Глава 11. Начало написания Библии

Тёплый утренний свет стелился над безлюдной пустыней. Звенящая тишина и спокойствие властвовали над миром.
У подножия зелёного холма, сплошь покрытого капельками росы, стоял молодой мужчина, неподвижный взгляд его был устремлён вперёд, в нескончаемую даль.
Одет он был в хитон из белого полотна, в одной руке человек держал раскрытую книгу, страницы которой были пусты, в другой руке находился черепок с торчащим из него длинным гусиным пером.
Ласковый ветерок игриво, плавными волнами окутывал просыпавшуюся от сна поверхность планеты, огромный оранжевый диск солнца медленно выплывал из-за горизонта.
Человек терпеливо ждал. Мир ждал.
Вдруг мужчина радостно встрепенулся, заметив будто бы внезапно воплотившиеся в воздухе две стремительно приближающиеся фигуры. Лёгкие образы, излучая мягкий свет, безмолвно плыли над поверхностью.
Человек с покорностью и с благодарным счастьем в голубых глазах склонился перед прибывшими, от которых исходила незримая сила божественной любви, и произнёс:
— Господи, спаси и сохрани!
Тот, что был выше ростом, седовласый, статный, ласково посмотрел в глаза землянину и тихо, с какой-то необычайной лаской в голосе молвил:
— Пиши.
Усевшись на тёплом камне, удобно расположив книгу на коленях, мужчина откинул взмахом головы иссиня-чёрные густые кудри со лба назад, пригладил бороду, после чего, аккуратно вынув перо, стал записывать каждое слово, исходящее из уст Вседержителя, стараясь не пропустить ни одну букву, ни один знак препинания. Белоснежное поле первой страницы постепенно заполнялось ровной, красивой вязью письма.
Находившийся рядом с Господом второй прибывший стоял молча, глядя вдаль задумчивым взглядом.
Время текло спокойно, пространство было наполнено благостью, тихой умиротворённостью.
В минуты пауз любуясь своей работой, писарь, склонив голову вбок, с еле заметной довольной улыбкой разглядывал текст, изредка посыпая чернила белоснежным песком, беря его прямо с поверхности земли.
Высший говорил, человек точь-в-точь записывал:
«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою!» «И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания…»
В это мгновение рядом с находящимися в пустыне внезапно, раздирая звенящую тишину оглушающим звуком хлопающих крыльев, взлетел невесть откуда взявшийся белоснежный голубь. Разбрасывая веером с сильных крыльев утреннюю росу, заигравшую в лучах восходящего солнца всеми цветами радуги, птица стремительной молнией скрылась в прозрачной вышине.
Бог тут же прекратил речь, внимательно посмотрел вокруг и не терпящим возражения голосом произнёс:
— Иисус, Нам срочно нужно в лабораторию. Процесс развития одного из миров требует незамедлительного вмешательства. Сейчас же пришли одного из тех, кто знает, чтобы он продолжил говорить от Нас.
После этого образы затрепетали в воздухе, зарябили и в долю секунды исчезли, будто бы их и не было. И одновременно с их исчезновением перед человеком появился прелестный ангелочек с весёлыми, быстро бегающими глазками.
Воздушное существо улыбалось озорной улыбкой милого ребёнка, взмахивая прозрачными крылышками, быстро перемещалось в пространстве, хаотично кружа вокруг мужчины. В какой-то момент, подлетев сзади, затараторило на ухо:
— Приветствую тебя, человек! Меня зовут Библея. Ой, ты знаешь, я так счастлива случившемуся сегодня со мной, мне ведь отроду всего 666 лет, и несмотря на это, Христос доверил мне первое в моей жизни задание! Подружки мои, провожая меня, так радовались, так радовались, что я и впрямь поверила, что я молодец! Ой, да что там говорить, я ведь и правда хорошенькая, всеми любимая, Господом хранимая, всех обожающая, добра желающая, милая, пригожая, на стрекозу похожая, — тоненьким, приятным слуху смехом залилась она.
Представившись, хвастливый ангелочек, с усердием почесав ладошкой вздёрнутый носик, как-то совсем по-детски, театрально, глубоко вздохнул и прощебетал наигранно серьёзным голоском:
— Так, и на чём мы с вами остановились? — и тут же, без предупреждения, начал торопливо диктовать продолжение текста, часто отвлекаясь на каждое новое событие просыпающегося мира.
С жадностью оглядывал окрестности, пытаясь разглядеть разнообразие природы — раскрывшийся цветок, порхающую бабочку, грациозно изгибающуюся гусеницу. И при этом часто сбивался с текста, задорно смеялся, возвращался в начало предложения, вновь сбивался и снова его милый, колокольчиковый смех разносился по округе.
Хлопая одновременно большими ресницами и ладошками, восторженное создание быстро щебетало, резко меняя интонацию речи, то шепча, то восторженно восклицая, то как будто искренне удивляясь чему-то. Казалось, бесплотное существо торопилось впитать в себя все эмоции насыщенного жизнью мира планеты.
Человек отчаянно пытался уловить то и дело ускользающие от его слуха слова, и иногда ему казалось, что он уже упустил что-то важное. Он старался писать без ошибок, мыслью отталкиваясь от смысла ранее изложенного текста, но ему было трудно.
К тому же рядом с писцом время от времени, иногда полностью заглушая голос ангела, шумно взлетали взявшиеся как будто из ниоткуда стаи неведомых существ, оглушительно топоча, поднимая густые облака пыли, пробегали многочисленные стада диковинных животных, глуша окрестность резкими гортанными звуками. Внезапные порывы ветра кидали в лицо человека горсти песка, шары блуждающего растения перекати-поле.
Мгновенно разбушевавшаяся стихия с силой принялась рвать страницы, вдобавок ко всему пошёл сильный дождь, со ставшего тёмно-синим неба посыпались крупные градины. Как будто кто-то невидимый, злой, изо всех сил старался помешать написанию книги. Такого не было, пока рядом с человеком находились Отец с Сыном.
Неугомонный, часто сбивающийся с речи ангелочек, внешние факторы, мешающие слышать и писать, привели к тому, что человек, желая прекратить непонятное ему происходящее, мысленно, с мольбой вскрикнул: «Господи, помоги!», — и в ту же секунду ситуация изменилась. Исчез, легко растворившись в успокоившемся воздухе, прелестный ангелочек, и его место занял ангел видом постарше, серьёзный, неторопливый, рассудительный.
Счастливый человек продолжил писать: «И выслал его Господь Бог из сада Эдемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама…»


Рецензии