Африканская луна

Нефертити

Кто не знает египетскую царицу Нефертити!
Растиражированная популярными журналами 60-х годов, одно время она была для граждан Советского Союза чем-то вроде эталона женской красоты.
Действительно, есть в этой женщине неизвестной мне национальности совершенство черт, которое трудно сопоставить с кем-то иным или просто забыть.
До наших дней дошли два небольших но очень качественных портрета Нефертити. Пожалуй, это самые древние из доступных нам изображений подлинной женской красоты.
Один – полностью законченный, в головном уборе и, кажется, даже раскрашенный по древней египетской манере -  хранится  в Берлинском музее Пергамон. Не помню уж, кто его туда вывез. То ли немцы, ведшие раскопки пирамид, то ли те же немцы – бывшие к тому времени  уже не просто немцами, а гитлеровцами – в ходе своей североафриканской кампании.
(Хотя в последнем я сомневаюсь. Вряд ли фельдмаршалу Роммелю было дело до египетских древностей: сначала он успешно громил англичан под Эль-Аламейном (а танковая война в пустыне, где нечего даже долить в закипевший радиатор двигателя, сама по себе нелегкое занятие), потом отбивался от них под Тобруком, а потом и сам умер, сраженный, кажется, какой-то болезнью.)
Второй хранится в Каирском музее. Он не закончен. Недовершенным  оставлено лицо и нет головного убора, отчего профиль царицы кажется иным. Возможно, это был предварительный вариант для другой скульптуры. А может быть,  его просто бросили на полпути по причине, которая будет ясна ниже.
Я видел оба изображения Нефертити. Первое в 83 году в Германии, второе нынче в Каире. В настоящем виде портреты Нефертити оказывают еще более сильное воздействие, чем их фотографии (хотя с древностями часто случается как раз наоборот).
А если еще вспомнить судьбу этой несчастной женщины, жены фараона Эхнатона? Того самого сановного урода, при котором обожествление власти дошло в Египте до недостижимых высот абсурда. Фараон олицетворял собою сразу все ипостаси: и непоколебимую царскую власть, и несравненное плодородие нильской земли. Поэтому на своей многометровой статуе Эхнатон  выглядит как натуральный трансвестит: выше пояса это бородатый мужчина, скрестивший на груди символы власти. А ниже – широкие бедра, огромный живот и гладкое женское лоно без всяких намеков на мужские признаки. Слияние совершенно отвратительное, но закономерно вытекающее из совмещения несовместимых качеств. Может быть, в насмешку, у Эхнатона с Нефертити было множество дочерей и ни одного сына. Тогда гермафродитический владыка, боясь гибели династии и надеясь на подарок судьбы, женился вторично на одной из своих дочерей. Не знаю, что у них там получилось, но оскорбленная Нефертити удалилась и никто ничего не знал о ее дальнейшей судьбе.
Во всяком случае, эта скромная и не прославившаяся ничем особенным, кроме двух портретов, женщина вызывает у меня интерес больший, чем скандально известная Клеопатра, последняя египетская царица.
Отправляясь в Египет, я намеревался привезти в качестве сувенира скульптурное изображение Нефертити. Я не сомневался, что найти такое не составит труда. И, конечно, нашел множество изображений царицы в разных сувенирных лавках. Но каких… Цветные, - то ли штампованная пластмасса, то ли раскрашенный гипс - напоминали русскую девку из дешевого борделя XVIII века: в нелепом красном кокошнике и с намазанными свеклой щеками.  А каменные бюсты, где фактура и однотонность материала позволили бы точно передать тонкий профиль царицы… Боже, что это были за бюсты! С перекошенными глазами разной длины, с носами крючковатыми, курносыми, картофелеобразными, с чертами лица негритянскими и черт знает еще какими… В отчаянии я ходил из лавки в лавку, но быстро  понял бессмысленность моих поисков.
Помню, мы шли по  вечерней Хургаде, и остановились перед освещенной витриной лавки, где перед стеклом, прямо на тротуаре было выставлено штук 20 или 40 маленьких черных бюстов Нефертити. Эти были практически одинаковы и напоминали продавщицу винного отдела советских времен, проработавшую на должности не менее 15 лет.
- Что это…- в ужасе сказала жена.
- Это – царица Нефертити, – гордо и по-русски ответил продавец.
- Нет, это не она, - с отчаянием возразил я. – Я видел настоящую Нефертити в Германии – она другая!!!
- А я, египтянин, ее никогда не видел, - грустно признался продавец.
И я прекратил поиски исчезнувшей царицы.
Неудачная попытка найти настоящую Нефертити побудила меня по-иному взглянуть на все качество сувенирной продукции. И увидеть всеобщую ее грубость, недоделанность, несовершенство черт. Не только человеческих, но даже кошачьих.
И тогда я еще раз подумал о чужом прошлом. Возрождаемом изо всех сил современными египтянами – то есть, по сути дела, арабами. Ислам (приняв эстафету от иудаизма, на что не пошло даже мрачное христианство) много веков запрещал правоверным соревноваться с богом, изображая что-либо кроме бессмысленных орнаментов. Вот и получилось, что среди арабов, вероятно, на генетическом уровне отсутствуют художники. Поскольку нет и не могло быть традиций. Сейчас начинает что-то зарождаться – но сколько должно пройти лет и поколений, чтоб нация, жившая под запретом изобразительного искусства, дала настоящих художников в количестве достаточном для массовой продукции.
То, что было прежде, осталось делом рук древних египтян. А они давно вымерли.
   
«Копт» - египетское понятие

До сих пор, описывая египтян, я говорил исключительно о египетских арабах. То есть египтянах-мусульманах, имеющих, несомненно, пришлое происхождение по отношению к этой земле.
Между тем, в Египте есть еще несколько народностей, совершенно отличных от арабов.
Есть бедуины – они кочуют на верблюдах по голым пространствам пустынь. Чистят зубы два раза в жизни и моются один раз в год. Знакомиться с ними поближе мне почему-то не захотелось.
Есть нубийцы. К югу от Египта существовала когда-то древняя страна Нубия, поставлявшая фараонам особо ценных рабов. Они были огромного роста и страшно выносливы. Сейчас, как говорят, нубийская народность растворилась в общей массе египтян, и отличить их можно по более темной коже; вероятно, они-таки были ближе к неграм, чем к азиатам. Ни одного нубийца мне никто не показал. Они наверняка были , да я не умел различить.
И еще несколько процентов населения Египта составляют копты – египетские христиане. Они утверждают, что даже само слово «Египет» возникло как видоизмененное «копт».
Копты – это уже почти наши люди. Похожи  они скорее на израильских евреев, и в них совершенно отсутствует та арабская изворотливая хитрость, от которой некуда спрятаться среди основной части египетского населения. Копты исповедуют католическую веру. Правда, крест у них очень своеобразный, пространственный, словно склеенный из двух обычных  католических, повернутых на прямой угол. Есть, говорят, и совсем уж наши православные копты: в Египте существует вторая (после Эфиопской) православная церковь Африки.
Коптов действительно мало и встречался я с ними редко. Фактически единственным христианином-мужчиной, с кем мне довелось иметь дело, был доктор – поистине замечательный человек, рассказ о котором еще впереди.
А вот коптских женщин я видел немало.
Женщины вообще заслуживают особой главы.

Египтянки

Коптские женщины (как-то странно звучит  «коптянки» из-за ассоциации с копченой рыбой) ничего особо интересного из себя не представляют. В том смысле, что это самые обычные женщины – не поражающие ни красотой ни безобразием, черноглазые, кудрявые, черноволосые, порывистые, напоминающие евреек или молдаванок. В меру болтливые, носящие человеческую европейскую одежду и одевающие на пляже купальные костюмы.
 (Менеджер по обслуживанию в номерах, которую я упоминал в одной из предыдущих глав, была, судя по всему именно коптянкой. Неистовая, как Юдифь, потрясая смоляными кудрями и сверкая глазищами, всякий день разносила она в пух и в прах, стирала в порошок и развеивала по ветру маленьких заморышей-уборщиков. И, в общем-то, за дело.)
В общем, женщины как женщины.
Иное дело – египтянки исламского вероисповедания.
Единственное, что объединяет их с нормальными женщинами – природная женская болтливость: часами – именно часами – трещали они на пляже в свои (вероятно, дешевые для более-менее обеспеченных египтян) сотовые телефоны.
Эти, по шариату, ходят везде и всегда в длинной одежде. Да еще так обматывают платком голову, что открытым остается только лицо.
 (Подчеркиваю, что речь веду именно о египтянках; видел я и женщин из Саудовской Аравии – те вообще забронированы наглухо и смотрят на мир сквозь две узких щели чадры.)
Продавщицы – в Каире их достаточно в крупных магазинах - носят обычно что-то светлое, желтоватое или зеленоватое.
А вот те, что отдыхали на пляже, были сплошь во всем черном, словно итальянки, находящиеся в пожизненном трауре по кому-нибудь из многочисленных родственников. Представляли собою огромные черные туши, бесформенные и расплывшиеся. Из туго намотанных черных же платков смотрели на мир ужасные, толстые, одутловатые лица без искорки жизни в глазах.
При одном взгляде на любую их этих женщин всплывала финальная фраза из хрестоматийного анекдота Советских времен о мужике, собиравшегося за границей посмотреть стриптиз:

Прав был наш парторг: отвратительное это зрелище.

Купались они – как в бассейне, так и в море – тоже не снимая своих черных одежд.
Зрелище еще более отвратительное.

   
*******************************************
ВЫ ПРОЧИТАЛИ ТРЕЙЛЕР ДАННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ У АВТОРА –

обращайтесь по адресу victor_ulin@mail.ru

*********************
АННОТАЦИЯ

Египет, гордящийся  единственным сохранившимся из 7 Чудес света, всегда поражал воображение любого неравнодушного человека. Документально-публицистическая повесть, рассказывающая о поездке автора в страну древних фараонов, позволяет окунуться в ауру тех мест, ощутить жаркое дыхание пустыни, увидеть волны Красного моря… И выйти из текста с иллюзией собственного путешествия туда, где песок не успевает остыть в тени пирамид.

******************************************


    
                2002 г.
 
© Виктор Улин 2002 г. 
© Виктор Улин 2007 г. - фотография.
© Виктор Улин 2019 г. – дизайн обложки.


ISBN 978-5-532-07426-2
190 стр.


5 ч. 17 мин.


Рецензии
Добрый день, Виктор! После прочтения вашей неплохой статьи "О функции литературы" решила познакомиться с вашим творчеством. Но - не повезло! К сожалению, уже в начале этого очерка о Египте "нарвалась" на фразу, которая, ...как бы сказать помягче, совершенно отбила охоту читать дальше. Вот эта фраза:" И тогда я понял, что такое современная Россия.Гитлер был не прав. Россия – не колосс на глиняных ногах. И вообще никакой не колосс. Россия – просто старая проститутка, сделавшая подтяжку лица в дешевом уличном салоне"...
Последнее предложение в этом абзаце - вы уж извините за прямоту - звучит не просто странно, но и оскорбительно. Поскольку я к России отношусь совсем ПО-ДРУГОМУ: КАК К МАТЕРИ. И ТАКОЕ слышать о ней - оскорбительно.

Элла Лякишева   31.03.2018 13:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Элла, за искренность слов!

Что выросло, то выросло: к своей нынешней среде обитания отношусь, мягко говоря, БЕЗ УВАЖЕНИЯ.

Не за что уважать; тем более что родился-то я в совсем другой стране.

Жаль, что не дочитали "Луну".
Там много фактов и мыслей из разряда тех, которые созвучны самым разным людям.

Виктор Улин   31.03.2018 13:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.