Ейсихай - 2. Улица Ада

Голоса родителей вытянули из черного омута. Снова ругаются до криков. Я с опаской приподнялся на кровати и принялся искать плывущие тени в освещенной солнечным светом комнате. Ничего. Проверил состояние Крастора. Ничего. Сайта не было. Белый экран. Не веря сонным глазам, вчитывался в каждую букву адресной строки. Ошибки нет, все верно. Вспомнились слова одноклассников, что после выпуска ничего не изменится и мы навсегда останемся друзьями. Предатели.

В попытке успокоить нервы, погрузился в учебу. По вечерам изматывал себя настолько, что уже не оставалось сил на размышления о Доходяге, высотке или уплывающих бревнах. Незаметно получил автоматы по грядущим зачетам. Остались только июньские экзамены. И пустота.

После субботних занятий, первым делом проверил состояние Крастора, точнее убедился в его прежнем отсутствии. Вот уже неделю вместо оживленного сайта меня встречал белый экран. Звонок провайдеру о превышении времени ожидания трассировки ничего не дал, мне сказали - они лишь предоставляют доступ к серверу, а все вопросы нужно задавать непосредственно администраторам.

Единственный админ, с которым у меня была связь ВКонтакте, не читал мои сообщения, хотя в онлайне бывал регулярно. С Тсугой общался только через Стим, но под новый год мой аккаунт украли. Хоть доступ к своей учетной записи удалось вернуть, вся информация, кроме игр, оказалась удалена. А с прочими модераторами вне нашего сайта вовсе не общался. Не было необходимости. Крастор казался вечным.

Уже неделю снится один и тот же кошмар. Рассказав о сне и новостном сюжете одногруппнику, он лишь посмеялся и позавидовал моей фантазии. Фантазии, да? Но то сообщение было реальностью. По вечерам тщетно листал популярные городские сайты и соцсети с целью найти хоть какие-нибудь подробности несчастного случая. Может действительно совпадение, а дальше на придумывал?

На глаза попала новость о завтрашнем митинге. Может стоит сходить чтобы развеять сомнения и спросить Волну лично? Вдруг она знает как с другими модераторами связаться, хотя это маловероятно, но все же. Это при условии, что она сама на него пойдет, а то агитацию делать передумала или ей все-таки ответил какой-то из админов?

Организм настойчиво требовал отдыха, но выспаться не получалось. Стоило закрыть глаза, в голове возникал образ набережной, и я возвращался в тот самый вечер. Порыв прохладного ветра сменился звоном будильника. Заварил черный Нилгири, проверил белый лист, после чего достал упаковку кексов и сел завтракать. На ветке за окном ютились воробьи.

Ближе к одиннадцати сел в автобус, проехал мост, театральную площадь и оказался в историческом центре города. За окном мелькнула статуя Ленина, венчающая вход Технологического университета. Управление полиции по контролю за оборотом наркотиков. А следом начинался квартал красных фонарей - район бурлящей ночной жизни. Удивительное соседство.

По словам одногруппников, здесь можно насладиться вечерним спектаклем прекрасных актеров и роскошным интерьером театра Пушкина, перебежать дорогу и выпить пару стаканов эля или чего покрепче в баре на выбор, а после зайти за угол и оказаться в ночном клубе, где с сексуальными ласками могут встретить очаровательные девушки. Но только если в кошельке есть деньги. Что же творится за красными шторами окон вторых этажей стоит только догадываться.

Улыбающийся памятник солнечного художника с вечно раскрытым зонтиком и неизменно натертым носом проплыл мимо окон, сообщая о необходимости выходить на следующей остановке. В ближайшем киоске купил мороженное со вкусом киви и направился в сторону площади Революции. До начала митинга еще полчаса.

В центре площади толпились люди, меж которых сновали репортеры с камерами, уличные торговцы, девушки из проката лошадей и пони. Поглощая освежающее лакомство, я пристально всматривался в одежду прохожих.

- Уходи! Слышишь, уходи от сюда, живо! - Послышался настойчивый возглас, после чего меня одернули за запястье. Волна в своей желтой толстовке была явно рассержена. - Проваливай! Иди домой, в гости, куда угодно, хоть в парк! - Не понимая причин происходящего, я отступил под неожиданной атакой. - Они могут быть здесь, в толпе. Поэтому не влезай и уходи.

- Кто они? - Сказав первое что пришло в голову, я с сожалением глянул на упавшие на брусчатку остатки мороженного.

- Нет, неважно. Понял? Неважно.

- С виду как раз наоборот. Что происходит?

- Нет. Проклятье. - Она бегло осмотрелась по сторонам. - Если предложу встретиться чуть позже в другом месте, ты согласишься сейчас уйти? - Вцепившись руками в мои предплечья она настойчиво смотрела на меня.

- Ладно, хорошо. - Отпустив, она сняла со спины черный рюкзачок, написала на случайной странице извлеченного блокнота место встречи и вырвала лист. - Эй, погоди. Телефон свой напиши. - Скривив лицо, она дописала одиннадцать цифр. Странная. В ее действиях читается твердая убежденность. Только понять бы в чем именно. Неужели надумала снять розыгрыш с моим участием?

- Вот. Пока. - После чего она накинула рюкзак на одно плечо и ее пальцы исчезли внутри черных манжет.

"Бар Ветропыльск. В три часа." Далее телефон. Бар? Неужели она пить собралась? С другой стороны, так даже лучше, не придется выслушивать длинные речи зоозащитников встревоженных возможным отстрелом бродячих стай.

Последние полгода сюжеты о бездомных псах не сходят с повестки новостей. Как говорят по телевизору: их ловят, чипируют и отпускают обратно. Стаи растут, а приюты закрываются из-за нехватки денег. С туманной формулировкой изменения законодательства чиновники перед телекамерами разводят руками.

За площадью расположен Центральный парк - кусочек обжитой тайги в сердце города. Я сохранил в телефон номер Волны и через главную аллею направился в сторону левобережной набережной, откуда доносились жизнерадостные ритмы сальсы. Судя по баннерам, сегодня в час дня клуб Сантьяго проводит чемпионат по танцам под открытым небом. На сцене у самой воды уже разминались разодетые пары, а вокруг на длинных деревянных скамьях собирались зрители.

Досмотрев выступления первых номеров, моя голова начала изнывать от латинской музыки, недосыпа и солнцепека. Лето еще не наступило, а находиться под открытым небом уже тяжело. Бесцельно шагая по набережной, остановился в тени елей, наблюдая за гидроскутерами на реке, один из которых начал крутить сальто.

Часы показывали чуть больше двух часов, когда я свернул с берега и направился искать указанный бар. Судя по карте, он располагался в том самом районе красных фонарей. Миновал арку позволяющую пройти во двор старинного дома и почти сразу нашел вывеску "Ветропыльск" висевшую у неприметной лестницы ведущей в подвал.

В воздухе клубился крепкий запах табака. Немногочисленные посетители выпивали за массивными деревянными столами. Стены и потолок из необлицованного красного кирпича. В дальнем углу хрипло звучал патефон.

Ветер ветку клонит, мое сердечко стонет, как осенний лист дрожит...

В конце зала барная стойка и стеллаж с декоративными старинными бутылками и книгами. Свернув направо, очутился в кирпичном тоннеле. Полукруглый потолок тяжело свисал над головой, заставлял невольно пригибаться. По обе стороны располагались проходы в небольшие свободные комнаты для компаний, желающих уединения. Волна еще не подошла.

Слева от барной стойки - туалет, вешалка и закрытая дверь для персонала. По другую сторону зала располагалась сцена, на краю которой сидела средних лет женщина. Она молча указала на меню, лежавшее на свободном столике. На стенах висели фотографии Красноярска конца девятнадцатого - начала двадцатого века. Чем больше в них всматривался, тем больше знакомых мест узнавал. Похоже правый берег тогда был мало заселен.

- Зря явился. - Послышался голос Волны. Позади нее шел мужик с огромным, как два меня, животом и аккуратно стриженой черной треугольной бородой. Он подошел вплотную и протянул широченную ладонь: - Моранг. Будем знакомы. - Так вот он какой наш модератор фильмов. Человек с двумя детьми, посвятивший свободное время кинематографу. Я предполагал, что он намного старше, но никак не мог предположить, что настолько. На вид все пятьдесят. Что он здесь делает?

Волна взяла меню, и мы прошли в одну из пустых комнат.

- Ну, заметил кого-нибудь подозрительного? - Обратилась она к Морангу, когда мы уселись за стол.

- Нет.

- Уверен?

- Может позвонишь в полицию? - Глубокий бас Моранга эхом отражался от терракотовых стен маленького помещения.

- Нельзя. Точнее, они лишь высмеют меня. Никто не воспримет одни лишь слова в серьез.

- Прямо говоря, сам не верю твоим бредням.

- А что происходит то? - На меня уставилось четыре злобных глаза.

- Убили. Их убили. - Поставив руки на стол, Волна немного пристала, наклонилась ко мне и понизила голос. - Они не сами сделали прыжок веры на асфальт. За ними пришли. Вот что страшно.

- Пришли за Скаем и Чорином?

- Да. Тсуга был с ними. Тем утром он писал, что их убили. Но его сообщения удалили. Я несколько раз их продублировала, но мои сообщения тоже были удалены, а затем весь Крастор обнулили. Теперь мне кажется, что за мной следят. - Скрестив руки на груди, она уселась обратно и поежилась.

- Кто следит?

- Не знаю! Но это очень, очень страшно, когда буквально чувствуешь на себе чужой пристальный взгляд.

- Больше смахивает на манию преследовани...

- Нет! - Перебив меня, она огляделась по сторонам. - У Тсуги тоже самое.

- Где он? - Почесывая пузо спросил Моранг.

- Сказал, что придет. - Переведя взгляд на меня Волна продолжила. - Вот почему я позвала Моранга помочь мне найти их.

- Кого? Убийц?

- Не знаю. Ничего не знаю. Именно поэтому назначила здесь встречу с Тсугой и не только. - Волна посмотрела на Моранга, а затем обвела взглядом стены. - Тихое укромное место, без окон и посторонних глаз.

- Интересное местечко. - Моранг проверял на прочность свой стул, откидываясь назад.

- Сама здесь впервые, его рекомендовали на Красторе. Ветропыльск - старинное название Красноярска. Или что-то в этом роде.

- На митинг шел, так что все равно. - Сообщил мне Моранг, рассматривая меню. - Подыграл ей немного.

- Коллега называется. - Упрекнула Волна.

- Расслабься. Во, здесь крафтовое пиво продают. Вам что-нибудь заказать? - Не дождавшись ответов, он приподнялся и вышел в коридор.

- Я-то как помешал тебе на площади?

- Да никак! Безопасности ради твоей же старалась. Они могут и за тобой начать следить.

- А Моранг?

- Что с ним?

- Безопасность и все такое.

- Да ты видел какой он огромный? А еще невероятно вредный, каждый день в мой раздел без спроса лез и портил оформление. Так что если с ним что-нибудь случиться, то он сам виноват, я его заранее предупредила.
Моранг не возвращался и похоже ушел домой. Волна безвылазно зависала в телефоне.
Костер потухает, ночь уж подходит к концу. Звезды бледнее мерцают, птички затихли в лесу…

- Долго нам тут ждать? - Интересно будет послушать Тсугу.
Подскочив, Волна быстрым шагом направилась к выходу. Не зная, что делать, последовал за ней.

- Проклятье. - Волна нажала повторный вызов последнего контакта. - Моранг отключил телефон. Вне зоны доступа или выключен. Но мы в центре города, правда же он мог захотеть вот именно сейчас вырубить свой сотовый? - Волна с силой хлопнула входной деревянной дверью. - Что здесь твориться? Ничего не понимаю.

- А Тсуга где? Может ты его не так поняла и все напридумывала?

- Нет - Быстро двигая пальцами по экрану и шевеля губами, Волна переписывалась в Вотсапе. - Он не придет. Написал подходить к нему. Ты знаешь где улица Ада? - Повернув экран ко мне, Волна показала адрес присланный в сообщении.

- Это недалеко, только спроси номер подъезда. - Я посмотрел точное расположение в телефоне. - В том доме их четырнадцать.

- Хорошо.

- До обнуления успела только у них двоих номера узнать. - Пояснила Волна, пока шла за мной по тротуару. Остальное время молчала, словно уйдя в свой внутренний мир, скрытый ото всех большим желтым капюшоном. Оставлять ее сейчас одну в таком взвинченном состоянии не лучшая идея, к тому же уж очень интересно, чего такого страшного написал ей Тсуга. А вдруг он знает, когда сайт восстановится?

Войдя в девятый подъезд, мы поднялись на седьмой этаж, после чего Волна сказала стоять около лифта бесшумно, словно меня здесь нет. Не успел начать возмущаться, как она продолжила: - Тсуга не должен узнать о твоем присутствии, иначе откажется говорить. - С серьезным видом, она прислонила указательный палец к губам. Взволнованный от странности ее поведения, кивнул, наблюдая как она поднимается по лестнице выше. Надо мной послышался щелчок и шорохи.

- Одна? - Прозвучал несомненно голос Тсуги.

- Да, Моранг тебя не дождался и ушел. А что это? Кошмар...

- Не обращай внимания. - После грубого ответа возникла пауза. - Это не телефонный разговор. - Дверь закрылась, и они оба спустились на лестничную площадку между этажами. - В мессенджерах тоже не пиши больше, все сообщения читают. - Тсуга говорил очень тихо поэтому я буквально прижался к углу ведущему на лестницу, еще б чуть-чуть и меня было уже видно.

- Вы ведь были давно знакомы?

- Одноклассники, учились в одном лицее. Они поступили в Аэрокос, я пошел в СФУ. Почти год не виделись. - Тсуга чиркнул зажигалкой, потянуло сигаретой.

- Что происходило после того, как я ушла?

- Примерно через полчаса после тебя ушел Зарк, а сразу после него минут на десять заезжал Моранг.

- Что? Он приезжал? - Голос волны пролетел по лестнице вниз.

- Потише. Да, сказал, раз админов нет, то он поехал обратно на работу, а следом за ним ушла Милена.

- А вы не захотели расходиться?

- Мы? Такая встреча, только начали. Пошли в ближайший бар, но там Дерен прицепился к девице, поднялась ругань, нас выгнали. Дерен вызвал себе такси, а мы - обратно на набережную. Почти прошли сквер, когда на нас налетела банда яйцеголовых, все бритые под ноль. Из-за той девушки или еще чего. Кто-то распылил перцовый балончик, и мы рванули в ближайший подъезд. Когда глаза отошли, увидели, что Чорин чудом сберег пакет пива.

- На набережную больше не возвращались?

- Нет. Поднялись на последний этаж, сломали замок, залезли на крышу. Выпили. Сверху улицы казались пустыми, под домом тоже никого. Я решил сходить за водкой.

- А что произошло после?

- Сам хочу знать. Когда возвращался с магаза, услышал со стороны крыши крики, поднял глаза, а там вспышки света. Побежал ко входу, в подъезд и сразу на верх. Никого. Где мы сидели, все бутылки разбиты, Ская и Чорина нигде нет. Я начал их звать, но крыша плоская, спрятаться негде. Подумал они спустились отлить, пока я поднимался на лифте. Подождал, но они не возвращались. - Тсуга зажег еще одну сигарету.

- Когда спустился на улицу, увидел полицию. Около стены дома уже толпа собралась. На асфальте лежал Скай, а рядом Чорин. Я их только по обрывкам одежды узнал. - Волна что-то хотела спросить, но ее голос пропал, издав лишь набор звуков.

- Ты видела в сети видео жертв падений с высоты? Я за последние дни просмотрел уже сотни и везде расколотый череп, сломанные руки, ноги, редко что-то больше. Но их... Их разворотило так, словно пропустили через мясорубку. Буквально недавно мы выпивали, а теперь я смотрю на их размотанные по асфальту кишки и торчащие из кровавого месива кости.

- Это тяжело. Увидеть подобное. Хотел отвернуться, поднял голову вверх, где увидел силуэты на крыше. Яйцеголовые. Мне показалось, что они смотрят прямо на меня, что я следующий. Я побежал. Казалось, стоит только на миг остановиться и меня схватят либо они, либо полиция.

- По возвращении домой, опустошил купленную бутылку залпом и вырубился. Все казалось дурным сном, пока не увидел новости. Значит и преследовавшие меня по улицам силуэты не приснились. Теперь они знают, где я живу.

- Бред какой-то. - Послышался едва уловимый голос Волны.

- Бред? - Тсуга резко повысил голос. - Ты видела последние новости? Вот где бред. Они ничего не принимали, не стали бы, я-то знаю, а их уже наркоманами заклеймили, спрыгнувшими в галлюциногенном трипе.

- Что? Не читала? Тогда зачем меня расспросами завалила? - Последовала пауза. - Больше не лезь ко мне. Все понятно? Родители сказали мне сидеть дома, пока они во всем не разберутся.

- Они что у тебя сле… - Голос волны на секунду пропал. - ...дователи?

- Выше. Как только этих ублюдков повяжут, я тебе сообщу. Поняла? Не лезь больше.

- Буду ждать сообщений.

- Пока. - Тсуга поднялся к себе и шумно захлопнул деверь. Волна еще с минуту стояла неподвижно, затем медленно спустилась ко мне на этаж.

- Слышал? - В уголках ее глаз проступили слезы. Не дожидаясь ответа, она отвернулась и быстрыми шагами направилась вниз по лестнице. - Тебе куда? - Спросил тихий голос из-под капюшона.

- На правый.

- Тоже. - Покинув подъезд Волна решительными шагами направилась вдоль улицы.

- Театральная в другой стороне. - Она остановилась, молча развернулась и, посмотрев в какую сторону я начал указывать, зашагала к остановке.

- Ты его видел? – Ее голос дрожал.

- Как я мог видеть стоя этажом ниже? - Следуя позади Волны по узкому тротуару, мне пришлось перекрикивать громкий шум автомобилей.

- Не знаю. - Она слегка помахала головой в стороны. - Как-нибудь.

- А что с ним? - Но ответа не последовало. Не поднимая головы, она неотрывно смотрела себе под ноги, возможно вовсе не расслышала. Раз за разом мысленно прокручивая слова Тсуги, не мог понять - сговорились ли они, разыгрывая спектакль или все это чистая правда. Достал телефон и полистал новости.

Новые подробности падения студентов с крыши жилого многоэтажного дома. В пресс-службе регионального следственного комитета заявили, что погибшие в результате несчастного случая молодые люди страдали наркотической зависимостью. Анализы крови показали, что непосредственно перед трагедией они приняли дозу синтетического галлюциногенного наркотика и могли не заметить ограждения крыши. На одежде погибших также были обнаружены следы порошкообразного вещества. Таким образом, еще предстоит выяснить каким образом оно могло быть приобретено и...

- Он вышел в футболке и шортах. - Послышался тихий голос, как только мы подошли к светофору. - Его ноги ниже колен и ладони перебинтованы. Просвечивали кровавые пятна. И лицо, - Сделав паузу она продолжила. - Оно все в порезах и ссадинах. Он говорил, что на них набросилась банда, но это не похоже на последствия ударов.

- Отделался бы синяками. - Запищавший светофор сообщал о переключении на зеленый.

- Да. Когда увидела его, все заготовленные вопросы повылетали из головы. Даже забыла включить диктофон.

- Неужели он всю дорогу от торгового до дома бежал? - Я прикинул расстояние. - Это километров десять.

Достигнув остановки, мы остановились и Волна, достав телефон, быстро нашла прочитанную мной новость. - Не могу поверить.

- Возможно наркотики подложили, чтобы быстрее закрыть дело. - Вспоминая криминальные телесериалы из детства, где подобные истории не были редкостью, я задумался о влиянии телевидения и соцсетей на жестокость. Бигбен показывал почти четыре. Оглянувшись в сторону института, в памяти всплыли упоминания одногруппника о подорожании популярного наркотика, который стало трудно достать.

- Поехали на торговый? - Воскликнула Волна, увидев сорок третий автобус. - Осмотрим место происшествия. - Ухватив за руку, она потянула меня внутрь салона и сразу направилась к свободным местам около водителя. От неожиданности, я не стал сопротивляться и последовал за ней. Автобус все равно едет в сторону дома. Поглядывая на оживившуюся Волну, пытался разгадать ее намерения. То она прогоняет, то наоборот зовет с собой.

- Думал, ты уже была там. - Захлопнув двери, автобус начал набирать скорость, въезжая на мост.

- Пыталась. Два раза пыталась. - Смотря в окно, она говорила уже куда более уверенным голосом, чем несколько минут назад. 

- И?

- Я не знала, как именно все произошло.

- Это так важно?

- Да. - Она пристально посмотрела мне в лицо. - А еще.

- Что еще?

- Одной страшно. Невыносимо страшно. Вдруг они там поджидают. Приду одна и меня сцапают.

- Сцапают те, кто следит за тобой и Тсугой?

- Именно.

- Ты ведь видела в каком он состоянии. Тсуга покрепче меня будет.

- Да хватит, и так тяжело. Тогда была ночь, сейчас - день. Или сам испугался и решил свалить?

- Я вообще не помню, чтобы подписывался тебя сопровождать.

- Смерти моей желаешь? Праздничек решил устроить.

- Да как тебе подобное в голову лезет.

- Ну тогда поехали. Потому как даже сейчас чувствую, что за мной наблюдают.

- В полупустом то автобусе?

- Вот именно, от этого страшнее всего. - Она демонстративно отвернулась к окну, показывая, что диалог окончен.

Обойдя торговый центр, мы направились к кирпичной высотке у берега, где залитый асфальтом двор плотно заставлен припаркованными автомобилями. Смотреть было не на что, поэтому я наблюдал, как Волна с умным видом ходит между машинами, словно выискивая упавшую и укатившуюся мелочь.

- Пошли, а то за воришек примут.

- Да, конечно. - Оторвав взгляд от земли, она направилась к кирпичным ступеням, ведущим ко входу в подъезд.

- Ты куда?

- На крышу. Очевидно, что самое интересное на верху. Или будешь ждать здесь?

- Хочешь, чтобы тебя там сцапали?

- Ну, все! Идем вместе. Решено.

Затаив дыхание и молча переглядываясь, мы поднимались в узком лифте на девятый этаж. Задрожавшая кабина остановилась и высадила нас в коридоре, где свернув на право, мы подошли к металлической лестнице ведущей к люку в потолке. На его петлях висел массивный амбарный замок, а рядом приклеена бумажка с нанесенными на нее печатями и подписями. Опечатано. Подергав замок, Волна выругалась.

- Крепкий повесили. Такой не сломаем.

- Может людей на этаже поспрашиваешь? Вдруг что новое расскажут.

- Не расскажут. Вчера они полицией мне пригрозили, если снова буду здесь ошиваться.

- Снова? Ты говорила, что тебе страшно сюда одной приезжать.

- Я два раза пыталась взломать замок. Еще вчера висел кодовый. Простой на тысячу комбинаций. А сегодня они его сменили.

- Провал. - Произнесла она сквозь зубы, когда мы спускались на первый этаж.

- По домам? - Молча кивнув мне в ответ, она направилась обратно на остановку.
Заходя в переполненный девяносто пятый автобус, я увидел входящую следом Волну. Стоя совсем рядом, она словно находилась совершенно в ином месте. На мои слова прощания никак не отреагировала.

Дверцы раскрываются прямо за моей спиной. Я оборачиваюсь и вижу ухмыляющуюся банду Яйцеголовых. У них нет ни рта, ни ушей, ни носа. Только один небрежно нарисованный глаз с кошачьим зрачком по центру. Схватив за шею, они затаскивают меня в кабину, и мы вместе едем на верхние этажи, а затем все выше и выше. Тревожное ожидание крыши перерастает в панику, я не могу пошевелиться. Кажется, мы уже давно должны остановиться, но продолжаем движение. Лампа моргает и затухнет. Абсолютная тьма. Расслабляю ладони и развожу руками, никого нет. Один в черной бездне. Холод, сырость, запах гнили. Нагибаюсь, ощупываю липкий пол. Тонкий луч света режет глаза, и я ухватываюсь за него изо всех сил.

Звонок телефона пробудил меня по среди ночи. Волна.

- Смотрел? Ты их уже посмотрел?

- Что? Ты видела какой сейчас час?

- Как раз поэтому звоню.

- Сказать время? - Повернув голову, посмотрел на часы, показывающие почти три часа.

- Что? Нет, конечно, нет! Как ты вообще мог так подумать. Короче, ты видел фотографии в Вайбере?

- Нет, а что там?

- Так посмотри. Прямо сейчас. Это срочно. Перезвоню через две минуты. - После чего связь оборвалась. Полусонными глазами нашел фиолетовую иконку, рядом с которой горела цифра четыре, говорящая о количестве пропущенных сообщений.

Раскрыв диалог, начатый Волной, увидел только темные фотографии. На первой были черные круги разных диаметров на желто-сером фоне. На второй темно синяя стена. На следующей заправка 29 Часов на фоне двух высоток. На последней сфотографирован железнодорожный переход и рельсы.

- Очень красивые фотографии, хоть в рамочку вешай. Скоро профессионалом станешь.

- Сказал в трубку, как только Волна перезвонила.

- Нет. Как. Да как тебе такое в голову приходит?!

- Я вообще не понимаю, зачем ты меня разбудила.

- Тсуга, это все Тсуга фотографировал и мне отправлял!

- Тсуга? Когда?

- Сейчас. - Вздохнув, она добавила. - В течении последнего получаса.

- Зачем? Он же из дома не хотел выходить.

- В том то и дело. Я увидела от него сообщение, а там фото. Спросила, что это, в ответ он прислал еще одно. А потом еще и еще. Мне кажется, он шел по улице и фотографировал все подряд. Я спрашивала, но он ничего не отвечал. Тогда позвонила ему, но телефон оказался недоступен и с того момента новых сообщений больше нет. Тишина.

- Странно.

- Странно? Я уже с ума схожу. Что это за фотографии, зачем он их прислал? Что мне делать?

- Может Тсуга снова напился и по ошибке их отправил? А сейчас уже спать завалился.

Волна громко выругалась в трубку и завершила звонок.


Рецензии
Но пионер расправил смело плечи,
И улыбкою шагает на расстрел...
Кого-то фюрер отправляет в печи,
Кого-то поразил фашист из стрел!

Павел Иванович Рыбаченко   03.12.2023 10:55     Заявить о нарушении