Сказочные сладости

                                     Вернувшись из нашего кинотеатра, где прошел стартовый дневной воскресный сеанс « Королевства Кривых Зеркал» , я первым делом подтащил к стене тяжеленный стул.

                                     На него пришлось водрузить ещё и маленькую скамеечку. Неустойчивое сооружение, еле-еле, но помогло  достать  поллитровую банку варенья из белой черешни, находившуюся довольно высоко - на самой верхней полке старинного светлого буфета.

                                     Установив емкость на кухонном столе, я с усилием стянул полиэтиленовую крышку и, оглянувшись по сторонам, лихо зачерпнул полную столовую ложку. Удалось зацепить не только ягоды, отливавшие настоящим янтарём, но и дольку лимона, с которым вкус становился по-настоящему божественным.

                                     Это, конечно, немного подуспокоило, но ненадолго. Запив удовольствие  из любимой алюминиевой кружки, где колодезная вода казалась еще более свежей и прохладной, я стал внимательно разглядывать и перебирать все банки, одну за другой, по очереди.
 
                                   - Ура! Нашёл!- В несколько стеклянных хранилищ  волшебного наслаждения,  помимо белой черешни и лимона, бабушка добавила ещё и ядра грецких орехов, делавших угощение царским. К ним тоже удалось приложиться. И приложиться  весьма изрядно.

                                     При заготовке варенья, мне всегда доставалась самая ответственная работа. Часами, порой до мозолей, приходилось орудовать специальной чудо-машинкой.

                                     После нажатия на тугой подпружиненный поршенек, откуда-то выдвигалось  хищное металлическое жало. Оно с жадностью впивалось в упругий бочок ягодки, установленной точно по центру специального отверстия.

                                     Мгновение - и косточка с шумом выстреливала из вишенки-черешенки прямо в миску или ведро.

                                     Важнейшая операция повторялась стократно-тысячекратно, не считал. Уставал, однако, изрядно.

                                     Мягковатые сочные вишни, тёмные сладкие или горькие черешни, чистились легко. А вот белые черешни - те поддавались с бОльшим трудом.
                                     Дополнительные трудозатраты, при этом , окупались полностью. Волшебный аромат, янтарный цвет, удивительный вкус.

                                     Время тайно-секретной дегустации пролетело незаметно. Вдоволь зарядившись наслаждением, я понёсся обратно в кинотеатр быстрее ветра, чтобы, кровь из носу, успеть на следующий сеанс и повторно погрузиться в волшебный мир  «Кривых Зеркал».

                                     Бабушка уже беспокоилась не на шутку, взволнованно расхаживая по фойе кинотеатра. Шумное детское море, плескавшееся в кинотеатре, понемногу начинало нетерпеливо посвистывать и топать ногами, но само главное действо, сам кинофильм, начаться без моего присутствия никак не мог. Просто, не имел права.

                                     Дядя Янкель , свято выполняя родственные обязанности, мужественно терпел, потел и сердился, но фильм, все же, не запускал.

                                     Вконец запыхавшись, я пулей влетел в кинозал, немедленно усевшись  на своё коронное второе место, во втором ряду. Билеты туда, в продажу не поступали. Дядя Вася - наш добродушный кассир кинотеатра, всегда получал листик с местами, где мое было заранее зачеркнуто маленьким аккуратным крестиком.

                                     Бабушка с облегчением  помахала брату рукой, и проекторы, тотчас, оживленно и деловито застрекотали, поглощая поступавшую пленку и выплевывая на экран удивительные кадры, эпизоды, захватившие всех, в одно мгновение.

                                     На этот раз, я  переживал кадры с поеданием варенья, где белокурые Оля - Яло от души угощались сладким  из огромной роскошной банки, уже гораздо-гораздо спокойнее.

                                     Заботливая Аксал щедро угощала королевских пажей. Завораживая всех детишек, широко распахнувших глаза навстречу удивительным  событиям, на экране носились, и смешной кололь Йагупоп семнадцатый, и красавица Лидия Вертинская, игравшая роль опасной Анидаг, и подлые Абаж с Нушроком.

                                     Лидию и Анастасию Вертинских я в те годы искренне обожал. Особенно после «Алых Парусов«, «Человека-амфибии« и «Садко».

                                     Анастасия привлекала  чудными глазами и ангельской чистотой. Лидия, особенно в образе птицы Феникс, была наделена такой опасно-хищной красотой отъявленной стервы, что  потрясла мое  примитивное мужское естество ещё в детском возрасте.

                                   - Ключ! Ключ!,- требовали у Оли и Яло громадные стражи, охранявшие мужественного героя. Их настигали нехорошие злодеи, пытавшиеся спасти несправедливое Королевство Кривых Зеркал. Однако все развивалось быстро, слишком уж быстро, и неотвратимо неслось к прекрасному справедливому завершению.  Об этом я знал совершенно точно. Знал  ещё из прошлого киносеанса.

                                   - Жаль! До конца удивительного дня оставался всего лишь один фильм, в 17-40. Всем - всем - всем чудным цветным мирам, уже в совсем скором будущем, предстояло надолго, очень надолго, исчезнуть и раствориться в окружающем пространстве

                                     Оставалась, конечно, ещё слабая маленькая надежда на волшебные сны, иногда посещавшие меня после таких вот марафонских кинопросмотров.
         
                                   - Может, все-таки,  домой сходишь ?,- улыбалась бабушка после окончания очередного сеанса

                                   - Как?  Понравилось?,- интересовался, крича из окошка киноаппаратной, довольный дядя Янкель

                                   - Вот, поешь, - оставив прилавок без присмотра , совала под нос вкуснейшее бисквитное пирожное его заботливая жена, моя тётя Ита,- запивать придёшь ко мне, прямо в буфет - ситро очень приятное завезли

                                   - Возьми билет на следующий сеанс,- ласково гладя по голове, произносил известный добряк Вася, служивший в кинотеатре кассиром и любивший , порой, со слов моего папы, с удовольствием  заложить за воротник

                                     Я всегда  оглядывал  воротник его рубахи очень внимательно. Однако, все никак  не мог обнаружить, что он туда, по свидетельству  отца, любил закладывать.

                                     После сеанса, мне иногда фартило выпросить у Фейги, убиравшей кинотеатр, дополнительный веник. Осторожненько, чтоб не поднимать тучи пыли, я сметал шелуху семечек, нащелканную азартными кинозрителями в невероятно гигантских количествах.

                                     Набирались целые горы. Порой, Янкель доверял мне и включить громадный вентилятор с настоящим авиационным пропеллером. Весь спертый воздух от предыдущего киносеанса мигом выносило из зала.

                                     Наконец, в кинотеатре выключали свет, закрывали многочисленные двери и , расходясь по домам, оставляли его в полном одиночестве.

                                     Правда, у меня всегда оставалась подозрение, что по ночам, в этом большом темном зале, все оживает вновь - ярко загорается экран и , до самого-самого утра, там, сами по себе, крутятся и крутятся фильмы,- один интереснее другого. Во сне я наблюдал эти чудеса неоднократно.

                                   - Не верите ?! Можете проверить!

                                   - Точно Вам говорю...


На это произведение написаны 3 рецензии      Написать рецензию