Он и Она

ОН
Туман с гор прибивало в долину. Шел снег. Канатка не работала. Лыжники разбрелись по кафешкам - пить водку. В это заезд в Домбае почти все время не было погоды. Осталась неделя, а за прошедшую удалось покататься раза два. Все остальное время ветер, снег. Сдувает к чертям, да и не видно ни хрена, впрочем некоторые катаются. Денисову, тому по фигу, лиш бы канатка работала. Но в основном все сидят внизу. Лева - тот вообще в гору не поднимался. Говорят с женой разводиться. Керосинит каждый день. Тень отца Гамлета.
Сегодня пойду ночевать в поселок. Кузнечик просит. Он вчера вечером познакомился с некой Мариной. На полдвенадцатого вечера исход знакомства еще был неясен, ну я спать и пошел. Минут через 15 приходят оба в наш номер. Слышу шопот Кузнечика «да он спит уже, не бойся». Я бы уснул, да какое там. Вы уснете, когда на соседней койке трахаются. Вот и я о чем. Посередине их акта писать захотелось. Мне. А они как раз ахать начали. Еле дотерпел. Но, все-таки нехорошо людям кайф ломать. У Андриенки с Криницыном две спальни и гостинная. В гостинной диван. Вот там и заночую. Интересно, завтра погода будет? И так «чайник», да еще кататься нельзя. Так я и за три года ничему не научусь. Ладно, посмотрим....

ОНА
Рабочий день заканчивался и за окном, в желтом свете фонарей, проезжающие машины растаскивали мокрую снежную кашу. Хотелось уехать куда нибудь подальше. После развода чуствую себя отвратительно. Как будто рухнул целый мир. Думала, что наконец-то отмучалась. Все эти уходы-возвращения, любовь-нелюбовь, душевные излияния. Устала от постоянного напряжения смотреть на него и думать «Ну что ты на этот раз скажешь!». На позапрошлой неделе объявил, что уходит, что больше так не может - чувствовать себя мебелью в квартире, что у него любовь с Ксюшей, и что якобы я ее даже видела. Я напилась виски и выдала ему напоследок что было и что не было. Утром он ушел. С тех пор ощущение опустошенности не проходит. Деветь лет прожили вместе. Все было знакомо, привычно, устроено. Хорошо-ли, плохо-ли, но все было своим. А тут как будто ваккум и не знаешь куда себя девать. Полдня сегодня искала конференции где нибудь. Очень хочеться в Лондон. А еще к вечеру зашел Завадский и говорит «Соколова, брось ты все это, поехали лучше в горы». Надо подумать...

ОН
Сегодня опять не пруха. Облака, снег. Доехал до четвертой. Нет, дальше не поеду. На фиг. Забрал лыжи с ботинками и вниз. Немного пошатался. Чего-то нет никого. Наверно все на горе. У фуникулера Сулик стоит. Графа, спрашивает, видел. С бабой приехал. С какой бабой? Он с женой собирался. Ну с бабой, так с бабой.
Сижу в кафе, возле фуникулера. Напротив за столом - «общество Динамо». Девченки. Приехали из Тюмени. Любимое занятие - придти в номер, все съесть-выпить. Спросить, нет ли еще и уйти. Очень мило. Черепашка, та допрыгается. С нами еще такие номера проходят, а вот с местными... Двинут ей когда нибудь по морде. Пошел в поселок, подхожу к домам, вижу знакомый комбез. До боли. Звездочки на руковах. Может Белин. Иду сзади, да на пригорке тот чуть лыжами в глаз не заехал. У магазина оглянулся. Граф. Объятия. Впереди фигурка с лыжами на плечах поворачивается. Знакомьтесь - Наталья...

ОНА
Самолет приземляется в Минводах, а оттуда до Домбая еще на машине или автобусе ехать часа четыре. Приехали в Домбай поздно ночью. Завадский сразу на какую-то квартиру повел, там парень живет - фамилия Денисов. Как зовут никак не могу запомнить. До шести утра все пили водку и разговаривали,потом немного поспали, а на завтра взяли мне в прокате лыжи и ботинки и повезли на канатной дороге в таком вагончике куда-то вверх. Красота кругом необыкновенная. Величественные горы уходят своими вершинами в облака. Немножко страшно, когда под ногами пропасть. Один шаг и все. Конец всем радостям и страданиям этого мира. Потом еще долго ехали на таких креслах на тросе. Когда поднялись, мне, как новичку, показали инструктора по лыжам. Зовут Суликом. Он попросил за учение 200 рублей и я рассчиталась. Этот Сулик сразу куда-то пропал, затем пришел и вместо того, что бы учить меня, пытался взять на руки и съехать с горы. Пристал - не отлепишь. Вот дурак. Что ему надо. Потом все в кафе собрались. Народу много было, но все какие-то серые, взгляд не на ком не останавливался. Попросила плеер послушать, а там эта жуткая песня про зонты. Куда я попала? Куда этот Завадский меня затащил?
Кое-как съехали вниз. Никто даже лыжи не помог даме нести. Уже почти подошли к дому вдруг сзади какой-то шум. Оборачиваюсь и вижу Завадского, обнимающегося со здоровым мужиком. Посмотрела в его глаза, чем-то понравился. Среди всей этой безликой массы первое человеческое лицо.
Знакомьтесь - Анатолий...

ОН
Наталья. Господи. Где Граф таких берет. Акцент явно не московский. Предложил выпить вина. Согласились. Они пошли на квартиру, я в магазин. Принес бутылку красного сухого и каких-то яблок. Граф пить не стал, сразу в кровать завалился. Спать, говорит, охота. Чудно. Наталья что-то про работу стала рассказывать. С Графом вместе работают. «А» слегка протягивает. Хохлушка что ли? Спросил. Нет из Сибири, но вся на понтах. Квартира на Кутузовском, евроремонт, дача в Крыму - приглашает. Лондон. Париж. И так далее. Стало немного раздражать. Подколол - не реагирует. Может не поняла, или виду не показывает. Граф смеется.
Пришли Денисов и Шапка; решили идти в «Алибек» ужинать. Пока шли Денисов поведал что баба-то не Графа в том смысле, что в интимных отношениях не состоят. О как! Странноватя девица. Такое количество понтов на единицу площади. Сама-то перебора не замечает? В ресторане мне надоело. Перефразировал фразу из Моэма. «Наташка, говорю - Взяла понт, держи сколько можешь». Все ржут, Граф особенно. Пальцем показывает «давай,давай». Наташка пообижалась но не очень. Да тут еще фраза из Б.Г. кстати пришлась. «Где ты бродишь теперь, капитан Белый Снег». Ввернул. Вижу, глазенки у девочки сверкнули. Явно вырос в ее глазах. Интересно, интересно становиться. Потом пошли с Денисовым баню на завтра заказывать, потом на дискотеку. На 1-й этаж. Пришли Наташка с Графом. Собралась топа человек 15. Сдвинули столы. Вино, танцы. С Наташкой глазами сцепились, и в сторону. Нет, явно что-то проскочило. Отсел подальше, закурил сигару. Посмотрим, что дальше будет....

ОНА
Что еще можно придумать в этой ситуации - конечно вино и фрукты. Пока мы переодевались, Анатолий и вина принес и фруктов. Какой же он все-таки большой. Как-то так получилось, что за столом мы окзались вдвоем. Завадский самоустранился, нагло лег в кровать. Ну и ладно. Завязался довольно оживленный разговор. Выяснилось, что Анатолий имеет отношение к Канаде, вроде живет там, или грин-кард, или что-то вроде этого. Ну ничего, мы тоже не лыком шиты, есть чем ответить. Про то кем работаю рассказала, про квартиру. До сих пор не могу на интерьер любой квартиры спокойно смотреть, все представляю, как-бы я тут все переделала. Постремонтный синдром какой-то. Вспомнила про дачу в Крыму, он почему-то спросил не оттуда ли я родом. Пришлось немного рассказать автобиографию. Омск, Новосибирский универ. Потом еще поговорили о Канаде, в том смысле, что мне бы тоже хотелось пожить где-нибудь. Анатолий высказался, что типа и тут неплохо, нам там делать нечего и фраза эта «А амбиции и понты куда девать». Кажется, в мой адрес, но я сделала вид что не заметила. Пришли Денисов и еще какие-то люди, позвали ужинать в ресторан. Эти жуткие провинциальные рестораны. Какой-то красный ковролин на стенах. Но все-таки стало веселее, есть с кем пообщаться. Утренне хмурое настроение потихоньку рассеялось, я разговорилась, стала рассказывать что-то про себя , давать какие-то оценки ресторану, в котором мы сидели и вообще о жизни. Рассказала про свой домик в Крыму, стала агитировать всех поехать туда летом. Но похоже меня не очень адекватно воспринимают. Почему-то про понты, какие понты? А может действительно я чего-то не то говорю?
Офицанта не было долго, все стали по этому поводу шутить. Анатолий сказал «Где ты бродишь теперь, капитан Белый Снег». Постойте, что это. Кажется Гребенщиков. Вот уж не ожидала в этом обществе таких цитат. Посмотрела на Анатолия- глаза смеются. Внутри что-то толкнуло. Может... нет, не буду об этом думать. Мне за это время истории с Соколовым хватило вполне.
Вечером на дискотеке Анатолий держался почему-то в стороне. Ну и ладно...

ОН
Сегодня опять нет погоды. Канатка стоит, снег идет, делать нечего. Целый день где-то шатались с Кузнечиком. Ходили в бассейн. Пили пиво. На сегодня еще сауну заказали в «деревяшке». Вечером.
Пришли играть в биллиард на 2-й этаж, в баре сидят Граф, Наташка, Шапка и молодые: ребята 4 человека. Первый раз приехали. Посидели, выпили слегка. Туда-сюда. Оттуда всем кагалом в сауну пошли. Кузнечик еще свою подругу прихватил. Марину. Ту самую, из за которой я пописать сходить долго не мог. По пути, в разговоре помянул о Гумелеве. Да нет, не о поэте, о сыне его - профессоре. Был знаете-ли такой ученый, известный. У девушки нашей в голосе интерес опять проскочил. От я какой умный. Могу, понимаешь, на дам впечатление произвести.
Марина в сауне не дого думая разделась при всех мужиках догола, только простынкой едва прикрылась. Прогрессивная девушка. Впечатляет. Героиня же наша скромненько так по шейку завернулась.
Паримся, пиво пьем, байки травим. Наташка ножку свою на стол положила, и черт знает почему, стал я ее ступню поглажиавать. Тихонечко так, пальчиками. Смотрю, глазки поволокой пошли. Ого! Спрашиваю,- «Хватит, или продолжить?». «А ты всегда такие вопросы задаешь?» - отвечает. «Всегда»,- говорю. «Напрасно».
Ладно, ладно, ты не очень. Сколько раз так было. Все как по маслу идет, а в конце вечера - «До свидания, мне домой пора.» Если вы пригласили даму на ужин и в финале слышате такой текст, то ужин можно считать благотворительным...
После бани дискотека...

ОНА
Открываю глаза в серый потолок и пытаюсь какое-то время понять где я. В окне идет снег крупными хлопьями. Заснеженные ели уходят куда-то вверх окна. Все, вспомнила я в Домбае. Стала еще вспоминать вчерашний день. Все таки перемена мест - великое дело. Все что было со мной в последние месяцы в Москве как-то отодвинулось. То что было внутри меня там, здесь вышло наружу. Теперь на все это можно посмотреть со стороны. И, вообще, жизнь прекрасна и удивительна, если тебя бросил муж это еще не означает конца света. У меня есть все: интересная работа, которая к тому-же еще и хорошо оплачиваеться, мои девочки, друзья... Тьфу, получаеться не очень. Все равно где-то в глубине засела тоска. Анатолий этот производит какое-то необычное впечатление, может клин-клином... Хм.
Весь день около меня Денисов вился, ухаживает, в бассейн приглашает. Все это льстит моему самолюбию, хотя сам Денисов, в принципе, никакой. В конце-концов он привел меня в какой-то буфет в гостиннице. Там еще сидели люди из его горнолыжной компании. Денисов принес шампанского, хотя я его и не очень люблю. Надо было спросить для начала. Вдруг вошли Анатолий с парнем со смешной фамилией «Кузнечик» и позвали всех в сауну. По пути зашел разговор о жизненном успехе или что-то вроде этого. Анатолий опять очень уместно вспомнил Гумилева с его теорией этногенеза. Вроде он такой же как все они, но в какие-то моменты просто, как другой человек. Потом его неторопливая речь, уверенный взгляд, как-то это все цепляет.
Я сидела в кресле, расслабленная после парилки, положив ногу на стол. Анатолий сидел напротив и вдруг взял в свои руки мою ступню и стал нежно водить по ней пальцами. Надо же так угадать. Приятное тепло пошло снизу вверх по расслабленому телу. Удивительно нежные пальцы. Вдруг он остановился и спросил надо ли продолжать. Кто-же такие вопросы задает. Сказал еще что, «мы нашли первую эрогенную зону». Странно, но это меня никак не задело.
Вечер этот, как и все другие, по традиции заканчивался в дискотеке...

ОН
После бани все набились в нашу с Кузнечиком «камеру». Дожидались начала дискотеки. Влетает Кузнечик, проводивший свою Марину. С порога, без паузы, начинает уговаривать Наташку, что бы взяла меня к себе на ночлег. Взывает к ее человеческим чувствам. Я мол, ему мешаю по ночам. Пообещал бутылку вина и апельсинов. Все это не переставая переодеваться и бриться, готовить себя к свиданию. Народ по койкам катаеться от хохота. Кузнечик-шоу. И, представьте, уговорил. Выдавил-таки из Наташки «да». Пока все как бы в шутку. Это я потом узнал, что они с Денисовым по этому поводу сцепились. Вина и апельсинов принес. По честному. Вино, то самое, пить начали еще в номере. Почему-то я задержался. Пришел на дискотеку последним. Натшка стоит слегка хмельная. Попросила апельсин почистить. Почистил, дольку отломил. Наташка рот открывает, чуть было не положил. Как резануло. Взял дольку наполовину в свой рот. Наклонился. Первый поцелуй имел вкус апельсина.
Танцевали, целовались. Денисов иногда отзывал Наташку в сторону. Говорил что-то долго. Между тем градус нарастал. Пьяненькой Наташке все это похоже нравится. Бой самцов за самку. «Не хочу нечего решать»,- говорит. «Хочу быть маленькой и беззащитной». Ну уж нет, драки не будет. От банальности ситуации стало скучно. Подхожу к Денисову. «Если очень надо, то я уйду». Сначала замялся, потом говорит - «Уходи». Незаметно ушел. На дискотеку 9 этажа к Кузнечику за ключем от номера. Лифта долго не было - пошел пешком. Вдруг мимо Наташка пулей наверх. Глянул вниз, там Денисов рукой махнул и ушел. Наташку я нашел этажем выше. Сидит на лестнице, в комочек сжалась. Готова, напилась.
Повел девчонку домой в поселок. По дороге упала в сугроб навзничь - «думаешь у тебя все уже получилось?». Тоска. Доведу до дверей и пойду обратно. Шагов через десять - «Если ты кому нибудь будешь потом говорить, что ты меня снял...». Не буду, не буду. Ох, женщины. Небо очистилось, Большая Медведица прямо над нами. Дошли до дверей...

ОНА
В ожидании дискотеки после сауны мы сидели в номере Кузнечика и Анатолия, свалив в кучу всю верхнюю одежду. Кузнечик где-то задержался и, вбежав в номер, стал уговаривать меня взять Анатолия к себе ночевать. Делал он это очень смешно. Бегал по комнате переодевея штаны, бреясь и поливая себя туалетной водой под оглушительный хохот собравшихся. Я как-то не ожидала такого поворота событий и не знала, как мне реагировать. На всякий случай сделала вид, что не понимаю, что он от меня хочет, но когда Кузнечик предложил проставить за это бутылку вина и апельсинов, я согласилась. Как-бы в шутку. Тем не менее, в глубине души я уже начала думать, что наверное так оно и будет. Анатолий как-то незаметно начал заполнять пространство внутри меня, хотя иногда мне казалось, что делать этого совсем не следует.
Кузнечик принес обещанный «выкуп» и все стали пить вино. Потом принесли еще, и, когда я добралась до дискотеки, то уже была навеселе. Сомнений стало меньше. Хотелось весилиться, хотелось танцев до упаду, хотелось ловить на себе внимательный взгляд Анатолия. Я ему нравлюсь. Это точно. Мы пришли в полутемный зал, где гремела музыка. Анатолий где-то задержался; я уже стала обращать внимания, рядом он или нет. Выпили еще вина, хмель сильнее ударил в голову. Пришел Анатолий и стал чистить апельсин. Я заявила, что хочу апельсина. Анатолий отломил дольку, взял ее наполовину в свой рот и наклонился ко мне. Это был наш первый поцелуй. Я глотала сок, раздавленный нашими губами и не хотела отрываться от этого поцелуя. Кажется тогда я почуствовала определенно, что хочу его. Мы танцевали и целовались, мы пили вино. Я пьянела все больше и больше от вина и близости Анатолия, от танцев и долгих поцелуев.
Меня стал приглашать на танцы Денисов. Он отзывал меня в сторону и что-то долго говорил о том что нельзя здесь так много пить, что я могу попасть в неприятную историю. Боже, что ему надо. Я пожаловалась Анатолию. А он сказал, что я должна что-то решить. Я не чего не хочу решать, я слабая женщина, отстаньте от меня со своими решениями. Я подняла голову и увидела, что Анатолия нет, а рядом сидит Денисов и опять что-то говорит. Резануло обидой, мне захотелось уйти. Я выскочила из дискотеки и побежала вверх по лестнице. Почему не знаю, кажется мне нужен был ключ от моей квартиры. Дальше помню очень плохо, меня куда-то вели, одевали куртку, какие-то люди, голоса....
Ощущения вернулись на улице. Мы идем с Анатолием в поселок. Я упала на спину в снег и посмотрела на усыпанное звездами небо. А почему, собственно, он решил, что все так просто и я заявила, что ничего у него не получиться. Его ответ был неожиданным. Сказал что доведет до дома, оставит меня там, а сам уйдет. Я поняла, что он так и сделает. Вспомнила наши танцы, поцелуи и сдалась. Попросила только, что бы не трепал; не хочу быть на следующий день обсуждаема всей этой компанией, хотя уже была уверена, что не растреплет.
Я уже почти протрезвела, когда мы подошли к дверям дома...

ОН
Немного постояли у дверей. В небо посмотрели. Момент должен быть романтичным. Слегка. Ничто так не способствует романтике, как осмотр звездного неба. Поверьте. Поднялись в квартиру, открыли дверь. Евроремонт по карачаевски. На кухне стояли две бутылки сухого. Поискал штопор. Нету. Взял вылку, ковыряю пробку. Наташка сидит в комнате на диване и про свой ремонт в московской квартире рассказывает. Приглашет в гости посмотреть на настоящий евроремонт. Что-ж ее заклинило-то, на евроремонтах. Сказал, что ероремонт меня не колышит, пусть лучше пригласит посмотреть как она живет. «Хорошо, приходи посмотреть как я живу», - тихо так. Пробка не поддавалась. Из комнаты - «Иди ко мне». Я пришел, сел рядом. Наташка забралась мне на колени и мы стали целоваться. Ее грудь аккуратно легла в мою ладонь. Она оторвалась на мгновение и посмотрела в упор. «Может ты теперь уйдешь?» Ее глаза блестели в полумраке комнаты. «Нет теперь я никуда не уйду». Я взял ее на руки и понес в спальню...

ОНА
Мы постояли у дверей и посмотрели на звездное небо. В горах звезд намного больше, чем в Москве и ты сам находишься ближе к звездам. Стало удивительно спокойно. Я стояла под звездами рядом с большим и надежным мужчиной и чуствовала себя маленькой и защищенной от всех невзгод.
Мы поднялись в квартиру. Она была недавно и жутко безвкусно отремонтирована. Я стала вспоминать свой дом, сколько сил и души я вложила, что бы он выглядел так, как мне хочется. Анатолий на кухне возился с бутылкой вина. Я пригласила его посмотреть в Москве на мой ремонт. Он высунул голову из кухни и сказал «Пригласи лучше посмотреть как ты живешь». Это была правда, причем тут ремонт.
Мне вдруг захотелось почуствовать тепло рук этого большого, увереного мужчины, прижаться к его груди. «Иди ко мне» - тихо позвола я. Он пришел и сел рядом. Я забралась к нему на колени, он обнял меня, его губы слились с моими, рука нежно ласкала грудь. Я хотела его и чуствовала, что он хотел меня. Уже через пробивающееся во мне возбуждение я спросила, не собирается ли он уходить.
«Нет теперь я никуда не уйду».
Он взял меня на руки и понес в спальню...

Андрей Демолинов.


Рецензии
Интересный подход к написанию, необычно,... понравилось, спасибо!

Аникамэй   14.03.2019 02:07     Заявить о нарушении
У литературоведов это называется "револьверная композиция". Но на момент написания я этого не знал.)) Спасибо за отзыв.

Андрей Демолинов   14.03.2019 02:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.