Глава 12. Людовик XV и Дюбарри

Божок вселенной, человек таков,
Каким и был он испокон веков.
Он лучше б жил чуть-чуть, не озари
Его ты божьей искрой изнутри.
Он эту искру разумом зовёт
И с этой искрой скот скотом живёт.
Иоганн Гёте, «Фауст»


Шёл январь 1774 года. В одном из уютных покоев Большого Трианона, расположенного на землях Версальского дворца, престарелый Людовик XV предавался своему любимому развлечению — разврату.
Для плотских утех Людовик устроил покои по своему вкусу: изящные, тонкой работы статуи, поражающие своим великолепием полотна знаменитых художников, обитые персидским бархатом роскошные диваны, клетки с экзотическими певчими птицами, стол с многочисленными яствами, вазы с благоухающими цветами.
Полностью обнажённый король, укрывшись до поры шёлковым одеялом, вальяжно развалившись в широком кресле перед большим жарким камином, с нескрываемым восхищением разглядывал стоящую перед ним юную девственницу.
Девушка была поистине прекрасна. Длинное чёрное платье с широкой лентой, завязанной бантом на талии, подчёркивало её фигуру. Шнуровка спереди была слегка распущена так, что одна часть высокой белоснежной груди оказалась полностью обнажена. Лёгкая накидка ласково обволакивала девушку, а золотистые кудри, мягкими волнами свободно струящиеся по хрупким плечам, оттеняли её кроткие глаза. Казалось, девушка только что сошла с картины, написанной Жаном Фуке.
В далёком 1726 году молодой король, находясь в доме кардинала де Флёри случайно увидел портрет прекрасной незнакомки с ребёнком на руках и образ женщины остался в его памяти навсегда.
Однажды, улучив момент, Людовик попросил кардинала рассказать о том, кто изображён на картине. И де Флёри, находясь в приятном расположении духа, поведал ему историю фаворитки короля Карла VII из династии Валуа по имени Агнесса Сорель. Рассказал о том, что девушка прожила всего двадцать пять лет, но за свою недолгую жизнь не только успела получить титул Дамы Красоты, но и сподвигла невоинственного по своей натуре Карла VII на войну с англичанами, результатом которой стало возвращение Франции всех ранее захваченных противником земель. И именно благодаря этому доброму ангелу Франции король завершил Столетнюю войну и вошёл в историю как Карл VII Победитель. Восхищённый бесподобным по своей красоте образом Агнессы Людовик всю жизнь искал в своих многочисленных пассиях сходство с фавориткой Карла VII.
И вот на исходе жизни он наконец-то встретился с живым воплощением Дамы Красоты, лик которой много лет будоражил его воображение. И, конечно же, от встречи с точной копией бессмертной Агнессы Сорель Бурбон намеревался получить максимум сексуального удовольствия. Он понимал, скромная испуганная девушка находится полностью в его власти, и поэтому не торопил события, стремясь прежде всего насладиться своим доминирующим положением, ощущением вседозволенности. Смущённый вид жертвы его вожделения наполнял душу короля приятным теплом, мысли о процессе совращения доставляли пресыщенному старику больше удовольствия, чем сам акт секса.
Король, в последнее время остро нуждавшийся в подпитке своего дряхлого организма энергией молодых горячих тел, довольно часто через доверенных лиц покупал у родителей чистых, не искушённых в любви девушек. К своим быстро сменяющимся фавориткам он всегда относился с пониманием и, наигравшись вдоволь, пресытившись прелестями юного тела, осыпал надоевшую ему игрушку подарками, избавлялся от неё и немедленно переходил к следующей жертве. Удостоившись чести разделить ложе со своим повелителем и лишившись её же, получив кое-какую награду за старания, довольная приключением девушка возвращалась в свой дом.
Бурбон, несомненно, являлся рабом разнообразия похоти. Часто подбирала и готовила девушек к любовным утехам, руководствуясь прекрасным знанием вкуса старика, графиня Дюбарри, фаворитка Людовика. Незаконная дочь монаха-францисканца и швеи, бывшая проститутка, прошедшая школу разврата обедневшего дворянина графа Жана Дюбарри. Именно этот пройдоха — великосветский сутенёр без чести и достоинства — обучил её изощрённым любовным забавам и светским манерам. Будучи ещё мадемуазель Бекю, она успела побывать в постелях многих облечённых властью мужчин Парижа, прежде чем добралась до постели маршала Ришелье. Восхищённый её умением маршал усмотрел в ней большой потенциал и, исходя из своих личных интересов, умело, при содействии камердинера Людовика XV Лебеля, довёл будущую фаворитку короля до его спальни.
Ришелье нисколько не сомневался в том, что девушка воспользуется единственным шансом изменить свою судьбу и сумеет обольстить пресыщенного удовольствиями Бурбона. Её и саму совсем не устраивала надпись на титульном листе заведённого на неё полицейского досье: «Гризетка, живущая с разными мужчинами и получающая от них деньги и подарки, но отнюдь не уличная девка». Она, простолюдинка, смогла добиться того, о чём мечтали все женщины французского двора. Сделавшая благодаря своей внешности и уму головокружительную карьеру, но давно потерявшая былую привлекательность, Дюбарри регулярно придумывала всевозможные развлечения, устраивая оргии с юными девушками. Стремясь поддержать в Людовике ощущение мужской состоятельности, она осознавала, как это важно для его внутреннего эго.
Графиня давно смогла понять, что раз она лишилась места в королевской постели, ей жизненно необходимо остаться для короля единственным доверенным другом, который знает всё о слабостях первого лица государства и помогает ему справиться с ними. Дюбарри неустанно трудилась над тем, чтобы соответствовать потребностям монарха, она научилась понимать настроение Людовика по выражению его лица, изобилующей оттенками интонации речи и определённым движениям его тела. Она поставила себе задачу всегда оставаться на высоте, быть необходимой монарху, с чем умело справлялась. Фаворитка искренне боялась оказаться ненужной, обременительной для короля, ведь скука — прямой путь к забвению, поэтому она с большим рвением искусно потворствовала низменным желаниям слабеющего монарха. Взамен графиня получала не только дорогие подарки и ежегодное, достойное её стараний содержание, но и полное доверие Людовика, что для неё было намного важнее денег. Но несмотря на все её усилия с каждым годом всё сложнее было развлекать порядком потасканного развратной жизнью старика — природа брала своё. Каждый раз перед свиданием короля с очередной девушкой она приносила ему повышающий потенцию любовный отвар, приготовленный по её заказу ведьмой по имени Мерге, живущей на окраине Парижа. Ведьма регулярно снабжала Дюбарри зельем, пользуясь взамен её покровительством.
Сейчас Дюбарри внимательно следила за происходящим в спальне через два аккуратно сделанных в портрете отверстия. Портрет, на котором был изображён мальчик — будущий монарх Франции Людовик XVI, — висел рядом с камином напротив медленно распаляющегося от вида чистой девушки короля. Графиня часто и подолгу находилась в тесной потайной комнате, расположенной за стеной спальни, чтобы наблюдать за тем, как «милый Людовик» предаётся плотским утехам и старалась подметить любые изменения в его поведении.
Дюбарри искренне радовалась, видя в глазах короля страсть к молодой плоти и тихо сожалела о прекрасных, но давно ушедших днях своих интимных встреч с Людовиком. С грустью вспоминала о том времени, когда король, побуждаемый своим неуёмным сексуальным аппетитом, наведывался к ней в спальню по нескольку раз в день. Вспоминала, как она, будучи ещё совсем юной, в первую же свою ночь с монархом смогла приятно поразить его отсутствием какой-либо морали, предельной развратностью и безграничным желанием доставлять сексуальное удовлетворение любым угодным королю способом.
В необходимости поступать так же предельно развратно она убеждала и всех тех девушек, которые по её воле оказывались перед Людовиком. Ожидая дальнейших действий со стороны своего благодетеля, Дюбарри вспоминала вчерашние издевательства короля над очередной несчастной. Смакуя воспоминания, она и сама начала испытывать сладостное сексуальное возбуждение.


Рецензии