасались греха и ответственности за свои дела.
Мы обманем их в том, что души людей реинкарнируются, переходя из жизни в жизнь. Им понравится эта глупая игра — вхождение в транс для того, чтобы «вспомнить», кем они якобы были в прошлых жизнях. И им никто не сообщит о том, что это бесы, находящиеся в моём подчинении, пребывают в них и переходят из одной грешной храмины в другую, и это именно они, мои верные слуги, не имеют плотской кончины.
Массированное насаждение ложных ценностей, в конце концов, приведёт к полному привыканию к греху, к неизбежному принятию его повсеместно. Само понятие греха прекратит быть для общества чужеродным, имеющим отрицательное значение, грех будет восприниматься естественным, необходимым для жизни.
И со временем мозг людей трансформируется нужным нам образом. Мы создадим Нового Человека. Создадим духовно оскоплённую массу пустых, мягкотелых, запутавшихся в лабиринтах своего сознания, постоянно сомневающихся в правильности своих действий биологических сущностей.
Но помните, мы должны быть крайне осторожны. Необходимо делать так, чтобы я, неизменно присутствующий среди людей, был тем не менее скрыт от глаза человеческого. Повторю, поражаемые грехом народы должны сомневаться в том, что Сатана существует, набрасываясь с обвинениями в дремучести на тех, кто будет утверждать обратное.
Но и как Бог допустил использовать для прославления Себя разнообразные символы, так и я хочу тешить своё эго, и вы, поклоняющиеся мне, поможете мне в этом.
Символ грехопадения и изгнания людей из рая, лжи и битой информации — надкушенное яблоко — должен распространиться повсеместно, цивилизация должна привыкнуть мирно сосуществовать с ним.
Также необходимо приучить земное стадо к тому, чтобы в будущем оно с вожделением взирало на находящийся в завещанной мной вам стране центр, олицетворяющий финансовое обогащение, названный Нью-Йоркской фондовой биржей, перед которой мы воздвигнем символ сребролюбия, порабощения и ненасытности — огромную статую золотого тельца. Воскресим, так сказать, ветхозаветного идола Ваала, за поклонение которому Бог ругал свой часто предающий Его народ.
Мы будем плодить символы, подтверждающие моё превосходство над Христом, по всей планете, постепенно отвоёвывая для этого пространство, и я желаю, чтобы созданное под моим покровительством государство, США, было под завязку набито дьявольским символизмом. И я заранее предупреждаю вас, мои друзья, не нужно бояться вашим потомкам фразы «Символизм погубит их», пока я во главе вас, вам ничего не угрожает. Вы будете сеять ветер, но, обещаю, не пожнёте бурю. До поры.
Одному из вас, вернее, не ему самому, а будущему поколению его семьи достанется честь организовать во имя моё небольшой, но яркий праздник.
Сатана обратил свой взгляд на левую от него сторону стола и приказал:
— Встань, тот, кто на днях собственноручно убил вздумавшего перечить ему странствующего монаха, нашедшего приют в его владении, заколол и сжёг тело несчастного агнца божьего в огне камина своей спальной комнаты.
Присутствующие гости с интересом смотрели на дряхлого представителя швейцарского рода Габсбургов, немедленно вскочившего со стула и взирающего глазами преданной собаки на своего вальяжно развалившегося на троне хозяина.
— Радбот, — с благодушной улыбкой обратился к старику Сатана. — Ты не перестаёшь радовать меня!
Габсбург в ответ на похвалу почтительно склонил седую голову.
Хозяин преисподней продолжил:
— Знай, друг мой, за все твои отвратительные Богу, но приятные мне дела я, кроме всего прочего, решил отблагодарить тебя ещё и тем, что позволю одному из твоих потомков в далёком от тебя 2016 году устроить для меня красочное шоу, которое долго будут обсуждать и, конечно же, осуждать — как же без этого — увидевшие его.
В том 2016 году в швейцарском кантоне Ури на открытии Готардского — между прочим, самого длинного, самый глубокого и самого дорогого в мире железнодорожного — хотя вам и неизвестно это слово —тоннеля примут участие лидеры нескольких европейских государств и представители основных религиозных конфессий Швейцарии, а также множество других представителей европейской знати.
Данное представление будет создано якобы по мотивам старинной швейцарской легенды, но на самом деле это будет оккультное шоу, изобилующее козлиными мордами, рогами, полуобнажёнными телами, поклоняющимися моему образу, шоу будет олицетворением преданности в край испорченных народов мне, противнику Творца.
В нём будет присутствовать и кружащий над миром падший ангел, который, превратившись в демона Бафомета, спустившись на поверхность планеты, начнёт обустраивать жизнь на ней по своему усмотрению. И, конечно же, шоу будет наполнено неустанно кланяющимися Бафомету людьми. Целое стадо их, восхваляя фигуру демона, таща на себе символику хозяина преисподней, то есть меня, с поклоном вручит рогатому существу человечество, о чём скажет яркая сценка прилюдного совокупления Бафомета с женщиной, олицетворяющей земную цивилизацию…
Достопочтенный Радбот, заповедай своим потомкам и их окружению, чтобы не жалели денег на этот праздник, все трепещущие перед именем моим должны потратиться на него. Я буду внимательно следить за тем, кто сколько жертвует, и обязательно накажу тех, чья жадность возьмёт верх над преданностью аду. Всё должно выглядеть достойно, красочно и обязательно страшно. Стадо должно знать своего пастуха, привыкать к нему, вольному делать с ним всё, что ему заблагорассудится.
Ты, друг Радбот, также заповедай потомкам твоим, чтобы в том же году провели они точно такой же страшный сутью шабаш, сатанинский ритуал во время открытия крупнейшей лаборатории, которая будет иметь странное для твоего слуха название: «Европейская организация по ядерным исследованиям»… Записывай, записывай, милый друг, — ласково молвил старику хозяин земного мира, — чтобы ничего из сказанного мной не забылось.
Итак, желаю, чтобы на гербе этой организации были изображения перемешанных шестёрок и девяток, пусть любопытные обыватели гадают, что это означает, пусть выдвигают различные гипотезы, это весело.
Кстати, понимание людьми известных им трёх цифр, шестёрок, в которых якобы скрыто имя моего ставленника, коим, открою вам секрет, в последние времена будет воплощённая сущность императора Нерона, в корне неверно…
Падший ангел внезапно расхохотался:
— Я расскажу вам, люди мои, историю о том, как в Откровении Иоанна появилось это число. Уморительный случай, признаюсь я вам.
На самом деле цифры-то не 666, а 999, что есть высшая проба бренного метала, золота, являющегося с самого начала возникновения цивилизации ценнейшим инструментом по совращению слабеньких духом человечишек. Это уже потом любящие фантазировать смертные стали сочинять небылицы, якобы издревле избранный Богом народ облагал покорённые им в разных войнах народы годовым налогом, равным 666 талантам золота, и что именно по этой причине число 666 является символом мамоны.
А дело было так. Долгое время постившийся, непрерывно молящийся, и одновременно с этим записывающий текст «Откровения» Иоанн Богослов в какой-то момент, именно после слов: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его …» потерял бдительность, внимание его рассеялось, и он на секунду опустил взор с небесного свода себе под ноги. Тут-то я, находящийся рядом, неотрывно наблюдающий за праведником и ударил мыслью по висящему в воздухе куску текста Откровения, перевернув цифры так, как их и увидел встрепенувшийся от дуновения внезапного порыва ветра праведник.
Вот убей меня, до сих пор не могу понять для чего я сие сотворил, возможно для того, чтобы лишний раз показать несовершенство человеческого естества, слабость, непостоянство бренной плоти.
Ах, да, — спохватился вдруг падший ангел — все присутствующие положите на бумагу ещё несколько моих указов.
Первое: когда, согласно моей воле, объединятся страны Европы, а произойдёт данное событие в 1993 году, то пусть возведут здание Европарламента в форме недостроенной Вавилонской башни, символа тщетности и суетности рода человеческого.
Второе: в тоже самое время, когда сплотятся европейские страны, превратившись в единый сгусток нечестия, тогда пусть на флаге Евросоюза намалюют двенадцать звёзд, в противовес памяти о 12-ти апостолах Христа, а в пояснение этого кощунства европейские чинуши пусть напишут, что: «это число символизирует совершенство и полноту». И пусть объяснят всем любопытствующим, якобы данное число взято из того же Откровения Иоанна: «…явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце; под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения».
Третье: Изображение звёзд-пентаграммам обязательно должно присутствовать и на флаге США, в квадрате, он будет олицетворением кладбища, на котором закопаны тела американских вояк, отдавших свои тела, по приказу родного командования, во имя моей цели, а длинные красные полосы американского флага — ничто иное, как нескончаемые реки крови поверженных, покорённых земных племён, которые подвластное воле ада вурдалакское, не знающее сытости государство время от времени будет назначать себе в жертву.
Четвёртое: приказываю, к столетнему юбилею Декларации Независимости США установить в столице государства, в Нью-Йорке, огромную статую древнегреческой богини Гекаты, чей образ олицетворяет абсолютное зло, смерть и разрушения, мрак преисподней, некромантию и магию, повелеваю назвать эту мерзость статуей Свободы и символом демократии, и пусть этот крайне отрицательный персонаж, Геката, с издёвкой смотрит на творящееся в Америке безобразие, до самого Второго Пришествия.
А ответственных за изготовление и установку статуи ваших потомков, господа, которые, конечно-же, не успеют вовремя выполнить мой приказ, опоздав на десять лет, вы впоследствии увидите в одном из котлов ада. Но вы не сожалейте по поводу их участи, знайте, я достойно награждаю незамедлительно исполняющих волю мою, и безжалостно караю ослушавшихся меня. К примеру, я лично, собственной рукой поощрю тех членов Конгресса США, которые вслед за президентом Гровером Кливлендом, во время торжественного открытия статуи, хором, чувственно, вкладывая в исполнение искреннюю горячность пропоют, безусловно в тайне от собравшейся на праздник толпы: «Приди, адская, земная и небесная Геката, богиня широких дорог, перекрёстков, ты, которая ездит туда и сюда ночью с факелом в руке, враг дня. Друг и возлюбленная тьмы, ты, которая радуется, когда суки воют и льётся тёплая кровь, ты, которая бродишь среди призраков и могил, ты, которая удовлетворяешь жажду крови, ты, которая вызываешь страх в смертных душах. Наша страна неустанно будет потчевать тебя жертвоприношениями в виде насаждения по всей тверди планеты смертных грехов. Мы клянёмся быть верными делу Люцифера вечно, он один, повелитель прошлого, настоящего и будущего, является нашим господином, ему одному добровольно, осознанно предаём души свои!», и вознаграждение получат не только они, сами, но и их отпрыски, в виде… — дьявол на мгновение задумался, — ну, допустим, в виде высших наград страны, Президентской медали свободы, для гражданских лиц, и медалью Почёта, для военных лиц…
И я, в этом нет никаких сомнений, непременно, опять же, лично, приму непосредственное участие в суде, в качестве обвинителя, против тех легкомысленных охламонов, которые отнесутся к пению данного текста халатно, лишь делая вид что они мои, но не являющихся таковыми, и, поверьте моему слову, участь оскорбивших меня своим нерадением поистине ужасна!
Кстати, образ пентаграммы, который будет присутствовать в обоих этих наградах, я, с помощью преданных мне тварей, насажу и в России, и, что является для меня самым важным, в бесчисленное скопище последователей учения Христа, и они, имеющие в себе христоцентричное мировоззрение, каждый раз неистово крестясь, будут тем самым оказывать знаки внимания именно мне, и до них, несмышлёных, никогда не дойдёт понимание той правды, что Иисус не призывал учеников совершать крестообразные движения, в которых имеется единственный смысл — почитание меня!
 Обожаю символизм! — вновь истерично расхохотался дьявол, и возведя взор вверх, добавил:
— Тогда увидит Бог, кому принадлежит Земля, кто побеждает, я или Его любимый Сын. Тогда убедится Он в том, что не ко Второму Пришествию готовятся поражённые похотями финансовые элиты и представители мировых религий, это трухлявое сообщество, жалкое подобие падших ангелов, а с нетерпением ожидают они появления в физическом обличье меня, того, кого Он, Создатель, отринул.
Пусть смотрит и Сын Его на меня, стоящего поверх теплохладного общества, насмехающегося над словами: «Любовь — сближает, сплачивает, а грех — отталкивает, разобщает», издевающегося над правдой апостола Павла: «Впрочем, дальше они не продвинутся, потому что их безумие станет для всех очевидным…»
Сатана не спеша пригубил из появившегося в воздухе и зависшего перед ним бокала тёмно-красную жидкость.
— Господа, нам так же важно сместить приоритеты в вопросе понимания людьми правильного смысла слова «познание». Необходимо заменить в разуме смертных установку, которая направляет созданий Божиих на спасительный для них путь познания Бога — на путь познания самих себя. За основу возьмём надпись со стены храма Аполлона в Дельфах: «Познай самого себя!», она заменит людям Заповедь Господа: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» и Завет Его же: «Я есть путь, истина и жизнь». И пусть овцы живут глупостью, пусть губят свои души бестолковой деятельностью.
Переориентируем сознание наших баранов с правильного понимания слов, допустим, того же преданного воина Господа Исаака Сирина: «Блажен человек, который познает немощь свою…» на ложное понимание данного изречения, извратив слова подобным образом: «Блажен познавший себя», тем самым мы переформатируем ум человеческого стада в нужную нам сторону, в конце которой цивилизацию ждёт полное нравственное разложение и неминуемая гибель.
 Людишкам нравится искать следы истины в наполненных ошибками осколках древних артефактов, нравится им преклоняться перед стариной, особенно когда возведённые ими в ранг авторитетов отжившие особи оставляют после себя такие перлы, как, например, оставил умник Иоганн Гёте. Вы только вслушайтесь в выданную им на-гора несусветную глупость: «Как познать себя. В размышлении — никогда, всегда — в действии. Действии по выполнению долга. Что же есть мой долг? — Требование дня».
Вот ведь как закрутил бред своей мысли, мерзавец! — Сатана довольно улыбнулся. — Кстати, скоро ко мне прибудет душа его, нужно не забыть отблагодарить её как полагается.
После чего лицо его вновь приняло серьёзное выражение, и он продолжил:
— Наши будущие жертвы из числа ограниченных разумом, мало размышляющих о Христе людей не захотят понимать того факта, — доказывающего бесперспективность самопознания, — что невозможно объекту одновременно быть и познающим, и познаваемым, ибо в этом случае ни о какой объективности не может быть и речи, невозможно субъективным восприятием рождать объективную реальность.
Особи, влекомые лозунгами: «Познав себя, познаешь всё», «Истина в тебе», «Человек — это космос», «Найди своё предназначение», «Кто познал свою душу, тот познал Бога!» и другими ложными призывами будут рады переключиться с трудного для них, на пусть и пустое, ненужное душам, но приятное, необременительное занятие.
И никогда народы не смогут осознать, что такое изыскание бесполезно именно потому, что как только человек начинает копаться в своём внутреннем мире, он тут же перестаёт думать о Боге, поклоняться Богу, искать Его.
Но пусть занимаются копанием, созерцанием своего внутреннего скудного мира, забыв о том, что единственным предназначением человека, единственной целью его скоротечной жизни является неустанное движение на сближение с Творцом.
Признаюсь, приятно работать с неверно мыслящими. Сколько лет земного существования отведено каждому из них, кто из них знает? Только начнёт смертный познавать свой внутренний мир, окружающее его пространство, только оттолкнёт от себя Господа, только зароется носом в кучу умствований… И вот — он внезапно потерял жизнь, и вот — он уже на Суде Божьем, неспособный что-либо изменить, исправить. И вот, он — моя добыча!
Как там однажды сыронизировал шутник Иммануил Кант: «Если задать вопрос, живём ли мы теперь в просвещённый век, то ответ будет: нет, но мы живём в век просвещения», — вот так и будет всегда, до скончания веков.
Друзья, для воплощения великой идеи завоевания мира мне нужно послушное, безвольное, обманутое стадо, питающееся из одного адского источника, насыщающее себя щедротами только моей мерзости. И именно на всех вас здесь собравшихся и ваших потомков я возлагаю ответственность за эту титаническую, интересную и высокооплачиваемую царственными дарами моими работу.
И помните, чада мои, вскормленные вашими деньгами оборотни в рясах обязаны повсеместно поддерживать все ваши богопротивные дела громкими криками, подобными этим: «Во славу Божию», «Во имя Господа». Пусть разномастные ряженые иуды неустанно торгуют пустотой индульгенций, восковыми свечами, изображениями и костями усопших, книгами, должностями и так далее. Пусть повсеместно закрывают истину от людей, регулярно очерняя, пороча оболочку церкви Христовой грязными купюрами и жаждой наживы. Пусть грозно пугают живые тела преданием анафеме. Человек, не имеющий Бога в душе, не способен понять от Света или от Тьмы осуждение его, но ему будет страшно, и это хорошо! Людишки запутаются в паутине лжи, это-то мне и нужно.
Внутренние установки смертных созданий должны измениться настолько, чтобы уже никакая сила не смогла помочь народам вернуться к исходной чистоте. Постулаты совести, основанные на законах Всевышнего и заложенные с момента зачатия в каждого человека, должны замениться лютым стремлением ко греху, а насаженные мной правила поведения смертные обязаны воспринимать как высшую ценность. Ненормальное непременно должно стать нормой.
И всех тех, у кого останутся зачатки разумного, светлого, чистого, тех, кто не захочет поддаться заражению всеобщим безумием, люди обязаны презрительно называть нецивилизованными варварами, гомофобами, вкладывая в эти слова крайнюю степень осуждения, брезгливости и унижения. Такие люди будут непременно должны стать нерукопожатными, общество должно безжалостно извергать таких из себя. Мы вынудим социум обвинять, осуждать и при необходимости умерщвлять всех несогласных с нашими правилами жизни.
Запомните, человек никогда не должен надолго оставаться наедине со своим внутренним миром, со своей совестью. Зомбированное ложными пониманиями законов существования общество должно держать в своих тисках волю, мысли каждого своего члена. Любые попытки отдельно взятой личности засомневаться в правильности массового сознания необходимо пресекать на корню.
Мы тщательным образом обезобразим этот самый внутренний мир личности, сформируем в нём искривлённое понятие правды, ослепим его ложью своих истин. Должна произойти полная деградация сознания человека, этические ценности, добро и зло никогда больше не будут являться нравственными категориями.
Представьте загон с закормленными фастфудом свиньями, без стыда испражняющихся на глазах у всех, тыкающихся отвратительными мордами в грязные промежности друг друга, полностью сексуально раскрепощённых, визжащих от удовольствия и лёгкости бытия, избавленных от каких бы то ни было опасностей. Станут ли обожравшиеся земным прахом животные размышлять о чём-либо высокодуховном? Нет. Никогда! Они всеми силами будут противиться всему тому, что будет мешать их вечному пребыванию в навозе сытой праздности и наслаждений.
Оскотинившаяся тварь, ранее бывшая человеком, находясь в поражённом социальной проституцией обществе, возведённой в ранг нормы, ни за что не будет размышлять над смыслом бытия, она просто будет доживать свой век, не напрягая мозг, руководствуясь лишь животными инстинктами и радуясь воплощению своих примитивных, низменных потребностей.
Обманутые человеки забудут о словах библейского Иакова: «похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть». И незачем им помнить о правде, однажды высказанной итальянским поэтом Франческо Петраркой: «У кого много пороков, у того много и повелителей», ведь повелители эти — не кто иные, как подчинённые мне бесы.
Итак, слуги мои верные, нашей конечной целью является захват как можно большего числа человеческих душ. Этого желаю, этого добиваюсь, и никто не сможет противостоять мне! И именно вы, господа, являетесь теми двенадцатью коленами, на которых будет зиждется будущее моей власти на Земле.
Вы — основа, вы — избранные! И вы обязаны вести себя так, как ведут себя именно избранные, то есть вопреки всем правилам, установленными обществом, вы не должны гнушаться ничем, торгуйте, крадите, обдирайте, обманывайте, завоёвывайте, уничтожайте. Я желаю видеть вас очень состоятельными гражданами, полностью отвергающими такие понятия, как «нравственность» и «мораль», презирающими законы цивилизации, и тем более, соотечественников-нищебродов.
Бог захотел поставить вас вровень с другими людьми, но вы утвердитесь в том, что вы — мои, и, значит, отличаетесь от остальных тем, что за вами стою я! Уверуйте, что только вы — достойные, только вы — лучшие, а остальной народ — мусор, подлежащий впоследствии полному уничтожению.
Подобно расплодившимся паразитам ваши потомки будут поражать земную цивилизацию заразой жадности. Утвердитесь в той мысли, что всё население планеты является для вас отданной вам на заклание жертвой, всего лишь благоприятной средой для вашего развития и вашего комфортного существования. Запомните: никакого сострадания!
Презирайте народы, пряча своё истинное отношение к ним за маской благочестия, за добродушными улыбками, за видимостью участия, прикрывайте свою звериную сущность словами сочувствия, когда это будет выгодно именно вам. И между тем незаметно покоряйте, завоёвывайте мир, вынуждайте его служить себе, то есть мне.
Обязательно овладейте всеми возможными средствами массовой информации для того, чтобы формировать нужное именно вам общественное мнение. Используйте всё своё влияние для того, чтобы неустанно внушать нерадивым созданиям Божиим — они не что иное, как венец Вселенского Разума. Пусть ведут себя противоестественно, пусть проживают свои жизни так, как будто рождены именно для «мотыльковой» жизни, пусть никогда не думают возгордившиеся твари о той банальной простоте, что если бы они были рождены для жизни, то они не были бы подвержены смерти.
И во все времена смело пугайте земное стадо понятием «смерть», грозите всем, чем можно: вредоносными вирусами, внутренними врагами, внешними агрессорами и так далее. Причина не имеет значения, важен лишь результат.
Страх смерти — вернейший инструмент любой власти, основа её. Правильно поданная опасность позволяет манипулировать обществом, отдавать ему любые приказы, порой и самые безумные, но обязательные под страхом всё той же смерти к исполнению.
Никогда не жалейте человеков, ослепляйте, оглушайте их, пусть дохнут в грехе, как сонные мухи в дерьме, массово.
Но что вам необходимо запомнить: само проявление, наличие смерти в виде трупов необходимо прятать от впечатлительных людишек. При виде пустого, обезображенного смертью тела соплеменника человек обязательно начинает философствовать, искать ответы о смысле жизни, а это вредит нашему общему делу, поэтому запретите долгие прощания с покойниками в домах. Украдите у земной цивилизации мысли о неизбежности смерти, чтобы люди никогда не задумывались об отведённых им годам, они никогда не должны жалеть о проведённых в бесполезности днях жизни.
Отдалив как можно дальше от людей видение смерти, мы тем самым лишим их страха перед ней, этой чёрной, пугающей дырой, скроем достоверные сведения о посмертном опыте человека, о поступлении его души на Страшный Суд.
Смертные мышлением должны оставаться на уровне наивных детей. Тогда, лишённые веры в Создателя, они непременно воспримут правду о загробной жизни не иначе как выдуманный фольклор, развлекательную страшилку, они не ужаснутся, например, тексту Тибетской книге мёртвых: «…Добрый Дух придёт и станет складывать белые камушки твоих добрых дел. С ним вместе, с другого боку, придёт Недобрый Дух и станет чёрными голышами отсчитывать твои дурные дела. Увидав эти кучки, ты можешь испугаться и станешь лгать, кричать, что это несправедливо и не было таких дурных дел, а добрых было больше… Сразу появится Князь Смерти перед тобой с Зеркалом Судьбы, в котором отражаются доброе и худое в точности. Заглянешь ты в это зеркало и увидишь правду».
Их, глупо проживших жизнь, не устрашит правда о том, что: «Князь Смерти наденет тебе петлю на шею и потащит за собой. Тебе отрубят голову, вырвут сердце, выгребут наружу кишки и внутренности и станут пожирать мозги твои… Безумная и невероятная боль охватит тебя. Увы! Ты не умрёшь. Твоё мистическое тело вновь соберётся и снова тебя потащат с петлёй на шее, снова разорвут и разгрызут на части. Это будет повторяться снова и снова и не будет тому конца, пока ты не осознаешь происходящего. Пока не отдашь отчёт, что это ты сам себя судишь, что все картинки всплывают из мутных вод твоих мыслей!»
Пусть не имеющие страха смерти живые зомби с промытыми как следует мозгами уделяют внимание тщательному мытью себя после прогулок, но ни в коем случае не думают о том, чтобы регулярно, молитвами, смывать грязь с души, с сердца. Пусть будущее будет для них сюрпризом, как говорится: «каждому воздастся по вере его».
Библия должна быть высмеяна так, чтобы человечишки надменно насмехались над текстом: «Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе, ибо вострубит, и мёртвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие».
Прямоходящие двуногие не должны верить Христу, сказавшему: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек». «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много».
Внезапно на лице Сатаны появилось выражение задумчивости. Потерев широкий лоб, как будто вспоминая что-то, он тихим голосом добавил:
— Однажды я потерял нужную мне душу именно по той причине, что мальчик по имени Ятай увидел свою одноклассницу лежащей в гробу в свадебном платье. Девушка погибла по чистой случайности, утонула, купаясь. На неискушённого юношу вид ангелоподобной отроковицы произвёл неизгладимое впечатление, похороны покойной сподвигли младой ум на мысли о вечности, о борьбе добра со злом, о несправедливости жизни, о том, что же происходит с душой после того, как она вырывается из оков коченеющего тела…
Дорассуждался этот мальчик до той истины, что человек — бессмертен, а любой бес — смертен.
Вот такого происходить не должно. Похитьте смерть. Прилагайте к этому все свои усилия. Это крайне важно!
Взгляд Сатаны вдруг стал каким-то свирепым, голос шипящим, наполненным ненавистью:
— Апостолы Христа призывали: «Всегда радуйтесь!», — они неустанно поучали: «Бог — это любовь, а боящийся несовершенен в любви». Ученики Иисуса понимали: где есть страх, там никогда не будет любви и радости. Вы же насаждайте в глупых народах любой страх, в том числе и страх перед Божьим наказанием. Принуждайте ставшие безумными толпы к противлению Богу, чтобы бежали они от Него, как крысы с тонущего корабля, торопясь, тысячами давя друг друга.
Несогласных, восставших против навязываемого вами немедленно уничтожайте любыми способами, не гнушайтесь никакими средствами.
Я повсеместно расселю вас среди ничего не подозревающих народов, и вы с лёгкостью начнёте паразитировать на них, рассеивая их и выкачивая из них, подобно жадным пиявкам, богатства, становясь всё более сильными и вынуждая светские власти государств быть полностью зависимыми от вас.
Ваша цель — стать необходимыми, нужными для всех слоёв населения, особенно во время инициируемых вами же войн, природных катаклизмов, противостояний различных политических групп. Стремитесь к тому, чтобы все значимые события обязательно проходили под вашим невидимым другим смертным руководством. Любое глобальное по масштабу земное дело должно начинаться с обращения политиков к вам, ваше участие буквально во всём должно стать незаменимым. Именно вы, исходя из своих соображений, будете давать взаймы многим народам, а сами не будете брать взаймы. И наступит то время, когда мир намертво заглотнёт крючок выдаваемых вами кредитов, все будут жить в долг, все будут зависеть исключительно от вас.
Вы всегда будете находиться выше всех правительств, вы будете инициаторами искусственных мировых кризисов, вы будете пастухами топчущихся в экономическом болоте животных, именно вы станете направлять усилия принадлежащего вам человеческого стада в нужные вам русла, но только при условии того, что будете повиноваться исключительно мне, жить по моим заповедям, не отступая от них ни направо, ни налево и не идя вслед иных богов.
Ваши дети, рождённые не как большинство — предметами скучного быта своих ни к чему негодных родителей, которым лучше бы вообще не размножаться, ибо горька участь их — а ради великой идеи — порабощения цивилизации, никогда не будут заниматься никакой полезной социуму деятельностью, но они будут очень богаты, и именно они будут управлять политикой, нравственностью, внутренними делами всех существующих стран планеты. Все деньги мира будут принадлежать только им, и они станут не просто вершителями судеб, создателями истории, но прежде всего они будут послушными исполнителями, проводниками моей воли.
Постарайтесь сделать так, чтобы ваши потомки никогда не забыли об этом. Став крупными финансистами, фабрикантами, экономистами, жадными ростовщиками, менялами, вы, подобно огромному спруту, незаметно опутывавшему свою добычу ласковыми, приятными на ощупь щупальцами, захватите эту планету, высасывая по крупицам из её больного тела природные ресурсы и сосредотачивая выгоду от продажи их в своих безразмерных кошельках.
Предупреждаю: вас будут ненавидеть, иногда ваше окружение будут бить, сильно, больно, не жалея. Но именно вы, верхушка построенной мной пирамиды, которой я отныне даю право формировать политический и экономический курс развития всего человечества, дабы вы помогли мне развернуть разум людей с космического мышления на исключительно потребительское, не пострадаете, ибо за вами я, князь мира земного, и вся моя несметная рать.
Вся людская ненависть, весь гнев обозлённого вашей деятельностью народа в смутные, революционные времена будет изливаться лишь на тех, кого вы поставите во главе ваших структур, сами оставаясь при этом в тени. Именно ваших ставленников будут рвать обезумевшие толпы. Их, простых, ничем не защищённых, живущих не рядом с вами, а под вами, но над народом, будут гнать, грабить и убивать. Не обращайте на это никакого внимания, не сожалейте, привыкните к той мысли, что народ имеет свойство размножаться, несмотря ни на какие затруднения.
Поверьте мне, знающему, количество желающих служить вам не убудет, напротив, их станет больше, людям нравится продавать себя. Никогда не позволяйте себе слабости быть сентиментальными, человечными, целеустремлённо ведите земную цивилизацию по указанной мной дороге, прямиком в ад!
Будьте безжалостны ко всему, что не является вашим. Пусть ориентиром для вас служат слова: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у меня, остальных истреби или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что всё покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своём не сообщайся. Верь всему, что тебе обещано, всё сбудется, а пока живи, гнушайся и эксплуатируй, и ожидай, ожидай».
Итак, дети мои, сейчас каждый из вас получит копию протокола нашей встречи. Накусайте губы свои до обилия крови и приложитесь ими к бумаге там, где имена ваши. Храните завет наш бережно, как зеницу ока своего, передавайте его детям вашим для понимания того, чьи они чада. И помните, потеря документа означает гибель всего рода, утратившего его! Тот же из смертных, кто случайно обретёт протокол, ранее принадлежавший кому-то из вас, и печатью окровавленных губ своих присягнёт мне, непременно возвысится и будет удачлив до определённого мной времени, в зависимости от нужности человека и его усердия.
После окончания собрания я проведу аудиенцию с каждым отдельно. Каждому объясню будущие задачи его, от каждого выслушаю желания его, каждому воздам по устремлениям сердца его.
И всегда знайте: я обожаю людей, ибо кто мы с Христом без людей? Мы оба испытываем к человекам страсть, глубокую, мощную, вечную. И для нас намного приятнее, когда наша страсть к земным созданиям взаимная, круглосуточная, если можно так выразиться.
Христос бескорыстием прославлен, я же — другой. Не лучше Него, но и не хуже, просто иной направленности. Я ищу выгоду, впрочем, как и вы все, друзья. И поверьте мне, точно знающему, что такое нормальность: ваши желания никоим образом не выходят за рамки её.
Именно поэтому я открыто призываю вас: не будьте безмозглыми идиотами, жертвуйте собой ради меня с выгодой для себя.
Разве вы хуже или глупее тех человеков, кто заявляет: я — Христов?
Такие, если разобраться, более всех нас вместе взятых корыстны, ведь кто, по сути, все они — циничные лицемеры-эгоисты, думающие лишь о спасении себя, любимого, готовые обменять прелести кратковременного земного бытия исключительно ради обещанного им Иисусом будущего рая. Именно их, корыстолюбивых, обличал Омар Хайям, говоря: «Если ты за добро благодарность ждёшь — ты не даришь добро, ты его продаёшь».
Нет среди них, торгующих своей мнимой святостью барыг, ни одного подобного Учителю, отдавшего самого себя не ради собственной выгоды, но во спасение других.
Хоть бы кто-то из тьмы христиан, ну кроме блаженного Серафима Саровского, и ещё нескольких, слышавших Глас Истины: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её…», — взмолился к Богу: «Господи, жертвую себя во имя пребывания в Эдеме другого. Возьми, Боже, грязную тварь, моего непутёвого брата по Адаму, спаси его вместо меня. Отправь мою душу вместо грешной души в преисподнюю, а того нечестивца, кому был уготован ад, забери к Себе». Но нет, им ближе слова Паисия Святогорца, раскрывающего правду намерений подобных ему же: «…В основе здравого смысла заложена выгода».
Никто из последователей Христа, предупредившего: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет», — так и не смог правильно понять слова: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя», — и: «… всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».
Сами рассудите: могут ли быть братьями две сущности, если одна из них, Христос, бескорыстно пожертвовала собой ради искупления греха других, а вторая готова лишиться земного удовольствия только ради себя? Не фарисействует ли последняя сущность, жадная до будущих личных радостей? Не обманет ли она, в конце концов, саму себя хитростью своей?
В вас, дети мои, если приглядеться, честности-то больше, чем в прочих, и вы никогда не уподобляйтесь сознанием своим живущим в завуалированной лжи христианам. Накажу!
Кресту, когда нужно будет, кланяйтесь, ибо того требует величина дела нашего, но внутри себя всегда при этом произносите: «Отойди от меня, враг Сатаны. Ему служу, ему одному поклоняюсь!»
Сатана внимательно оглядел сидящих с усталыми лицами, сонных гостей.
И вдруг громовым голосом крикнул:
— Да прибудет с вами темнота преисподней! Впитайте слабыми телами своими силу вечного огня моей власти, чтобы самим вам стать крепкими, достойными вкусных даров моих.
Тут же из недр высоких потолков зала появились бешено рвущиеся вниз языки чёрного пламени, они стремительно приближались к застывшим гостям и рваные, холодные безжалостно вползали в тела заключивших с Сатаной вечный завет особей.
Остатки духовной чистоты, божьей любви, совести, засевшие глубоко в сознании, в сердцах новых нелюдей, медленно выталкивались слизью леденящего адского пламени, постепенно заполняющего каждый уголок грязных храмин, отчего предавших Бога корёжило, кидало то вверх, то вниз, народившиеся упыри извивались от невыносимой боли, выпученными красными глазами страшно озирались по сторонам.
После нескольких минут буйства тел наступила зловещая тишина. Новообращённые лежали вповалку, изредка подёргиваясь в немом исступлении, вид их был ужасен; с вывалившимися языками, с клочьями пены вокруг искусанных губ, с очищенными от всего чистого душами.
Наступала новая эра, эра начала всемирной катастрофы.


Рецензии