Всё возможно

 Надежда Васильевна долго отходила от очередного посещения высокопоставленного начальства. Нагрянули неожиданно без предупреждения сам директор завода с группой представительных мужчин больше похожих на бандитов, а не на комиссию из Дорпрофсожа. Пришлось бросать текущие дела, ходить по детскому оздоровительному центру  и показывать всё, что они пожелали посмотреть. Она слышала, что бывший пионерский лагерь будут продавать, но в реальность этого факта, она не могла поверить. Вот уже десять лет она занимает должность директора, а начинала со старшей вожатой, лагерь – её детище, жизнь и душа. Позже сторож Иван Сергеевич, знавший всё и обо всех, поведал ей по секрету:
- Надежда Васильевна, я слышал от нашего профсоюзного деятеля, что будет здесь пейнтбол. Детей значит по боку, а здоровые дядьки будут с "пукалками" бегать. Тёплые корпуса с туалетами, сушилками, душем – бандитам, а ребятишек куда? Вот додумались. Эх, дожили…
От его слов у неё потемнело в глазах и защемило сердце, она развернулась и отправилась в кабинет, чтобы позвонить директору. Он сначала отнекивался, но потом вдруг начал кричать:
- Завод закрывают! Год, два – и всё! Людей сказали за это время сократить! А ты о лагере печёшься, скоро по миру пойдём! Последнюю смену дорабатываешь, и тоже ищи работу. Да, Надежда Васильевна, к тебе послали охранников, устрой их, кормёжка бесплатная. После смены продадим твой лагерь, прости. И смотри мне, без фокусов, знаю я тебя. Ничего нельзя сделать, всё решили наверху, не терзай себя, береги нервы и здоровье! Надя, слышишь меня, и молчи, как рыба. Всё!
В этих тяжёлых раздумьях её застал жёсткий стук в дверь, дети так не стучались, она выдержала паузу, стук повторился:
- Войдите, открыто.
В кабинет вошёл молодой мужчина в камуфляжной форме, роста выше среднего, с аккуратно зачёсанными назад русыми волосами и такими же аккуратными усиками. Пахло от него армейской ваксой и приятным кремом для бритья. Всё это она отметила сразу больше по привычке, как психолог, он видно тоже занимался тем же в эти первые минуты знакомства.
- Здравствуйте, я откомандирован к вам для охраны территории, вот мои документы.
Надежда посмотрела удостоверение: Красуцкий Андрей Вениаминович. ИЧП «Феникс». Её взгляд упал на наградные планки, он тут же перехватил его:
- Чечня, ВДВ
- А я думала, вы будете детей охранять, а не территорию?
Он неожиданно широко улыбнулся и превратился в озорного подростка:
- Так это обязательно, Надежда Васильевна, и детей тоже, не волнуйтесь.
- А я и не волнуюсь, жили как-то без вас, ночным сторожем обходились. Да, новые времена, новые веяния…
- Со мной напарник будет, он через два дня сменит меня, скажите, а где мы жить будем?
- Пойдёмте, покажу. В связи с тем, что вы прибыли позже открытия смены, придётся поселиться в лесном домике, в лесу у нас пост №1, дети убегают, старшие отряды курят, так что весело будет.
- Вы им не разрешаете курить? Я видел очень взрослых юношей, может им родители позволяют?
- Я опасаюсь, что они спровоцируют пожар. Бельё получите у завхоза, ужин в 18.45, принесите мне график дежурств, приступайте сегодня. Я думаю, вы знаете что делать.
- Так точно, госпожа директор!
- А вот этого не надо, берите ключ, заселяйтесь.
Гнетущее состояние не покидало её, но любимая работа всегда помогала, вечерний обход никто не отменял. Уже давно затихли звуки дискотеки, детский гомон ещё полчаса доносился из корпусов, потом редкие возгласы вожатых, наконец, на городок опустился покой.
- Пора, - сказала себе Надежда, - и отправилась в деревянный барак, где размещались старшие отряды. Туда она заходила несколько раз, мальчишки после танцев частенько устраивали разборки, и её появление порою производило нужное действие. К её удивлению в двух отрядах было тихо, она открыла дверь и услышала говор. Вышла Лена вожатая первого отряда:
- Надежда Васильевна, а новый охранник рассказывает ребятам о службе в ВДВ, они сами его позвали, он оказывается Герой России. Можно мы позже ляжем?
- Конечно, Лена, можно.
На обратном пути она столкнулась с ним на центральной аллее.
- Доброй ночи, Надежда Васильевна, разрешите проводить вас?
- А вы не перепутали свои обязанности?
- Нет, вы тоже входите в объект охраны, только живой.
- Ах, объект? Странное у вас отношение к службе.
- Я не служу, моя служба закончилась, я охраняю. Моя последняя специализация – телохранитель.
- Значит у вас сейчас 300 детей и 100 объектов персонала. Боюсь, не справитесь.
Он остановился и резко повернул её к себе:
- Уверяю вас, я справлюсь. Гораздо легче охранять 400 человек - здесь, чем одного в толпе – там.
В глазах   его появилась жёсткость и знание того о чём он говорил, в этот момент он казался намного старше своих лет, пожившим мужиком, лет за сорок.
- Да, - подумала Надежда, - этот мальчик не так уж прост. Война оставляет неизлечимые шрамы не только на теле, но и в душе. Что же ты пережил, Андрей?
Она отстранилась от него:
- Простите, Андрей, я сегодня совсем расстроена, неприятности по работе и вообще всё рушится, чем жила, дышала – всё под пресс, как в кузнечном цехе, был замок и нет его.
- А может  это к лучшему - ровный прокатный лист, твори, что хочешь? - сказал он и убрал прядь волос с её лба, - вам с чёлкой будет лучше, не прикрывайте глаза.
- Спасибо, - машинально ответила она и с изумлением глядя на Андрея.
- Прошлое – забыто, будущее – закрыто, настоящее – даровано. Конфуций. Подумайте над этим. И спокойной ночи, Надежда Васильевна.
Два раза в неделю директор присутствовала на закладке продуктов в столовой. Не потому, что не доверяла шеф повару, люди работали не один год, проверенные, честные, однако контроль  необходим, ей так было спокойнее. Как говорят, чтобы не расслаблялись, да и отравлений не было много лет. Она думала над последними словами Андрея, и понимала, что именно они упорядочили её мысли, действительно, как просто: забыто, закрыто, даровано.
- Какое утро чудесное и это дар, -  она улыбнулась рассвету и ходко направилась к столовой. Вдруг на ступенях комплекса  она увидела Андрея и молоденькую повариху, та явно кокетничала с мужчиной, и это было неприятно.
- Белозёрова, не пора ли на работу? – резко остудила её Надежда.
- Доброе утро, Надежда Васильевна, - проговорили они разом.
- Быстро к котлам! А вы, Андрей Вениаминович, постарайтесь расширить радиус охраны и не дефилируйте  по центральной аллее, не на параде!
- Так точно не на параде!  - козырнул он, развернулся и пошёл чеканя шаг, приговаривая, ать – два, ать – два, левой…
Она смотрела ему вслед и понимала, что проблем у неё прибавилось. Женское общество лагеря переполошилось, ещё бы – чистый гусар и сердцеед видать по всему.
В течение последующего дня Надежда не видела нового сотрудника, но вечером обнаружила его на стадионе, играющего с детьми в футбол, причём вожатые сидели на трибунах и о чём-то весело беседовали. Андрей же с полуобнажённым торсом носился по полю в качестве судьи и тренера. Надежда невольно отметила про себя, что он прекрасно сложён, с хорошей реакцией и двигается как-то необычно, словно вёл свою особенную игру. Вечером, выходя на обход, она обнаружила Андрея, ожидающего её на аллее.
- Добрый вечер, Надежда Васильевна, вы на обход, разрешите вас сопроводить?
- Вы не мой личный телохранитель, и мне не нужна охрана.
- Нет, вы меня не поняли, мне необходимо поговорить с вами. Давайте по дороге…
- Слушаю вас.
- Разрешите мне оставаться в лагере и не уезжать на выходные? Понимаете, я так давно не отдыхал, а здесь великолепная природа, речка, дети. Я могу быть полезен, я умею всё. У вас бассейн простаивает, я могу запустить его, потом, купальня плохо оборудована, дети могут пораниться, я сделаю…
- Всё это хорошо, только мне платить вам нечем, а столяр у нас есть, и я озабочу его сегодня же. Спасибо за подсказку, а бассейн нам не нужен пока жарко. Можете оставаться, только на  эти дни  к бухгалтеру на питание.
- Спасибо. Я вижу, ваше настроение не изменилось, вас снова что-то гложет.
- Послушайте, вы не мой душеприказчик, ведите себя соответственно.
- Я понял, субординация и так далее, только вчера вот здесь на этом месте, вы были настоящая и очень красивая.
- Что вы себе позволяете?
- Я хочу помочь вам, в ваших глазах отчаяние и безысходность, они разрушают вас, Наденька, я не могу этого допустить.
- Что?!! Пошёл вон! Мальчишка!
Надежда быстро пошла по аллее, стараясь убежать от него, боялась разрыдаться, чего не могла себе позволить, хотя с какой бы радостью она поплакала бы у кого-нибудь на плече. Но такого себе она не могла позволить, статус давил. И это его «Наденька», её давно так никто не называл. Подумать только, ещё чуть и она бы упала ему на грудь. Каков психолог. Как это в нём уживалось: мальчишка и умудрённый мужчина? И чем он может ей помочь? Хотя он прав: будущее закрыто, никто не знает, что впереди, просто надумываешь себе и, причём самое страшное, а если оно прекрасно это будущее? Настоящее – даровано.
За всеми переживаниями она не навещала сына, подростка тринадцати лет. По давней привязанности к воспитателю, он не пошёл в старший отряд, остался в третьем, Надя одобрила, всё же корпус тёплый, удобства, она жалела сына, хотя ему нужно было взрослеть и жить в спартанских условиях в бараке.  Отец геолог  ушёл в поля и не вернулся, прислал деньги и объявил об уходе из семьи, алименты она не требовала, просила помогать иногда. Алёшка закрылся в себе и сильно переживал, он считал, что его бросили, а это больно. Больше всего Надя боялась, что он ожесточится, поэтому старалась быть мягче и поддерживала все его капризы, вразрез всем канонам педагогики.
На следующее утро Надежда выглянула в окно, шторы она не задвигала, второй этаж не просматривался, но увиденная картина заставила быстро задёрнуть тюль. Лесная поляна с детским городком превратилась в спортивную площадку. Андрей и с десяток ребят усердно чем-то занимались. Она пригляделась, всё походило на какое-то восточное искусство. Неожиданно для себя, она ощутила радость и умиротворение в сердце.  Хотелось пойти к ним и заняться тем же. Она улыбнулась и постаралась повторить  движения, получалось плохо, но она старалась и ощутила от этого  массу эмоций: от восторга до иронии. Может впервые за последние дни, она почувствовала прилив сил и бодрости.
Прибежала запыхавшаяся старшая вожатая Ольга Кольцова, ворвалась в кабинет и с порога заявила:
- Надежда Васильевна, вас требуют на планёрку вожатые и физрук!
- Хорошо, подойду.
В пионерской комнате на неё посыпались возмущённые голоса, особенно старался физрук Михаил Зимин:
- По какому праву охранник вмешивается в процесс физического воспитания?
- А вы думаете, ваши трико с провисшими коленями, майка и штиблеты вместо кроссовок вдохновляют детей на спортивные результаты? Вы перепутали место деятельности, это не дом отдыха.
- Дети убегают к нему!  Мы не можем их ему доверить!
- А вы разрешите им заниматься у мастера спорта по восточным боевым искусствам Красуцкого Андрея Вениаминовича. Кстати и вам советую.
Перед тем как прийти Надежда поговорила со сменщиком Андрея, он как раз прибыл на подмену. Он и поведал ей некоторые подробности об Андрее.
          - Я буду уезжать,  маленькие дети, а можно старшего привезти сюда, ему десять, а то жене тяжело, дочка малютка.
- Конечно, только нужно рассчитать стоимость путёвки.
- Скажите, а почему Андрей не уезжает на пересмену?
- У него дома тоже детский сад, сестра живёт с детьми в его комнате, ещё родители.
- Ему негде жить?
- Почему? У него квартира в Подольске, там брат обитает с семьёй.
- Понятно. Что ничего не понятно. Подольск рядом, почему бы не навестить брата? – думала Надежда, подходя к пионерской комнате. Образ  Андрея вырастал в её глазах в какого-то героя благодетеля. Это вызывало интерес с точки зрения определения психотипа. Кто ты Андрей Красуцкий? Воин, Дон Жуан, Робин Гуд? Или просто герой нового времени?
Когда она вошла в свою комнату, то обнаружила букет полевых цветов на окне. Надежда выглянула наружу, словно хотела увидеть того, кто положил их. Но на чистой ровной пятиметровой стене с кафельными квадратиками абсолютно ничего не было. Она пожала плечами и обследовала замок, но никаких примет взлома тоже не увидела. В комнату влетел Алешка с огромными глазами и криком на весь этаж:
- Мама, переведи меня во второй отряд, там Сашка Фоменко, мой друг, и весь отряд ходит на занятия к Андрею, я тоже хочу!
- Хорошо, хорошо, переходи, только не кричи так, пожалуйста.
- Правда, можно?
- А чем ты хочешь заниматься?
- Ушу, конечно,  я пробовал, у меня получается.

Так повелось, что на вечерний обход  к ней всегда присоединялся Андрей, она уже не гнала его, они разговаривали о текущих делах лагеря, об успехах ребят на тренировках:
- Алексей очень способный, у него врождённая пластика, хорошая двигательная память и он невероятно владеет телом.
- Андрей, мне приятно слышать это о сыне, но не до такой степени?
- И вообще, физрук никуда не годится, мальчишки не могут отжаться, на километре задыхаются, лишний вес или ваша задача откормить их? Им в армию идти, а они элементарные нормативы не выполняют!
- Какая армия? О чём вы говорите?
- Обыкновенная!  Долг перед Родиной. Или вы тоже сыночка спрячете себе под юбку, как тех, которые косили от армии, а потом их отлавливали и сразу в Чечню, а там, дорогая мамочка, их как кроликов в тире, отстреливали и головы отрезали. Потому что ничего не умели, даже маскироваться, не говоря уже о другом! И всё из-за вашей безмерной, искажённой любви, которая только уродует их, убивает в них всё мужское, делает слюнтяями!
- Да, вы сумасшедший! Как вы смеете? – Надежда от возмущения чуть не задохнулась, - она сжала кулачки и набросилась на него,  стучала  ими о его грудь и шептала, - я уничтожу вас, чудовище, вы ненасытное!
Андрей сначала просто стоял, но потом крепко сжал её, прижал к себе и поцеловал. Женщина пыталась сопротивляться, но справиться с его хваткой было невозможно. Когда же он отпустил её, она влепила ему пощёчину и растеряно спросила:
- Что вы делаете…
- Целую красивую женщину, которая мне очень нравится и которая спряталась  в кокон  с кучей всяких замков и секретов  и думает, что никто ничего не видит. А того не знает, что вся на виду, открытая и беззащитная, как воробушек крылышки сложила, сжалась и только глаза кричат от боли.
- Прекрати, слышишь, замочи! – она вдруг разрыдалась и упала ему на грудь.
- Наденька, девочка моя, не плачь, прошу тебя, ну совсем как маленькая…
От этих слов Надежда ещё сильнее заплакала.
- Надежда Васильевна, простите меня, ну, что мне сделать, - он опустился на колени и обхватил её бёдра руками, она  тут же сползла рядом, продолжая рыдать, - Наденька, прости, меня, не плачь, я не выношу женских слёз.
Вдруг он встал, разогнался и побежал по стене склада, схватился за карниз и вот уже на коньке крыши. Надежда замерла, но он тут же спрыгнул и, как ни в чём не бывало,  поднялся и опустился рядом с ней.
- Теперь я знаю, откуда цветы на подоконнике, - она тронула рукой его лицо и улыбнулась.
- Ну, вот, и слёз нет. Пойдём со мной, тут лаз есть, а там очень красивая поляна и дикая мята. Пахнет – умопомрачительно…
Она увидела, что за складом завалилась плита  забора, образуя проём.
- Не волнуйся, я его завтра заделаю, иди ко мне, тут высоко, - он взял её на руки, понёс  в пахучие травы и бережно опустил на землю, - вот мы и на месте, девочка моя…
Ночь накрыла влюблённую пару, совершая таинство, касающихся только их двоих. Настоящее – даровано. И она приняла этот дар, она не смогла отказаться от него. Любовь – это Божий дар. Так счастлива она не была никогда. Она снова расплакалась от мысли, что могла не познать этого чувства, всепоглощающего, ломающего все рамки и границы сознания, поднимающего до высоты другого мироощущения, несравнимого ни с чем, что определяет бытие. Это – иная жизнь, новое измерение. И с высоты этого восторга и блаженства, всё земное казалось ей сущей тщетой.
На следующий день она взяла машину и отправилась в Подольск. В первую очередь Надежда зашла в парикмахерскую и сделала причёску: удлинённое каре с объёмной чёлкой, она носила её год назад, но последние события  наложили негативный отпечаток на её образ жизни, она просто опустила руки. Потом отправилась к косметологу, маникюрше, прошлась по магазинам, купила новые наряды, подарки сыну, набрала фруктов и массу вкусных продуктов. Надежда чувствовала себя женщиной, и это чувство было настолько острым и всеобъемлющим, что она не могла насытиться им. И только часы на стене Горкома города, остановили её, было четыре дня. Она кинулась к машине и нажала на газ.
Встретила её взволнованная бухгалтер Татьяна:
- Надежда Васильевна звонили с завода, директор, из Профкома, детей привезут, ещё сорок человек, я не знала, что и говорить, вы так неожиданно уехали.  Сказала, вы в Вороново, по поводу сдачи избыточных продуктов.
- Ничего сдавать не будем, всё раздадим детям, персоналу, лагеря больше не будет.
- Как? Этого неправильно, как же дети?
- Уже, продали, Татьяна Ивановна, приезжали в начале смены, помните?
- А мы? Сколько лет работали. Нас куда? – чуть не плача пролепетала пожилая женщина.
- Не волнуйтесь, Татьяна Ивановна, всё будет хорошо, что-нибудь придумаем.
Не успела она войти в комнату, за ней влетел Андрей, вид у него был растерянный и вопрошающий:
- Куда ты пропала, я чуть с ума не сошёл?!!
- Ездила по делам, я пока ещё директор и на мне дети и люди.
- Прости, ты выглядишь потрясающе, причёска очень тебе идёт, - он приблизился и хотел поцеловать её, но Надежда остановила его:
- Андрей, спасибо тебе, ты очень помог мне, очень, ты даже представить не можешь, что ты сделал для меня, я так тебе благодарна. Но наши отношения не имеют продолжения, мы не будем больше встречаться.
- Нет, нет и нет! Что случалось за этот день? Ничего не понимаю!
- Во-первых, я старше тебя на девять лет, во-вторых, мне положение не позволяет вести себя так и в-третьих, у меня сын. В-четвёртых, это невозможно.
- Глупенькая, невозможного ничего нет, запомни, всё возможно. Три вещи никогда не возвращаются обратно – время, слово, возможность. Поэтому: не теряй времени, выбирай слово, не упускай возможности. Конфуций. Это тебе в копилку, подумай, Наденька.  Ты снова вползаешь в свой кокон, но ты не учла одного – я полезу туда с тобой, хочешь ты этого или нет. Я всё понял: для всех у нас официальные отношения, общение только по делу, остальное можешь доверить мне, я тебя не подведу, работай спокойно, пялиться на тебя я не буду. Только не исчезай больше так, ты не представляешь,  что здесь было!  Спасибо Ивану Сергеевичу, он запретил звонить в Москву.
Надежда улыбнулась и сказала:
- Это наш ночной директор, он за меня стеной, друг и внештатный воспитатель.
Андрей подошёл к ней и нежно обнял, а потом развернул лицом к зеркалу:
- Посмотри на себя, знаешь, ты кокетка, не стыдно тебе говорить о каком-то возрасте, при этом седеющем и лысеющем дядьке? – он развернул её и крепко поцеловал, - и потом, чтобы ты знала, это не интрижка, ты мне сразу понравилась, с первой минуты я понял, что ты моя женщина, нет неправильно. Женщиной ты была вчера, а сейчас снова маленькая напуганная девочка и боишься ты себя, а потом людей, что они скажут. Пойми:  люди бессильны без твоей реакции, поэтому не обращай внимания. Ходи с поднятой головой. А знаешь, откуда это идёт? У охотников есть  правило: будь выше зверя и ты хозяин в лесу. Как только ты будешь с ним наравне или ниже, зверь атакует. Поэтому не позволяй медведю встать на дыбы – это смерть. Не позволяй никому опускать тебя, будь выше. И никогда не жалей о том, что сделано, если ты в этот момент была счастлива. Иди ко мне, когда ещё удастся поцеловать тебя, трусишка.
Надя прильнула к Андрею, голову вскружил ночной запах дикой мяты, отцветшей полыни и снова женщина властно заявила о себе:
- Андрей, а это тоже Конфуций?
- Да, я когда-нибудь расскажу тебе о нём. Великий был человек. Он вывел золотое правило этики и гласит оно так: « Не делай человеку того, чего не желаешь себе».
- Всё, что ты говоришь так просто и так мудро. А когда ты начал изучать конфуцианство?
- Занимаясь восточными боевыми искусствами, невозможно пройти мимо этого философа, всё взаимосвязано, как и его учение, о гармонично развитом обществе и личности в нём. Наденька, я пойду, там Алёшка уже, наверное, извёлся, я попросил его не входить, пока я не выйду, он тоже, кстати, сильно переживал.
- Заговорщики, давай его сюда, я ему купила кучу подарков.
Андрей выполнил своё обещание, он серьёзно занялся тренировками с ребятами, и лесная поляна уже не вмещала желающих, тогда Надежда предложила использовать стадион в утренние часы до зарядки. На общей лагерной олимпиаде выступили ребята, показывая свои достижения во главе с тренером и это было очень красиво. Мальчишки боготворили его, в том числе и Алёша, он сопровождал его везде, и это было взаимно. Они постоянно о чём-то беседовали, Андрей много занимался с ним индивидуально. Вечерние обходы продолжались как обычно, но он вёл себя сдержанно, но однажды, проходя по лесной аллее, Андрей взял Надежду на руки и отнёс в свой домик.
- Всё, терпение моё лопнуло, видеть тебя каждый день и не быть рядом – это невыносимо. Скорее бы смена заканчивалась, - он поцеловал её и опустил на кровать, - попалась, воробушек, не выпущу, пока не размотаю этот твой кокон, а то спряталась, иди сюда, девочка моя…
Надежда даже не сопротивлялась, она разрешила женщине и любимому мужчине владеть собой, и была счастлива пасть ниц перед ними, и это было самое сладострастное падение.
Перед закрытием смены и лагеря, приехал председатель Профкома, с которым у Надежды были дружеские доверительные отношения ещё со времён комсомольской работы. Он по-хозяйски расположился в кресле её кабинета  и попросил кофе:
- Надежда Васильевна, плохо встречаете, где коньяк, лимон, сыр?
- Надо было позвонить, подготовились бы к вашему приезду, Юрий Владимирович.
- А я решил сделать сюрприз, слухи всякие идут. Излишки, говорят, раздают всем подряд…
- Какие излишки? Мы всё съели, можете проверить, завтра последняя закладка. Склад пустой. Документы в порядке.
- И что всю тушёнку и сгущёнку съели, когда это?
- Дети в походы ходили с новым военруком.  Старшие в трёхдневные, младшие в однодневные, а сладкие продукты разложили в подарки.
- Надя я тебе привёз путёвки в пансионат в Сочи, продаём свою долю паровозникам ростовчанам, последний заезд, поезжай с Алёшей, я тоже подъеду. Вот на  - тебе и Алёшке. Денег не надо, считай что премировали.
- Спасибо, Юра, а ты с семьёй будешь?
- Нет, один, а ты против?
- Юра, давай не будем, я тебе уже говорила, между нами ничего не может быть, никогда.
- Понятно, лучше по кустам с охранниками таскаться, все уже знают, вот приехал спасать тебя!
Надежда резко встала, но вспомнила слова Андрея, «они бессильны без твоей реакции». Она улыбнулась и сверху внимательно посмотрела на Юрия, потом развернулась и вышла из комнаты, но то, что она услышала вдогонку, остановило её и наполнило ужасом.
- Он бандит и работает на своих хозяев, а ещё у него криминальное прошлое! Поздравляю!
Как она добралась  до своей комнаты, Надежда не помнила, но то, что мир жесток, убедилась в сотый раз. Отчаяние сменилось вялыми мыслями, не самыми утешительными. Но вдруг она вспомнила слова Андрея, « Живи так, как хочешь ты, а не как ожидают от тебя другие. Неважно, оправдаешь ты их ожидания или нет. Умирать ты будешь без них. И свои победы одержишь сама».
- И так:  один подлый мститель, а второй обманщик, - подумала она, - но я же ничего не знаю об Андрее, я даже не интересовалась его прошлым. Сама виновата, бросилась в омут с головой. Как там у Конфуция? Не жалей, если в тот момент ты была счастлива. Всё – перерыв.
В день закрытия лагеря, Надежда не виделась с Андреем, да и не очень хотела этого. Отъезд всегда сопровождался напряжением сил и эмоций. Тут её спасал, как говорил Андрей, её кокон: она была сосредоточена, владела ситуацией и распоряжения давала чётко и требовательно. Наконец, колонна двинулась, она села в последнюю машину и облегчённо вздохнула. В лагере остались Сергей Иванович и два охранника. Лицо Андрея промелькнуло перед глазами, но она даже не повернула головы:
- Всё. Кончено. Назад пути нет.

Через три дня Надежда с сыном купались в море. Больше всего был счастлив Алёшка, все его друзья учились в школе, а он грелся на солнышке. Надежда опять баловала его, но лишить себя и его этого подарка не могла. И они жили этим выстраданным даром сегодня и сейчас. О будущем не думали совсем. Где-то на третий день, когда они собирались на дискотеку, к ним постучали.
- Алёша, это, наверное, к тебе ребята!
Но дверь резко отворилась, и в комнату вошёл Андрей.
- Андрей!!! – закричал мальчишка и с разбегу  прыгнул на грудь мужчине. Потом они постучали ладонями, плечами.  Надежда молча наблюдала за происходящим.
- Надежда Васильевна, здравствуйте, вот откомандирован к вам, как личный телохранитель.
- Я уже говорила, что не нуждаюсь в охране.
Тут вмешался Алёшка:
- Мам, я побежал, а вы приходите, я буду вас ждать.
- Наденька, я опять ничего не понимаю, оборвал все телефоны, я просил, не исчезать.
- Ну и как вы меня нашли?
- Татьяна Ивановна, добрая душа, поведала обо всём, она, кажется, всё слышала, и ты сорвалась. А Юрий Владимирович здесь, мне необходимо с ним пообщаться?
- Не утруждайтесь, это ничего не изменит. Вы, Андрей Вениаминович красиво говорите, этого у вас не отнять, но поступки не совпадают с вашим ораторством.
- Всё, Надя, прекращай. Ты мне нужна, я не могу без тебя, я люблю тебя, выходи за меня замуж, - он взял её руку и надел на палец брелок с ключом.
- Что это?!! – Надежда тряхнула рукой и сбросила ключ на пол, - что за игры?
- Это ключ от нашей будущей жизни и от твоего личного кабинета в лагере.
- Ничего не понимаю…
- Наденька, в твоём лагере открывается спортивная база восточных боевых искусств, я её главный тренер, ты – директор. Я совсем не разбираюсь в твоих накладных, складах, обмундировании, а ты специалист. Будут у тебя девочки и мальчики, ты же без них не проживёшь, ведь так? Ассоциация выкупила лагерь, потому что наверху,  как ты знаешь, центр Олимпийской подготовки.  Ну, ты рада?
- Андрей!!! - теперь уже она бросилась на шею мужчине, - мой лагерь, со мной, я не верю, какое счастье!
- Наконец-то я вижу свою Наденьку. Какая ты всё-таки впечатлительная, веришь каждому проходимцу, а мне – нет. Надо с этим что-то делать
- Прости, Андрей, но я ничего о тебе не знаю, ты же не рассказываешь ничего о себе.
- А ты не спрашивала? Прошлое – забыто. Но, если ты желаешь знать, я расскажу. Родился, учился, с пяти лет ушу, карате, самбо. Заметили, только не те, кому надо. В семнадцать я был уже сутенёром и поставлял девочек бандитам, у меня было всё – квартира, машина, гараж, деньги. Потом армия, Таджикистан, Чечня. Батя, комбат,  вправление мозгов, спорт, олимпиады, неудачное работа телохранителем, уход в тренеры.
- Андрей, а где ты сейчас живёшь?
- В лагере. Если ты о том, что я перечислил, я продал, чтобы спасти друга.
- Расскажи.
- Лягушкой оторвало обе ноги, я не мог видеть, как он спивается, а когда обнаружил в его кармане верёвку с удавкой, отвёз в Германию, там ему сделали протезы, теперь он ходит, работает, женился.
- А что случилось с человеком, которого ты охранял?
- Его взорвали в лифте  вместе с моим другом.  Меня отправили на задание, я должен быть на его месте. Через год на поминках на кладбище, теракт, снова погибли ребята.  Я чудом остался жив. Понял – это не моё. Выбери работу по душе, и тебе не придётся работать ни одного дня в своей жизни. Конфуций. Так я стал тренером.
- Андрей, ты же не виноват в том, что произошло с ними. У тебя мудрый Ангел хранитель, он спас тебя.  Я так рада, что ты приехал, с тобой всё понятно и просто. Почему у меня  всегда какие-то сложности, особенно в личной жизни.
- Теперь у тебя всё будет хорошо. А жизнь проста, ты сама её усложняешь, Наденька. Пошли на дискотеку, Алёшка ждёт нас.
Когда они спустились из корпуса к железной дороге, нужно было обходить высокий забор, огораживающий пансионат, чтобы попасть на танцплощадку соседнего санатория.
- Нам туда, где гремит музыка, и сверкают огни? – спросил Андрей.
- Да, но напрямую не получится. Забор висит над обрывом. Обойдём.
- У кого не получится? Смотри, как это делается.
Андрей разогнался и взлетел вверх, схватился за острую пику и спрыгнул на другую сторону. Это произошло так быстро, что Надежда не успела отреагировать.
- Хорошо, но я так не умею.
- Иди сюда, становись на нижнюю перекладину, переступай по промежуткам до конца, не бойся, я держу тебя.
Когда она повисла над обрывом, сердце её колотилось так, что она слышала этот стук.  Но почему-то ей не было страшно, было интересно, чем всё это закончится. Андрей стоял напротив неё лицом к лицу, он протянул руку через край забора и крепко обхватил её за талию:
- А теперь опусти руки и доверься мне.
Через секунду она уже была в его объятьях. Это окончательно разрушило её предубеждения по поводу Андрея. Такой защищённой Надя никогда себя не чувствовала, все препоны рухнули в ту самую секунду. Она больше ничего и никого не боялась. Ощущение лёгкости, невероятной  свободы и покоя вошли в её душу, поселившись там  навсегда. Андрей взял её под руку, вывел на танцпол и закружил в вихре вальса, напевая вслед за певцом « …ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую…»
- Мама! Андрей! – на них налетел сияющий Алёшка, крутя какую-то девчонку, -  я думал вы не придёте, это – Алёнка, она в лагере была, мам ты, что не узнаёшь?
Надежда на самом деле забыла обо всём, словно ничего и не было. Перед её глазами промелькнуло изумлённое лицо Юрия, скорее растерянное, потом ещё какие-то лица, тоже знакомые по каким-то уже давним событиям в её жизни. Прошлое отодвинулось так далеко, что стало туманной дымкой и постепенно исчезло.

Десять дней были отданы сплошному безумию. Андрей водил их в горы, сам лично возил на газике в такие места, куда бы они никогда не попали. Они ночевали под открытым небом  в горах, среди звёзд и воя шакалов, пили воду из лесных родников, купались в чистейших горных реках. Алёшка взахлёб впитывал всё, чему учил его Андрей. Он так много знал и умел, а изголодавшийся по мужской дружбе мальчишка,  сиял от гордости, что у него такой друг. На пляже они больше не лежали, только купались по утрам и вечерам, но к концу отдыха, их загару многие бы позавидовали. Надежда пребывала в том состоянии, которое можно назвать одним словом – созерцание. Она наблюдала за своими мальчиками и испытывала восторг и обожание в двойной дозе, радуясь за сына и за любимого. Порою, сдерживая эмоции, чтобы не спугнуть упавшего на её семью счастья. И только по ночам, она не сдерживала себя в домике Андрея, на вершине горы, почти нежилом из-за крутого подъёма. Именно его снял Андрей, чтобы тренироваться и быть рядом с любимой женщиной вдали от любопытных глаз. Там он рассказывал ей об учении Конфуция. Одно его высказывание она запомнила сразу и навсегда: «Не стоит бояться перемен. Чаще всего они случаются именно в тот момент, когда они необходимы».
Как - то рано утром Надежда поняла, что с ней происходит что-то необычное, но знакомое, она не могла почистить зубы из-за неожиданно подступившей тошноты. Такое было только однажды, тринадцать лет назад. Она сначала не поверила, решила проверить: эффект тот же, потом она посчитала дни и ужаснулась, затем заплакала, но в сердце вдруг вспыхнуло тёплое чувство радости и бесконечной любви к тому, кто теперь был неотделим от неё. И произошло это именно тогда, когда она поставила на себе крест, и это было одним из тяжёлых и скорее надуманных моментов в отношениях с Андреем. А судьба, словно услышала и подарила ей последний шанс на полноценное счастье.
Когда ребята собрались на очередную поездку в горы, Надежда отказалась, сославшись на подготовку к отъезду. Но Андрей уловил в словах какую-то недоговорённость.
- Алёшка, тебе не кажется, что наша мама отлынивает от активной туристической жизни?
- Да, что-то подозрительно, раньше за ней этого не наблюдалось.
Надя развела руками и выпалила:
- А мне нельзя по ухабам ездить!
- И почему это вдруг,  раньше можно было, - сказал Андрей, укладывая палатку в багажник, но замер, потом обернулся и посмотрел на растерянную женщину, подошёл к ней и спросил, - скажи, Наденька, почему тебе нельзя по ухабам ездить?
- Потому что я уже не одна, нас двое, так получилось…
- Алёшка, ты слышишь, у нас получилось!!! -  он взял её на руки,  закружил и закричал, - Ура! Получилось!!! Получилась!!!
- Что получилось?!! – задал самый глупый вопрос Алешка.
- У тебя будет брат, слышишь, или сестрёнка, или сразу двое!!!
- Как сестрёнка?
Мальчишка был явно обескуражен новостью, но видя, как радуются его  любимые взрослые, улыбнулся и сказал:
- Всю жизнь мечтал о сестрёнке. Жаль только, что теперь с нами не сможешь ездить.
- А сегодня мы в горы не пойдём, мы будем с мамой, поедем в дельфинарий.
- Ура!!! – теперь уже закричали Надя и Алёша.
Вечером, когда закат пылал багряным заревом, они сидели на берегу моря. Алёшка кидал монетки вслед заходящему солнцу, Андрей начал свой рассказ:
- У нас комбат был Матвей Егорович, мы его звали Егорыч, Афган прошёл, Человечище, нас научил всему, людьми сделал. Не жил в казармах, а с нами в палатках, и жарился и замерзал. Мы  первогодки стали к девчонкам таджичкам приставать, он нас построил и сказал: «Смотреть можно, трогать руками нельзя, представьте, что вы в музее, в Эрмитаже, а то секир башка будет, не заметите, как горло перережут». Жена у него доктор, капитан медицинской службы, за ним везде ездила, любил её, заметно было очень. Хирург от Бога, скольким пацанам жизни спасла, да что там сколько рук и ног собрала. Я как-то спросил его: «Как вы поняли, что это она, ваша единственная», а он мне ответил: «Поймёшь сразу, будет у тебя парень, словно удар под дых», - он замолчал и повернул лицо Надежды к себе, - вот и у меня, когда увидел тебя, словно ударило, чуть не задохнулся, глаза у тебя были такие красивые, отчаянные и кричащие, я понял, что пропал.
- А где они сейчас?
- Служат дома, в Пскове.
- А дети у них есть?
- Там целая история. Сын у них, говорят, родился во время боя под Кандагаром, сын полка. Так Егорыч наказал ему: « выбирай: или небо, или море, только не на земле». Стал лётчиком, на Северах служит. А внуки при деде, десантники будут, точно.
- Какая красивая история, - прошептала Надежда, - и достойная жизнь.
- Они были счастливы, и никогда не расставались. А ты как, Наденька? Тебя больше ничто не гложет?
Надежда доверчиво прильнула к Андрею:
- Так тепло, уютно  и спокойно мне никогда не было.
- Вот и славно. И как сказал Конфуций: «Счастливого человека очень просто узнать. Он словно излучает ауру спокойствия и тепла, движется неторопливо, но везде успевает, говорит спокойно, но его все понимают. Секрет счастливых людей прост – это отсутствие напряжения».


На это произведение написаны 4 рецензии      Написать рецензию