Соавтор

  Боинг 767 заходил на посадку в Домодедово. В салоне бизнес-класса мирно спали четыре пушистых комочка. Эти чистопородные британцы лилового оттенка летели в заснеженную февральскую Москву на Международную кошачью выставку, чтобы обрести новую родину вопреки желанию. Они родились в уютном доме в Брайтоне, на самом побережье Ла-Манша. Хозяин дома, преподаватель университета Марк, его супруга, домохозяйка Роуз, и их маленькая дочь Лиз были страстными любителями кошек. Кошки считались главными правителями этого дома, а они, хозяева, скромными подданными этих вельмож. Кошки были прекрасны, Их привезли из королевского питомника, холеных и уверенных в том, что весь мир вращается вокруг их собственной оси. Кот Милорд Чарльз Уолтер и кошка Маркиза Мери Клэр  дали прекрасное потомство из 4-х прелестников. И вот эти подросшие члены королевского кошачьего клуба летели навстречу судьбе.
   Москва встретила британцев пронизывающим холодным ветром. Малыши жались друг к другу, предчувствуя  неприятные перемены в жизни. В салоне автомобиля было тепло и пахло хорошей кожей. В номере отеля котят поместили в просторный вольер, покормили и забыли на время. Оставшись одни в незнакомой обстановке, котята обследовали вольер и уснули не совсем крепким сном.
   Выставка поражала своим масштабом. Каких только кошачьих пород здесь не было представлено. Весь кошачий мир во всей красе. На любой вкус и любой кошелек. Трех кошечек купили в первый же день. И лишь только этот котенок по кличке Джокер Уандер Плюш вернулся в отель. Вольер неприятно кольнул своей опустошенностью. Сестрички уже обрели новые семьи, и только он один оказался никому не нужен. Обидно. 
   Джокер родился с истинно британским характером. Независимый, знающий себе цену, не мяукающий попусту, с чувством собственного превосходства и королевского достоинства. И такой вот красавец оказался никому не интересен. Как больно заныло от одиночества маленькое кошачье сердечко.
  Второй день выставки не принес никаких перемен. Джокер опять ночевал в вольере один.
  Третий и последний день выставки выпал на воскресенье. В павильоне было тепло, а вот за стенами разыгралась такая метель, что только редкие смельчаки могли выйти на улице. Посетителей выставки было мало, а покупателей среди них и еще меньше. Джокер уже было обрадовался, что скоро вернется в уютный брайтонский дом к своей милой семейке. Он уже видел себя бегающим по лужайке вместе с Лиз. Ах, как уже хочется домой!
   Худенькую девушку возле своего вольера Джокер сразу и не заметил. Она как-то тихо подошла и уставилась на котенка своими огромными восторженными глазами.
- Мама, мама, иди скорее сюда! Давай этого красавчика купим. Смотри, какой прелестный! Лиловый! А взгляд какой осмысленный! - щебетала девчушка.
- Этого? Нет. Какой-то он наглый! Какой-то высокомерный! Слишком важный. Нам нужен ласковый котик, а этот какой-то неласковый, - не соглашалась женщина.
- Ну, мама, я хочу этого. Это ж британец. Тем более из Англии. Он же чистокровный.
- Так дорогой какой! Зачем за кота такие деньги отдавать? А кто за ним ухаживать будет?
– Я буду. Мамочка, давай купим, я все-все дома делать буду, - пообещала самое невыполнимое девчушка.
  Женщина  стала что-то выяснять у продавцов, а девчушка смотрела на Джокера восторженным взглядом. Джокер такому повороту событий был не рад. Не о таких новых владельцах он мечтал. Ну, зачем он этим двум курицам? Ему нужно жить в апартаментах согласно происхождению и записи в метрике, а не в квартирке у этих …Правда, цена на него «кусается», может, этот фактор их отпугнет. А то вон как девчушка засмотрелась! Так что есть еще надежда вернуться на родину.
   Торг подходил к концу, когда к вольеру подошел респектабельного вида господин. Джокер напрягся. Вот он пришел, его настоящий покупатель! У такого сразу видно и дом хороший, и автомобиль приличный, и доход не чета этим малоимущим.
    Но господин не спешил покупать Джокера. Он вообще никого не хотел покупать.
- Папа, ты можешь мне добавить денег на этого котика? - законючила  девчушка.
   Вот оно как значит. Это папенька ее будет, стало быть. Интересный поворот событий. Как у такого господина такая не гламурная  дочурка? Что-то тут не так. Хотя…
    К вольеру подплыла белокурая красотка на голову выше господина, что-то промяукала, взяв под руку этого красавца, презрительным взглядом окинула  присутствующих. Господин достал портмоне, отсчитал нужную сумму и, подхватив белокурою диву, направился к выходу.
   Вот это поворот судьбы! Вместо господина Джокеру выпали эти «бюджетницы». Жалко, что кот не волк, так бы и завыл на Луну.
   Так Джокер и появился в квартире у простой учительницы Ирины Петровны и студентки  Алены. Квартирка у них была маленькая, да что там маленькая, простая малометражка  в блочной девятиэтажке. Ну и где здесь апартаменты? Как же ты убога, новая жизнь! Остается только смириться.
  Но Джокер на то и британец, чтоб в любых условиях адаптироваться и извлечь для себя выгоду и комфорт. Прежде всего этим «курицам» надо дать понять, кто в доме господин. Я -Величество, а вы - верноподданные. И не иначе. А то начнется бардак. Спать я буду здесь, миски поставьте здесь, а лоток - сюда. И не забудьте, что лоток желательно  менять ежедневно, про «шведский» стол не забываем и вода, чтоб в миске была  родниковая. На руки меня не брать, гладить редко. Все эти «тюти-мути» для Барсиков. Что еще? Громких звуков не издавать, ночью передвигаться осторожно. Вдруг я отдыхаю на паркете. Для начала это пока все. А там подкорректируем по ходу жизни. И вот еще. С подоконника лишнюю зелень убрать. Там я буду сидеть и наблюдать за жизнью во дворе.
   Раз и навсегда установленные котом правила подданными  неукоснительно выполнялись. Рос он как на дрожжах и со временем превратился в холеного крупного котяру с наглой, но роскошной мордой. «Курицы» в нем души не чаяли. Холили и лелеяли, всеми силами обеспечивая ему сытую жизнь. Он к ним уже привык. Про брайтонскую жизнь и вовсе со временем забыл. Лишь иногда во сне слышал шум Ла-Манша да смех Лиз.
    В жизни Джокера никаких особых событий не происходило. И от этой стабильности Джокер только наедал щеки.   
     Так бы они и жили в мире и согласии, если б не пенсия. Как-то незаметно Ирина Петровна вышла на пенсию, Алена закончила  институт, вышла замуж, покинув отчий дом.
     Так Джокер остался один с Ириной Петровной доживать до ее глубокой старости. Перспективка, надо вам сказать, не самая радужная. Но Ирина Петровна была женщиной активной, записалась в какой-то литературный клуб для пенсионеров и начала пописывать в свое удовольствие. А  Джокеру было доверено право первого слушателя за неимением второго. Первые опусы Ирины Петровны кот слушал в полуха. Что там слушать? Розовые слюни и нереализованные девичьи грезы. Это ж разве литература?? Да и что она еще может? Пишет только о том, что знает, а вот он бы написал о том, что неведомо. Всегда интереснее фантазировать о том, чего сам не испытал, не чувствовал, не пережил. Но Джокер грамоте не обучен, к сожалению.
      Так день за днем пролетел год. Ирина Петровна поднаторела в писательском деле, познакомилась с настоящим писателем, и он оказал на ее творчество благотворное влияние. Джокер уже не впадал в глубокий сон, когда слушал очередное творение Ирины Петровны. Иногда было интересно послушать. Тогда он прыгал на стол, садился рядом с ноутбуком и смотрел на монитор.
      Все бы ничего, но кому-то там понравилась писанина Ирины Петровны и ей предложили поучаствовать в литературном конкурсе. Что тут началось?
 Ирина Петровна не могла определить, какое произведение выставить на конкурс. Обзвонила всех своих знакомых, советовалась со своим писателем. Но никто ничего путного посоветовать не мог.
- Джокер, ну, хоть ты посоветуй, что мне выбрать? Какой рассказ тебе больше всего понравился? Ну, чего молчишь? Ты ж один у меня настоящий критик и ценитель.
   Джокер призадумался. Ему, конечно, было лестно слышать такие слова от этой старшей «курицы». Но ведь и какая теперь ответственность легла на его широкие плечи.
   Джокер в эту ночь не спал. Снова и снова вспоминал писанину Ирины Петровны и не находил там ничего стоящего. Он прекрасно понимал, что свой «судьбоносный» рассказ она еще не написала.
   А Ирина Петровна спала, как беззаботный младенец. Решение проблемы переложила на его плечи и спит довольная. А он теперь не спи, думу думай.
   Сидя на любимом подоконнике и глядя в звездное небо, Джокер вдруг отчетливо увидел решение всех проблем. Как же он сразу не догадался. Теперь надо как-то свое открытие донести до этого новоявленного прозаика.
    Он прыгнул на подушку Ирины Петровны, положил свою голову рядом с головой Ирины Петровны и намурчал.
      Проснулись они в полдень.
  - Представляешь, Джокер, я знаю о чем надо написать. О том, чего у меня еще не было. О каком-то открытии для себя. Мне снился сон. Будто мы прилетаем к тебе на родину. Я ведь за границей ни разу не была. Хочу сама увидеть твой Брайтон и об этом путешествии написать. Как тебе моя идея?
    Тоже мне «моя», это ж я тебе ее «намурлыкал». Ну, чего сидишь? Дуй и оформляй загранпаспорт и визу. Покажу тебе свою родину.
     Сказано-сделано. Поездка Ирине Петровне пошла на пользу, да и Джокеру было приятно вновь побегать с подросшей Лиз на лужайке да посидеть на коленях у Роуз.
      По возвращению Ирина Петровна выпустила свои «Записки старой курицы или мое открытие Старого Света», получила свою премию, а Джокеру купила  разных кошачьих деликатесов.
      Вот, что хочу сказать напоследок вам, женщины. Прислушивайтесь порой к нашим мужским советам. Нам со стороны все ж виднее.
     МЯУУУУУУУУУУУУ.
      С чем и остаюсь. Ваш Джокер, истинный британец.
   


На это произведение написано 17 рецензий      Написать рецензию