Пакистан - страна чистых истоков

 
              1. Мамин белый платок и поиски Истины
      В детстве я была заядлой «почемучкой» и только мама могла  внимательно выслушивать  меня и терпеливо отвечать на бесконечные вопросы. По мере моего взросления наши беседы становились более душевными и доверительными.

     Как-то я спросила маму, что для неё является самым ценным в жизни.  Она со светлой улыбкой стала рассказывать о разных поездках с мужем - моим папой.   И конечно же вспомнила про годы жизни в  Ленинграде, где родила меня. Папу  тогда направили на высшие 2-х годичные курсы Советской торговли и маму, беременную мной, он взял с собой  в северную столицу.

         - Доченька, когда вырастешь, не трать деньги на  посиделки, побрякушки, тряпки, а путешествуй. Это полезнее и приятнее, — говорила  мама и я замечала в её глазах грустинку.

         Эти слова  врезались в мою память, и ещё её взгляд. Если бы она не ушла так рано, я бы вместе с ней поездила по миру. А мама всю себя без остатка подарила нам - своим четверым детям.

   Мама была из известного суфийского рода Благородной Бухары, многие  представители которого считались большими учёными. Бабушка говорила мне, а мама поддерживала, что именно в странствиях я найду своего наставника и он покажет мне истинный путь  любви к Истине.
     Эти разговоры велись  очень тихо. И молитвы тоже читались тихо. Я, конечно, многого не понимала. Папа был партийный и верил в идеи коммунизма до конца своих дней. Но мама, улыбаясь говорила, что у всех своя дорога поисков Истины.
       Мне удалось  много путешествовать по миру.  Особенно приятно вспоминать  поездки в Пакистан. Именно туда  я бы в первую очередь поехала с мамой, ведь  там я встретила  удивительно добрых и духовно богатых людей, которые  были  очень похожи на неё своим внутренним мироощущением и отношением к жизни.

         Впервые я посетила Пакистан, когда мне исполнилось сорок лет –  число поистине магическое. Я тогда похоронила папу и мой сын Хофиз   прислал приглашение в Карачи. Он там учился в филиале колледжа Кембриджского университета. Только теперь я понимаю, что это было знамение сверху. Мамы не было уже почти 15 лет, ушёл из жизни и папа. Я осталась сиротой. Какая-то сила  из бездны горя несла меня на крыльях к сыну. Хорошо, что в те годы у нас было прямое сообщение Душанбе-Карачи-Душанбе.

       В аэропорту   Карачи  мы долго стояли с Хофизом в обнимку,  плача и не вытирая слёз. Ему было больно, что не смог попрощаться с любимым дедушкой.

      Прилетела я в  январе в зимней одежде.  Карачи встретил меня  теплым, почти летним солнцем. Сын отвёл меня в дамскую комнату, чтобы я переоделась. Пакистан - исламское государство, там женщин не увидеть с непокрытой головой  и я тоже накинула мамин белый платок. Мне показалось, что мама была рядом. И я … успокоилась.

      Путь от аэропорта до дома был не близким. Хофиз жил у своего учителя, благородного мецената Аму Али, бизнесмена, известного последователя суфизма и благотворителя. Он помог  моему Хофизу в годы гражданской войны в Таджикистане, оплатив его учёбу в колледже.

     Хофиз повёз меня через центр  Карачи,  чтобы по дороге показать его достопримечательности.   Рассказывал, что именно за счёт строительства порта и его экономической значимости Карачи из прибрежного селения превратился в один из крупнейших городов мира. Сегодня его население  насчитывает по статистическим данным 23 с половиной миллиона человек. Площадь города около четырёх тысяч кв. км. – это почти две Москвы!

     Особенно увлекательно сын рассказывал о языке урду, на котором говорило население Пакистана. И ещё о том, что он слышит много таджикских слов беседуя с носителями языка, особенно, когда общается с друзьями. Выяснил, что основоположником поэзии Пакистана является Аллама Мухаммад Икбал, который многие свои стихи писал на фарси. А ещё с гордостью пояснил мне,  что само слово Пакистан (и это известно всем, кто знает фарси) –  переводится как город, где проживают чистые люди. Пок – чистый, истан – местность, место проживания. И люди здесь в большинстве настоящие мастера народных промыслов.

      Я улыбалась,  слушая сына и уже согласна была посетить  в Карачи самые лучшие  рынки товаров, созданных руками  талантливых людей.

      Моего Хофиза печалило только одно: в Карачи очень много людей, живущих за чертой бедности. Они ютятся в землянках-мазанках.  Благо (не знаю, насколько это слово уместно) климат здесь жаркий, не даёт людям умирать в таких условиях от холода. Когда мы проезжали  мимо  самого большого рынка Карачи Зайнаб-базар, я увидела вдалеке много холмов, похожих на большие захоронения. Оказалось, это  землянки, в которых жили самое бедное население Карачи.

     Ровно час мы ехали в такси, сын решил сделать ещё один небольшой круг  и  показал мне Индийский океан.

      - Пока, мама, только из окна машины полюбуйтесь. А в воскресенье мы поедем на пляж и покатаемся на лошадях, — сказал он.
      Вся семья Аму Али встречала нас с распахнутыми объятьями. Дедушка Билграми,  Холаджон – его родители, красавица Марлен – жена и три их дочери Бону, Марьям и Алия. О таком  радушии и благородстве  мне постоянно писал  Хофиз.   Чувствовалось, что мой сын  принят в этой семье как родной. А дедушка – бывший военнослужащий и глава семьи приятно сразил меня  фразой:

     - Дайте мне посмотреть на маму, которая воспитала такого хорошего сына!

     Я поблагодарила всех, особенно Аму Али, за то, что они так любезны и помогли сыну в учёбе, а это немалые средства.

      - Ему помог Всевышний, - ответил Аму Али. - А Хофиз  ваш никогда в долгу не останется. На одно хорошее дело он отвечает десятью. Поверьте мне! Но об этом поговорим позже, у нас будет ещё  время на духовные беседы.

      Я поняла, что  наставник моего Хофиза и меня принимает в ученицы.    Несколько недолгих бесед с духовным устодом подтвердили правильность моего выбора. Аму Али открыл мне новый мир, который требовал ответственности и искренности в словах и поступках. Приоткрыл лишь чуть-чуть занавес к пониманию сущности бытия и правильному пути к достижению Истины.

      В первый раз моя поездка в Карачи продолжалась две недели. Холаджон из рассказов Хофиза знала, что мамин плов для него самый вкусный на свете.  Конечно же, я с удовольствием приготовила наш таджикский плов, и мы все вместе поели. Признаюсь, мой плов многие любят, но столько похвалы, как от семьи Билграми, я раньше не слышала.

     Каждый день мне устраивали прогулки по красивым местам Карачи. Мы побывали на городском пляже и берег Индийского океана был спокоен и приветлив, а ветер даже  в январе - тёплый и ласковый. Невольно я вспомнила строки из песни Киплига:

       В Индийском океане тишь… Глядит он кротостью самой…

       Волны нигде не разглядишь, кроме дорожки за кормой.
     Недалеко от пляжа  расположен красивый порт Гранд, строительство которого англичане-колонизаторы начали ещё в начале восемнадцатого века.

     Успели мы побывать и в колледже Хофиза, и в знаменитом мавзолее Джинны, и в великолепном Дворце Мохаты. Впечатления незабываемые!

     Хочу рассказать о главном - о первом уроке  с моим наставником  Аму Али. Кроме интересных притч и стихов великих суфиев, зикра (прославление Истины) и молитв, в этот приезд он разрешил мне задать лишь один из волнующих меня вопросов.  Мы должны были вместе найти ответ на основе суфийских учений и жизненной практики.

     Меня очень волновало , почему некоторые люди, услужив кому-то за его же деньги, постоянно напоминают об этом и просят что-то взамен. Обидно, что они же называют себя знающими Божественное слово.

    Меня с детства учили: сделал добро и  брось даже  воспоминания об этом в воду. Бабушка  повторяла, что настоящее добро не требует возврата.

     Аму Али задумался, долго не отвечал, как будто медитировал. Я ждала и тоже стала раздумывать над сказанными мной словами. Переживала, может не надо было начинать с этого вопроса?

       Приведу лишь краткий ответ моего духовного наставника:

       - У  каждого свой путь к совершенству и познанию Истины, - начал он после паузы. Никто не может понять, почему люди такие разные, почему думают не так, как необходимо разумному человеку. Нам это не дано. Только лишь Бог властен познать род людской.  Ваш вопрос очень важный и вы правы, что добро нужно делать бескорыстно. Никогда не надо ожидать чего-то взамен. Это долг, который разумный человек совершает особенно по отношению к тем, кто в этом нуждается. Ведь  настоящее добро не может требовать возврата. А человек, который сделал что-то хорошее, не должен об этом постоянно напоминать. Он не должен думать о своей славе и ждать похвалы или вознаграждения. Добро нельзя считать сделкой и  надеждой на щедрый ответ.  Хорошо сказал великий Шейх Фазлулла, современный учитель суфиев:

       Принял добро и помни,

       Сделал добро и забудь!

      Эти слова остались в моей памяти навсегда.

      Закончился наш разговор почти за полночь. После беседы я  спала, как ребёнок. Во сне мне приснилась моя радостная мама в белом платке.
Продолжение следует.


На это произведение написаны 4 рецензии      Написать рецензию