Сто тысяч добрых дел

1.

Вадька рос сиротой. Таким он уродился – никому не нужный. Вся его жизнь проходила в детском доме, холодном и сером. Больше всего он любил смотреть в окно и высматривать родителей. Их ведь так много, проходящих мимо по улице. Только это всё – чужие родители. Брошенный мальчишка мечтал обрести своих.
И вот на Рождество к ним в детский дом пришёл Святой Николай. Щедрый волшебник раздавал подарки. Про себя Вадька конечно же знал, что он не настоящий. И всё же так хотелось чуда! Когда очередь дошла до него, мальчишка загадал сокровенное.
Святой Николай растерялся. Он ожидал разные просьбы, но, чтобы такую… Что-то требовалось придумать.
– Когда ты совершишь сто тысяч добрых дел, то найдёшь своих родителей, – пообещал он.
– Правда-правда? – недоверчиво переспросил Вадька.
– Честное волшебное! Ты же веришь, что я настоящий?!
– Верю, – не очень уверенным голосом подтвердил мальчик.
– Вот и замечательно. Сделай сто тысяч добрых дел и твоё желание исполнится!
Странный этот Вадька! Другие дети смеялись над ним.
– Какой глупый! Думает, что Святой Николай – всамделишный. А это наш переодетый завхоз! – и крутили пальцами у виска.
Только мальчишка ни на кого не обращал внимания. Смастерил большой календарь с картинкой Святого Николая и каждый день отмечал сколько хороших дел совершил.  Жирные, яркие цифры на календаре дарили надежду.
В детском доме с добрыми поступками оказалось непросто. Помогать особо некому. Вадька, к удивлению поварихи, взялся начисто перемыть посуду,  выскоблил сковородки. Женщина еле спровадила мальчишку с кухни. Потом поливал цветы, ещё с уборщицей протирал пыль. Весной вместе с садовником высаживал цветы. Но больше всего помогал завхозу. Смазывал слесарные инструменты, красил стены, даже вызвался остеклить окно, когда хулиганистые мальчишки разбили его футбольным мячом. При этом каждый раз внимательно всматривался в лицо мужчины, словно подозревал в чём-то. Завхоз при этом старался защититься, корчил гримасы. Получалось неумело, но смешно. Вадька ни о чём не спрашивал, а мужчина не признавался. Хотя один был уверен, что это он. А другой – что его разоблачили.
Самое главное для Вадьки, что число его добрых дел день ото дня увеличивалось. Летом совершать их стало проще, так как поехали в лагерь. Рядом, на реке, располагались паромная переправа и крошечный посёлок лесников. Удержать мальчишку было невозможно: там, в нескольких скорченных домиках с крошечными огородами, он нашёл широкое поле для желанных добрых дел. Думали даже выгонять из лагеря, так часто Вадька убегал на переправу. А куда выгонять? Летом детский дом закрыт, а родителей и родственников у мальчишки нет. Воспитатели в конце концов смирились… Вадька доил коз, полол огороды, поливал деревья и даже однажды ночью дежурил на пароме. Помогал опоздавшим путникам перебраться через реку.
В конце августа вернулись назад в интернат. Всё то же самое…
К июню их набралось 1 500. В августе – 3 000. К декабрю – 5 000.
– Тебе надо 20 лет совершать добрые дела, чтобы сбылось! – говорили ему.
А Вадька радовался. Ведь раньше его убеждали, что волшебник – не настоящий. Значит, сами поверили! 20 или 30 лет – неважно. Главное, чтобы получилось!

2.

Директор детского дома вызвал завхоза.
– Вы что натворили?! Мальчик в самом деле думает, что у него найдутся родители. Но мы-то знаем, что им неоткуда взяться, – начал пенять завхозу директор.
– О чём вы говорите?! 100 тысяч добрых дел!!! Как бы мальчик не старался, на это целой жизни не хватит!
– Как бы там ни было, так дальше продолжаться не может. Вы это придумали – вам и искать выход! Может, ему объяснить? Признаться, что вы вовсе не Святой Николай.
– Нет, это невозможно! Хоть увольняйте, но я не стану этого делать.
– Но именно вы всё это устроили.
– Я не знаю, как поступить. Мальчик ведь хороший. Очень добрый и трудолюбивый. Честное слово, сам бы давно его усыновил, но вы же знаете, что не дадут. Я одинок и не молод.
– Это мы вам его не отдадим. Вы – пьющий!
– Неправда! Как Вадик ко мне пристал, так в рот ни капли не беру. Ведь мальчик всё время на меня внимательно смотрит. Как можно? Я даже ругнуться боюсь!
– Действительно, – согласился про себя директор, – завхоз и выглядеть опрятней стал. Последнее время вежливый со всеми.
– Вы же директор! К вам приходят усыновители. Неужели не можете помочь мальчику?
– Много раз его предлагал. Только одним светленького подавай. Другим – чтобы младше. Третьим – девочку… А этот и несимпатичный вовсе. Лопоухий. Учится плохо.
В общем, так ничего не решили…
В это же самое время к одному из лесников на паромную переправу приехали дальние родственники. Люди не молодые и бездетные. Завели разговор как им плохо без ребёночка. Тут все вспомнил и про неугомонного детдомовца.
– Как его звали? Валька? Или нет – Вадька! А может, Васька. Вертелся возле нас всё лето, помогал всем. И фамилию никто не спросил, и сколько точно лет никто не знает… Попробуй отыщи в детском доме – таких там много.
И тут кто-то предложил спросить самого доброго.
– Точно, не ошибётесь! – подтвердили все.
Те сразу и поехали искать себе сыночка.
Директор детского дома сразу понял о ком речь.
– Может, посмотрите сначала? Обычно, все красивых хотят. Некоторые по цвету глаз выбирают. Или светленьких…
– А он и есть светленький. Светлее не бывает! Смотреть не надо. Наш он! Давайте оформлять документы.
– Тогда, вот что я вам скажу…

Эпилог

Наступило новое Рождество. Завхоз в очередной раз облачился в наряд Святого Николая и отправился поздравлять детей. Вадька, несмотря на усилившиеся подозрения, сразу же ринулся ему на встречу. Но, нет, Святой Николай упорно игнорировал мальчишку. Воспитатели пришли завхозу на помощь, объяснив Вадьке, что следует немного подождать. Наконец, Святой Николай обошёл всех детишек. Остался лишь Вадька. Закончились и подарки. Волшебник отложил пустой мешок в сторону и подошёл к доброму мальчику.
Весь интернат ждал, что произойдёт дальше.
– Как твои дела? – спросил Святой Николай.
– 5 тысяч 896! – отрапортовал Вадька.
– Очень похвально!
– Да, но ещё очень много надо сделать, чтобы сбылось.
– Ничего, у тебя здорово получается. Ты знаешь, нет ничего невозможного!
– Я знаю.
– Тогда скажи, ты по-прежнему веришь, что я настоящий волшебник?
Вадька огляделся по сторонам. Мальчик боялся, что сейчас над ним снова будут смеяться. Ещё он прекрасно видел хорошо ему знакомые глаза завхоза.
– Я верю! – наконец, уверенно произнёс он.
Все молчали.
– Тогда я подарю тебе родителей. Они очень хорошие люди и очень тебя любят! И ждут!
– Да..., – в этот момент Вадька выглядел совершенно растерянным. – А как же сто тысяч добрых дел? Ведь я их ещё не сделал.
– Это ничего. Оставшиеся добрые дела вы совершите вместе. Впереди у вас долгая прекрасная жизнь!

С Рождественского праздника счастливый Вадька улетал на воздушных санях Святого Николая в обнимку со своими такими же счастливыми родителями.


На это произведение написано 16 рецензий      Написать рецензию