Путешествие по золотому кольцу День седьмой

Глава 9.
День седьмой – 24 августа 2002 года.

9.1. Суздаль.

8-20. Старт от гостиницы «Заря». Первым на маршруте – Суздаль. Как ни странно, история этого небольшого города, расположенного в 40 км от Владимира, небогата историческими событиями. Странно это потому, что Суздаль – первая туристическая «Мекка», появившаяся на Золотом кольце России. Насколько я помню, еще в конце 70-х  - начале 80-х годов (может быть, к Олимпиаде?) в Суздале был построен туристический комплекс. Храмы и монастыри привели в порядок, и была проведена рекламная кампания. Мне кажется, что именно в то время и родился термин «Золотое кольцо». Так что Суздаль положил начало этому кольцу.
Впервые город упоминается в летописи в 1024 году, когда на подавление восстания смердов прибыл из Киева с войском сам Ярослав Мудрый (Л.2, 28, 29). А крупное поселение здесь возникло, видимо, еще в 9 веке. В 1096 году во время княжеской междоусобицы Суздаль был сожжен, а в 1107 году полчища волжских болгар разграбили окрестности, но город устоял. Пик могущества Суздаля, как столицы северо-восточной Руси, приходится на правление Юрия Долгорукого, которому больше нравилось здесь, а не в Ростове.
Однако, уже сын Юрия, Андрей Боголюбский перенес столицу во Владимир, и суздальцы «проявили» себя только убийством этого князя, за что потом жестоко поплатились. При татаро-монголах, а позже в смутное время Суздаль многократно грабили и разрушали. И к 16 веку его многочисленные монастыри стали местом ссылки инакомыслящих. В 18 – 19 веках Суздаль был центром религиозного просвещения. При Советской власти окончательно захирел. Еще в начале 60-х годов, когда мы с дядей Борей Малининым и двоюродным братом Юркой ездили в эти края на велосипедах, Суздаль представлял убогое зрелище.
Возрождение началось, как я сказал, в районе 1980 года. Сыграло роль еще то, что примерно в это же время в Суздаль повадились кинематографисты – снимать «древнюю натуру». В 1983 году Суздаль получил даже специальную награду от Союза журналистов, пишущих о туризме (Л.28). Так или иначе, но теперь Суздаль – классный туристический центр. Все чисто, отреставрировано или реставрируется. Дороги  прекрасные. Полно сувениров. Говорят, что есть отличная гостиница (боюсь рекомендовать после угличского «прокола»).
Доехали мы до Суздаля за 35 минут (61 км на спидометре). Поскольку музеи в Кремле открывались в 10 часов, то сначала мы пошли в музей деревянного зодчества. Его начали собирать по деревням Владимирской области еще в 60-х годах.
Я не знаю, разрушали ли в 30-х годах деревянные сельские храмы? Может быть, и не разрушали. Возможно, поэтому и занялись сохранением памятников старины именно с деревянных церквей. Припоминаю, что в 60-х годах, действительно, пошла мода на такие музеи деревянного зодчества. Тогда впервые «прогремели» Кижи и Валаам.
Преображенская церковь (1756 г.), привезенная из села Козлятьево, на самом деле, очень интересна. И снаружи, и внутри. Ажурная резьба, будь то узорчатые наличники вокруг окон или резной иконостас, всегда вызывают любопытство и уважение к труду народных умельцев. Еще в Суздальском музее есть два старинных дома: изба крестьянина-середняка и зажиточной семьи (раньше сказали бы – кулака), ветряная мельница, амбар, ступальный колодец (это такой огромный ворот, приводившийся в движение ходьбой – как белка в колесе). Судя по территории, сюда можно было бы поставить еще столько же «экспонатов». Немного пустовато, и экскурсоводы не так радушны как во Владимире. Может быть, это из-за того, что сюда уже давно толпами ходят иностранные туристы? Для иностранцев это не история, а экзотика.
Между музеем деревянного зодчества и Кремлем протекает речка Каменка – не очень широкая. Удивительно, как по ней когда-то плавали древние русские ладьи. То ли река была полноводнее, то ли ладьи - маленькие. А еще по дороге встретился очень симпатичный козленок, и жена, в преддверии года Козы, сфотографировалась с ним.
Кремль, как таковой, не сохранился – бревенчатые стены с башнями многократно разрушались и восстанавливались. Окончательно погибли в пожаре в 18 веке. Но часть земляных валов и рвов сохранилась, и видно, что перед тобой не просто несколько церквей и домов, а это – Кремль!
К сожалению, самый роскошный Рождественский собор, построенный в 1225 году в строгом стиле того времени, был закрыт на реставрацию. Все-таки, возраст солидный. Отдельные выдающиеся вещи, например, «златые ворота» помещены в анфиладе архиерейских покоев. Здесь же есть икона Владимирской Богоматери, приписываемая Андрею Рублеву. Кроме того, мы купили видеофильм и, таким образом, как бы посмотрели собор изнутри.
В архиерейских палатах, законченных постройкой в начале 18 века при митрополите Илларионе, есть грандиозная Крестовая палата площадью 300 квадратных метров и сводом без опорных столбов. Сейчас облик этой палаты, предназначавшейся для торжественных приемов, восстановлен по старинным описаниям: расписные изразцовые печи, громадный стол с красным сукном на паркетном полу, карты русских земель, портреты царей.
В суздальском Кремле есть еще одна «достопримечательность» - ресторан «Трапезная». В начале 70-х годов, во время поездки в Суздаль с тестем на 401-м  «Москвиче», мы поели жаркое в горшочке. И на обратной дороге нам всем было нехорошо. Правда, ели мы, помнится, не в «Трапезной». Сейчас было полдвенадцатого. Впереди была еще далекая дорога домой через Юрьев и Александров. И мы рискнули. Заказали одну порцию ухи из осетрины, грибной суп, мясо в горшочке (2 порции) и огурчики спецпосола. Все было очень вкусно и не слишком дорого (примерно 350 рублей). Так что теперь могу рекомендовать. Как написано в их рекламе, их рецептам – 300 лет.
Кстати, незадолго до нашей поездки, в августе, в Суздале был праздник огурца. Действительно, знаменитые нежинские огурчики родом из Владимирской области, город Вязники. На базарной площади, у бабок мы купили этих самых огурцов, правда, не соленых, а свежих. Огромная базарная площадь представляет особый интерес потому, что на ней снимались заключительные кадры «Женитьбы Бальзаминова». Это когда Вицин вприпрыжку пересекает ее по диагонали. Мы тоже на этой площади сфотографировались с флагом сайта Тимоти Далтона – все-таки, это как бы «советский Голливуд».
Да, купили еще бутылку медовухи. Кроме Суздаля, нигде ее не делают.
В Суздале есть еще три монастыря: Ризоположенский, Спасо-Ефимиев и Покровский. Первый мы проехали, поскольку времени было мало. Хотя по путеводителям он рекомендуется как наиболее интересный образец домонгольского периода (1207 год). Ну, проехали – и проехали.
В Спасо-Ефимиевом мы были в ту, 70-х годов, поездку. Собственно, в Суздале мы и были только в этом монастыре. Кремля еще тогда «не было». И поэтому мы и сейчас его посетили. Этот монастырь знаменит тем, что долгое время в его стенах была тюрьма для разных вольнодумцев. Так, например, здесь окончил свои дни декабрист Шаховской, сошедший в Сибири с ума. Здесь есть звонница, но она в этот день молчала. Побывали в Спасо-Преображенском соборе (1594 год). У входа в собор есть могила Дмитрия Пожарского. Собор, конечно, большой. Иконостас великолепный. Кстати, внутри пел тот же хор духовной музыки, что и в Угличе. А еще мы свернули налево от входа и попали на выставку лоскутного творчества. Такие картины народ делает – с ума сойти! У нас есть знакомая фанатка Далтона из Бостона. Она 4 года делала одеяло лоскутное (у них это называется «килт») с фрагментами из фильмов. Ну, ей, конечно, очень далеко до владимирских мастериц. Жаль только, что по этой выставке не было никакого буклета – только фотографии.
Выйдя из монастыря, мы обнаружили, что заботливые суздальские подростки вымыли нашу машину, хотя мы их об этом не просили. Пришлось отдать 100 рублей. В 13-00 (63 км) мы стартовали из Суздаля. На выезде слева от нас были видны корпуса туристического комплекса, площадка для игры в бейсбол с играющими в эту заокеанскую игру и стены и купола Покровского женского монастыря. Поскольку сам монастырь уже растаял в пелене пасмурного дня, я расскажу только историю одной его монахини (Л.2).
Великий князь Иван III не раз предпринимал попытки найти своему сыну-наследнику Василию III невесту из иностранных домов, но безуспешно. Тогда было решено женить княжича на русской. Были собраны и представлены ко двору 1500 девиц. Выбор Васи пал на Соломонию Сабурову, отец которой даже не был боярином. И в сентябре 1505 года Соломония Юрьевна стала великой княжной. Никакого политического влияния при дворе она не имела. Больше того, в течение длительного времени у нее не было детей. Поэтому встал вопрос о разводе. Была большая политическая борьба, но все-таки, их развели. Бедную Соломонию против ее воли постригли под именем Софья и поместили в Покровский монастырь. Так после этого в народе долго ходил слух, что она в монастыре родила сына, ставшего впоследствии атаманом разбойников Кудеяром.

9.2. Ополье.
Владимирская область разрезается Владимирским трактом практически на две равные части. Южная – это леса, Мещера (вернее, половина Мещеры, другая половина – в Рязанской области). Мещерский край мы чуть-чуть «задели» поездкой в Гусь-Хрустальный.
Теперь нам предстояло пересечь северную половину Владимирской области – Ополье (иначе – Залесский край). Конец августа. Поля кое-где перепаханы, и видно, что земля черная. Я сначала не поверил, подумал, что после дождя, но оказалось, что, действительно – чернозем. Нам не повезло с погодой. Весь день был пасмурным. Небо – сплошная бледно-серая пелена. Но, все равно, жена была в восторге. Она любит поля. Дремучие леса – не для нее.
С такими чувствами, без приключений мы в 14-10 (131 км) приехали в Юрьев-Польский – центр залесских черноземов. Как написано в путеводителе (Л.2, 30), Юрьев был основан в 1152 году Юрием Долгоруким. Так что в этом году ему, как и Переславлю, вроде бы, исполнилось 850 лет. В год основания был построен собор в честь Георгия Победоносца.
В 1230 году внук Юрия – Святослав Всеволодович велел разобрать церковь, поскольку она обветшала, и на этом месте воздвигли дивный храм. Стены его были в два раза выше тех, что есть сейчас. Шлемовидная глава (в то время все церкви делались с такими главами, а «луковички» пришли позже) опиралась на высокий строгий барабан. И все стены были сверху донизу покрыты каменной резьбой. Что это такое, - мы видели во Владимире на Дмитриевском соборе. Из внутреннего убранства до наших дней дошел «Святославов крест», пользовавшийся у верующих особым почитанием как чудотворный. В частности, первый царь из рода Романовых – Михаил – посещал ради него Юрьев-Польский. В середине 60-х годов 15 века своды и большая часть стен собора обрушились. И в 1471 году храм был «восстановлен», но почему-то не в первозданном виде, а в сильно урезанном. Были  утрачены многие украшения, и таким этот собор мы видим сейчас.
Князь Святослав за свои богоугодные деяния был после смерти канонизирован, как святой благоверный (свблгв). Кроме строительства Георгиевского собора он основал Михаило-Архангельский монастырь, участвовал в победном походе на болгар в 1220 году и  в исторической несчастной битве с татаро-монголами на реке Сить в 1238 году, причем в отличие от большинства полегших в этом сражении русских князей, Святослав с сыном Дмитрием уцелел. Говорят, Господь спас. Теперь рака с его мощами стоит в Свято-Покровском храме.
А еще из Юрьева родом преподобный Никон – любимый ученик и преемник Сергия Радонежского. С его благословения Андрей Рублев написал «Святую Троицу» и был в Лавре воздвигнут Троицкий собор. Всей этой истории мы, естественно, не знали. И оставив машину на главной площади, пошли в Кремль – Михаило-Архангельский монастырь, где сначала посетили выставку про князя Багратиона. У героя Бородинской битвы в этих краях было имение, и после ранения его привезли в Юрьев-Польский, где он и умер.
Потом пришлось немного подождать, пока найдутся ключи от колокольни. Оттуда  нам открылась панорама города. А еще женщина-кассир и экскурсовод (в одном лице) сводила нас в Георгиевский собор, открыв замок перед нами и закрыв, когда мы ушли. Толп туристов здесь не было, хотя город и достопримечательности находятся в полном порядке. Видимо, по случаю юбилея. Так что Юрьев-Польский – весьма симпатичный городок. Мы там пробыли около часа. «За кадром» остались Свято-Покровский и Никитский храмы. Господь с ними!

9.3. Мы едем, едем, едем.
15-05 (131 км). Следующим пунктом нашего маршрута и последним в этой части путешествия был Александров (Александровская слобода). В 13-35 (165 км) мы приехали в Кольчугино. В начале 70-х мы здесь ночевали. В Кольчугине очень живописное озеро, и, судя по названию, какой-то большой металлургический или механический завод. Наверное, что-то интересное есть и здесь. Но мы торопились, чтобы не опоздать к закрытию музеев Александрова.
За рулем была жена. И тут можно несколько слов сказать о нас как о водителях (о штурманских качествах я, помнится, говорил по дороге в Углич). С Ксенией Алексеевной хорошо ехать по гладкой пустой дороге, желательно без крутых поворотов. На узкой извилистой трассе она едет до первого тихохода, садится ему на хвост (причем, соблюдая приличную дистанцию) и ждет прямого участка длиной не меньше километра. Здесь, если нет встречных машин, она идет на обгон. При этом заранее выезжает на встречную полосу, потом разгоняется и, наконец, обгоняет. Я, конечно, при такой езде сильно ругаюсь, но она непреклонна.
Надо признать, что ДТП она избегала до сих пор (стучу по дереву). После такой трактовки ее езды, не трудно представить мой стиль вождения. Впрочем, я тоже по милости Божьей избегал ДТП (стучу еще много раз по голове).

9.4. Александров.
В Александров мы приехали в 16-15 (212 км) и пробыли там один час. Этого явно мало. Но мы решили: поскольку Александров от нашей дачи не так далеко (порядка 80 км), то сюда можно будет съездить потом еще в течение одного дня (туда и обратно). Поэтому я сейчас расскажу все, что узнал об Александровской слободе (Л.2, 31, 32), а не только то, что мы видели в этот раз.
Великая Александровская слобода упоминается впервые в 13 веке. В то время это были охотничьи угодья переславских, звенигородских, а с 1302 года – московских князей. Этакое «Завидово». В 15 веке Великая слобода разделилась на 2 части - старую и новую. Сейчас разговор о Новой – ныне город Александров. В начале 16 века это живописное место приглянулось Василию III, и за пять лет русские и итальянские мастера возвели роскошный дворец. Тогда же был построен величественный Троицкий собор. Полукруглые выступающие апсиды придают ему этакий пузатенький вид.
Мог ли предположить Василий, наезжая сюда для увеселений и отдыха, что сын его, Ваня, перенесет сюда на 17 лет (1565 – 82) столицу Русского государства, а Александровская слобода навеки обретет славу «кровопийственного града»? Приехав сюда в декабре 1564 года с семьей под видом паломничества, Иван Грозный составил и послал митрополиту Афанасию меморандум (грамоту) о государственном перевороте с черным списком «измен боярских и воеводских». Потопив в крови опричнины все инакомыслие, Иван IV стал фактически первым русским самодержцем. При нем Русь окончательно освободилась от  татаро-монгольского ига, но при нем же наш народ попал под еще большее угнетение, предвосхитив в будущем жестокое подавление народных бунтов, и террор, и продразверстку, и Сталина. И периоды «прослабления» (смутное время, перестройка с Горбачевым и Ельциным), сопровожавшиеся еще большими кровопролитиями и народными лишениями. Не знаю, как кому, а мне на всю жизнь врезались в память кадры из фильма «Иван Грозный»: растянувшаяся на многие версты делегация в Александровскую слободу к царю с прошением о возвращении в Москву. И сумасшедшая пляска опричников в царских палатах здесь же, в Александрове. Недаром фильм делался по заказу и под контролем «вождя народов». Сталин и Иван Грозный находятся в одном и том же месте «исторической спирали», но на разных «витках».
При Иване IV Александров сильно укрепился. Помимо того, что из походов на Новгород и Тверь царь привез роскошные тверские и васильевские врата для Троицкого собора, при нем были построены Распятская церковь-колокольня (на нее мы успели совершить восхождение в тот день, и вид отсюда великолепный), Покровская церковь с Трапезной палатой и государевым двором. В 1576 году был построен печатный двор, и известный печатник Андроник выпустил второе издание «Слободской псалтири». Здесь была книгописная мастерская, литейный двор, сюда съезжались лучшие певцы и музыканты. Столица – чего там говорить?
Покинул царь это место в 1582 году вместе с похоронной процессией убитого здесь ударом посоха в висок старшего сына Ивана. Сам Иван Грозный прожил после этого всего два года.
Кроме Троицкого собора и колокольни, мы успели побывать в государевом дворе и Успенской церкви. В палатах Ивана Грозного меня заинтересовали старинные часы. Долго допытывался у служительниц музея, в конце концов, понял, как они работали. Оказалось, что в древней Руси время отсчитывалось от  рассвета до заката и от заката до рассвета. Соответственно, наибольшее число часов было 17. Был специальный служитель, который  с рассветом и с закатом переводил стрелки в ноль. Таким образом, «12 часов дня» означало не полдень, а 12 часов от рассвета. Ночные «12 часов» могли быть (в зависимости от времени года) в полчетвертого и в полдевятого.
А с выставки «Сокровища трех веков» мне ничего не запомнилось. Подобные вещи мы уже видели в других музеях. Может быть, если бы Александров был первым  пунктом, а не последним, то впечатления были бы более яркими. Вроде бы, еще на территории Кремля есть выставки «Иван Грозный в живописи» и «Нравы нашей старины», но мы их не увидели.
Свято-Успенский женский монастырь ныне действует (возобновлен в 1991 году). История его организации и строительства заслуживает отдельного упоминания. После отъезда Ивана Грозного Александровская слобода приходит в запустение. В смутное время дворцовый ансамбль был сильно разрушен и разграблен. Только в 1651 году царь Алексей Михайлович издал указ об основании в слободе женского монастыря. Сделал он это по ходатайству пустынника Лукиана, который годом раньше «постриг у себя в пустыни двух вдовиц с именами Анисии и Феодоры». Восстановление зданий началось с церкви Успения пресвятой Богородицы, поэтому монастырь стал называться Успенским. Через 4 года преподобный Лукиан преставился, и строительством (духовно и физически) руководил далее преп. Корнилий, который так же, как его учитель был канонизирован впоследствии.
Брошюрка, выпущенная издательством «Глагол» (Л.32) так повествует о строительных работах: «Днем работали государевы мастера и прихожане, а ночью - сестры под руководством преп. Корнилия. Стар и млад, кроме самых немощных… Отец Корнилий учил чад своих и ремеслам различным, и премудрости духовной». При Корнилии воздвигли одноэтажный келейный корпус (в 19 веке надстроили второй этаж), постройки были окружены стенами с четырьмя угловыми башнями и парадными въездными воротами с надвратной церковью Федора Стратилата.
Петр I сослал в монастырь свою сестру, царевну Марфу. Более 10 лет на положении ссыльной в монастыре прожила дочь Петра – будущая царица Елизавета. В 1921 году обитель закрыли. Здесь были различные городские учреждения, а в кельях – обычная «жилплощадь». После войны, в 1946 году, Троицкий собор начал действовать, как приходской. После восстановления монастыря в 90-х годах одна из прихожанок, исцелившаяся от тяжелого недуга, вышила жемчугом, бисером и драгоценными камнями оклад иконы святого Пантелеймона для Успенского собора.
Из прославленных людей Александрова упомяну потомственного почетного гражданина Ивана Александровича Баранова (Л.2), владевшего бумагопрядильной, ткацкой и красильной фабриками. Он был коллекционером и после революции являлся сотрудником Исторического музея в Москве. И.С.Баранов входил в руководящие органы различных торгово-промышленных сообществ. В том числе, был в Совете Московского Купеческого банка, в котором трудился свыше 40 лет (с 1869 по 1911) мой дед (по матери) Константин Александрович Моняков. Заведовал он в бухгалтерии текущими счетами. Так что наверняка он был знаком с Барановым. Такая вот история.
А еще в Александрове есть два музея, до которых наши ноги пока не дошли: Художественный (коллекция произведений художников конца 19 – начала 20 веков с образцами декоративно-прикладного искусства) и музей Марины и Анастасии Цветаевых. Дом-музей, где семья А.Цветаевой снимала дачу (однако, далековато, по тем временам от Москвы) и где в 1916 – 17 годах гостила с семьей М.Цветаева.

Пока это все про Александров. До свиданья. Надеюсь, что мы еще увидимся. 17-35 (212 км). Едем домой, в Абрамцево. 18-45 (294 км) остановка в Хотьково для закупки продуктов. В 19-30 (300 км) прибыли на дачу. Конец седьмого дня путешествия.


Рецензии