Да, мой король! глава 4

«Все, что должно быть моим, обязательно найдет ко мне дорогу»
(автор неизвестен)

    


     Инициатива от мужчины возбуждает женское воображение и влечет за собой приятные совместные моменты. В том случае, когда она желанна, конечно. Но при ее отсутствии женщина рано или поздно делает соответствующие выводы и решает избавить субъект от участия в своей жизни – раз и навсегда, без права передумать. Так что, мальчики, будьте последовательны, долго ждать вас никто не будет. На «нет», как говорится, и суда нет.

     Такие принципы в результате весьма болезненного опыта в прошлом стали частью меня. Так что игры в «ближе-дальше» или «тепло-холодно» со мной не работали, эффект получался противоположный. Подобное вообще действовало на меня как ушат холодной воды: раз и передо мной во всей красе неуверенная в себе личность, избегающая ясности в отношениях, к тому же нуждающаяся в самоутверждении за чужой счет. Примитивное поведение - не интересно продолжать.

     Два с лишним месяца прошло, как я приступила к работе в отделе Александра. Он бездействовал в личном аспекте, я – тоже. Деловое общение с его стороны временами менялось на легкий флирт, во взгляде вместо абсолютного отсутствия каких-либо эмоций иногда начинали плясать дьявольские огоньки. Одним словом, он отлично справлялся за нас обоих, с каждым днем разрушая мое особенное отношение к нему все больше и больше. Я наблюдала за тем, как Александр общается с другими женщинами, а делал он это так, что заподозрить интим можно было с каждой второй. Он продолжал падать в моих глазах, но кроме легкого сожаления о том, что между нами произошло, я ничего не чувствовала. В конце концов, осталось потерпеть до конца контракта, и он станет еще одним черно-белым воспоминанием. Зачем вообще не дал уволиться – оставалось загадкой.

     Надо сказать, начальником Александр был замечательным, мудрым и справедливым, так что освоение новой должности далось мне очень легко. У него было чему поучиться, в профессиональном плане он не мог вызвать ничего кроме восхищения, желания расти и развиваться. К моменту планирования встречи с клиентами в другом городе, я окончательно похоронила идею о том, что между нами еще что-нибудь возможно, поэтому согласилась участвовать в проекте, не задумываясь.

     Самое главное, что за это время для меня приоткрылась завеса нашего далекого прошлого: в кратких вспышках, которые случались в процессе общения с Александром, мне удавалось кое-что разглядеть и начать собирать цепочку событий. Она не радовала, лишь добавляла решимости держаться от него подальше. Зато объясняла мою мистическую реакцию на него. Только вообразите, каково мне было воспринимать новую информацию, сохранять адекватное поведение при общении, когда секунду назад я «увидела», как он снимает корону, затем раздевается полностью, после чего раздвигает мне ноги и… А я ждала его голая, на зеленой траве… Чуть дальше к стволам берез были привязаны лошади – белая как снег моя и черная как уголь – его.

     Средневековье само по себе оставило следы в истории как один из самых тяжелых периодов существования человека. Я никогда не была к нему равнодушна, с упоением читая романы о том времени. И человеческие связи были во все времена, как и последствия. Любовь, страсть, предательство, смерть – громко звучит, но знаменует собой гигантский кармический хвост на многие воплощения вперед. Наша история с королем была ярчайшим проявлением сильных чувств, и, конечно, повлекла за собой непоправимые разрушения. Я это чувствовала, но еще не знала всей правды.

     - Идем, я провожу тебя в твой номер, - я вздрогнула, возвращаясь в реальность.

     Ресепшен, лифт, ярко освещенный холл гостиницы, рубиновые ковровые дорожки с бежевой каймой, белоснежные высокие вазоны с живыми растениями в них, массивные деревянные двери номеров, гармонично вписывающиеся в общий стиль…

     - 325 - твой, 326 – мой, остальная команда на четвертом, - с каждым словом голос Александра становился ниже, я боялась поднять глаза и обнаружить в них то, что уже потеряла надежду увидеть.

     Он открыл дверь и вошел в номер первым, аккуратно поставив мою и свою сумки рядом. Затем прошел до окна, раздвинул тяжелые шторы, некоторое время разглядывал пейзаж снаружи, после чего поставил створку в режим проветривания.

     - Свежий воздух не помешает.

     Я молчала, продолжая смотреть в пол, ожидая сама не знаю, чего.

     - Елена, ты в порядке? Всю дорогу была такой веселой, а тут сникла. Устала? Или? Не припомню, что обидел тебя сегодня, хотя… твой выбор попутчика меня до сих пор раздражает. У тебя флирт – манера общения что-ли? Зотов практически раздел тебя глазами, до тошноты рад за вас.

     От неожиданности я поперхнулась воздухом и закашлялась, изо всех сил стараясь выровнять дыхание. Что он вообще говорит?!

     - Ага, покраснела, значит, мне не показалось…

     Он продолжал стоять в центре комнаты и ждать объяснений. Моему возмущению не было предела. Щеки вспыхнули – это факт. Но у меня все не как у людей. И краснею я как раз в тех ситуациях, когда меня подозревают в том, что я даже не то что не делала, но даже и не мыслила. И наоборот, если меня обвинять в реально содеянном, лицо останется каменным, не дрогнет ни один мускул в теле, в глазах не отыскать и намека на правду. Одним словом, если я сама не захочу признаться в чем-либо, из меня это не выбить никогда. Ревности с его стороны я не ожидала, это осознание растеклось бальзамом на мое бедное сердце. И я улыбнулась, не сумев скрыть приятную эмоцию.

     - Что тебя сейчас развеселило? – он медленно приближался.

     А я неожиданно для себя и вовсе расхохоталась.

     - Господин начальник, если я правильно помню, флирт моей должностной инструкцией не возбраняется, да и не на работе я находилась вообще-то. Я хотела добавить, что не собиралась ни с кем сближаться, но притормозила. С чего перед ним оправдываться?

     - Не на работе говоришь? Так и я тебе сейчас не начальник, а насчет господина еще подумаю.

     В это мгновение он схватил меня за руки и притянул к себе, мне показалось, готовый к тому, что я стану сопротивляться, так как хватка была стальной. Синяки мне были ни к чему, поэтому я подергала плечами и состроила гримасу боли. Он ослабил хватку, но не отпустил. И правда ревнует. Как забавно все-таки. Как реагировать вообще надо? Нет у меня опыта совсем. Я за десять лет брака не имела связей на стороне. То, что произошло в ту ночь с Александром и повторилось в зале для переговоров – единственные мои «грехи». Я преступила собственные моральные законы только с ним, и мне было достаточно личных причин, чтобы никогда не сожалеть об этом и даже не испытывать угрызений совести. А те немногие сожаления, которые появились позже, были связаны с его бездействием и всем, что меня разочаровало в нем.

     - Елена, я…, прости меня, -  он отпустил, но не отодвинулся ни на шаг, - я не знаю, что со мной происходит. Я не могу представить тебя с кем-то другим. Это нелепо, ведь ты замужем, да и я считай, что женат, столько лет вместе, сын… Меня не отпускает, понимаешь, я хочу тебя днем и ночью, ты 24/7 в моей голове… Я все перепробовал, ничего не изменилось, и эти сны непонятные… до тебя мне никогда не снились сны.

     Он поднял на меня взгляд и замолчал, дав возможность увидеть по глазам, что не врет. И я увидела. И мое сердце растаяло. Что изменит еще одна ночь, верно? Мы уже хорошо натренировались игнорировать свои чувства и делать вид, что ничего не произошло, сможем вернуться к этому в любой момент.

     - Все взаимно, Александр, у нас с тобой от начала до конца все взаимно.               

     Я не солгала, потому что минутой ранее он озвучил мои собственные переживания. Я прониклась уважением к нему, потому что видела, с каким трудом ему далось это признание, но он преодолел свое эго. Для такого как Александр – это большой шаг вперед.

     У него зазвонил мобильный. Я знала, что это рабочий телефон, значит звонит кто-то из команды. Александр ответил, переключив на громкую связь.

     - Александр Сергеевич, вы спуститесь на ужин? – послышался робкий голос Ирины.

     Вместо ответа он посмотрел на меня и вопросительно поднял бровь. Пришло время решать, и он только что предоставил мне такое право. Я выдохнула и отрицательно покачала головой, давая тем самым согласие на то, что будет происходить далее.

     - Нет, ужинайте без меня. Вы все собрались?

     - Сейчас посмотрю... Елены пока не вижу.

     - Она вышла прогуляться, не ждите, - не моргнув глазом соврал Александр и лукаво подмигнул мне, не в силах сдержать довольную улыбку.

     - Хорошо, тогда до завтра. Если передумаете, приходите.

     Он дождался коротких гудков и выключил телефон совсем.

     - Не передумаю, - едва слышно пробормотал Александр и поцеловал меня, крепко обняв за спину.

     Я не сдержала стон, заставляя себя отключить все лишние мысли. «На одну ночь, только на одну ночь», - усилием воли я отгоняла обиду и злость за его долгое молчание.

     Магия нашей связи не заставила себя ждать, в этот раз я четко проследила, как яркие нити между нами вспыхивают одна за одной, натягиваясь как резинка, переливаясь и увеличиваясь в диаметре. Ближе и ближе, до максимального слияния вплоть до растворения друг в друге. Его движение навстречу - мое в ответном принятии, поцелуй за поцелуем, ласка за лаской, стон за стоном… В какой-то момент Александр остановился, и сделав несколько вдохов-выдохов, заставил себя продолжать медленнее. Мне это было понятно, я тоже не хотела спешить. Поэтому наша близость сильно отличалась от предыдущих. Сейчас у нас была вся ночь, торопиться не имело смысла.

     Он хотел показать мне, насколько сильно соскучился, как невыносимо было терпеть расстояние между нами. Я упрекала его в безразличии и только сейчас поняла, каких невероятных усилий воли ему стоило держать дистанцию. Я ощутила себя не только желанной женщиной, но и любимой. Что бы он не чувствовал на самом деле, в чем бы себе не признавался, но в эту ночь Александр любил меня всем сердцем и всей душой. Эту особенную энергию я не спутаю ни с чем.

     У меня тоже был один секрет от него. Пора признаться хотя бы себе: до него я не кончала ни с одним мужчиной, имитируя пик удовольствия. В этом заключалась самая большая эмоциональная западня, потому что ощущения фейерические и хотелось их испытывать снова и снова, а дать мне такое мог только он.

     Александр снял мне трусики после весьма продолжительных ласк и поцелуев, и удовлетворенно промычал, когда начав ласкать меня пальцами, обнаружил, насколько я уже мокрая. Я задвигалась ему навстречу, показывая, что не намерена дальше сдерживаться и хочу ощутить его большого мальчика внутри себя полностью. Но он медлил, накаляя напряжение до предела. Мне хотелось его доминирования в постели, хотелось подчиняться. Он опрокинул меня на спину и проложил дорожку из поцелуев от шеи до живота, после чего мягко раздвинул ноги и двинулся ниже. Я тут же извернулась и сомкнула колени.

     - Не там, - смущенно выдала я, пытаясь собраться с мыслями.

     Он внимательно посмотрел на меня, но не стал задавать вопросы. Как ему объяснить, что у меня пунктик на этот счет, что я должна довериться мужчине целиком и полностью, чтобы расслабиться на все сто процентов и преодолеть стеснение. Абсолютное доверие с моей стороны – это гораздо интимнее, чем то, что он собирался сделать.

     Он гладил мое тело, целовал шею, лицо и губы, пока я вновь не расслабилась, и только потом вошел в меня одним сильным толчком. Он менял интенсивность движений от грубых и резких до нежных не неглубоких, и довел меня до финиша за несколько минут. Слишком быстро, слишком ошеломительно. Александр перевернул меня на живот, обласкал и исцеловал всю спину и вошел так медленно, как если бы считал сантиметры. Круг начался снова и на этот раз завершился обоюдным экстазом. Мне нравилось, что он не сдерживался в демонстрации собственного удовольствия. От его стонов я кайфовала больше, чем от своих.

     Позже мы долго лежали обнаженные и смотрели в ночь, не размыкая объятий. Никто из нас не хотел думать о том, что случится  с нами дальше… Для этого будет утро, и много дней впереди. Эти минуты принадлежали только нам двоим.

     - Ты говорил про сны, - я решила прервать молчание, но обсудить что-то, что касалось только нас.

     - Да, ты там выглядишь немного иначе, но это все же ты.

     Он взял прядь моих темных волос, и, наматывая их на палец, продолжил:

     - Волосы у тебя до пояса, вьются и рыжие, как закат.

     - А, еще? - с улыбкой спросила я, представив себя настоящей нимфой.

     - А, еще: жаркие свидания в березовой роще, на траве, и лошади, одна – белая, вторая – черная…

     У меня мурашки побежали по спине, и я потянулась за одеялом, чтобы укрыться.

     - Век не наш, все такое древнее, одежда, например. Я долго возился с твоими юбками, но всегда добирался до…, - он запустил руку под одеяло и легонько шлепнул меня по попе, - обозначив тем самым конец разговора.

     - Красивые сны, - проговорила я в его губы, когда он накрыл меня своим телом и поцеловал.

     И мы снова занялись любовью в самом прямом смысле, желая наполниться друг другом, насколько это было возможно.



Дальше: http://proza.ru/2022/05/09/1581


Рецензии
Быть любовниками в средневековье, потом встретиться в следующих жизнях и узнать друг друга - отличный сюжет. Откровенные сцены удаются на славу, буквально "смотришь" кино.

Тоненька   04.05.2022 09:58     Заявить о нарушении
О, спасибо большое, родная моя.)))

Анастасия Новичук   04.05.2022 10:49   Заявить о нарушении