Колобок - горелый бок

           1.
- Эх, бабка, старые мы с тобой! Что натворили-ии-и…
Дед выхватил заслонку из печи, а оттуда пар повалил, да духмяный такой, вкусный, и только чуть-чуть отдавало горелым. Бабка засуетилась: пирог яблочный, румяный из печи достала, на стол поставила. Оглядела его со всех сторон, понюхала ещё раз, долго, до круженья в голове - ничего! Хорошо всё! Славный пирог получился!
- Дед! Никак не пойму:  откуда горелым-то  тянет? А - ?  Сознавайся уже, голова седая, чего сызнова удумал?
Дед виновато отвернул голову к окну и пробурчал:
- Дык… колобок мой, кажись, сгорел… 
- Какой колобок, дед? Ты, что ли, в печь саживал? Когда?
Дед старухе ничего не ответил. Не успел. В печи заскреблось, громко  и басовито чихнуло, выскочило на просвет -  чумазое и ростом с мышь.
- Деед!?  Это  оно, что… колобок?
И снова дед не успел ответить изумлённой старухе: запах горелого настойчиво бил в нос. Бабка, чуть  затаив  дыхание, подошла ближе к печи и склонилась над ним.   Дед, еще не приближаясь, внимательно рассматривал то, что должно было быть колобком.
- Дед!  Да что ж ты упрямый такой? А? Кто тебе сказал, что в нашей печи живого колобка испечь можно?
- Кто-кто... - осмелел дед. - Ты и сказала! Хлебы пекла в том годе? Вот! И радовалась! Хлеб, говорила, живой получился! Ну, я и попробовал...
 Бабка уже не слушала деда. Она поднесла полотенце, тихонько  обхватила горелый кусочек теста и понесла к окну:
-  Пусть повыветрится чуток, а там, глядишь, и решение примется, - подумала старуха.

2.    Летний ветерок раздувает  бабушкины занавески.  Пчёлки так и вьются  у пирога,  даже  запах горелый у окна не останавливает. Бабушка на стол собирать стала, на окно не смотрит. Тут полотенце зашевелилось, распахнулось, и вышел на свет  колобок. Маленький,  с одним глазом,  с ножками и ручками. Ноги короткие, в лаптях как будто, а ладошки огромные. Бок у колобка примятый и горелый, оттого глаз открылся один.
Стоит колобок,  покачивается,  по сторонам озирается. Тут ветерок налетел, занавеской взмахнул  - и полетел колобок вниз.  Кувыркнулся  вверх тормашками, как его и не было. Даже пчёлы прямее летать стали.

3.   
Слетел колобок с завалинки, а кругом трава - лес  непроходимый!  Встал, отряхнулся, лапоточком  притопнул, пошёл  дорогу искать.  Как выйти?  Кого спрашивать?  Нет никого рядом! 
Долго ли, коротко ли, а стал колобок примечать, что не один он - только прячутся все. Пригляделся, а рядом гусеница ползёт. Пушистая,  движется медленно, и на вид не гордая. Спрашивает её колобок учтиво:
-  Скажи, красавица, как из этого леса выйти?
А «красавица» и головы не повернула - знай себе,  ползёт, ножками перебирает. Колобок удивился и снова к ней с расспросами, а она - знай, ползёт. Тут колобок рассердился, оседлал её как коня и ткнул в бок шпагой. Он к этому времени нашёл засохшую хвоинку, острую и лёгкую,  как шпага. Правда, что она так называется, он узнал потом, позже, а сейчас мчался на перепуганной гусенице всё вверх и вверх. Скоро просвет показался: колобок увидел, что сидит он на дереве, под ним поляна, а дальше лес - настоящий. Смотреть - и то голова кружится. Огляделся колобок ещё раз и увидел, что рядом паутина болтается. Хорошая такая, толстая. Тянется, а не рвётся. Колобок обрадовался, схватился за паутину, глаз свой зажмурил и прыгнул вниз. Ветер потрепал-потрепал паутину, и оказался колобок на поляне. Смотрит, а рядом гора меховая - лежит, пыхтит и чавкает. Колобок не испугался, а засмеялся: он вспомнил свою сказку! Это же медведь  лежит на поляне и земляникой лакомится. Медведь носом повёл, понюхал и говорит:
- Фу-фу-фу, что за дух такой? Не жилой и не лесной? Горелый!
Услышал колобок, что о нём говорят, вышел на свет, встал перед медведем: одноглазый, чумазый, кривоватый, лапы-хапы да шпага на боку. Медведь от неожиданности даже присел: что за чудо-юдо такое перед ним.  А колобок ножками расшаркался, поклонился и громко крикнул:
- А я Колобок - горелый бок, будем знакомы.
Медведь посмотрел-посмотрел, носом ещё раз потянул и сказал:
- Будем-будем. А вот есть я тебя не стану. Точно.  - Потом привстал и спросил:
- Откуда ты такой... неудачный?
Колобок обрадовался, что есть его не будут. Рассказал медведю, как его дедушка испёк  да не уследил. Бок теперь горелый и глаз всего один.  Медведь и говорит:
- Не переживай, Колобок. Ты со своей шпагой на разбойника похож. Будешь за малых да обиженных заступаться. Тебе и бояться нечего - уж больно дух от тебя несъедобный идёт.
Колобок подумал-подумал, попрощался с медведем и пошёл себе дальше - куда глаз глядит, получается.
4.
Идёт колобок по поляне, пчёл да птиц слушает, как вдруг видит - несётся на него что-то большое, серое и мягкое. Только и успел колобок, что присел и глаз ладошками прикрыл. А мягкое отскочило от него и стало носом водить и посвистывать от натуги. Смотрит  колобок, а это заяц перепуганный сидит, разглядывает его,  воздух нюхает, и никак понять не может: кто перед ним. Весело стало колобку:
- Привет,- говорит он зайцу,- не узнаёшь?
Я, Колобок - горелый бок. - А потом добавил:
- Друг друзьям, да есть изъян. Глаз один, но себе я господин.
Заяц потёр озадаченно за ухом и отвечает:
- Из какой ты сказки, пока понять не могу, а вижу, что вот ты-то мне как раз и нужен!
-Зачем? - спрашивает колобок. - Есть меня, что ли, собрался?
Заяц засмеялся и говорит:
- Ну,  чудной какой! Кто же тебя, несъедобного, съесть захочет? От тебя же дух, как от пожара, за версту учуешь!
Колобок грустно посмотрел на зайца и говорит:
- А дедушка меня из муки замешивал, настоящей, просеянной. И пёк меня как настоящего колобка. Не уследил только.
- Не горюй, Колобок! - Заяц слегка похлопал колобка по мятому боку. - Горелый бок, говоришь? Это же так здорово, что тебя за друга принимают, а не за еду!
- И правда! - засмеялся колобок. Как же хорошо всё устроилось! А тебе я зачем нужен?
Заяц замялся немного и говорит:
- Понимаешь, лиса замучила! Всё гоняется за мной - съесть хочет. Только потому ещё жив, что  ленивая она да себя слишком любит. Рассказывает птицам, что из-за меня у неё вся шёрстка растрепалась. - Зайка снова рассмеялся. - А знать того не хочет, что шубка от ветра только пушистее становится.
Засмеялся и колобок, а потом говорит:
- Ты, заяц, далеко живёшь? Давай я тебя провожу. Ты меня к себе на спину пусти, я уцеплюсь и буду ехать, зато лиса тебя не учует. Потеряет!
- А и то! - Зайчик обрадованно подпрыгнул.- Садись, покатаю.

5.
Долго стояла лиса в недоумении. Непонятные запахи сбивали  с толку. Заяц так странно пахнет. И раздумала лиса зайца гонять.  «Как будто в лесу другой дичи нет» - подумала  она и побежала вслед за неосторожно вспорхнувшей куропаткой.

6.  Проводил колобок зайца, отдохнул и дальше идёт. А навстречу ему волк. Злой, большой, косматый. Хотел колобок за кустом схорониться,  да куда там!  Запах его горелый впереди бежит, ни от кого не спрячешься. Вышел колобок на тропинку и с волком здоровается:
- Приветствую, вас, господин волк. 
Волк носом повёл и отвернулся:
- Не видно, не слышно, и есть не хочется. Ну, раз вежливый - отвечу.
Кто такой есть, а? - волк уставился на колобка.
Колобок приободрился и говорит:
- Я Колобок - горелый бок! Друг друзьям,  да есть изъян.  Глаз один, но себе я господин.
И волк, совсем как медведь раньше, присел от неожиданности - так представительно прозвучало имя колобка.
- Кто-кто?  Откуда ты?  Новая сказка появилась? А ты, вообще, съедобный?
Что-то не похоже…
Волк торопился с вопросами. Было видно, что колобок  смутил и озадачил его. Хотел было он ответить волку, но того уже и след простыл. Присел  колобок на пенёк да почесал свой тёмный бок.  Погрустил немного, вдруг слышит - кто-то тихонько плачет. Повизгивает. Побежал колобок через кусты-буреломы, видит, щенок сидит, скулит и нос лапой трёт. Щенок маленький,  слёзки ручьём бегут. Колобок присмотрелся, а на носу у щенка огромной занозой жало пчелиное торчит.  Не долго думая,  колобок взобрался щенку на шею, добрался до носа и потянул жало изо всех сил вон. Щенок замер. Он не шевельнулся даже тогда, когда колобок, вынув жало, кубарем слетел на землю. Потом щенок наклонился и осторожно лизнул колобка прямо в его горелый бок. Колобок почувствовал, как со лба отвалился горелый кусочек, как открылся второй его глаз. Щенок ещё немножко повылизывал колобка, отпрыгнул в сторону, как бы приглашая поиграть, и весело уставился на него. Колобок встал, выпрямился и сказал:
- Как я рад, что у меня есть такой весёлый друг! Ты мне не говорил, что я  несъедобный.И мой глаз  открылся. Какая радость!
Щенок коротко залаял и, виляя хвостом, легонько взял колобка зубами и побежал с ним на луг. Колобок нисколько не боялся. Он и сам не знал - почему.
Потом колобок  увидел дом дедушки и бабушки. Щенок принёс его домой, подбежал к окну, привстал на лапках и осторожно положил колобка на то самое полотенце, с которого тот так неудачно свалился.

7.
- Эх, бабка, старые мы с тобой!  Некому нам помочь. Не с кем  поговорить, сказок порассказывать…
Тут дедушка носом повёл, воздух втянул и говорит:
- Вот опять почудилось, что  Колобочек, названый сыночек, вернулся.
Всё думаю, а вдруг его обидел кто? Он такой маленький, одноглазенький…
- Ну, уж ты скажешь! Просто он особенный. Самый лучший. Наш, потому что.
Как услышал колобок, что о нём так искренно горюют, вскочил на свои ножки-лапоточки и изо всех сил закричал:
-Дедушка, бабушка! Не плачьте! Я дома и от вас никуда больше не уйду.
Очень хочется сказки послушать, - добавил он и прыгнул прямо в тёмные мозолистые  ладони дедушки, который уже торопился приобнять сыночка.
- Дедушка, а у тебя, что ли, кулачки тоже горелые? - Колобок повернулся на месте, потом, приплясывая от радости, громко запел:
- А я к дедушке вернулся,
а я к бабушке пришёл.
В этой печке я родился,
в  этом  доме пригодился
и друзей себе нашёл.
Колобок - горелый бок,
просит выучить урок,
чтоб запомнить навсегда:
он  вам  друг, а не еда.
...а я к дедушке вернулся...
8.
   Много дней прошло. Другое лето наступило. Дедушка и бабушка сидят за столом - чай с пирогом яблочным пьют. Колобок, у  которого бок так и остался горелым, ходит по подоконнику и о чём-то весело рассказывает. Дедушка, совсем как молодой, заливисто смеётся,  а бабушка, укоризненно покачивая головой,  улыбается.  И так-то тепло смотреть на них - счастливых.  Так-то хорошо!


На это произведение написано 14 рецензий      Написать рецензию