Фантастика о прошлом

Небо ещё только готовилось к рассвету, а первый петушиный крик уже огласил округу. Дед Кирилл улыбнулся. Морщинистые веки медленно раскрылись, и глаза старика узрели очертания родной горницы, словно выплывшей из только что отступивших сновидений.

Дед бесшумно поднялся, сделал глубокий вдох, расправил плечи. Ему шёл уже девятый десяток, но в теле не было ни капли немощи. Перевитые жилами ручищи и сейчас могли  запросто сломать подкову. Старик пятернёй пригладил растрёпанные седые космы и босиком вышел из просторной избы. Под его ступнями не скрипнула ни одна половица. Дом вековой постройки поддерживался хозяином в идеальном состоянии.

Забрезжил восток, и дед поспешил к реке. Словно малолетний пацан, старик радостно сбивал босыми ногами росу с травы. Ежеутреннее купание неизменно поднимало деду Кириллу настроение. Бежать под гору было столь радостно, что старик с неимоверным усилием сдерживался, чтобы не завопить от восторга. Но когда бухнувшись в воду, дед вынырнул почти на середине реки, радостный крик далеко разнёсся над хрустальной поверхностью стылой воды.

Растёршись грубым полотенцем, старик не спешил домой. Он степенно прошествовал в свой сарай, где хранились его многочисленные рыболовные снасти. Проведя беглый осмотр обширного имущества, дед довольно крякнул и сообразил, что его уже заждались. И действительно: сделав всего несколько шагов в сторону дома, он уловил божественный аромат свежеиспечённого хлеба. Сгорая от нетерпения, старик прибавил шагу и через несколько секунд уже взялся  рукой за потрескавшуюся заднюю калитку. Тут он услышал тихое позвякивание. И память сразу же подсказала, что это был велосипедный звонок.
— Хм… Почтальон, что ли? — старик задумчиво почесал в затылке.

Он уселся за стол и с благостью уставился на пышущие печным жаром ломти хлеба и крынку парного молока. Дед нарочито медленно сделал огромный глоток и зажмурился как кот. Хозяйка хранила почтительное молчание, не нарушая десятилетиями установленного ритуала безмолвного завтрака. Она безо всяких объяснений прекрасно чувствовала, что эти несколько минут наполняют старика силой и здоровьем. А потому могла лишь украдкой нежно смотреть на своего супруга.

Но вот дед отодвинул опустевшую посуду, отвесил бабке поклон и поинтересовался:
— Это почтальон что ль спозаранку приезжал?
— Он самый. Письмо пришло. От внучка! Слава богу, каникулы у него. Вот на днях должон приехать.
— Ну, и славно! А то торчит там в своём городе, среди пыли, гари и шума. Хоть письма бумажные не разучился писать. Молодец! Уважил стариков!

Дед довольно почмокал губами, потом что-то вспомнил и с грустью посмотрел в окно. Он виновато глянул на супругу и осторожно спросил:
— Если я сегодня Игната навещу?
Бабка, возясь у печки, даже не стала оборачиваться.
— Отправляйся! Без тебя есть кому помочь по хозяйству.
Дед сразу приободрился.
— Спасибо!
Но бабка его строго осадила:
— Но! Но! Не гони коней! Дай, хоть гостинцев ему соберу. А то опять попрёшься с пустыми руками. Сам уж седой давным-давно, а о других старцах не думаешь.
— Ты права, — дед Кирилл сокрушённо покачал головой.
— Именно! Игнату уж сколько лет поди? Мы когда справили серебряную свадьбу? Ему уже тогда за сотню перевалило. Так что погоди маненько. Я пирогов хоть напеку.

***

Собрав целый ворох гостинцев, супруга деда Кирилла покачала головой:
— Негусто. Может, до завтра обождёшь?
Старик поднял могучей рукой объёмную расписную торбу и снисходительно хмыкнул:
— Нормально. Как раз не устану.
— Что? — жена всплеснула руками, — Ты ещё и пешком собрался? Переться в такую даль?!
— Ничего страшного. Хоть прогуляюсь. А то и так ни черта уже дома не делаю.
Но обычно тихая и кроткая женщина в этот раз явила миру свой норов:
— Девятнадцать вёрст пешком по лесу? Даже не думай! Я вот сейчас Игнату позвоню, пусть сам прилетает. Тебе хоть стыдно будет!
— Ладно, ладно! — дед миролюбиво поднял руки, — Возьму флаер. Где этот помощник?
Старик свистнул, и через мгновение к нему подбежал юркий четырёхногий кибер. Малыш метрового роста услужливо растопырил манипуляторы и вопросительно поднял блестящую голову.
— Ну что, дружок, выгоняй флаер из сарая.

Тестовая проверка портативного летательного аппарата заняла пару минут. После чего дед под суровым надзором супруги закрепил на багажнике мешок с гостинцами, а сам, деланно кряхтя, влез в седло.
— Вот так! И не надо тут из себя развалину корчить. Я отлично знаю, что ты здоров. Но всему есть разумные границы, — серьёзно отчитала жена.
— Да уж знаю, — кивнул дед Кирилл.
Он крутанул ручку газа, резко развернулся, как когда-то в молодости на мотоцикле, и рванул в сторону леса.
— Вот шальной! — бабка махнула рукой и направилась в избу, а молчаливый кибер тут же неслышно засеменил следом.

***

Дом Игната стоял на опушке леса и выглядел совершенно чужеродным образованием. Огромная металлопластиковая сфера больше всего походила на гигантскую каплю росы. Она сверкала на солнце и была видна с огромного расстояния. Сам хозяин дома уже вышел наружу и смотрел в направлении приближающегося флаера. В длиннополом белом халате и с густой седой бородой, что спускалась почти до колен, он выглядел настоящим сказочным персонажем. Волшебником или как минимум знахарем.

Кирилл сделал плавный разворот и приземлился в двух шагах от Игната. Он вальяжно вылез из седла и, раскинув руки, с улыбкой кинулся в объятия друга.
— Ну, здравствуй, старина! Годы идут, но ты, слава богу, не меняешься. Не надоело играть в мага?
— А ты и на флаере сидишь, как когда-то на Харлее! Рад, что заглянул, Кир. Проходи в дом!

Деды радостно обнялись и поднялись в жилище.

Кирилл, раньше часто бывавший у друга, всегда шутливо упрекал того в чрезмерном увлечении техногенной культурой. Вот и сегодня он не преминул поднять любимую тему:
— Вот сколько раз у тебя был, а никак не могу понять, почему ты отрастил такую бородищу, живя в шаре из металлопласта? Для гармонии тебе нужен терем! На худой конец, изба.
— Ну, конечно! Мне, выросшему в урбанистическом мире, коротать свой век на средневековых полатях? Нет уж, увольте!
Дед Кирилл вновь хотел рассмеяться, услышав уже множество раз звучавшую фразу, но сейчас что-то заставило его сохранить серьёзность.
— Иг, а если без дураков?
Хозяин дома сурово поглядел на гостя, вздохнул, погладил бороду.
— Ладно, уж. Скажу!
— Так и знал, что дело тут нечисто! — Кирилл хлопнул ладонью по коленке.
— Ты разве не замечаешь, что борода сверкает несколько ярче, чем должна седина?
— Э… — только и смог сказать Кирилл, удивлённо вытаращив глаза.
— Это не борода, а переносная солнечная батарея. Плазмокристаллу уже давненько не хватает энергии. Вот такие дела, Кир.
— Погоди! — запротестовал Кирилл, — Почему ты не обратился за помощью?
— Обратился. Сразу же! К сожалению, эта борода оказалась единственным подходящим решением.
— Что?! — гость вмиг позабыл обо всём прочем, — Но ведь прогрессирующая нехватка энергии говорит о…
— Не будем об этом! — Игнат резко оборвал друга, — Я уже очень и очень стар. Человеческий век теперь долог. Я же прожил куда дольше. И медленное разрушение плазмокристалла мозга видится мне вполне естественным способом ухода.
— Но… — взмолился Кирилл.
В этот раз его никто не прерывал, но гость не знал, что сказать. Он сидел и растерянно смотрел на друга.

Очи Игната полнились умиротворением. В этом взгляде совершенно не было усталости от бездны прожитых лет, не было в нём печали и тем более страха перед неизбежным. Кирилл глядел в глаза друга, и жёлтые радужки виделись ему головками полевых ромашек, что смотрят на солнечный свет и ощущают недоступную людям гармонию.
— Ты только слезу не пусти! — неожиданно буркнул Игнат, — Я не завтра помирать собираюсь.
— Прости, — Кирилл тряхнул головой, — Я тебе гостинцев привёз. Моя испекла…
Игнат сурово посмотрел на друга и сразу догадался:
— Но ты явился с другой целью. Так?
— Точно, Иг, — дед Кирилл тут же признался: — Внучок ко мне приезжает. Хочу попробовать с ним поговорить.
— Тебя всё тяготит вопрос восприятия людьми их истинного происхождения?
— Да.
— Кир, те, кому положено, это знают. Другие тоже узнают. Но попозже. Не стоит торопить события. Слава богу, всё идёт хорошо.
— Хорошо… А тебе не кажется, что строить новый мир на обмане опасно?
— Кир, никто никого не собирается обманывать. Просто часть исторических сведений была откорректирована для правильного восприятия новым поколением.
— Ты думаешь, что им рано знать правду?
Игнат надолго задумался. Он осторожно теребил бороду, хмурил брови. Затем неожиданно заявил:
— Я предполагал такой вариант. Потому заранее даже изучил психоматрицу твоего внука.
— Что?! — поразился Кирилл.
— Ну а ты думаешь, что я на старости лет из ума выжил? Я тут не только лесной красотой наслаждаюсь. Я и работаю. В меру сил, конечно. Потому могу дать добро на твой эксперимент. Но будь крайне осторожен!

***

Приехавший на третий день внук был принят с таким радушием, что не знал, куда деваться от смущения. Бабка то и дело охала, ахала и пускала слезу, глядя на статного курчавого юношу. Дед же только молча улыбался в усы. Он смотрел в ясные, открытые, полные наивности и доброты очи и с наслаждением ощущал, что смотрит на себя в молодости.

Наконец дед отогнал радостно причитающую старуху и сам заговорил:
— Спасибо, Андрюшка, что приехал! Так на старости лет хотелось повидать тебя!
— Дед, так мы ж с тобой по видеосвязи постоянно общаемся!
— Видеосвязь — это одно, а личное общение совсем другое, — наставительно указал старик.
— Я понимаю, потому и приехал.
— Вот и молодец! Кстати, а на чём ты приехал? Дай-ка, погляжу!
Старик выглянул за забор и с удивлением воззрился на приземистый вездеход на широкопрофильных шинах низкого давления.
— Вот он, мой тарантас! Нравится? — с гордостью произнёс внук.
— Ого! Не ожидал, что ты фанат наземного транспорта.
Юноша тут же смутился. И пролепетал:
— Ну… я вообще-то люблю и флаер… Но его я пока не могу построить… А этот…
— Погоди! — дед поражённо уставился на Андрея, — Так ты сам его построил?
— Ага! — широко улыбнулся внук.
— Молоток! — восхищённо воскликнул дед.
— Что? — не понял Андрей странной похвалы.
— Раньше в старину так говаривали, — усмехнулся старик, — А я уж думал, что ты принципиальный сторонник наземного транспорта.
— Э… сторонник наземного транспорта? — Андрей озадаченно взглянул на деда.
— А что у вас таких в городе нет?
— Ну… не знаю, если честно. Я о таком не слышал.
— Есть, есть такие! Вон наш почтальон…
— Кто?
— Я так называю техника районного узла связи. Он у нас и телепортами, и линиями снабжения, и каналами связи ведает. И даже сам иногда доставкой занимается. Отличный парень! Но вот принципиальный противник любого транспорта, кроме велосипеда.
— Серьёзно? — внук не мог в это поверить.
— А то! Он потому в наш район и напросился, чтобы можно было педали крутить.
— Погоди, дед! А зимой как?
— Лыжи!
Внук недоверчиво посмотрел в смеющиеся глаза старика, и сообразил, что дед опять его разыграл. И они оба весело рассмеялись.

***

Неслышно ступая по полу, дед приблизился к печке и легонько потормошил сопящего внука:
— Андрюшка, вставай!
Непривычный к столь раннему подъёму, внук спросонья уставился на стоящего перед ним деда.
— Что случилось?
— Ничего! Скоро рассвет.
— М… и что? — внук опять уронил голову на подушку.
— Как что? Ты ж хотел за грибами пойти!
— В такую рань? — зевнул Андрей.
— Самое то! Ну-ка! Живо вставай! — и дед бесцеремонно стащил внука на пол, — Сейчас окунёмся, и сон как рукой! Побежали!

Когда спустя четверть часа дед растирал внука полотенцем, у того долго зуб на зуб попасть не мог. Наконец согревшись, дрожащий паренёк с ужасом посмотрел на деда и просипел:
— Ты так часто делаешь?
— Купаюсь? Каждое утро! Причём круглый год! — с гордостью заявил дед, выпячивая и без того могучую грудь.
— Ужас! — еле слышно выдохнул Андрей.
— Ты чего там шептать стал? Когда в речку бултыхнулся, вопил на всю деревню!
— Не думал, что вода такая холоднющая.
— Это да! У нас речка особенная. В ней даже в самые жаркие дни вода стылая.
— Надо же… Видимо, тут ключей подземных много, — сообразил внук.
— Ну, что согрелся? Тогда двинули!

Они шли по просыпающейся чаще, держась в метрах десяти-пятнадцати друг от друга. Андрей, редко выбирающийся из города, был целиком поглощён поиском грибов, деда же куда больше занимало житьё внука. Он то и дело выспрашивал только ему интересные подробности, постоянно задавал уточняющие вопросы и требовал объяснить неизвестные обороты речи. Андрей, охваченный азартом поиска, иной раз отвечал невпопад, а порой останавливался и выдавал подробнейший отчёт. Дед слушал, не перебивая и даже не отрывая взгляда от Андрея. Это поначалу несколько конфузило внука. Но сообразив, что старик страшно скучает, перестал обращать на это внимание.

Солнце уже поднялось достаточно высоко, когда они решили сделать привал. Андрей тактично не стал жаловаться, что утро выдалось совершенно не грибным. Он едва засыпал дно лёгкой плетёной корзины. Но когда дед скинул с плеч доверху набитый короб, внук поражённо уставился на старика и тут же завопил:
— Да как так-то?! Ты даже нагибался за грибами меньше, чем я! Откуда столько?
Дед Кирилл довольно рассмеялся и объяснил:
— Ты просто не умеешь искать.
— А как это делать? Научи, а!
Старик медленно уселся в тенёк и не спеша стал наставлять:
— Со временем и ты научишься. Вот походим с тобой каждый день в лес, так глядишь, к концу лета шустрее меня будешь.
— Опыт? — хмыкнул внук, — Понимаю. Всё же объясни хоть основы. Так сказать, дай теоретический базис.
Дед поражённо воззрился на Андрюшку.
— Эвон какие слова ты знаешь!
Внук тут же смутился, покраснел и сбивчиво пояснил:
— Я хотел сказать, что неплохо бы узнать основы. От чего отталкиваться? В чём краеугольный камень?
Старик же внезапно стал серьёзным и заговорил совсем о другом:
— Вижу, для пятнадцатилетнего юнца ты довольно начитан. Нравится литература?
— Что? — внук опешил смене направления беседы, но из вежливости не стал перечить старику, — Нравится. И даже очень. Жаль только, что уроки редко бывают. Раз в неделю всего.
— Понятно. Рад слышать, что ты любишь читать. А ведь когда-то это занятие было непопулярным.
— Да? — поразился внук, — Это когда же?
— До пандемии. Тогда многое было по-другому.

Старик печально умолк. Не стал его тревожить расспросами и внук. Глобальная пандемия, уничтожившая в позапрошлом столетии большую часть населения планеты, до сих пор оставалась темой, неохотно поднимаемой в разговорах и прессе.

— А грибы я нахожу по запаху, — дед, спохватившись, вернулся к теме разговора.
— Серьёзно? — удивился Андрей.
— А если серьёзно, то всё дело… в доброте, — медленно проговорил старик.
Внук, слыша каким тоном это было сказано, непонимающе почесал в затылке. А дед тем временем полез в короб, сунул руку в потайное отделение и вытащил оттуда нож. Он протянул его внуку и спросил:
— Как ты думаешь, что это?
Парнишка извлёк из ножен странный узкий клинок. Он несколько минут молча крутил его в руках, потом резюмировал:
— По конструкции это похоже на нож. Вот только зачем тут двусторонняя заточка? Это же неудобно! Так что, скорее всего, это слесарный инструмент. Правда меня сбивает с толку чёрный окрас клинка. Не могу понять, для чего это нужно.

Старик откинул голову назад и посмотрел на яркую зелень кроны дерева и проблёскивающую сквозь неё синь небес. Казалось, ему совершенно не хочется говорить. Но он всё же ответил:
— Это кинжал. Оружие.
— Оружие? — внук удивлённо переспросил, услыхав неизвестное слово, — А что это?
Дед опять не спешил с ответом. Он сорвал травинку, пожевал её и со вздохом пояснил:
— До пандемии мир был совсем иным. Я не про технику и уклад жизни говорю. Я имею в виду человеческие отношения. Не знаю, поверишь ли ты мне, но раньше люди постоянно испытывали ненависть друг к другу. Причём до такой степени, что запросто хватались за оружие и чинили убийства. Это называлось войной…
Но внук не поверил:
— Как? Что это за бред?! Как вообще человек может сделать что-то нехорошее другому человеку?
— Никак! Ты совершенно прав, Андрейка. Сейчас человек о таком и помыслить не может. А вот раньше было всё иначе. То, что ты держишь в руках — это один из видов оружия, что люди охотно пускали в ход против своих собратьев. Да, эта штука весьма примитивна. Её ведь придумали тысячи лет назад. Но с каждым годом оружие становилось всё совершеннее и всё опаснее. И могло убить всё больше народу. Последней такой разработкой был вирус, который и стал причиной пандемии.
— Что? Ну, это уж точно враки! — возмутился внук, — Во всех исторических хрониках указано, что тот страшный вирус был результатом природной мутации.
— Это верно!
— Так что ж ты тут придумываешь?!
— Верно, что так написано. Но в действительности было иначе. Мне повезло родиться человеком самого первого поколения, после пандемии.
— Дед, ты здоров? — забеспокоился Андрей, — Пандемия завершилась за полвека до твоего рождения.
— Именно. Только людей, переживших её не осталось.
Андрей уже не знал, что думать и говорить. Он лишь непонимающе хлопал глазами. Дед же продолжил странный разговор:
— Когда пандемия только началась, виднейшие умы того времени поняли, что это конец старого мира. Несколько НИИ были перемещены в изолированные подземные бункеры, где велась работа по созданию биороботов.
— Биороботов? Для чего?
— У людей не было шансов на спасение. Но достижения человеческого разума нужно было сохранить. Потому учёные и придумали биороботов. Они были в точности как люди. Они могли даже размножаться!
— Каким образом? — Андрей уже совершенно не знал, чему верить.
— Вполне естественным. Вот правда с мозгом оказались проблемы. Разработать для биороботов мозг, который мог развиваться и расти вместе с эмбрионом, учёные не успели. Потому детям биороботов после рождения вживляли плазмокристалл. Сам отлично понимаешь, что такая процедура напрочь убивала присущую людям самостоятельность.
— Хм… И где же эти биороботы? — нахмурился внук.
— Их почти не осталось.
— Почему?
— Они сделали то, что не успели их создатели — возродили человечество. Как я уже сказал, проблема была только в мозге. Вот роботы и додумались провести стимулирование развития мозга собак. Это принесло неожиданные плоды. Новые люди смотрели на себя глазами собак! Представляешь? Люди научились любить так, как никогда не могли себе даже представить. Но такие знания пока рано открывать общественности. Даже у представителей вашего поколения порой встречается эмоциональная нестабильность. Вот потому и литература у вас куцая. Ведь колоссальное количество книг, что созданы прежним человечеством описывают неприемлемые для нынешних людей понятия. Про историю я вообще молчу, — дед со вздохом махнул рукой.

Но  когда старик поглядел на внука, его сердце сжалось от боли. В глазах Андрюшки стояли слёзы. Глотая комок в горле, он просипел:
— Дед, ты всё это придумал? Да?
Старик моментально собрал волю в кулак и соорудил на лице виноватую улыбку:
— Прости, Андрейка! Наврал тебе дед. Мысли глупые лезут в седую голову…

Старик крепко обнял перепуганного внука. Почувствовав родное тепло, Андрей тут же успокоился. А через минуту он восхищённо посмотрел на деда:
— А ты знаешь, как такое называется?
— Э… нет, — старик даже не понял, про что заговорил внук.
— Это фантастика! Нам на факультативе рассказывали про жанры литературы. Но я думал, что фантастика бывает только о будущем. А ты придумал о прошлом!


На это произведение написаны 2 рецензии      Написать рецензию