И кажется, что

                            - Милик, зелёный БОРШТ хочешь ?,- улыбаясь, спрашивала моя дорогая бабушка Ривка, заранее ожидая утвердительного ответа.

                              В Сокирянах - маленьком районном местечке Черновицкой области, уже вовсю разгоралось долгожданное Лето , ярко зеленея грядками молодого лука, хвостатого чеснока и весёлых  петрушек с укропами...

                              Только заслышав заманчивое предложение бабушки и  разгоняя по дороге стайки пушистых желтых цыплят, я опрометью бросался к огромному огороду, вольготно раскинувшемуся в просторном дворе вокруг нашего дома...

                              Там, у самых стволов сливовых, абрикосовых, яблочных и грушовых деревьев группировались аппетитные листки  кисленького щавеля.

                              Первое время в июне я боялся перепутать их нежно зеленеющие  побеги с ещё маленькими лопухами, постепенно покрывавшимися пылью и разраставшимися до гигантских размеров только к концу лета...

                              А оно обещало быть щедрым. Раз в несколько дней вовсю грохотали скоротечные обильные грозы, быстро наполнявшие " Дижкис", как на нашем Сокирянском румынско-украинско-еврейско-русском Суржике назывались многочисленные деревянные бочки...

                              Они расставлялись у жестяных крашеных водостоков вокруг  большого десятикомнатного дома, построенного моим прадедом Аврумом ещё в начале века двадцатого...

                              При первых же раскатах грома, Рива и Роза - мои дорогие бабушки, панически бросались загонять кур, гусей, индюков и прочую живность в большой тёмный курятник...

                              Прижимаясь к друг другу от страха и вскрикивая после каждого сполоха молнии и удара грома, они отчаянно молились...

                              Молитвы видимо оказывались очень эффективными, так как у нас все было хорошо...  Однако во всех Сокирянах, практически после каждой очередной грозы, становилось известно то о сгоревших дотла домишках, то о гибели   очередного несчастного пастуха, в которого попала молния...
                              Между тем, на огороде бурно подрастали и огурцы, непременно старавшиеся притаиться под спасительным листиком, скрывшись от моих зорких очей, и нарядная картошка, приветливо машущая своими белыми и светло-сиреневыми цветочками , и многочисленная плотная мелкая зелень, прущая из земли  "как скаженная".

                              От обильных осадков, тёплой погоды и умелых рук моих близких, все бурно цвело, благоухало и радовалось жизни...
                              Переднюю часть дома украшал волшебный палисадник, густо наряженный не только  громадными зарослями ароматной Сирени, большим кустом Розы, из лепестков которой каждый год готовилось Волшебное варенье, но и голубеющими колокольчиками, скромными незабудками и аристократично-драгоценными  ирисами.

                              Они ещё назывались петушками и со слов отца, любившего поговорить о растениях, родились ещё в стародавние времена из радужных одежд богини Ириды...
                              Однажды, проводя на участке бесчисленные сельскохозяйственные эксперименты, отец умудрился нарушить  царство гармонии старого палисадника, посадив  два прозаичных маленьких ореховых деревца.

                              Под ствол одного из них был торжественно установлен кирпич. Этим папа хотел заставить корни развиваться только в верхнем, самом плодородном слое почвы... И ,- о Чудо!,- Плоды этого дерева уродились  гигантскими - размером со среднее яблоко...
                              Даже переехав из Сокирян в Тирасполь, мы  каждый год слёзно просили знакомых и родственников передавать нам на память хотя бы один-два богатырских образца...

                              Эти орехи были удивительно вкусны и ароматны. Изрядно поработав в Академии Наук, впоследствии  я прекрасно понял, какое же чудо было упущено...

                              Плоды могли стать основой удивительных и многочисленных новых сортов - орехов , вкусных, никогда непортящихся,  со светлыми, прекрасно выполненными ядрами...
                              Жаль! Очень жаль, что и прекрасный дом моего Детства в обнимку со щедрым огородом, цветущим палисадником и волшебными деревьями  были снесены, растащены и закатаны в равнодушный асфальт...

                              Между нами и соседями располагалась длинная цепь старых величественных грецких орехов с остро пахнущими крупными листьями.

                              Богатый урожай сбивали только к осени  длиннющими жердями, казавшимися мне  тогда бесконечными. Орехи валились с дерева градом, норовя больно-пребольно щелкнуть по лбу любого зазевавшегося наблюдателя...

                              Несмотря на то, что стволы деревьев располагались с нашей стороны невысокой каменной ограды, сложенной из увесистых валунов, каждый год разгорались нешуточные споры из-за урожая, падавшего на соседскую сторону...

                              После азартной дележки мои бабушки пекли громадный ореховый торт " примирения" и  шли к соседям гонять чаи на целый вечер...

                              Там велись бесконечные разговоры о переменчивой погоде, видах на урожай, похождениях очередной  аморальной особы и постоянном ,никуда не исчезавшем после той страшной Войны, беспокойстве о судьбе своих деток, внучат и близких...

                              О нашем с Вами будущем...

                              С тех пор, утекло немало воды...Я по-прежнему люблю зелёный БОРШТ, иногда с трудом находя  щавель на прилавках Торонто, Москвы или Израиля. Этот борщ не только очень вкусен... 

                              Черпанешь, как прежде, деревянной ложкой прямо из кастрюли, зажмуришь глаза и  кажется , что...........все живы...


На это произведение написаны 3 рецензии      Написать рецензию