Жизнь и удовольствия

Во дворе жилищно-коммунальной конторы две весьма колоритные фигуры, азартно стучали костяшками домино.
Толстяк Егорыч и «кощей» Иваныч, судя по спецодежде, сантехники, каждый свой ход сопровождали сочными выражениями.
Диспетчер Светлана Павловна, в прошлом учительница, протягивает толстяку адрес вызова.
- Ребята, пора и поработать.
- Павловна, не сшибай удовольствие. Работа не волк, в лес не убежит. Рыба! – С чувством полного удовлетворения воскликнул толстяк. – Под стол, милок, и кукарекать! - Лицо его выражало усладу от превосходства над «кощеем».
- Прекратите это, - уже без шуток одёрнула их Светлана Павловна. - Егорыч, вы старший и жалоба вновь на вашу бригаду. В двадцать седьмой опять кран сорвало, а вы тут развлекаетесь.
- Мы ловим кайф, а вы о кранах, о кранах. Да и жиличка там с прибамбасами.
- А знаешь. Егорыч, что по этому поводу говорил Кузьма Прутков: – «Вакса чернит с пользою, а злой — с удовольствием».
- И кто ж такой умный? Небось, не на окладе сантехника он сидел, - со злостью сплюнул старший.
- Лучше бы вы умные книжки читали, а не козла забивали. В жизни нет большего удовольствия, чем удовольствие от осознанного достоинства. Хорошие книги именно этому и учат.
- Не напрягай нас, Павловна, не нужными мудростями, - поднимается без охотки,- Мы народ простой, нам бы бабла побольше, чарку, шкварку и тёплую бабу под бок.

На том диалог и прекратился.
Светлана Павловна поднялась к себе с испорченным настроением. – «По сути, они сообразительные, безотказные работники. Откуда такая бравада?».
Она вспомнила свой последний выпуск подопечных в школе. По форме более мягкое, но такое же отчаянное сопротивление изучать литературу, читать.
Самой ей трудно было представить жизнь без книг. Вот и пошла на работу, выйдя на пенсию, чтобы позволять купить лишнюю книгу для себя и для внуков.

Сейчас её мучал вопрос: - «В праве ли она навязывать читать книги, особенно сантехникам?».
Сколько раз ей, даже собственные дети говорили: - «Ты навязываешь всем – читать высшее наслаждение. Всем. Это не очень оригинально и совсем бесперспективно».
А как поступать, если в крови - «сеять разумное, доброе, вечное»?

Бывшая учительница хорошо понимала -
по настоящему человек живет тем, что доставляет ему удовольствие.
Но какое оно бывает разное по времени, по состоянию человека.
Минутное, нескрываемое чувственное, гастрономическое, всепоглощающе интеллектуальное… Да разве перечислишь все его грани.

Светлана Павловна была уверена, что в часы полновесного досуга, обращения к самому себе, формируется сущность человека, Его отношение к жизни, работе, людям.
Именно, самообразование, умная книга самый надёжный путь к развитию личности.

Ей вдруг вспомнилась ироническая реплика из книги А. Аствацатурова: «Женя Бебякина была из хорошей семьи и умела интеллигентно выражать свои мысли. Но мысли ее почти не посещали».
А если ещё вспомнить классика. что «незаписанная мысль - потерянная мысль», то становится ещё более понятным - кладезь мыслей книга.

Жизненный опыт позволял Светлане Павловне понимать, что жизнь сурова и очень непроста.
Иногда чтобы разобраться в трудной ситуации людям просто не хватает ни знаний, ни сил.
Объективно бывают трудности, которые человек изменить не может. В этой ситуации не советы нужны, а поддержка и сострадание.
Но вот возникают у человека сильные эмоции из-за того, что кажется - кто-то сознательно доставляет ему неприятности, тормозит продвижение по работе. Его накрывает злоба. И пошёл процесс наслаждения своей враждебностью.
А вот открыл бы такой мазохист томик Чехова, уверена была бывшая учительница, возможно бы и понял - «Удовольствиями пользоваться можно по праву только после трудов, а не прежде них…».

Уже дома, готовя ужин, Светлана Павловна, как бы закончила диалог с собой: - «Самое приятное может сделаться самым неприятным, стоит только переступить меру»…


На это произведение написано 18 рецензий      Написать рецензию