Волшебный аромат яблок с корицей

Два брата сидели за большим круглым столом на кухне и смотрели на сестру. Они знали, что та не в духе, поэтому на ужин их ждёт очередной пирог с селёдкой.  Та  постоянно его готовила, хотя знала, что все не любят это блюдо, но у неё были свои мотивы так делать.

— Блин, ну сколько можно уже, третий день этот чёртов пирог, а сегодня только четверг.
— А я вообще ненавижу селёдку, но ей-то что. 
— Я люблю шарлотку, помнишь, как мама готовила.
— Вкусная да. Жаль, она её редко готовит. Только когда у неё хорошее настроение или когда она влюблена в кого-то.
— Да, не скоро мы её поедим при таком раскладе. Последний раз то ели давно, на дне рождении. 
— Да, сестра так красиво яблоки резала тогда, чтобы всё идеально было, помнишь? Не то, что этот пирог с селёдкой. В шарлотку то она всю любовь вкладывает. Я слышал, она так говорила однажды кому-то по телефону. 
 
Сестра обернулась и шикнула на младших братьев. Те вжали голову в плечи и уставились в свои, пока ещё, пустые тарелки.

— Видел? Она опять плакала.
— Да, мне жаль её. Тот парень её только мучает, зачем она с ним возится? 
— Ну, она никогда для него шарлотку не делала. 
— Ага, только для нас готовит эти дурацкие пироги, сил уже нет.
— Слушай, а у меня идея есть! Давай позовём Кольку из второго? Он Милу обожает, а как подойти к ней не знает.

Братья понизили голос до шёпота и начали обсуждать план. Сестра ничего не слышала, она была сосредоточена на разделке. В такие моменты они старались даже не заходить на кухню, так как, увидев однажды, как она поступает с бедной рыбкой — оба решили никогда не злить сестру.

Она покупала несколько самых жирных селёдок, брала старый советский нож и начинала потрошить. Если сестра была особо раздражена, то первые пару рыбин уничтожала просто так. Как сегодня: уже шестая селёдка превращалась в фарш и летела в помойное ведро. 

— Ненавижу его, ненавижу эту козлину! — Доносилось из угла кухни под шум воды. 

Братья не спрашивали из-за чего они поссорились в этот раз. Они просто знали: если сестра зла, она готовит пирог с селёдкой. Если счастлива —шарлотку по знаменитому маминому рецепту. Вот только сладкий пирог последний раз все ели несколько лет назад и грустили по этому поводу. 

Поняв, что сегодня случилось что-то действительно серьезное, один из братьев подмигнул второму и убежал в соседний подъезд. Там жил их классный друг Колька Иванов. Он был чуть младше сестры и был в неё тайно влюблён всё время. Она никогда не обращала на него внимания, даже когда тот поздравлял её на восьмое марта и на дни рождения. В те дни он всегда приходил в выглаженном чистом костюме.

— Колька, выручай! — Пашка влетел в квартиру друга, переводя дух после бега. — Пошли быстрей давай, прям в тапочках! — И потянул его за руку.

Коля не понимал, что происходит и куда его тащат. Но он знал, что, если кому-то нужна помощь — он всегда первый придёт спасать любого. Пусть даже для этого надо будет куда-то идти в тапочках. Он готов был сделать всё, что угодно, кроме одного. Переступить порог квартиры, где жила любовь всей его жизни. 

— Ну, нет, я не пойду, я блин в пижаме и тапочках и зубы не чистил. 
— Да пофиг, в квартире всё равно воняет селёдкой.
— Селёдкой? 
— Да, сестра в плохом настроении, её надо спасать. А спасти её можешь только ты. Друг, выручи, а? Ну съешь пирог, даже говорить ни о чем не надо.

Колька подумал минутку, постоял на пороге квартиры и решил идти вперёд. Он на самом деле любил селёдку и был бы рад её поесть. А пирогов ему давно никто не готовил. А просто посидеть молча и поесть — с этим он точно может справиться. 

Втроём они сели за стол и смотрели, как сестра потрошит рыбу. Вот она берёт селёдку, с размаху отрубает ей голову, протыкает ножом брюшко и одним движением распарывает его. Двумя пальцами вытаскивает потроха и швыряет их в маленькую миску для собак на улице. Затем ножом поддевает кожицу и сдирает её с бедной рыбины. Ловким движением берёт за хвост и, перекручивая, растягивает её в разные стороны, обнажая позвонки. Две части тушки она с особым удовольствием очищает от костей, промывает всё под струёй воды и закидывает в мясорубку. 

Тесто она готовила тоже с особым усердием. Сестра выбирала какой-то особо сложный рецепт, где надо было долго вымешивать и раскатывать. Братьям иногда казалось, что она представляла под скалкой лицо своего глупого жениха, но та, конечно, никогда в этом не признавалась. Кто же в здравом уме признается, что ты так зол на кого-то, что тебе хочется его этой скалкой огреть, да по самым больным местам? 

Через час пирог был готов. Она с силой открыла духовку, поставила с грохотом блюдо на стол и швырнула на стол приборы. 

— Дай помогу, — Коля аккуратно забрал из её рук красивые кружки, которая сестра хотела также шарахнуть. И начал поправлять на столе всё как надо. 

Сестра не сопротивлялась. Ей понравилась его забота. Так раньше делал папа для мамы, когда та была не в духе. Закончив с этим, Коля разрезал пирог и положил каждому по кусочку. Себе он положил самый большой и ещё пододвинул один чуть поменьше для добавки. Братья разливали чай и незаметно поглядывали то на Колю, то на Милу. Они заметили, что в них кто-то начало меняться. Только они не понимали пока, что именно.

Все пили чай молча. Слышны были только звуки ложек и голодный лай собак под окном. Пирог был ужасный. Все знали об этом, но никто никогда не решался признаться в этом. Колька доедал второй кусок и, ещё не дожевав, сказал:

— Это самый вкусный пирог с селёдкой в моей жизни. 

Сестра впервые улыбнулась и покраснела. Пашка дал «пять» под столом своему брату. Их план, кажется, начинал срабатывать. 

После ужина Коля помог сестре помыть посуду и убрать кухню. Уходя из-за стола, братья слышали, как они о чём-то разговаривали. Вроде, они вспоминали Колькин смешной галстук с золотыми рыбками. Устав после трудного дня и домашних забот, братья заснули на несколько часов и проснулись от чудесного аромата детских воспоминаний… в квартире стоял волшебный аромат яблочного пирога с корицей.


На это произведение написано 6 рецензий      Написать рецензию