Торец

Никто не знает, а тот, кто когда-то знал уже не помнит, такого местечкового термина,  или топонима, как «торец». Это родилось в нашем городе, пожило недолго,  и там же тихо умерло.
-Куда ? - спросит, например, один совершеннолетний гражданин другого.
-В торец. Уже дают.
В нашем городе не было цирка, не было зоопарка, не было драматического театра, но был торец, который по зрелищности с лихвой перекрывал и первое, и второе, и третье.  Он находился прямо под моим балконом, в доме напротив, метрах в 15 от нашего подъезда. Это был обыкновенный вино-водочный магазин, встроенный в торцовую часть жилой пятиэтажки. Потихоньку весь город, оба его берега, с пригородами, стал называть все вино-водочный «торцами», даже те, которые ни в каких торцах, никаких домов не располагались. Многие не задумывались об этимологии этого названия, и понятие не имели, что где-то есть первообраз, тот самый изначальный торец. А  он был. Я выходил на балкон, и в назначенный час начиналось сказочное представление. Я видел гладиаторские бои, каких не видели в древнем Риме, я видел трагедии, до которых не додумался и сам  Шекспир. В очереди за водкой люди дрались, смеялись, обнимались, и плакали неподдельными слезами, если кто-то, пробираясь с драгоценной бутылкой через толпу, уже на выходе, ронял ее, и огненная вода , вперемешку со стеклом растекались по асфальту, люди в очереди на минуту умолкали, переставали драться, смеяться, обниматься. Такого единения в горе я не видел даже в минуты  общенационального траура. Если меня спросят любил ли я в детстве театр, и часто ли его посещал, то я отвечу утвердительно. Это был самый зрелищный, самый правдивый театр. Если бы рядом со мной на балконе сидел великий Станиславский, то он верил бы каждому актеру и каждому статисту. Говорят, что животные настолько органичны, что рядом с ними нельзя играть, они все равно переиграют. Люди возле торца могли переиграть любое животное. Так я полюбил театр.


Рецензии