Шаня и Мадлен

(Миниатюра – наблюдение о братьях меньших)

Мадлен появилась в семье своим путём. Надо сказать, что все «звери» приходили в дом по-своему. Как-то летним утром, мама с Дашкой отправились за кормами для домашних животных: йоркширочки – Шанель и старичка нибелунга – Томаса. И вот, когда уже всё было куплено, включая молодую травку и витамины, на выходе из магазина повстречались волонтёры, державшие коробку, в которой остался последний «зверь».

Это была двухмесячная кошечка с непомерно длинными ногами и длиннющим хвостом. А дальше всё было, как обычно – их глаза встретились… и Дашка сказала: «Мам, мы ведь не уйдём»? Потом, для пущего порядка, она пустила слезу. Хотя этого можно было и не делать. Мама сама всё своё детство провела в зоопарке. И наверняка была бы не юристом, а зоологом, если бы не срезалась тогда на математике.

Давно уже подмечено, что контакт между существами начинается со взгляда. А уж такие магические существа, как кошки, умеют посмотреть и зацепить. Трудно сказать, кто кого выбрал: Даша котёнка или наоборот. Когда они заявились ко мне, я мельком глянула в переноску, сказав: «Ну вот, нам только крыски не хватало»! Но тут новоявленное существо потянулось, село и обернуло на меня свою треугольную головку с огромными ушами, сказав: «А вот и я, кошка»! Хотя, может быть, мне это почудилось. Жёлтые раскосые глаза её в упор смотрели на меня.

«Мы назвали её Мадлен» - радостно сообщила Даша. И мне показалось, что кошечка одобрительно кивнула. «День рождения у неё третьего мая, почти, как у тебя» - без остановки щебетала Дарья. «Правда, она красотка»? При этом Даша заглядывала мне в глаза, ища взаимопонимания. Я протянула руку к новоявленному существу. Оно вскарабкалось на ладонь и, словно шёлковый платочек, выскользнуло из неё снова в свою переноску. «Какая субтильная!» - ответила я. «Пока буду называть её Червячком за длину да изворотливость». «Нет, Мадлен!» - парировала Дарья.

Так Мадлен вошла в наш круг. Аппетит у неё оказался зверский, впрочем, как у всех существ, познавших голод. Наш летний дом она исследовала весьма быстро. Познакомилась с собачкой Шанель и сразу уяснила, что та является маминой любимицей. Познакомилась со старичком Томасом, поняв, что играть он не настроен и характер имеет весьма ворчливый, но не опасный. Томаса в доме все любили, называя «наш ворчуниссимо». Когда было прохладно, Шаня (так в доме звали Шанель), и Мадлен ложились к нему поближе, как к обладателю теплой шубы. Томас был снисходителен в этом случае.

Во время обеда Шаня обычно клянчила со стола всё, что ели люди. Когда же она наедалась, то сразу занимала мамины колени, и с этим сделать ничего нельзя было. Взобравшись на своё место, Шаня сворачивалась клубочком, вздыхала и укладывала свою головку на локтевой сгиб. Это всегда было поводом домочадцев для насмешек. И это не прошло мимо внимания Мадлен.

Через месяц кошечка подросла и совершенно спокойно могла уже вспрыгивать и на стул, и на колени тоже. Тут уже она выбрала меня. Согнать Мадлен было невозможно, так как, спрыгнув, она тут же легко вскакивала снова, занимая понравившееся место. Так и стала теперь проходить наша трапеза. Дарье пришлось занять должность на раздаче.

В один прекрасный день Шаня замешкалась, таская в свой уголок кусочки впрок. И Мадлен заняла её место у мамы. Вернувшись, Шаня ходила кругами, ворчала, но это не возымело никакого действия. Мадлен победоносно взирала сверху, а бедная собачка не могла подпрыгнуть на своих коротких ножках. Обида её была велика! Тогда Шаня подошла ко мне и попросилась на колени. Я взяла её. А дальше было вот что:

Сев на мои колени, собачка с укором посмотрела на маму, а кошке показала зубки. Но Мадлен грациозно вылизывала свою длинную лапку и этого, кажется, не замечала. Шаня, повертевшись, свернулась у меня калачиком и внимательно наблюдала за мамой и её действиями. Ни малейшее движение не было пропущено, а мокрый взгляд бедняжки выражал страшную обиду и мольбу одновременно: «неужели ты не видишь, как я страдаю»? Я поглаживала её по головке, чтобы успокоить, но собачка стряхивала мою руку и всё наблюдала, видит ли это мама.

В конце концов, чаепитие закончилось, Мадлен была спущена на землю, а Шаня подбежала к маме. Мир, казалось нам, был восстановлен. Но это только казалось. Шаня в этот день категорически отказалась играть с Мадлен, как та ни приставала. И свою миску с едой она уже не уступала кошечке, и на свой коврик её не пустила. Хотя прежде они часто волтузились там, а наигравшись, собачка, проявляя заботу о котёнке, вылизывая его.

Натянутые отношения продолжались ещё дня три, потом постепенно стали сходить на нет. Собачку было жалко, но этот случай отучил её таскать кусочки впрок, пряча их в укромных уголках. А мы, наблюдая всё это, рассуждали о сложности взаимоотношений, наших братьев меньших, не уступающих человеческим. Во всяком случае, на ранних стадиях его развития.
2020 г.


На это произведение написаны 4 рецензии      Написать рецензию