Смерть и слово

                Держу пари, хоть кто-нибудь
                Из вас, когда-нибудь да слышал мысль
                Он мече писателя, а может даже и поэта.
                Мечем обычно предстает, то слог, то просто слово,
                А если же вам скажут, что перо,
                То сразу будет видно: не поэт,
                И уж к тому же не писатель живет в таком глупце.
                Но я же вижу, совсем иной расклад событий.
                Оружием творца является, порой внезапное,
                Распространенное явление – смерть.
                Придав щепотку смерти в свой роман, писатель
                Рушит все надежды, мысли,
                Ломает полностью события!
                А уж поэт и вовсе кровью заливает буквы, когда
                В стишке на жалких двадцать строк,
                Уходит в царство вечных мыслей человек…
                Герой, виновник торжества!
                Ну вот смотрите, коль выжил бы Болконский
                То, как бы все тогда сменилось…
                И если бы Иван Сергеевич Тургенев, не
                Создал встречи тифа и Евгения, то, как бы все
                Тогда сложилось?
                А если бы Жано, не властвовал рукой Онегина?
                Но все же может быть убит своим оружием творец.
                Как Маяковский, вонзил в себя свинцовую стрелу
                Цветаеву сдавила насмерть бечёвка жизни, бытия.
                Убили Пушкина французские порядки
                А Лермонтов берет с него пример
                Четыре года позже.
                До этого, в год двадцать шесть, убил себя
                Своими взглядами Кондратий Федорович Рылеев,
                Вот так бывает, сломили жизни
                Судей душ, мечем великой смерти!


               
               
               
               
               


Рецензии