Уроки игры на шестиструнной гитаре

    Волосы на Витькиной голове выпадали клочками, и поэтому он носил дурацкую голубую кепку -жокейку. Но какую-то не взрослую, а из тех, что продавались в Детском мире. Он  конечно мог бы постричься налысо, но лысыми в то время ходили исключительно зеки.

 Витька едет на своем огромном «Урале», с перекладиной, как на  дамских великах.
-Лысый! - зачем-то крикнул я, когда Витька проезжал мимо меня.
Он остановился и без долгих церемоний набросился на меня с кулаками. Я никогда не был хорошим бойцом, поэтому вскоре  пожалел и о том нелепом выкрике, и о том, что вообще обратил на него внимание. Фамилия у Витьки была Кузеев. Он болел какой-то нехорошей болезнью, из-за которой уже во второй раз оставался на второй год. Когда на школьной линейке я увидел его в той же голубой кепке, там, где выстроился наш класс, то я не  сильно удивился. Учился он плохо, можно сказать не учился совсем. В этом мы с ним были похожи. Неожиданно обнаружилось еще одно сходство — мы оба любили гитару. Правда я совсем не умел играть, а он знал множество аккордов, и великодушно брался меня научить. После школы мы шли к нему домой, он брал гитару, тетрадь в клетку, и начинал урок. Он был абсолютником. То есть музыкального слуха у Витьки не было абсолютно, и  поэтому настраивал гитару он очень своеобразно. Я ни у кого, и никогда в жизни не видел такого простого, и одновременно экстравагантного способа настройки гитары . Однажды  кто-то знающий настроил Витькину гитару так, как положено. Витька сообразил, что повторить настройку, по причине проблем со слухом у него вряд ли получится, поэтому подошел к проблеме с инженерной точки зрения. Он взял зубило, молоток, и просто выбил отметки на струнах, непосредственно напротив пятого лада. Когда отметка на струне отползала от лада, он просто крутил колок и возвращал ее обратно.

-Это маленькая звездочка, - говорил Витька, и ставил пальцы на гриф желтой, обшарпанной гитары, произведенной из лучшей советской фанеры на фабрике имени Луначарского, с воткнутым простым карандашом под накладкой грифа. Гитары фабрики Луначарского отличались тем, что под натяжением струн всегда хотели сложиться пополам. Такая была особенность конструкции. Карандаш просто не давал грифу упереться в деку, и фиксировал высоту струн 
-А это маленькая звездочка,- говорил Витька.
В его тетради были вычерчены схемы. Был еще аккорд в виде лесенки, и самое трудное - раскаряка - баррэ. А потом он научил меня играть песню «Кто тебя выдумал, звездная страна». Я ночью, не включая света, сидел  на своей кухне, и с трудом переставляя аккорды шепотом пел: « Кто тебя выдумал, звездная страна. Снится мне издавна, снится мне она..» Это было настоящее волшебство. Я до кровавых волдырей  стер все пальцы, но не чувствуя боли все повторял, как завороженный, одни и те же аккорды и слова куплета.

Гитара помогла мне окончательно добить успеваемость в школе. Мне в какой-то мере помогали мои художественные навыки- я умел  без следов, лезвием, срезать в дневнике плохие отметки, и рисовать новые, получше. Но и удаление колов из дневника и вырывание листов не спасло меня. Однажды мать решительно вошла в мою комнату, отняла у меня гитару, и в сердцах кинула ее на пол. Гитара печально и громко сказала: Бррынь, и от нее отвалилась задняя дека. Я сильно разозлился, и в тот же день порвал добрый десяток журналов «Цветоводство». 

Гитару склеили, за журналы я попросил прощения, но чувство вины у меня осталось до сих пор. Гитаристы не должны быть злыми, иначе они - хреновые гитаристы.


Рецензии