Удочки

Наш командир дивизиона и замполит были заядлыми рыбаками, и, как мы с удивлением узнали, даже выполнять интернациональный долг, они отправились с удочками.
  Теперь я понимаю, что это было очень спортивно, поскольку в Афгане, особо никто не заморачивался снастью - просто бросали гранату, а танкисты и вовсе - стреляли в воду, а потом вылавливали, что всплывет.
   Был обычный лагерный денек, как и всегда между операциями –  утренний развод, до обеда обслуживали технику, потом час отдыха. Ну, и потом опять какие-то работы, ну и вечером личное время.  Собственно, темнело рано, и если кино не показывали, то делать особо было нечего – косяк, болтовня, чай, пожалуй и  все.
   В обед у кунга командира дивизиона(он ласково его звал будкой), мы заметили здоровенного майора-десантника, то ли друг, то ли земляк нашего комдива. Третьим был замполит и было видно, что все трое уже заметно веселые. У десантника рожа была кирпичного цвета, плюс загар, дома бы его не узнали, однозначно.
  Ну, забухал командир дивизиона,  делов-то. Такое и раньше бывало.
  Кстати, безошибочной  приметой алкогольного отравления нашего майора были носки и подтяжки.
 Да-да, он выходил к солдатам босой  и в одних галифе. Как правило, он был весьма любезен  и весел,  заводил с солдатами  просветительские беседы, до которых и трезвым был весьма охоч.  Послушать его приходили и из соседних подразделений.
  Несколько месяцев назад мы так же пришли  на заготовку. Это был из тех лютых, нестерпимо жарких дней в середине лета. Все заготовщики сидят в ряд на своих термобаках. Перед ними  стоит командир дивизиона, в подтяжках…
 В носках и с лопатой в руке. Мы осторожно приближаемся, делая вид, что совсем по другому делу.
- Так,  бойцы, стоять!  Вы откуда такие?-  Командир дивизиона явно нас не узнает.
- Мы с первой батареи, на заготовку пришли, товарищ майор! бодро отвечаем мы.
-Хохляцкие песни знаете?
- Никак нет, товарищ майор! 
- Садитесь  к остальным, сейчас будем  петь! А кто не будет, того я буду п…здить лопатой!  - и выразительно постукивает лопатой об землю.
Комдив явно был  в хорошем настроении.
- Рядовой Пилипенко! –
-Я!
 - Пой!
Пилипенко поет « Дывлюсь я на нiбо»,   комдив, мечтательно улыбаясь, помахивает в такт лопатой. Мы старательно подвываем, чтобы не расстраивать командира, но, в целом только портим хорошее пение Пилипенко.
И тут на сцене появляются два   огнеметчика с бачками. Ни за что не догадаетесь – это были якуты. Каким ветром их занесло с края земли в адское  это пекло,  непонятно.
-Вы   кто такие? -закричал командир дивизиона.
-Мы солдаты!
-А по нации?  Киргизы наверное? 
 - Нет, якуты мы…
  Командир дивизиона опешил,  но, раз уж беседа завязалось, задает следующий  вопрос « Вы это…»  И тут, видимо, пришло понимание, что про «хохляцкие»  песни спрашивать бесполезно .
- Вы это… е…алом  щелкать умеете? Якуты в растерянности молчат. 
-За обедом пришли, е…алом щелкать никак нельзя!
  Положение спас начальник штаба,  увел упирающегося майора к будке. Там стоял багровый замполит,  он  и был  причиной переполоха – представлялся по случаю возвращения из отпуска.
   Однако, мы  отвлеклись. После обеда, буквально за час до вечернего развода, нас, с  приятелем моим , Куандыковым, ставят в наряд. Неприятно, но, не особо обременительно, один нюанс – за час до развода непросто подготовиться, а нужно было постираться. К реке мы уже не успевали и решили пойти на ручей, прямо за расположением. А там командир дивизиона, замполит и десантник майор ловят рыбу. Не успели спрятаться, он нас заметил
– Куда идете, не ...уй тут стираться, глядь, всю рыбу распугаете, идите на ...уй отсюдова. Стирайтесь в реке!
   -Ладно- мы думаем,-товарищ майор. Половишь ты сейчас рыбку….
   И вроде, как уходим, а сами, пригнувшись, обходим рыбаков и стираемся выше по течению. Не было в ручье рыбы, а мы ее еще и распугали хозяйственным мылом. Дальше все прошло тихо, развод, ужин. Командиров уже больше не видели, видно, они видимо,  в будке улов делили.
Командир дивизиона и замполит, расстроенные плохим уловом, вечером ужрались брагой окончательно. Майор десантник ушел, хрен ты артиллеристов перепьешь, а отцы наши, командиры, стали обсуждать вопросы стратегического планирования. Предполагаю.
  И в районе нуля часов дверь командирской будки была выбита страшным ударом – это тельце комдива ее снесло на лету.
Надо сказать, что командир дивизиона, а  им обоим было по 36 лет, был небольшого роста, очень подтянутый, сухой, и имел лучшие в полку результаты по физо. А замполит наоборот – здоровенный,  краснолицый,  грузный дядька с пузом.
 И вот, после могучего удара замполита, командир выбил спиной дверь, пролетел над ступеньками и упал под полевую кухню. Следом, грузно ступая, развивал наступление замполит. Командир дивизиона, как напружиненный выскочил испод кухни и ударил замполита в глаз.
-Бл…дь!– замполит с криком приложил к глазу алюминиевую тарелку, и это было ошибкой.
Комдив провел прямой правой в тарелку и ответным ударом был сбит опять под кухню.
  На этой высокой ноте их разняли солдаты взвода матобеспечения. Рассказывали, разъяренный замполит побежал собрать офицеров метелить командира дивизиона, но, продолжения не было.
      Неделю, дивизион служил без командиров, то есть, все приказы передавались через посыльного, а затем два майора вышли к строю в темных очках. Но, даже через неделю очки ничего не скрывали. У командира было по бланшу под каждым глазом, а у замполита один, но, во всю щеку – от тарелки. Надо сказать, они не таили друг на друга зла, и уже в ту же ночь помирились и бухали дальше. Начальник артиллерии, говорят, очень смеялся. Не знаю уж, что сказал комбриг, но, думаю, не одобрил.

Казалось бы, причем тут удочки?
Да ни при чем, пить меньше надо, даже если советский офицер.


Рецензии
Всему верю, Андрей!
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   14.06.2022 18:23     Заявить о нарушении
Благодарю за отклик, Владимир!
С уважением, Андрей

Андрей Полторацкий   15.06.2022 11:03   Заявить о нарушении