Послесловие

С четырех лет я много раз приговаривал себя к смерти, но почему-то не умирал. Перед последним приговором, мне вдруг решили помочь. Это было что-то вроде группы поддержки. Стая коллег, готовых причинить добро. Дивное собрание, из-за состояния аффекта я многое пропустил. Запомнился только крик: «а крестик ты снял?» Реакция была мгновенная: «я трусы надел!» И так несколько раз.
 Звучало грубо, но на самом деле это был богословский спор. Перед моим лицом размахивали огромной обрезанной ветхозаветной крайней плотью.
Но мне ближе Завет Новый. Он допускает право на поиск, на ошибку. Не судит, а спасает. И вообще — антиномичен. В нем однозначно ненавидят только одно: притворство.
Может, я и жив до сих пор потому, что не притворялся? Ведь жить и не притворяться необыкновенно тяжело. Быть человеком — это постоянно испытывать боль. 

Все войны религиозны по своей сути, а политические конфликты берут свое  начало в сердце человеческом. Все они начинаются убийством Бога и заканчиваются Его самоубийством.  Понимание этого - единственный способ победить в собственной войне: сменить Ветхий Завет на Новый. Милости, а не жертвы. Без ненависти, говорят, и во врагов легче целиться.
 Не получается, врать не буду. Пока не получается. Нечем. Слишком все выжжено. Жизни нет, жалости нет, ничего нет.
Но удивительным образом именно здесь тебя и находят. Есть надежда, что найдут.

Ирвин Ялом, кажется, рассказывает о том, как спросил отца о вере в Бога. Тот ответил: разве можно верить в Него после Освенцима?
Как же это сейчас по-человечески понятно.
Но именно — по-человечески, нашим, человечьим измерением.
Если спросить меня о том же, то на сегодня — восторгов меньше.
Самообмана — меньше.
Веры — ничтожно.
А Бог ближе.
Чувствую Его. Невыносимо тяжело и легко одновременно.
Не то, что я рисовал себе много лет, а Тот Самый, от века Сущий.
И нет слов описать, ибо неописуем Он.
На все силлогизмы, вопли и вопросы Его ответ всегда один:
загляни хоть раз в свою душу, ок?
А это сложно, это самая сложная вещь на свете.
Особенно, если в ней пусто.
Но, может быть, пусто в ней потому, что война и личная боль ее очистили?
Может, Ему нужно место?

Ведь только там Он и воскресает…


Рецензии
У каждого своя дорога к Богу. Уже хорошо, когда она просто есть, когда ее ищут.
Я прошла на пару шагов дальше вас (наверное. А, может, я шла параллельным путем). В абсолютно пустой душе поселила умение искренне радоваться и доброту. И после этого туда пришел Бог. Сам... или я пустила - не знаю.
Добра вам, Дима.

Джулия Лу   07.06.2022 18:40     Заявить о нарушении
Ненависть и любовь - это где-то рядом

Дмитрий Забелин   30.07.2022 00:12   Заявить о нарушении