Путешествие по золотому кольцу День четвертый

Глава 5.
День четвертый – 27 июля 2002 года.

5.1. Углич.
Углич (Л.2, 20) основан  в 937 году посланцем великого князя киевского Яковом Плесковичем. Само название «Углич» произошло то ли от резкого поворота Волги в этом месте, то ли от угля, который здесь жгли, то ли от каких-то местных наречий. До 4 марта 1238 года Углич развивался довольно интенсивно. Но в этот день на реке Сить наши были побиты татарами. И победители оттянулись на Угличе по полной программе.
Город начал возрождаться только через 20 лет. Дальше опять пошло постепенное укрепление Углича. И так продолжалось до 15 мая 1591 года, когда набатный колокол известил жителей, что в северо-восточной части Кремля найден мертвым царевич Димитрий – последний отпрыск в роду Рюриковичей. Всех, кто был рядом с царевичем, пустили в расход. Нагих (Мария Нагая – мать мальчика) разослали в разные тюрьмы. Даже колокол наказали – сбросили с колокольни, на площади перед народом высекли плетьми, вырвали язык, оборвали ухо, а потом на триста лет выслали в Тобольск под именем «первоссыльный неодушевленный с Углича».
Довершили разгром города поляки в 1608 – 11 годах, потопившие Углич в крови. Они хотели окончательно ликвидировать следы преступления. Ведь по их версии убиенный был жив. Но к тому времени останки царевича уже были перевезены в Москву, а сам Димитрий провозглашен святым. От этих ударов судьбы Углич начал очухиваться только к концу века.
В 1735 году в городе появилась писчебумажная мануфактура купца Переславцева. В 19 веке развивались всевозможные ремесла. Город был крупным перевалочным пунктом. Славились угличские сыры, колбасы и окорока. В конце 19 века в год изготавливалось до 1 миллиона мешков. Кстати, о мешках. В путеводителе (Л.2) я обратил внимание на такие слова: «Угличане шили мешки, для муки и сыпучих товаров… Угличанки вязали чулки…» Для завершения строфы не хватает еще одной строчки. Например, «… и укладывали в мешкотару.»
В начале 20 века народ занялся отхожими промыслами. Тысячи угличан работали в Москве и Петербурге. Окончательно Углич превратился в глухомань, когда в 1912 году сгорела писчебумажная фабрика.
Нет, все-таки над этим городом витает какой-то рок. Медленно-медленно укрепляется, а потом в одночасье все рушится. Может быть, какие-то мелкие грехи угличан копятся-копятся, Бог терпит-терпит, а потом  раз – обрушивает на город свой гнев? Впрочем, что это я? Я ведь атеист.
Что же сейчас есть в Угличе интересного, и что мы посмотрели? Кремль. Хотя собственно стен уже давно нет, но храмы и палаты сохранились и отреставрированы. Мы посмотрели практически все в Кремле.
Спасо-Преображенский собор (1713). Одна из фресок  «Преображение» воспроизводит ватикановскую композицию Рафаэля. Грандиозный шестирядный иконостас. Великолепная акустика. В это время для туристов пел хор «Златоуст». Вообще, этим утром приплыло несколько пароходов с иностранными туристами. И все было забито толпами итальянцев и французов. В соборе, в помещении вокруг центрального зала устроена выставка древнерусского искусства – иконы. Все подробно рассказано, где, что изображено.
Просто так иконы мне смотреть неинтересно. Я вообще, считаю, что икона – это икона, предмет культа, а не живопись. Так же, как абстракционизм – не живопись. Картина – это законченное произведение искусства. Она должна говорить сама за себя. Для того чтобы она заинтересовала, тронула душу не нужно ничего о ней рассказывать. Должно быть понятно все из самого изображения. А вот из икон не понятно, надо знать, что и как. Так же, как хорошая музыка не нуждается в пояснениях. Писатель не должен в длинном предисловии рассказывать, о чем он написал книгу, а режиссер – что он хотел выразить поставленным спектаклем или фильмом. Конечно, такие пояснения интересны, они добавляют новые краски к тому впечатлению, которое на зрителя производят произведения искусства. Добавляют, а не формируют это впечатление! Это так – к слову.
Палаты угличских удельных князей – самая древняя  постройка в Кремле (15 век). Долгое время палаты были заброшены. Думали даже разобрать их на кирпичи. Только в начале 19 века на средства купца Кожевникова начался ремонт, пристроили высокое крыльцо. А в 1892 году здесь открылся один из первых в России музей древностей. Когда мы утром прошли туда, мы подумали, что здесь топят. Но оказалось – это просто очень толстые стены так накалились в течение жаркого лета. Зато зимой бывает очень трудно прогреть.
Рядом (в Угличском Кремле – все рядом) – церковь Димитрия на Крови. Воздвигнута в 1692 году на месте гибели восьмилетнего царевича. Внутри – росписи на библейские сюжеты и тот самый «репрессированный» колокол. У церкви – два больших кедра и тоже, как и у нас на даче, - с шишками. Этот год, видимо, урожайный для сибирских кедров в средней полосе России.
Приехали к плотине Угличской ГЭС. Проезд по ней закрыт. Дает ли плотина электрический ток, я не знаю. При ее строительстве был уничтожен Покровский монастырь. Вообще, Угличское водохранилище много чего затопило, но дало возможность большим судам проходить выше по Волге. А раньше приходилось перегружать с одной большой баржи на несколько мелких. То же самое, делалось в Рыбинске и, видимо, в Нижнем Новгороде до постройки соответствующих плотин.
И последнее, что мы посетили в Угличе – музей «Библиотека русской водки» (Л.21). Это первый муниципальный музей, открытый в 1998 году. Почему Углич? Оказывается, именно в Угличе с 1839 года будущий водочный король Петя Смирнов в 10 летнем возрасте работал половым в буфете при гостинице на Успенской площади у своего дяди Григория Алексеевича.
А вообще, русской водке (хлебному вину) уже 500 лет. Создавалась как чудодейственное лекарство. Во второй половине 19 века Менделеев определил идеальные (?) пропорции спирта и воды, и в 1894 году этот состав был запатентован правительством как «водка Московская особенная». А в 1982 году решением Международного арбитражного суда за СССР были закреплены приоритет создания водки (поляки еще претендовали) и исключительное право на ее рекламу. «Только водка из России – настоящая русская водка». Хоть это-то успели отбить! В музее представлена старинная технология, самогонные аппараты и, вообще, все, что относится к водке. Продукция заводов, имеющих 100-летнюю историю.
Unforgettable: молодая женщина-экскурсовод примерно на 7 месяце беременности рассказывает с упоением  о культуре питья русской водки!
В самом Угличе водку не делают. Поэтому купили в музейном магазине в подарок аксакалам (на работе) несколько маленьких бутылочек, сделанных в Кашине. Кстати, неподалеку – за Волгой, рядом с Калязиным.
Последнее впечатление от Углича. Если забыть о ночном буйстве в гостинице, то Углич – спокойный, даже сонный (может, не выспавшийся?) городок. И вот. Еду я по центральной площади. Впереди какая-то девушка медленно переходит улицу. Увидела меня, остановилась. Я проехал. Останавливает  милиционер. «Почему Вы не уступили дорогу пешеходу?» Я говорю: «Но ведь она же остановилась, и я бы остановился. И мы бы стояли…» - «Ладно, поезжайте». Это был единственный случай в поездке, когда нас остановил милиционер.
За недостатком времени не нашли и не посмотрели художественную галерею и дом, где жил одно время известный актер Михаил Чехов.

5.2. Калязин.
Итак, в 12-00 (959км) стартуем из Углича в Калязин. По дороге, вроде, ничего интересного не было.
13-00 (018). Калязин. Никакой литературы по Калязину у нас не было, и нет пока. Он не входит в Золотое кольцо. Поэтому приехали просто по атласу в северную часть города, к воде. Рядом с пляжем стоит церковь, а в ней – исторический музей. К сожалению, он был закрыт. Поэтому ограничились купанием и созерцанием знаменитой Калязинской колокольни и волжских просторов.
Колокольня от этого места стоит далековато. На фотографиях она получилась очень мелко, но все равно, впечатляет. Так вот, посередине моря торчит из воды колокольня. Как потом мне рассказали, вокруг этой колокольни был город. То есть в результате сооружения Угличской ГЭС две трети Калязина ушло под воду!
А город этот, вроде бы, был Меккой волжских судовладельцев. А теперь вот осталась одна достопримечательность – затопленная колокольня. То-то этот город не входит в туристическую обойму.
14-00 (018). До свидания, Калязин! Я думаю, мы еще вернемся. Поищем, что о тебе написано. Попытаемся представить, каким ты был. Сейчас здесь тоже красиво. Кстати, когда Носовы были здесь через месяц, то из-за густого дыма они даже колокольни не увидели. Пожары этим летом под Москвой – небывалые.

5.3. Домой.
Ну, что ж, едем домой. За рулем – жена. Дорога домой – это ее профиль. Это и хорошо, т.к. я – штурман, а дорога от Калязина до Сергиева Посада не прямая, как стрела. Наоборот, она имеет несколько хитрых развилок, и ничего не стоит проскочить нужный поворот.
В самом начале пути мы купили за 90 рублей трехлитровую банку черники. Народ выходит из леса и прямо у дороги торгует. По приезде домой я слопал стакана два (уж очень хотелось), и что потом было, я рассказывать не буду.
Через 50 км от Калязина в чистом поле стоит заправка ТНК. Залили 30 литров по 9,40. А ближе к Загорску купили 1,5 литра молока в какой-то деревне. Да еще после Сергиева заехали в Семхоз к автомалярам. Я уже говорил, что первую половину нашей поездки мы проделали с двумя левыми не крашеными дверями.

Итак, первая часть нашего путешествия по Золотому кольцу закончена. Пробег – 1082 км. Средний расход бензина 8 литров на 100 км. Так что, правильно написано в техдокументации по ВАЗ 2106: на шоссе расход – 7 – 8 литров/100 км. А в городе выходит иной раз и больше 10 литров.


Рецензии