Мы едем к морю

Мы едем к морю. Мы мчимся по Пятой авеню. Я, Дэн, Ширик, Базель и Толстый Кварк мчимся на лимузине. Нас
пятеро, но вообще-то нас четверо, потому что я сижу за
рулем, а это не считается. Поэтому нас четверо, хотя на
самом деле нас пятеро. Но это все херня, потому что мы
мчимся к морю на лимузине и этого достаточно - к чему
забивать себе голову подсчетами; пусть это делает училка по математике! Вообще-то, это не лимузин, а
кадиллак-кабриолет, но нам нравится думать, что мы едем
на лимузине и нравиться мчаться на этом лимузине к морю.
Это здорово, клянусь!

Мы никогда не видели моря, поэтому и мчимся по Пятой авеню. Мы хотим увидеть море, а только Пятая авеню ведет прямо к нему. Еще мы хотим отыметь свою учительницу по математике - она старая стерва, она старше нас на тридцать лет и она учила нас математике, сука. Нам не нужна математика, поэтому мы хотим отыметь ту училку. Нам по тридцать лет, значит училке шестьдесят. Мы считаем, что это забавно - в тридцатник отыметь шестидесятилетнюю учительницу математики, у которой кружевное белье и чулки на подвязках. Вообще-то, нам по пятнадцать лет, а у училки, возможно, нет никакого кружевного белья и чулков на подвязках, но нам приятно думать, что нам по тридцатнику и что чулки эти есть. Только вот училке и вправду шестьдесят, хотя на самом деле никакая она не училка, она только замещала настоящую, у которой затянулись месячные. Ничего, мы отличные парни и мы можем отыметь кого угодно, даже ненастоящую училку математики без месячных и кружевного белья, клянусь!

Мы останавливаемся возле бензоколонки, потому что нам надо заправиться. Рядом с нашим лимузином появляется старый негр в бейсбольной кепке, повернутой козырьком назад. Это уродский негр и уродская кепка, мы сразу это поняли. Все отличные парни ловят такие вещи на лету, а мы отличные парни, честное слово! Он и пахнет, как должен пахнуть старый негр и выглядит так же, хотя на самом деле он совсем даже неплохо пахнет, он просто побрызгался
какой-то пахучей парфюмерной гадостью из дешевых. Мы спрашиваем негра, как проехать к морю и просим его заправить наш лимузин. Негр пучит на нас свои бесстыжие глаза, у него хитрая рожа. Он говорит, что здесь нет никакого моря, что Пятая авеню ведет в тупик, что там кирпичная стена и об этом знают все в округе, а у нас никакой не лимузин и даже не кабриолет, а просто кадиллак без крыши. Нет, это все-таки уродский негр, он все врет и пахнет очень паршиво, мы не зря сразу так подумали, что он старый уродский негр! Мы выхватываем пистолеты сорок пятого калибра и стреляем в эту глупую рожу, которая смеет
так нагло врать. Это здорово - дружно стрелять впятером!
Клянусь, это здорово! Правда, на самом деле стреляли мы вчетвером, потому что Толстый Кварк палил не из сорок пятого калибра, а из тридцать восьмого, а из тридцать
восьмого - не считается. Лживый негр падает, а мы едем
дальше. У нас прекрасное настроение, ведь мы только что
пристрелили старого уродского негра в уродской бейсболке
с уродским козырьком, который пах чем-то уродским и врал
отличным парням. На самом деле у нас нет пистолетов, в
этом долбаном штате их не продают даже таким отличным
ребятам, как мы, если им только по пятнадцать лет, даже
если на самом деле им по тридцать, а пятнадцать - только
по паспорту. Все равно мы рады, что замочили старого
уродского негра. Возможно, правда, что то был и не старый негр в бейсболке, а молодой белый парень в широкополой шляпе, но нам нравится думать, что мы пристрелили старого негра в бейсболке. Клянусь, нам нравится так думать и мчаться к морю!

С нами поравнялась машина с молодыми девчонками. Они машут нам руками, трясут здоровенными обвислыми грудями, предлагают сделать с ними то, что мы хотели сделать с
училкой математики, которая, на самом деле, вовсе не училка, а только ее замещала. Мы кричим, чтобы они
притормозили, но они не сбавляют скорости, они только
дразнятся! Это шикарные девчонки, ведь у них огромные
дряблые задницы и они ровесницы нашей училки! Мы не сердимся на таких шикарных девчонок, за то что они только дразнятся, потому что Дэн, Ширик, Базель и Толстый Кварк тут же начинают дружно дрочить на этих девчонок вчетвером. Моим дружкам здорово нравится дрочить на этих молодых девчонок, потому что те шикарные и дразнятся, а мы едем к морю. Вообще-то, они, конечно, не дрочат, просто так выглядит, будто они делают это, а на самом деле они просто трут свои набухшие письки, плотно обхватив их кулаками, и при этом им нравится думать, что они дрочат. Та занудливая
училка математики с подвязками тоже думала, глупая, будто мы дрочим на ее уроках, а все совсем не так - зачем нам это нужно, в тридцать лет заниматься такой ерундой! Хотя дрочить приятно и в шестьдесят, конечно... Так что, на самом деле мы просто трем писи. Мы трем их впятером, каждый свою, но я за рулем, а это не считается. Вскоре у лимузина изнутри заляпана вся крыша, честное слово! На самом деле у кабриолета нет никакой крыши, но нам нравится думать, что она есть и что мы запляпали ее втроем. Втроем - потому что я за рулем, а Ширик промахнулся и брызнул на лобовое стекло - а на лобовое не считается. Девчонкам тоже нравится, что мы дрочили на них и заляпали всю крышу, клянусь! Ну, то есть, они только так думают, что мы дрочили, конечно. Они визжат, машут нам руками, прибавляют скорости, и вскоре скрываются из виду. Мы не догоняем, хотя нам хочется отыметь их еще хотя бы по разику. Нам нужно держать крейсерскую скорость, потому что только на ней полагается подъезжать к морю, а еще у нас может не хватить бензина. Ведь тот старый негр так и не успел нам его залить, он сразу принялся заливать про море и про Пятое авеню, урод… К тому же, любая другая скорость не считается, а жаль. Клянусь, нам очень жаль...

Мы едем к морю. Мы мчимся по Пятой авеню. Нам приятно
мчаться к морю, которого мы никогда не видели!

Мы доезжаем до тупика, останавливаемся и смотрим на
кирпичную стену. Мы вспоминаем старого уродского негра и
понимаем, что совсем не зря его пришили. Он отвратительно пах какой-то гадостью и врал нам про Пятую авеню, он врал нам про тупик и что здесь нет никакого моря.

Мы вылезаем из лимузина и смотрим на кирпичную стену.

Мы видим море.

Оно красивое, это море. Оно красивое, клянусь...

Автор А.К.


Рецензии
Восторженному комментатору Тихону Хренову с соратниками.
Так понял, что Вы ужасно хотели бы набухавшись наркоты пристрелить негра (виртуально), заняться групповым онанизмом (реально), мечтать изнасиловать старуху-учительницу и пребывать в дремучем невежестве. Одним словом, ребята хоть куда. А по моему – подонки. Енокусовец.

Енокусовец   22.12.2002 22:25     Заявить о нарушении
Это ж все понарошку... Провокативная такая штучка. Советую почитать маркиза де Сада и пересмотреть фильмы Тарантино. Это как бы философия свободы: у всех на уме грязные мыслишки, у одного такие , у другого - сякие. Почему бы не поделиться и не научиться при этом терпимости? Или Вас никогда не одолевали грязные фантазии? Ну признайтесь - одолевали ведь... Ну... Давайте-давайте, выкладывайте, тут все свои... Неужели никогда не хотелось пристрелить негра не бензоколонке? По-моему - очень стильно. И трахнуть учительницу - расхожая мечта всех подростков. А что раз старая, так уже и трахнуть нельзя? Это несправедиво, ИМХО и обидно для учительниц. Я помню, у нас в школе была преподаватель с такой ж... Я аж дрожал при разных мыслях на эту тему. А Вы сразу - подонки, подонки... Не верю, что Вы такой правильный, скорее ханжа, да? Угадал? Ханжа ведь... Как не стыдно...

Кондратий Дегтярев   25.12.2002 18:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.