С севера на юг вдоль берегов России

                Часть 5

   Птичьи базары мыса Аччён

             День пятый, 8 сентября. Полуостров Чукотка. Мыс Аччён
                         (64°49,6’ Северной широты, 175°24,5’ Восточной долготы)
     В этот день планировалась только одна экскурсия на "зодиаках", но необходимо было решить много всяких организационных вопросов, поэтому утром сразу после завтрака все снова собрались в баре. Собрание началось с выступления Нэтана, который коротко и очень конкретно рассказал о предстоящей экспедиции, делая акцент на том, что ключевым словом в экспедиции является слово ;гибкость;, что, как мы поняли, означает возможность внесения изменений в программу при ухудшении погоды или возникновения других непредвиденных проблем.

     После этого он представил нам своего ассистента Юлию Мишину и директора круиза Мэган, в круг обязанностей которой входила вся наша жизнь на борту "Профессора Хромова", и которая рассказала нам о деталях жизни на корабле. После этого перед нами предстали гиды Катя и Лори, повара Ники и Брэд и врач Том. Они достаточно чётко представили себя сами, и, удовлетворённые краткостью и конкретностью собрания, все уже хотели разойтись по своим каютам, но Нэтан опять взял бразды правления в свои руки. Он начал проводить инструктаж по безопасности плавания на "зодиаках", и опять это было конкретно и очень ненавязчиво.

    - Замечательно, — сказал я Ире, — такой молодой парень и так хорошо показал себя с самой первой минуты, наверное, это хороший руководитель.

     После этого мы попали в опытные руки настоящих профессионалов, началась учебная тревога. Всех туристов по сигналу "тревога" загнали в спасательные катера, размещённые на верхней палубе таким образом, что они оказались как бы вынесенными за борта судна. Внешне небольшие спасательные катера спокойно вместили всех нас, и ещё место осталось, стало ясно, если не дай бог, что случится, мы сможем добежать до ближайшего катера и быстренько оказаться у него внутри.

     Ну вот, учебная тревога закончилась, мы пообедали, и наступил тот волнующий момент, когда все собрались на средней палубе, чтобы занять свои места на борту "зодиаков". Но прежде чем покинуть судно, надо перевернуть личный номер туриста на специальном стенде, а затем при возвращении — вернуть его на место, такой несложный метод четко позволяет контролировать, где находится турист. Мы все, я имею в виду россиян, дождались, когда под посадку подойдет "зодиак" с Константином Зографом, главным механиком судна, единственным членом экипажа, которому было доверено управление этими резиновыми лодками.

     Почему мы выбрали лодку с Костей у руля, вполне очевидно — он хороший рулевой и к тому же русский, то есть может что-то рассказать на родном нам языке. Наверное, следует именно здесь сказать, что ещё несколько раз мы плавали с Костей, один раз попали на лодку с Лори, а уж затем плавали только с Катей, за исключением пары-тройки раз, когда нам везло, и мы попадали на "зодиак", которым управлял Нэтан. Костя хороший рулевой, но молчаливый человек, информацию из него надо буквально ;клещами вынимать;, в отличие от Кати, которая очень охотно делилась этой самой информацией, но предпочитала давать её вначале на английском языке, и только после этого повторяла всё на русском.

     На первый выход в море мы оделись как смогли, да, в общем-то, и на последующие приходилось одеваться так же — другой-то одежды у нас не было. Лучше всех была экипирована Саша — непромокаемые ботинки с высоким верхом, тёплая кофта и тёплые штаны, а сверху непромокаемые штаны и куртка, перчатки и шерстяная шапка. Ира была, в общем, тоже более или менее нормально одета, но непромокаемые штаны, которые ей выдали со склада корабля, оказались с плохо заклеенной дыркой, через которую непрерывно подтекала морская вода. Хуже всего было у меня: непромокаемых штанов не оказалось, и я на все высадки надевал одни и те же джинсовые брюки.

     Ну, а теперь надо разобраться, куда же мы собираемся, и что там находится такое-этакое, чего нигде больше и не увидишь. По программе, разработанной руководством экспедицией, мы должны проплыть как можно ближе к скалам, на которых размещены очень большие птичьи базары. Скалы эти называются мыс Аччён, он находится на территории национального парка с таким же названием. Это название на карте Чукотки появилось не просто так. Когда-то на берегу одноименного озера располагался старинный эскимосский посёлок, который назывался также, но исчез ещё в 19 веке. В современной эскимосской традиции эта территория считается "чукотской", а жители маленького стойбища Аччён — приморскими чукчами.

     Этот участок уникален. Здесь находятся многочисленные птичьи базары, имеются места размножения кольчатой нерпы. А вот само озеро Аччён признано памятником природы. Это место нереста ценных пород рыб, в том числе неpки, чавычи, горбуши, гольцов, ряпушки, последняя по своим размерам, жирности и упитанности является уникальной, не встречаемой более ни в одном водоёме Чукотки и Колымы. Название озера, да и всего района возникло от чукотского слова а’чон — "горбушное". По берегам озера имеются многочисленные следы, оставленные находившимися здесь ранее чукотскими становищами.

     С юга к озеру вплотную подступает море. Его отделяет галечная коса шириной в самом узком месте 150 м. Коса эта невысокая относительно уровня воды в озере, и накаты морской воды, переливаясь через косу, попадают в озеро, кроме того, озеро соединено с морем протокой длиной 1 км.

     Спускаться с трапа в "зодиак" и подниматься из лодки на трап — наука не сложная, но всё равно первые несколько раз мы немного волновались, а потом привыкли и даже не задумывались, какую руку надо подать встречающим и какой ногой сделать первый шаг, действовали просто на "автомате".

     Ну вот, мы сидим в "зодиаке", который весело прыгает на волнах, при этом каждый прыжок сопровождается фонтаном брызг или целенаправленной струёй морской воды, окатывающей всех, кроме рулевого, с ног до головы.

     Прошло несколько минут, и мы уже махнули рукой, перестав даже пытаться спрятаться от этих вездесущих струй воды. Я промок насквозь, и даже сапоги постепенно наполнялись холодненькой водичкой. Наконец, эта пытка закончилась, лодка приблизилась к берегу.

     Сказать, что увидеть такое количество птиц на таких вертикально падающих в океан скалах, было любопытно — не сказать ничего. Это просто потрясало, немыслимо, как они там умещались, да ещё с птенцами — не было ни одной трещинки, ни одной малюсенькой площадочки, ни одного самого ничтожного выступа, чтобы там не сидели или взрослые птицы, или уже подросшие птенцы.

     Практически везде группами или колониями, даже не знаю, каким словом обозвать эти птичьи общежития, размещались птицы одной породы, но не успеешь ими полюбоваться, как взгляду открывается другая картинка с другими действующими лицами, я хотел сказать птицами, но оговорился, извините.

     Ну а теперь надо разобраться, как это так много птиц разных пород собрались в одном месте и спокойно или иногда со скандалами, коммунальные квартиры все-таки, уживаются вместе.

     Дело-то, видите ли, в том, что большинство из этих птиц относятся к одному и тому же семейству, ну под семейством я понимаю, не родственные кровные связи, а научную классификацию, основы которой заложил ещё великий Платон, предположивший, что всё живое надо делить согласно наличествующей у них одинаковой идеи. А уже вслед за ним не менее великий Аристотель ввел в обиход понятия "вид" — то есть совокупность живых существ с одной идеей и ;семейство; — совокупность видов, сходных между собой. Ну, а до ума систематизацию животного и растительного миров довел еще в 1758 году Карл Линней, и в таком виде, ну конечно, немного видоизмененном, она и существует до сих пор. Так вот, имеется такое семейство в птичьем царстве, которое называется "чистиковые", на нём-то я и хочу остановить ваше внимание.

     Семейство чистиковых, или просто чистиков, объединяет компактную группу исключительно морских ныряющих птиц, массой от 80 г до 1,2 кг. Эти птицы хорошо приспособлены к плаванию и нырянию. Плотное тело их вытянуто в длину, шея, ноги, острые крылья и хвост короткие. Ноги далеко отставлены назад, поэтому посадка на суше вертикальная. Передние пальцы соединены перепонкой, и выполняют роль руля. Клювы очень разнообразной формы, предназначенной для той пищи, которую они потребляют.

     Короткие упругие перья образуют густое плотное оперение, хорошо сохраняющее тепло. Этому способствуют толстая кожа и хорошая жировая прослойка. Полёт быстрый, прямой. Весовая нагрузка на крылья большая, поэтому частота взмахов крыльев высокая, до 8 в секунду у кайр. Кайры с воды взлетают с трудом, после разбега, а с ровного места взлетать совсем не могут. Чистики и конюги хорошо взлетают и с суши. По земле одни виды ходить почти не могут (кайры), другие даже хорошо бегают (тупики).

     Под водой плавают с помощью крыльев — настоящий подводный полёт, делая по 15–20 взмахов в минуту. Рулём под водой, как и в воздухе, служат лапы. С помощью удара лап также заныривают. Под водой держатся обычно недолго — 30–40 секунд, но могут оставаться дольше и нырять на глубины до 25–30 метров. Плавают под водой легко, маневренно, быстро. Наблюдать за ними при этом — истинное наслаждение.

     Большинство видов в брачном наряде контрастно-чёрные сверху и белые снизу. Только пыжики имеют пёструю окраску, а чистики зимой имеют светлый рябой верх. В брачную пору у многих видов на голове и клюве появляются различные украшающие пучки перьев и наросты. Разницы в окраске у самцов и самок нет.

     Гнездящиеся чистиковые образуют на побережьях материков и островов большие, иногда огромные — миллионные — колонии.

     Кайры, тупики, топорики, конюги, люрики составляют основное население так называемых птичьих базаров. Базары формируются в зонах образования полярных фронтов, где холодные арктические воды сталкиваются с теплыми южными течениями. Здесь наиболее высока продуктивность моря — много планктона и рыбы. В то же самое время огромные скопления чистиковых удобряют море в районе птичьих базаров и тем самым значительно повышают биопродуктивность этих участков.

     Другие чистиковые — чистики, гагарки, пыжики, старики — гнездятся, в основном, одиночно.

     Большинство видов этого семейства гнездится закрыто — в расщелинах скал, под камнями (гагарки, чистики, конюги) или в норах (тупики, топорики).

     Только кайры гнездятся открыто на скальных карнизах или на столообразных вершинах островов.

     Чистики откладывают 2 яйца, остальные виды — 1 яйцо. У кайр яйца имеют конусовидную форму, что уменьшает риск их скатывания с узких скальных карнизов.

     Птенцы у этого семейства выходят из яиц одетые пухом, но долгое время выкармливаются родителями в гнезде или в море (у кайр). Как показало кольцевание, чистиковые очень консервативны в выборе места для гнезда — из года в год каждая пара возвращается для гнездования на один и тот же карниз или под одни и те же камни.

     У чистиков 2 линьки в году: осенняя — полная и весенняя — частичная, во время которой сменяется только мелкое оперение, а у многих развиваются украшающие перья и выросты клюва. При осенней линьке у большинства видов (кроме конюг) маховые перья выпадают сразу и птицы временно не летают.

     По характеру питания чистики — животноядные птицы. Они питаются главным образом некрупной рыбой и различными ракообразными, моллюсками и морскими червями. Одни виды приспособлены к ловле добычи в поверхностных слоях воды (конюги, чистики), другие — в более глубоких слоях (кайры), третьи — у дна (тупики). Добыча разных видов чистиков различается по величине. Поэтому несколько очень близких между собой видов чистиковых могут обитать в тесном соседстве.

     Чистиковые распространены в холодных и умеренных водах только северного полушария. Всего насчитывается 22 вида современных чистиковых из 12 родов. В России встречается 20 видов, 18 из них гнездятся на наших берегах.

     Семейство наиболее многочисленно в Тихом океане, где обитает 16 видов, из них 12 живут только в этом регионе. Северная часть Тихого океана и была, по всем данным, местом возникновения чистиковых.

     Ну не одни же чистиковые живут на тихоокеанском побережье и собираются в огромные колонии. Конечно, нет, там живет огромное количество разнообразных чаек, бакланов, глупышей и других морских птиц.

     Наплавались, налюбовались и полные впечатлений вернулись на корабль. Там мы впервые рассмотрели все стадии подъема "зодиаков" на палубу судна. После того как пассажиры покидали лодку, рулевой подгонял её к тому борту, где установлена лебедка, цеплял такелажные стропы за специальные проушины и лодку поднимали лебёдкой вместе с рулевым на борту. Когда же "зодиак" ставили на место, рулевой отцеплял стропы и покидал лодку.

     Мы поднялись на борт, Саша перевернула наши номерки, и мы спустились в каюту.

     Теперь перед нами стояли две задачи: первая — отогреться и вторая — высушить всю промокшую одежду. С первой задачей справиться было довольно-таки просто, мы дружно побежали в душевые, вот тут-то мы порадовались, что у нас нет душа в каюте, можно было мыться одновременно всем, душевых за дверью каюты хватало на всех. С выполнением второй задачи помогла справиться Юля, она посоветовала отнести всю одежду в моторное отделение, там было очень даже тепло, и у нас возникла надежда, что всё до утра высохнет.

    Ну, а затем был ужин, и мы уже надеялись на долгожданный отдых. Хочется при этом заметить, что целый день мы никакой физической работой, вроде бы, не занимались, то на различных брифингах были, то в лодке сидели, но почему-то устали. Наверное, это было что-то чисто нервное. Но тут к нам зашли Мэган с Юлей и обратились с вопросом, который нас несколько неприятно удивил.

      - А заплатили ли вы, господа хорошие, по 100 евро с каждого члена семьи за посещение национальных парков, заповедников, заказников и прочих закрытых территорий? - таков был их вопрос.

     Конечно, мы попытались брыкаться, доказывая, что в Москве нам сказали, что более никаких поборов не будет, что всё включено в стоимость путевки, которая и без того достаточно высока, но, в конце концов, пришлось смириться и занести эти триста евро на наш бортовой счет, закрыть который мы должны по завершении круиза.

      Но, несмотря на такой "подарок", я-то ведь, в глубине души, ждал совсем другого, в этот день был мой день рождения, с которым меня кроме моих близких никто даже и не поздравил, мы всё же были полны прекрасных впечатлений и надеялись на их продолжение. Удивительно как легко оказалось плавать на "зодиаках", где-то в душе ещё оставалась некая напряжёнка, но глядя на этих лихих рулевых, которые стоя не просто управляли не такой и маленькой лодкой, но могли вытворять на ней всяческие почти акробатические маневры, правда в отсутствии пассажиров, мы прекрасно понимали, что никакой опасности нет и бояться совершенно нечего.

     Вот так и закончился этот такой необычный для нас день.

     Продолжение следует.