Когда моя душа светла

     Накануне Вербного воскресенья я вдруг подумал о том, что в каждом году гарантированно есть три «красных дня календаря», когда моя душа светла и покойна. Все три связаны с православными праздниками, которые неизменно приходятся на воскресенье. Это благостное состояние родом из детства. Собственно, мне до сих пор нравится попросить прощения у близких людей и неудобно говорить им в ответ суровое «Бог простит». Я и сегодня люблю вспоминать рисовавшиеся в моём детском воображении пасхальные яйца всех цветов радуги: на рынке продавалось столько ярких «порошочков», но бабушка проходила мимо и всякий раз красила яйца луковой шелухой в скучный коричневый цвет. Ещё мне ужасно нравилось первым говорить «Христос воскресе!» и подсказывать, например, деду, как сейчас понимаю, военному пенсионеру и убеждённому коммунисту, что на это надо сказать.
     Тогда я не понимал смысла Вербного воскресенья, привлекала сама верба! Слава Богу, успел увидеть, значит, могу и представить. Дети и поэты сравнивают серые пушинки то с мышками, то с повязанными платком старушечьими головами... А для меня, любителя понюхать цветы и оттеснить красочным воспоминанием окружающую пелену, именно они, серые и неброские, символизируют  возрождение природы.    
     Впервые наломал веточек вербы лет в семь. Не скажу, праздничное было воскресенье или нет, но вся семья точно колготилась дома. Кажется, это был и последний раз... Мы с приятелем пошатались на виду у взрослых, а потом, нас, наверняка в поисках приключений, занесло на пустырь между дворами, который по-военному звали «нейтральной полосой»! Попасть туда можно было через палисадник со сливовыми деревьями, кустами малины и древним-предревним столом, придававшим, как ни странно, уюта. Дальше начинался пустырь. Местами поросший бурьяном, местами совершенно голый, местами бугристый, а местами низменный, он производил гипнотическое впечатление. Никто не сушил там бельё, никто не жарил шашлыки – нейтральная полоса, да и только... В детстве я был любопытным, но осторожным. Бояться вроде было нечего, разве остов зачем-то снесённого дома немного пугал...
     Вот около него мы и увидели чудо: всю усыпанную пушинками молоденькую вербу! «Давай нарвём», - неуверенно предложил приятель. Я согласился! Жалко было портить красоту, ломая созданный самой природой канделябр с тысячами маленьких свечей. Но желание удивить и порадовать маму перевесило.
     И она действительно обрадовалась, почувствовала добрый свет, что исходил от принесённой мною вербы! Думаю, оживились и папа, и бабушка, но угодить им было проще, а потому – менее приятно. Я не спрашивал у приятеля, как отреагировала его мама. Сам ещё несколько дней украдкой поглядывал на вазу с веточками. К деревцу больше не ходил, старших упросил тоже этого не делать.
     За прошедшие годы было много воскресений, в том числе и Вербных. Я успел стать взрослым, а на месте соседнего двора успела вырасти новостройка. По понятным причинам я её не видел, значит, не могу и представить. Так что для меня всё остаётся прежним. В прошлом году у нас долго стояла принесённая с дачи верба, даже листья вместо пушинок появились. Сегодня мы лишены этого: на даче – весна, у нас – пресловутая самоизоляция... Остаётся вспоминать и надеяться, вспоминать и...


На это произведение написано 11 рецензий      Написать рецензию