Рецензия на «Весь в белом» (Андрей Николаевич Рощин)

Вечер добрый, Андрей!

Самое главное в жизни – умение оказываться в нужное время в нужном месте. А ещё по добрым курсантским повадкам, умение прикинуться щлангом... Не мешало бы ещё быть в меру смелым и дерзким, плюс к тому находчивым. Вот тебе и усмехнулась доля с белым пароходом.
Вот мне интересно, на этом «научнике» ведь были радисты, осуществлявшие обычную телеграфную связь. Ты говорил, они тоже были вольнонаёмные, из гражданских спецзаведений типа наших мореходок. А с кем они радиообмен вели? Исключительно со своими военными радиостанциями? Вероятнее всего, конечно, или им можно было выходить и на наши радиоцентры ММФ? Может ты интересовался, между делом?
А с какой радости, интересно, молодого дипломированного радиоспециалиста заставляли на борту покрасочными работами заниматься? У тебя что, не было своих профдел? А матросы тогда чем занимались? Это абсолютно не серьёзно. Что, некому было заступиться за тебя?

С приветом,
Мореас Ф.

Мореас Фрост   24.07.2019 22:38     Заявить о нарушении
Спасибо, Слава, за правильные слова про изворотливость бывшего курсанта)) Без этого было не прожить, просто ждать поворотов судьбы были не приучены, пробивали пути и искали себе приключения сами. Теперь о радистах из БЧ-4. На Крупском были даже из нашего же училища (предыдущего выпуска). Был ещё из моей роты, Павлов, кажется, его фамилию даже запомнил,. Но он был странный и нелюдимый, со мной не общался, я даже не помню, где его заставал, всё на бегу, поэтому разговора не получалось. С удовольствием общались с парнем раннего выпуска, я всё подкалывал, тем, что не тесно ли им там в радиорубке всемером-то. Он в ответ обзывал меня сюрреалистом. Так что в основном мы о живописи вели диспуты. Расспрашивать с каким центром они вели обмен не догадался, у меня были тогда другие интересы. Не исключаю, что они использовали центры ММФ или суда ММФ как посредников. Дружил и с командиром БЧ-4, но только до того момента, как он "заложил", что у меня нет последнего конспекта по какому-то съезду или пленуму. Причем получилось очень коварно. Приходит и говорит - Андрюха, дай мне последний конспект (я подумал, что для себя просит перекатать). Я, чистая душа, нету говорю. А он - типа ну плохо, что можно сказать. А его назначили, оказывается, проверяющим. После этого я попал в нарушители, а стало быть был склоняем на собраниях как "редиска". За это затаил на него "злобу" и прекратил общение "на короткой ноге". Теперь о покрасочных работах. В ВМФ красят все, это такая забава - размазывать дорогостоящую корабельную эмаль перед каждым заходом или "на приколе". Ты красишь либо своё заведование, либо типа субботника всё подряд. Это хорошо, можно поприкалываться с другими участниками, послушать байки и подышать испарениями эмали. Ну а когда провинился, то это самое обычное наказание, типа наряда вне очереди. Матросы же красили на люльках, за бортом и прочих опасных местах. Мы, как "белая кость" только с удобных положений - в основном с палубы .

Андрей Николаевич Рощин   25.07.2019 10:14   Заявить о нарушении
Я выходил на подкраску трюмов лишь тогда, когда нам, всем участникам, официально платили за подготовку трюмов к приёму зерна. Причём очень круто платили - по 100 - 120 рублей чеками ВТБ за рейс. А каждый такой рейс занимал в общей сложности со стоянкой во Владике от полутора до двух месяцев.

Мореас Фрост   25.07.2019 22:13   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Андрей Николаевич Рощин
Перейти к списку рецензий, написанных автором Мореас Фрост
Перейти к списку рецензий по разделу публицистика за 24.07.2019