Июньский дождь

Она была невысока, худа, но в толпе сразу выделялась, какой - то  робкостью, трепетностью даже, хотелось ее,  Ленку защищать, хотя, от "кого" или "чего" - никто и не понимал толком.

Когда она спрашивала  продавщицу - тихонечко так - та вытягивала шею, переваливалась аж через прилавок. И рядом, продавщицы, все подтягивались, все помогать Ленке, потому, что флюиды такие от нее шли, волны.

Вот мужик стоит, орет уже, почти , просит- что показать - они не реагируют, а Леночка губками пошевелила, и все возле нее, все хотят помочь Лене.

Отчего? А кто ее знает...

Ленка была модница, вся в модных батиках, с кожаным кулончиком на шейке, такая богема, или околобогема. Или даже около- около богема.  Этих кругов много, и Ленка хотела внутрь, в центр, и потому дружила с художниками и музыкантами.

Я с ней тоже задружила, мы бегали к моей бабушке на пирожки.
Я, вообще, почти все время проводила с ней.
Покупала билеты в кино, ждала на углу, около модного кинотеатра.
Как- то  тело ее играло, какие- то неведомые мне, еле уловимые колебания, шли от нее, когда мы с ней гуляли, особенной амплитудой ее рука проникала мне под руку, и прижималась. И я, молодая, симпатичная, даже чуть младше ее , помимо своей воли чувствовала себя ее защитницей, и когда было холодно, я отдавала ей свою куртку.

Она как- будто похищала мою женственность.

Раз в магазине канцелярских товаров уронила случайно клей .
И вроде ничего  такого, но Ленка затрепетала .

- Ах.. ох .. я... нет, - лепетала - оправдывалась.

И закрутилось, (действовало мгновенно!), и вот уже молодой человек поднимает клей, стоя почти на одном колене, подает Ленке, а Ленка, огладив длинные шелковые волосы, маленькими цепкими пальчиками уже плетет косу " набок".

- Благадарю, - шепчут  губы, и парень, ошалевший, на колене, как заколдованный, на мгновени замирает, как в детской игре,  а Лена уже плывет далее, к выходу.

                                                         *********

Последнее время Лена поселилась у художника Власа, сидела, как котенок, в кресле, вставала неслышно,  чтобы подлить бледного чая, без сахара, оправляя изящно крашеную юбку "с узелками", которую красила ей я,  чуть улыбалась.

- Вы слушали Пендерецкого?- бросала куда-то вверх, и облачко висело, маленькое, реальное,  и, думаю, вечером все кидались искать этого Пендерецкого.

Ну, я точно искала, и слушала, слушала, вокруг выстраивались небоскребы, и у меня кружилась голова.

Ленка, Ленка..

- Эта "Серия дождей" моя любимая у Власа, - говорила она. - А я - июньский дождь... Он синий... Но Влас этого не видит, у него больше бирюзы, - заключала она, возвратившись, и свернувшись  в клубок.

Влас застывал с кисточкой в руке, а стаканы в руках богемных гостей замирали в воздухе, и вытягивались богемные шеи.
Я хотела, но не могла представить синий дождь, и понимала, чувствовала ее , Ленкино, превосходство..

Я не знала какого цвета дождь.

Ленке были открыты все двери, она приходила, без звонка,  залетала как птичка, и вокруг начиналось движение. Все бросались ее защищать.
Она не давала номер своего телефона, у нее вообще никто никогда в гостях не был , а Ленка любила, сидела подолгу, и моя бабушка всегда хотела ее накормить, пока однажды не сказала -" А гони- ко ты ее, внуча".
Я тогда обиделась, бабушка у меня была очень добрая, и очень деликатная..

 Я надулась.
Я защищала Ленку..

Как- то я ей все же позвонила.

- Иди, тебя,  - сказала, по- видимому, ее мама, трубка грубо легла на стол.

- Кто там??  - услышала я издалека громкий, жирный, недовольный ленкин голос.

Было ощущение, что меня обкатили ведром воды, теплой, но несвежей, застоявшейся.

- Алле, - прошелестело на другом конце трубки мгновеньем позже.

И снова я была в ее плену, снова хотела держать ее за руку, отдать свою куртку, спасти, согреть.

                                                               *******

Потом мы расстались - потерялись. Учеба, замужество..
Как- то  про Ленку все и забыли.
Но каждый июнь я смотрела на дождь, вспоминая ее.
Поговаривали, что последнее время обитала в режиссерском доме, сидела в женином кресле, свернувшись котенком, а потом и замуж вышла.
А режиссерскся жена очень страдала, и вспоминала, как поила Ленку редким жасминовым чаем.

Больше я ничего не знаю.

P.S. А про июньский дождь я поняла!  Он и в самом деле синий!
Но очень короткий, раз - и небо опять чистое.


На это произведение написано 8 рецензий      Написать рецензию